БИЛЛ ГЕЙТС: «МЫ С ЖЕ­НОЙ РЕ­ШИ­ЛИ, ЧТО ПОЖЕРТВУЕМ ВСЕ СВОЕ СО­СТО­Я­НИЕ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫМ ОР­ГА­НИ­ЗА­ЦИ­ЯМ, А НЕ НА­ШИМ ДЕ­ТЯМ»

Зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский мил­ли­ар­дер, мно­го лет воз­глав­ляв­ший спи­сок са­мых бо­га­тых лю­дей в ми­ре, пе­ре­ме­стил­ся на вто­рое ме­сто, но быв­ше­го гла­ву Microsoft это ни­сколь­ко не вол­ну­ет — он пол­но­стью со­сре­до­то­чил­ся на гло­баль­ных во­про­сах спа­се­ния че­ло­ве­че­ства

Fakty i kommentarii - - FRONT PAGE -

Зна­ме­ни­тый аме­ри­кан­ский мил­ли­ар­дер, мно­го лет воз­глав­ляв­ший спи­сок са­мых бо­га­тых лю­дей в ми­ре,

пе­ре­ме­стил­ся на вто­рое ме­сто, но быв­ше­го гла­ву Microsoft это ни­сколь­ко не вол­ну­ет — он пол­но­стью

со­сре­до­то­чил­ся на гло­баль­ных во­про­сах спа­се­ния че­ло­ве­че­ства

В кон­це сен­тяб­ря аме­ри­кан­ское агент­ство Bