«Томос для Укра­и­ны — это не толь­ко наш внутренний во­прос. Речь о спасении мирового православия»

Все­лен­ский пат­ри­арх Вар­фо­ло­мей за­явил, что Укра­и­на по­лу­чит ав­то­ке­фа­лию в бли­жай­шее вре­мя

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Оль­га БЕСПЕРСТОВА

Все­лен­ский Пат­ри­арх Вар­фо­ло­мей

за­явил, что Укра­и­на по­лу­чит ав­то­ке­фа­лию в бли­жай­шее вре­мя.

23 сен­тяб­ря гла­ва Кон­стан­ти­но­поль­ской пра­во­слав­ной церк­ви вы­сту­пил с ис­то­ри­че­ским за­яв­ле­ни­ем о том, что «ав­то­ке­фа­лия скоро бу­дет предо­став­ле­на Укра­ине». «По­то­му что это пра­виль­но», — объ­яс­нил пат­ри­арх Вар­фо­ло­мей ре­ше­ние, под­черк­нув, что не бо­ит­ся угроз Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви (РПЦ).

Рос­сия ока­зы­ва­ла ко­лос­саль­ное дав­ле­ние на Кон­стан­ти­но­поль из-за «украинского во­про­са». К сча­стью, по­пыт­ки ока­за­лись без­успеш­ны­ми. Про­цесс остановить уже невоз­мож­но. Но чем бли­же мы к его за­вер­ше­нию, тем боль­ше во­про­сов воз­ни­ка­ет о «жиз­ни по­сле то­мо­са».

Об этом «ФАКТЫ» по­го­во­ри­ли с ве­ду­щим на­уч­ным со­труд­ни­ком Ин­сти­ту­та фи­ло­со­фии На­ци­о­наль­ной ака­де­мии на­ук Укра­и­ны, док­то­ром фи­ло­соф­ских на­ук, из­вест­ным ре­ли­гио­ве­дом и пуб­ли­ци­стом Алек­сан­дром Са­га­ном.

«У Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та прин­цип: ес­ли не нам, то ни­ко­му»

— Алек­сандр На­за­ро­вич, из­вест­но, что томос уже на­пи­сан и, как го­во­рит­ся, об­суж­де­нию не подлежит, с чем не мо­гут сми­рить­ся в Москве. Бук­валь­но че­рез па­ру ча­сов по­сле ре­чи Вар­фо­ло­мея о том, что Укра­и­на в бли­жай­шем бу­ду­щем по­лу­чит ав­то­ке­фа­лию, СМИ со­об­щи­ли, что гла­ва Укра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та (УПЦ МП) мит­ро­по­лит Онуф­рий от­ка­зал­ся встре­чать­ся с при­е­хав­ши­ми в Ки­ев эк­зар­ха­ми Кон­стан­ти­но­по­ля ар­хи­епи­ско­пом Да­ни­и­лом Пам­фи­лий­ским из США и епи­ско­пом Ила­ри­о­ном Эд­мон­тон­ским из Ка­на­ды, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся под­го­тов­кой к предо­став­ле­нию ав­то­ке­фа­лии. Онуф­рий сло­во в сло­во по­вто­рил до­во­ды Бе­ло­ка­мен­ной, мол, те «дей­ству­ют ан­ти­ка­но­нич­но». Та­кие же ар­гу­мен­ты по­чти все свя­щен­ни­ки этой церк­ви вну­ша­ют и при­хо­жа­нам. Тем не ме­нее очень скоро при­хо­дам Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та при­дет­ся де­лать вы­бор — оста­вать­ся по­преж­не­му под юрис­дик­ци­ей Моск­вы или при­со­еди­нить­ся к но­вой, уже ка­но­ни­че­ской, церк­ви.

— По­нят­но, что в Москве очень нерв­ни­ча­ют, по­то­му что по-лю­бо­му бу­дет от­де­ле­ние или вы­ход зна­чи­тель­ной ча­сти гро­мад, да­же епар­хий из-под кры­ла Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та.

— Ка­кая часть вый­дет? — Со­глас­но по­след­ним сов­мест­ным соцо­про­сам цен­тра име­ни Ра­зум­ко­ва и фон­да «Де­мо­кра­ти­че­ские ини­ци­а­ти­вы», с Укра­ин­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та (УПЦ КП) се­бя иден­ти­фи­ци­ру­ют 43 про­цен­та пра­во­слав­ных ве­ру­ю­щих стра­ны (или 29 про­цен­тов жи­те­лей), око­ло тре­ти при­хо­жан УПЦ МП не под­дер­жи­ва­ют идею по­мест­ной церк­ви. Еще та­кое же ко­ли­че­ство в раз­ду­мьях, но у них нет ак­тив­но­го непри­я­тия этой идеи. Их мож­но и нуж­но убеж­дать. Ду­маю, что за ко­рот­кое вре­мя со­от­но­ше­ние из­ме­нит­ся, невзи­рая на по­зи­цию Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та.

— Про­ти­во­сто­я­ние бу­дет толь­ко уси­ли­вать­ся. Как да­ле­ко оно мо­жет зай­ти?

— Гла­ва от­де­ла внеш­них цер­ков­ных свя­зей МП мит­ро­по­лит Ила­ри­он (Ал­фе­ев) за­явил, что предо­став­ле­ние нам ав­то­ке­фа­лии «мо­жет при­ве­сти к кро­во­про­ли­тию». По­хо­же, что их ни­че­го не оста­но­вит. Фан­та­зия у них бо­га­тая. По­это­му преду­га­дать что-то очень слож­но.

Что ка­са­ет­ся пе­ре­хо­да ре­ли­ги­оз­ных об­щин из од­ной юрис­дик­ции в дру­гую, тут про­бле­ма вот ка­кая. У нас за­ко­но­да­тель­но не вы­ра­бо­тан ме­ха­низм, как опре­де­лить боль­шин­ство го­ло­сов при го­ло­со­ва­нии за пе­ре­ход. В за­ко­но­про­ек­те № 4128 это по­дроб­но рас­пи­са­но (пять­де­сят про­цен­тов плюс один го­лос; мы ведь так вы­би­ра­ем пре­зи­ден­та и на­род­ных де­пу­та­тов, по­че­му в дру­гих сфе­рах долж­но быть ина­че?), но он боль­ше двух лет ле­жит в Ра­де.

О том, к че­му непри­ня­тие за­ко­на мо­жет при­ве­сти, рас­ска­жу на крас­но­ре­чи­вом при­ме­ре. В 2005 го­ду 99 про­цен­тов об­щи­ны Свя­то-Воскре­сен­ско­го хра­ма в го­ро­де Остро­ге Рив­нен­ской об­ла­сти вы­сту­пи­ли за вы­ход из юрис­дик­ции Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та и пе­ре­ход в Ки­ев­ский. Но два че­ло­ве­ка не со­гла­си­лись с этим и по­да­ли в суд. Тяж­ба дли­лась пол­то­ра го­да, храм весь этот пе­ри­од не ра­бо­тал. Эти двое вы­иг­ра­ли де­ло. По­ни­ма­е­те?

— Нет.

— И я не по­ни­маю. Но та­ким бы­ло ре­ше­ние су­дей.

Еще один пре­це­дент до сих пор не ре­шен. В 2014 го­ду в се­ле Пти­чье Ду­бен­ско­го рай­о­на этой же об­ла­сти воз­ник кон­фликт из-за пе­ре­хо­да в Ки­ев­ский пат­ри­ар­хат. Точ­но так же несколь­ко че­ло­век за­бло­ки­ро­ва­ли ра­бо­ту хра­ма.

На­вер­ное, Мос­ков­ский пат­ри­ар­хат про­дол­жит дей­ство­вать по этой схе­ме. У них же прин­цип: ес­ли не нам, то ни­ко­му.

Так что пар­ла­мен­та­ри­ям на­до уско­рить при­ня­тие это­го за­ко­но­про­ек­та и за­ко­но­про­ек­та о смене на­зва­ния Укра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та, ведь, как вы­яс­ни­лось, Мос­ков­ский пат­ри­ар­хат сам не име­ет то­мо­са об ав­то­ке­фа­лии.

«На Си­но­де РПЦ по­ка вклю­чи­ли жел­тый свет»

— Но это, ско­рее, во­прос к Кон­стан­ти­но­по­лю.

— К нам то­же. Ес­ли в то­мо­се бу­дет на­пи­са­но «укра­ин­ская пра­во­слав­ная цер­ковь», то по­лу­чит­ся юри­ди­че­ский ка­зус: на тер­ри­то­рии Укра­и­ны две струк­ту­ры с оди­на­ко­вым юри­ди­че­ским на­зва­ни­ем. Кста­ти, в недав­нем вы­ступ­ле­нии пре­зи­дент По­ро­шен­ко то­же от­ме­тил эту осо­бен­ность. Это все­ля­ет на­деж­ду, что за­ко­но­про­ек­ты бу­дут про­го­ло­со­ва­ны.

Нас по­чти 30 лет об­ма­ны­ва­ли рас­ска­за­ми о том, что УПЦ МП лишь услов­но ка­но­нич­но при­вя­за­на к Все­лен­ско­му пра­во­сла­вию че­рез Мос­ков­ский пат­ри­ар­хат. Со­бы­тия по­след­них дней по­ка­зы­ва­ют: они пол­но­стью под­чи­ня­ют­ся Мос­ков­ско­му пат­ри­ар­ха­ту. Вы же ви­ди­те, что Москва вме­ши­ва­ет­ся да­же в то, ко­му из ре­ли­ги­оз­ных де­я­те­лей мож­но, на их взгляд, при­ез­жать на тер­ри­то­рию Укра­и­ны, а ко­му — нет. Вон как они рас­пе­ре­жи­ва­лись из-за ви­зи­та эк­зар­хов. Си­нод Мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та спеш­но со­брал­ся и ре­шил на­ло­жить пер­со­наль­ные санк­ции на Вар­фо­ло­мея и епи­ско­пов. Речь о невоз­мож­но­сти со­слу­же­ния, к то­му же мос­ков­ские епи­ско­пы те­перь не бу­дут в сво­их мо­лит­вах упо­ми­нать имя Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха, что де­ла­ли ве­ка­ми. При этом им раз­ре­ше­но со­слу­же­ние со свя­щен­ни­ка­ми Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та, по­сколь­ку тем не пред­пи­са­но упо­ми­на­ние Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха, а лишь пра­вя­ще­го епи­ско­па. Эта «кух­ня» немнож­ко слож­ная.

В об­щем, на Си­но­де по­ка вклю­чи­ли жел­тый свет. В за­ви­си­мо­сти от то­го, как си­ту­а­ция бу­дет раз­ви­вать­ся, он бу­дет или крас­ным (это пол­ный раз­рыв ев­ха­ри­сти­че­ско­го еди­не­ния меж­ду Кон­стан­ти­но­по­лем и Моск­вой) или зе­ле­ным. При этом из­вест­но, что их пыл немно­го охла­ди­ли из Крем­ля. Пресс-сек­ре­тарь Пу­ти­на Пес­ков за­явил, что «мы не за­ин­те­ре­со­ва­ны в раз­ры­ве от­но­ше­ний с Кон­стан­ти­но­по­лем». Это чет­кий сиг­нал пат­ри­ар­ху Ки­рил­лу (Гун­дя­е­ву) оста­вить воз­мож­ность ма­нев­ра.

— Он про­ва­лил за­да­ние не до­пу­стить ав­то­ке­фа­лии укра­ин­ской церк­ви. Ки­рилл мо­жет ли­шить­ся сво­е­го крес­ла?

— Нет. До­сроч­ное окон­ча­ние пол­но­мо­чий воз­мож­но лишь в од­ном слу­чае — ле­таль­ном. К сло­ву, у Ки­рил­ла уже бы­ло несколь­ко ин­фарк­тов.

В Мос­ков­ском пат­ри­ар­ха­те нет, как в рим­ской церк­ви, прак­ти­ки от­хо­да пон­ти­фи­ка от дел по ка­кой­то при­чине. Бы­ва­ло, в Рос­сии пат­ри­ар­хи из-за бо­лез­ни го­да­ми не ру­ко­во­ди­ли цер­ко­вью и не при­ни­ма­ли ре­ше­ний. Их обя­зан­но­сти вы­пол­нял неофи­ци­аль­ный ме­сто­блю­сти­тель. Кста­ти, в по­след­ние три го­да жиз­ни Пи­ме­на (пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си с 1971 по 1990 год. — Авт.) Рус­ской цер­ко­вью фак­ти­че­ски ру­ко­во­дил наш ны­неш­ний пат­ри­арх Фи­ла­рет (Де­ни­сен­ко).

— Опять воз­вра­ща­юсь к «жиз­ни по­сле то­мо­са». Кон­стан­ти­но­поль нам бу­дет по­мо­гать в со­зда­нии но­вой церк­ви? Или там ска­жут что-то ти­па «мы свое де­ло сде­ла­ли, даль­ше са­ми раз­би­рай­тесь»?

— На­вер­ное, они опре­де­лят ка­кие-то ба­зо­вые на­прав­ле­ния и ука­жут их в то­мо­се. Мы до сих пор не зна­ем, ка­кой бу­дет струк­ту­ра церк­ви, что это бу­дет — пат­ри­ар­хат или мит­ро­по­лия. На­де­ем­ся, что все-та­ки пат­ри­ар­хат, ведь у нас и ко­ли­че­ство при­хо­дов нема­лое, и по тра­ди­ции он дол­жен быть в Укра­ине. Но мы не мо­жем дик­то­вать это ре­ше­ние Кон­стан­ти­но­по­лю. Все­лен­ский пат­ри­ар­хат, на­при­мер, три­жды да­вал томос Бол­гар­ской пра­во­слав­ной церк­ви. В по­след­ний раз — по­сле ана­фе­мы всей (!) церк­ви из-за по­пы­ток от­де­лить­ся от Кон­стан­ти­но­по­ля, ко­то­рая про­дол­жа­лась 72 го­да. В 1945 го­ду ее сня­ли, за­тем бы­ла вос­ста­нов­ле­на мит­ро­по­лия, по­сле это­го они еще по­чти во­семь лет бо­ро­лись и все-та­ки до­би­лись вос­ста­нов­ле­ния ста­ту­са пат­ри­ар­хии.

По­это­му мы долж­ны озву­чи­вать свои ар­гу­мен­ты в поль­зу пат­ри­ар­хии. По неофи­ци­аль­ной ин­фор­ма­ции, вро­де бы все долж­но по­лу­чить­ся. Так ли это — про­чтем в то­мо­се.

«Се­год­ня мно­гие укра­ин­цы ожи­да­ют, что по­лу­чим томос — и за­жи­вем счаст­ли­во»

— В об­щем, ор­га­ни­за­ци­он­ных и про­чих мо­мен­тов неме­ре­но.

— «Жизнь по­сле то­мо­са» — это преж­де все­го пе­ре­осмыс­ле­ние ро­ли и ме­ста церк­ви в об­ще­стве. Се­год­ня мно­гие укра­ин­цы ожи­да­ют, что по­лу­чим томос — и за­жи­вем счаст­ли­во.

Но ведь ка­че­ствен­ное из­ме­не­ние церк­ви — это еже­днев­ный труд. Се­год­ня пра­во­сла­вие пе­ре­жи­ва­ет кри­зис. При­чем мирового мас­шта­ба. Это очень хо­ро­шо по­ни­ма­ет пат­ри­арх Вар­фо­ло­мей. Соб­ствен­но, его уси­лия как раз и на­прав­ле­ны на ре­ше­ние это­го кри­зи­са. По­это­му он в 2016 го­ду про­вел Все­пра­во­слав­ный со­бор, ко­то­рый со­сто­ял­ся на­пе­ре­кор по­зи­ции Моск­вы (ее пред­ста­ви­те­ли са­ми не при­е­ха­ли и под­го­во­ри­ли еще три де­ле­га­ции).

До се­го­дняш­не­го дня пра­во­сла­вие жи­вет по ка­но­нам, ко­то­рые не ме­ня­лись по­чти 12 сто­ле­тий. Томос для Укра­и­ны — это, убеж­ден, не толь­ко наш внутренний во­прос. Речь о спасении мирового православия. И это не высокие сло­ва. Об этом го­во­рят бо­го­сло­вы мно­гих пра­во­слав­ных церк­вей и ре­ли­гио­ве­ды. Пе­ред пра­во­сла­ви­ем ка­че­ствен­ный во­до­раз­дел. Что оно вы­бе­рет — ли­бе­раль­ный или кон­сер­ва­тив­ный путь. Москва умуд­ри­лась из­брать тре­тий — «ис­тин­но пра­во­слав­ный». Они сме­ют го­во­рить: «Са­мое пра­виль­ное пра­во­сла­вие — у нас».

— В Москве угро­жа­ют, что в слу­чае да­ро­ва­ния нам то­мо­са слу­чит­ся рас­кол мирового православия. Это мо­жет про­изой­ти?

— Нет.

— Да­же ес­ли Москва разо­рвет от­но­ше­ния с Кон­стан­ти­но­по­лем?

— А что она мо­жет разо­рвать? Ев­ха­ри­сти­че­ское еди­не­ние с дру­ги­ми пра­во­слав­ны­ми церк­ва­ми и стать сек­той, то есть пой­ти в рас­кол. Как ока­за­лось, ру­ко­вод­ство Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции это по­ни­ма­ет чуть луч­ше, чем епи­ско­пы и пат­ри­арх Ки­рилл.

На са­мом де­ле в во­про­се да­ро­ва­ния нам то­мо­са ни од­на из церк­вей по­зи­цию Рос­сии не под­дер­жа­ла. Да­же те, на ко­то­рые она де­ла­ла став­ку. Бол­гар­ский и Алек­сан­дрий­ский пат­ри­ар­ха­ты вы­сту­пи­ли с об­щим за­яв­ле­ни­ем, на­пи­сав ней­траль­ный текст. Но под­держ­ки Моск­вы, ко­то­рую та ожи­да­ла, в нем нет. Зна­е­те, в пра­во­слав­ном ми­ре пре­крас­но по­ни­ма­ют, что под­держ­ка Рос­сии — это путь в ни­ку­да.

Кон­стан­ти­но­поль все-та­ки ве­дет пра­во­сла­вие из сред­не­ве­ко­вья к осмыс­ле­нию со­вре­мен­но­го ми­ра. По­это­му про­сто смеш­но, что Москва ста­ра­ет­ся Кон­стан­ти­но­по­лю «при­шить» ересь па­пиз­ма. При­чем по­сле встре­чи в 2016 го­ду в Га­ване Ки­рил­ла с Рим­ским Па­пой и под­пи­са­ния сов­мест­ной де­кла­ра­ции. Да, Вар­фо­ло­мей встре­ча­ет­ся с Па­пой. И это нор­маль­но. Ведь ес­ли мы хри­сти­ане, то долж­ны от­ве­чать это­му вы­со­ко­му зва­нию, а не смот­реть друг на дру­га как вол­ки. А Москва тес­но со­труд­ни­ча­ет с Ри­мом и по­сле это­го об­ви­ня­ет дру­гих в гре­хах, ко­то­рые са­ма до­пус­ка­ет.

Ко­гда-то Ору­элл очень хо­ро­шо о та­ком на­пи­сал, ци­ти­рую: «Что та­кое двое­мыс­лие? Двое­мыс­лие — ду­ша пар­тии, по­сколь­ку пар­тия поль­зу­ет­ся умыш­лен­ным об­ма­ном, твер­до дер­жа курс к сво­ей це­ли. А это тре­бу­ет пол­ной чест­но­сти. Го­во­рить за­ве­до­мую ложь и од­но­вре­мен­но в нее ве­рить, за­быть лю­бой факт, став­ший неудоб­ным, и вы­тя­нуть его из за­бве­ния, ед­ва он по­на­до­бил­ся, от­ри­цать су­ще­ство­ва­ние объ­ек­тив­ной дей­стви­тель­но­сти и учи­ты­вать дей­стви­тель­ность, ко­то­рую от­ри­ца­ешь, — все это аб­со­лют­но необ­хо­ди­мо». По­ни­ма­е­те? То есть все от­ри­цать и в то же вре­мя ис­поль­зо­вать, об­ви­нять ко­го­то в том, что сам де­ла­ешь. Хо­ро­шо, что боль­шин­ство по­мест­ных пра­во­слав­ных церк­вей эту по­ли­ти­ку на­ко­нец-то по­ня­ли.

«Мо­ло­дые иерар­хи на­вер­ня­ка под­дер­жат по­мест­ную цер­ковь»

— Кто-то из ана­ли­ти­ков ска­зал, что в во­про­се об ав­то­ке­фа­лии нет еди­но­душ­но­го мне­ния сре­ди епи­ско­па­та и ду­хо­вен­ства укра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви. Как же так?

— К со­жа­ле­нию, по­ка дей­стви­тель­но нет об­ще­го по­ни­ма­ния, как бу­дет раз­ви­вать­ся по­мест­ная цер­ковь по­сле то­мо­са, — от­ве­ча­ет Алек­сандр Са­ган. — По­то­му что су­ще­ству­ют еще и лич­ност­ные от­но­ше­ния. На­при­мер, в Укра­ин­ской ав­то­ке­фаль­ной пра­во­слав­ной церк­ви есть несколь­ко епи­ско­пов, ко­то­рые ушли из Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та из­за пер­со­наль­но­го кон­флик­та с его ру­ко­вод­ством. В УПЦ МП есть епи­ско­пы, ак­тив­но и дол­го ра­бо­тав­шие про­тив идеи укра­ин­ской по­мест­ной церк­ви. Что­бы пол­но­стью из­ме­нить взгля­ды, им нуж­но иметь му­же­ство пат­ри­ар­ха Фи­ла­ре­та. Он в свое вре­мя был эк­зар­хом Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии в Укра­ине, то­же рез­ко вы­сту­пал про­тив ав­то­ке­фа­лии, но на­шел в се­бе си­лы все пе­ре­осмыс­лить и встать на но­вые по­зи­ции. Фи­ла­рет про­шел че­рез дли­тель­ный пе­ри­од де­струк­ции, разо­ча­ро­ва­ния, от­ка­за от него со­рат­ни­ков и так да­лее. Не каж­дый че­ло­век на та­кое ре­шит­ся.

Так что мно­гие епи­ско­пы УПЦ МП оста­нут­ся на ста­рых по­зи­ци­ях. Ми­ро­воз­зре­ние в по­жи­лом воз­расте из­ме­нить чрез­вы­чай­но тя­же­ло.

А вот мо­ло­дые иерар­хи на­вер­ня­ка под­дер­жат по­мест­ную цер­ковь. Они вос­пи­ты­ва­лись в неза­ви­си­мой Укра­ине и под­со­зна­тель­но ожи­да­ли это­го. Во вре­ме­на мит­ро­по­лит­ства Вла­ди­ми­ра (пред­сто­я­тель УПЦ МП с ти­ту­лом Бла­жен­ней­ший, мит­ро­по­лит Ки­ев­ский и всея Укра­и­ны с 1992 по 2014 год. — Авт.) идея ав­то­ке­фа­лии очень под­дер­жи­ва­лась не­глас­но. Я про­чел сбор­ник его вос­по­ми­на­ний, там он ино­гда пря­мым тек­стом го­во­рил, что ав­то­ке­фа­лия Укра­ине нуж­на, про­сто еще не вре­мя, так как нет со­от­вет­ству­ю­ще­го об­ще­ствен­но­го мне­ния. На­до бы­ло сфор­ми­ро­вать по­ни­ма­ние, что та­кое по­мест­ная цер­ковь, для че­го она нуж­на. И эта ра­бо­та по­ти­хонь­ку шла. Но при ны­неш­нем пред­сто­я­те­ле Онуф­рии идет от­кат на­зад. На его со­зна­нии и ми­ро­по­ни­ма­нии от­ра­зи­лось то, что он обу­чал­ся и 18 лет жил в Тро­иц­ко-Сер­ги­е­вой лав­ре. Ду­маю, что он бу­дет и даль­ше сто­ять на про­мос­ков­ских по­зи­ци­ях.

Впро­чем, мы ведь и не го­во­рим, что зав­тра или по­сле­зав­тра сто про­цен­тов при­хо­дов УПЦ МП пе­рей­дут в по­мест­ную цер­ковь. Это­го не бу­дет ни­ко­гда, я вам ска­жу. В си­лу то­го, что в Укра­ине жи­вут несколь­ко миллионов эт­ни­че­ских рос­си­ян. Мно­гие не пе­рей­дут из-за язы­ка бо­го­слу­же­ния. Эт­но­кон­фес­си­он­ный син­кре­тизм — это иной ме­ха­низм пси­хо­ло­ги­че­ской при­вяз­ки.

По мо­е­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, по­мест­ная цер­ковь, ко­то­рая бу­дет фор­ми­ро­вать­ся, долж­на стать ка­че­ствен­но дру­гой: от­кры­той об­ще­ству и ми­ру. Она долж­на стать со­вре­мен­ной. Взять хо­тя бы эти за­ма­ты­ва­ния в плат­ки при по­се­ще­нии хра­ма. Та­кое ведь ни­ко­гда не бы­ло ха­рак­тер­но для Укра­и­ны.

То есть фор­ма долж­на усту­пить су­ти, а цер­ковь — вы­пол­нять роль про­вод­ни­ка, а не пле­стись за об­ще­ством. Вот над чем нуж­но ра­бо­тать.

«Уси­ле­ние ро­ли жен­щин в со­ци­у­ме нель­зя

иг­но­ри­ро­вать»

— Се­рьез­ная борь­ба пред­сто­ит за при­над­леж­ность лавр, их иму­ще­ство и ар­те­фак­ты.

— Лав­ры — ис­кон­но укра­ин­ские. Но Москва ждет, по­ка мы сде­ла­ем ка­кие-то ша­ги по смене их юрис­дик­ции. И ес­ли мы где-то утра­тим кон­троль и пе­рей­дем к си­ло­во­му сце­на­рию, это мо­жет при­ве­сти к пло­хим по­след­стви­ям. Лю­бые стыч­ки с удо­воль­стви­ем по­ка­жут крем­лев­ские про­па­ган­дист­ские СМИ, а по­том в ООН и в Ев­ро­пей­ском пар­ла­мен­те их при­ве­дут как при­ме­ры на­ру­ше­ния сво­бо­ды со­ве­сти в Укра­ине. К со­жа­ле­нию, в бли­жай­шие го­ды этот во­прос нуж­но от­ло­жить. Ду­маю, что он не пер­во­оче­ред­ной.

В лав­ры и дру­гие свя­ты­ни хо­дят на­ши граж­дане. Так что нуж­но не опус­кать ру­ки, а убеж­дать их, что пе­ре­ход в по­мест­ную цер­ковь ло­ги­чен и необ­хо­дим. И вот ко­гда слу­чат­ся ка­че­ствен­ные пе­ре­ме­ны, при­хо­жане са­ми за­хо­тят пе­рей­ти в но­вую цер­ковь.

Лю­дям нуж­но дать объ­ек­тив­ную ин­фор­ма­цию об ис­то­рии укра­ин­ской церк­ви. Очень мно­гие жи­вут ми­фа­ми да­же не Со­вет­ско­го Со­ю­за, а Рос­сий­ской им­пе­рии. Как ни стран­но, ко­гда им рас­ска­зы­ва­ешь, как на са­мом де­ле бы­ло и как все пе­ре­вра­ли, те, кто спо­со­бен мыс­лить, на­чи­на­ют са­ми ис­кать от­ве­ты на во­про­сы. Им нуж­но дать тол­чок, ка­кую-то ба­зу, кан­ву, а даль­ше они са­ми раз­бе­рут­ся.

Я та­ким про­све­ти­тель­ством за­ни­ма­юсь уже дав­но. Зна­е­те, ко­гда мы лет 15 на­зад при­е­ха­ли в До­нецк с эти­ми иде­я­ми, там да­же уче­ные на­хо­ди­лись под вли­я­ни­ем ми­фов мос­ков­ской церк­ви. Они вос­при­ни­ма­ли их как дан­ность. И ко­гда им го­во­ри­ли, что дру­гие по­мест­ные церк­ви раз­ви­ва­ют­ся вот так, что их ис­то­рия вот та­кая, мы ви­де­ли, как про­ис­хо­ди­ла эво­лю­ция их взгля­дов. Это дли­лось не один год.

Сле­ду­ю­щий важ­ный во­прос — пе­ре­строй­ка учеб­но­го про­цес­са в выс­ших ре­ли­ги­оз­ных за­ве­де­ни­ях. Это то­же не один год ра­бо­ты. Ведь бо­го­сло­вие у нас пост­мос­ков­ское. Од­на­ж­ды я про­чел ма­ги­стер­скую ра­бо­ту сту­ден­та ду­хов­ной ака­де­мии Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та. Сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ный со­вре­мен­ный бо­го­слов — Ила­ри­он (Ал­фе­ев), его ци­та­ты про­сто че­рез стра­ни­цу.

Сла­ва Бо­гу, за по­след­ние пять — семь лет си­ту­а­ция ка­че­ствен­но из­ме­ни­лась: еже­год­но сту­ден­ты едут обу­чать­ся в Са­ло­ни­ки, дру­гие уни­вер­си­те­ты. Они воз­вра­ща­ют­ся от­ту­да с иде­я­ми все­лен­ско­го православия.

Еще учеб­ные за­ве­де­ния ма­ло го­то­вят спе­ци­а­ли­стов по ис­то­рии или бо­го­слов­ским на­ра­бот­кам дру­гих по­мест­ных пра­во­слав­ных церк­вей. На­до, что­бы мы име­ли соб­ствен­ное ви­де­ние ис­то­рии бол­гар­ской, ру­мын­ской и про­чих церк­вей. В рос­сий­ских учеб­ни­ках, ко­то­ры­ми все поль­зу­ют­ся, все ис­ка­же­но. Там прин­цип по­лу­прав­ды: немнож­ко прав­ды, немнож­ко лжи, в ито­ге вас уве­дут на свою сто­ро­ну.

— Вы го­во­ри­ли о кон­сер­ва­тив­ном и ли­бе­раль­ном пу­ти раз­ви­тия православия. Ка­ким бу­дет наш?

— Ли­бе­раль­ный — на­прав­лен к че­ло­ве­ку и его се­го­дняш­ним по­треб­но­стям. А кон­сер­ва­тив­ный — к ка­ко­му­то иде­аль­но­му, ото­рван­но­му от жиз­ни че­ло­ве­ку, что при­во­дит к изо­ля­ци­о­низ­му. В Мос­ков­ском пат­ри­ар­ха­те край­ний кон­сер­ва­тизм, ко­то­рый, к со­жа­ле­нию, от­ра­зил­ся и на Ки­ев­ском пат­ри­ар­ха­те. Мы на­де­ем­ся, что по­мест­ная цер­ковь из­бе­жит этих оши­бок.

Сей­час в обыч­ной об­щине бо­го­слу­же­ния про­хо­дят фак­ти­че­ски по мо­на­стыр­ско­му чи­ну. Два-три-че­ты­ре ча­са идет празд­нич­ная ли­тур­гия. Та­кое в пра­во­слав­ном ми­ре уже не прак­ти­ку­ет­ся. Я был на мно­гих бо­го­слу­же­ни­ях на За­па­де. Са­мое длин­ное — до по­лу­то­ра ча­сов. По­че­му тут не мо­жет быть так?

Ко­гда-то по­пал на По­кров в один из хра­мов Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та. От­сто­ял пять с по­ло­ви­ной ча­сов. До­мой вер­нул­ся аб­со­лют­но без сил. Пой­дет ли че­ло­век в сле­ду­ю­щий раз в храм?

Кро­ме то­го, на За­па­де не ви­дел ни­где пра­во­слав­ных церк­вей без ла­вок. Это уже дав­но нор­ма, кро­ме пост­мос­ков­ско­го про­стран­ства. В кон­стан­ти­но­поль­ском хра­ме Свя­то­го Геор­гия есть лав­ки и сту­лья, во всем ми­ре есть, а у нас это ка­те­го­ри­че­ски невоз­мож­но. Моя ма­ма по­след­ние два го­да не хо­ди­ла в цер­ковь, по­то­му что не мог­ла сто­ять. По­че­му не пой­ти на­встре­чу лю­дям? Это вро­де мел­кие во­про­сы, но они важ­ны для че­ло­ве­ка.

Я уж не го­во­рю о на­пол­не­нии бо­го­сло­вия и трак­тов­ке бо­го­слов­ских про­блем. В свое вре­мя де­лал опрос свя­щен­ни­ков Мос­ков­ско­го и Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­тов: на­сколь­ко они зна­ко­мы с со­ци­аль­ной док­три­ной сво­ей церк­ви. Фак­ти­че­ски эта тема оста­лась вне вни­ма­ния бо­го­сло­вия и свя­щен­ни­ков. Она су­ще­ству­ет са­ма по се­бе, а цер­ковь — са­ма по се­бе. Бы­ло бы очень хо­ро­шо, что­бы по­мест­ная цер­ковь глав­ные ба­зо­вые идеи и при­о­ри­те­ты со­ци­аль­ной док­три­ны во­пло­ща­ла в жизнь.

В ней речь идет о церк­ви в со­вре­мен­ном ми­ре. О том, что она не мо­жет су­ще­ство­вать по стан­дар­там, раз­ра­бо­тан­ным 15—17 сто­ле­тий на­зад, ко­гда бы­ли иные усло­вия, иные лю­ди, иное об­ще­ство. Но­вая цер­ковь долж­на учи­ты­вать эти из­ме­не­ния. Не утвер­ждаю, что сле­ду­ет кар­ди­наль­но что-то ме­нять, но учи­ты­вать — обя­за­тель­но.

Мир во­круг нас стре­ми­тель­но ме­ня­ет­ся. Му­суль­мане, к при­ме­ру, уже пе­ре­хо­дят на элек­трон­ное до­не­се­ние Ко­ра­на до ве­ру­ю­щих. По­че­му это не де­лать пра­во­слав­ной церк­ви?

Нель­зя не за­ме­чать и то, что из­ме­ни­лась роль жен­щи­ны в об­ще­стве. Алек­сан­дрий­ская цер­ковь се­год­ня воз­рож­да­ет ин­сти­тут диа­ко­нис. Что ин­те­рес­но, ни од­на из по­мест­ных пра­во­слав­ных церк­вей не ска­за­ла, что это непра­виль­но и нехо­ро­шо. То есть у них идет про­цесс осмыс­ле­ния.

Этот ин­сти­тут дол­го су­ще­ство­вал в пра­во­слав­ной церк­ви. Его воз­рож­де­ние зна­чи­тель­но бы ожи­ви­ло пра­во­сла­вие и при­да­ло ему иное ды­ха­ние. Уси­ле­ние ро­ли жен­щин в со­ци­у­ме нель­зя иг­но­ри­ро­вать.

«В Укра­ине свя­щен­ни­ки пре­вра­ти­лись на­равне с де­пу­та­та­ми в ка­сту

непри­ка­са­е­мых»

— Лич­но у ме­ня есть ощу­ще­ние, что ни­кто не зна­ет, что бу­дет по­сле по­лу­че­ния то­мо­са. Нет ка­кой­то чет­кой стра­те­гии: что бу­дем де­лать зав­тра, че­рез неде­лю, пол­го­да, пять лет. На мой взгляд, по­лу­ча­ет­ся, как у На­по­лео­на — «вой­на план по­ка­жет». У вас нет та­ко­го ощу­ще­ния?

— Ко­неч­но, есть. По­то­му что мы не зна­ем, ка­кой бу­дет кон­фи­гу­ра­ция этой по­мест­ной церк­ви. Я недав­но был в США по при­гла­ше­нию пра­во­слав­ной церк­ви, вхо­дя­щей в юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та. У них есть очень хо­ро­ший офи­ци­аль­ный до­ку­мент под на­зва­ни­ем «Стра­те­ги­че­ское раз­ви­тие церк­ви в бли­жай­шие пять лет». Они зна­ют, ку­да и как на­до дви­гать­ся, на ка­кие ас­пек­ты сле­ду­ет об­ра­тить осо­бое вни­ма­ние. Каж­дый свя­щен­ник не толь­ко кру­тит­ся в еже­днев­ной су­е­те — служ­ба, по­хо­ро­ны, вен­ча­ние, кре­сти­ны и так да­лее, но и ви­дит об­щее раз­ви­тие.

А у нас мно­гие за­цик­ли­ва­ют­ся на мест­ной жиз­ни. Вы­та­щить их в ка­кое-то бо­лее ши­ро­кое про­стран­ство очень тя­же­ло. По­это­му мы долж­ны им дать некую стра­те­ги­че­скую на­прав­ля­ю­щую.

— Мы — это кто?

— Хо­ро­ший во­прос. Мы — это в том чис­ле и об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции, по­то­му что укра­ин­ская цер­ковь ни­ко­гда не су­ще­ство­ва­ла су­гу­бо как цер­ков­ный клир. Она все­гда тес­но со­труд­ни­ча­ла с об­ще­ствен­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. В Сред­не­ве­ко­вье это на­зы­ва­лось брат­ства­ми.

Это тра­ди­ция украинского православия, ко­то­рая ни­ко­гда не бы­ла ха­рак­тер­ной для рус­ско­го православия. И она про­дол­жа­ет­ся. Се­год­ня чле­на­ми Выс­ше­го цер­ков­но­го со­ве­та Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та на­ря­ду с дру­ги­ми яв­ля­ют­ся мо­раль­ные ав­то­ри­те­ты, пред­ста­ви­те­ли ин­тел­ли­ген­ции, ко­то­рые вы­ска­зы­ва­ют­ся по то­му или ино­му во­про­су, и к ним при­слу­ши­ва­ют­ся.

У нас да­же бы­ли уни­каль­ные слу­чаи. Ко­гда в 1690 го­ду один ме­ща­нин, очень ак­тив­но участ­во­вав­ший в раз­ви­тии пра­во­слав­но­го дви­же­ния, при­шел на вы­бо­ры в Ки­е­воПе­чер­скую лав­ру, его из­бра­ли ар­хи­манд­ри­том. Об этой ис­то­рии ма­ло ко­му из­вест­но. Но я на­шел пись­мо мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха, ко­то­рый на трех стра­ни­цах гро­мил мо­на­хов лав­ры за это.

Кста­ти, о вы­бо­рах. Уве­рен, что нам на­до вер­нуть вы­бо­ры не толь­ко епи­ско­пов, но и свя­щен­ни­ков. Это ста­нет очень важ­ным эта­пом в раз­ви­тии церк­ви. При этом гро­ма­да, из­брав свя­щен­ни­ка, бу­дет от­ве­чать за него.

— Да­же пред­ста­вить се­бе та­кое не мо­гу.

— В Укра­ине епи­ско­пы из­би­ра­лись так. На со­бо­ре при­сут­ство­ва­ли все свя­щен­ни­ки, плюс де­ле­га­ты от каж­дой па­ра­фии (то есть обыч­ные ми­ряне), от мо­на­сты­рей и учеб­ных за­ве­де­ний. Епис­коп был преж­де все­го от­вет­стве­нен пе­ред гро­ма­дой, а по­том пе­ред мит­ро­по­ли­том. То есть у укра­ин­ской церк­ви бы­ли со­всем иные ос­но­вы. А Москва нам на­вя­за­ла на­зна­че­ние, как в ар­мии: ты де­ле­ги­ро­ван ту­да, а ты — ту­да. Это непра­виль­но. Вы­бор­ность по­вы­ша­ет план­ку мо­раль­ных тре­бо­ва­ний к кан­ди­да­ту.

Посмот­ри­те на Павла Ле­бе­дя (на­сто­я­тель Ки­е­во-Пе­чер­ской лав­ры, ко­то­ро­го кри­ти­ку­ют за си­ба­рит­ство. — Авт.). На За­па­де свя­щен­ник ве­дет се­бя по-дру­го­му. На­при­мер, в Ка­на­де или США вы­ход­цы из Укра­и­ны из­бра­ны вла­ды­ка­ми. Их стиль по­ве­де­ния, об­ще­ния, вос­при­я­тия внеш­них раз­дра­жи­те­лей кар­ди­наль­но от­ли­ча­ет­ся. Я ви­дел, как гла­ва аме­ри­кан­ской пра­во­слав­ной церк­ви мит­ро­по­лит Ан­то­ний (Щер­ба) об­щал­ся с детьми, как к гла­ве ка­над­ской пра­во­слав­ной церк­ви мит­ро­по­ли­ту Юрию (Ка­ли­щу­ку) под­хо­дят на ули­це. Ни­ка­ких охран­ни­ков, во­ди­те­лей, «мер­се­де­сов». Рос­кошь для них — нон­сенс. Хо­тя они мо­гут поз­во­лить се­бе очень мно­гое. Но там уже дру­гая цер­ковь.

— Не­уже­ли мы ко­гда-то к та­ко­му при­дем?

— Очень быст­ро. Под вли­я­ни­ем и дав­ле­ни­ем об­ще­ствен­но­сти. Но мы долж­ны это по­ни­мать. И хо­теть это­го.

Нам не на­до бо­ять­ся ино­гда свя­щен­ни­ку под­ска­зы­вать, что он толь­ко свя­щен­ник, а не мест­ный кня­зек и без­греш­ный че­ло­век. В Укра­ине свя­щен­ни­ки пре­вра­ти­лись на­равне с де­пу­та­та­ми в ка­сту непри­ка­са­е­мых. Не слы­шал еще ни об од­ном при­го­во­ре свя­щен­ни­ку. Да­же ко­гда они со­вер­ша­ют уго­лов­ные пре­ступ­ле­ния, фак­ти­че­ски ча­сто от­де­лы­ва­ют­ся лег­ким ис­пу­гом — услов­ны­ми сро­ка­ми.

— В об­щем, у нас по­яви­лась обос­но­ван­ная на­деж­да на пе­ре­ме­ны, ко­то­рые мы за­слу­жи­ли.

— Мы долж­ны ре­а­ли­зо­вать на­ме­чен­ное. Ни­кто не бу­дет за­ни­мать­ся на­ши­ми про­бле­ма­ми. Томос — это толь­ко воз­мож­но­сти. По­сле его по­лу­че­ния нач­нет­ся дли­тель­ный и слож­ный про­цесс со­зда­ния и об­нов­ле­ния церк­ви. К то­му же нам на­до удер­жать си­ту­а­цию. Москва очень по­ста­ра­ет­ся, что­бы под­пи­сан­ты (речь о епи­ско­пах, под­пи­сав­ших об­ра­ще­ние к пат­ри­ар­ху Вар­фо­ло­мею) меж­ду со­бой рассо­ри­лись. Вот тут очень уз­кое ме­сто.

Кон­стан­ти­но­поль уже про­шел точ­ку невоз­вра­та. Они на­зад не от­сту­пят. У нас точ­кой невоз­вра­та бу­дет из­бра­ние гла­вы церк­ви.

— Фи­ла­рет ска­зал в ин­тер­вью «ФАКТАМ», что бу­дет пре­тен­до­вать на это ме­сто.

— Он име­ет пра­во, но на­равне с дру­ги­ми кан­ди­да­та­ми.

У нас есть два ва­ри­ан­та про­ве­де­ния вы­бо­ров: ар­хи­ерей­ский со­бор и по­мест­ный со­бор. В Укра­ине все­гда бы­ла тра­ди­ция из­би­рать гла­ву церк­ви — Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та — на по­мест­ном со­бо­ре. Хо­те­лось бы, что­бы сей­час все про­изо­шло имен­но так. Впро­чем, в лю­бом слу­чае на этом эта­пе уже нач­нет­ся чи­стая по­ли­ти­ка. Бу­дем на­де­ять­ся, что он прой­дет ци­ви­ли­зо­ван­но.

Поды­то­жи­вая, ска­жу: ес­ли брать гло­баль­но, то на­ше за­да­ние — по­стро­ить та­кую Укра­и­ну (ее важ­ным сег­мен­том бу­дет но­вая цер­ковь), ко­то­рая ра­ди­каль­но от­ли­ча­лась бы от пост­со­вет­ской. И у нас есть на­деж­да, что это сбу­дет­ся. Ведь ес­ли Бог убе­рег нас за три сто­ле­тия в Рос­сий­ской им­пе­рии, это о мно­гом го­во­рит.

Рос­сия ока­зы­ва­ла ко­лос­саль­ное дав­ле­ние на Все­лен­ско­го пат­ри­ар­ха Вар­фо­ло­мея из-за «украинского во­про­са».К сча­стью, по­пыт­ки ока­за­лись без­успеш­ны­ми

«Жизнь по­сле то­мо­са» — это преж­де все­гопе­ре­осмыс­ле­ние ро­ли и ме­ста церк­ви в об­ще­стве», — го­во­рит Алек­сандр Са­ган

Ре­а­лии со­вре­мен­ной Рос­сии: пи­о­не­ры Крас­но­да­ра участ­ву­ют в крест­ном хо­де

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.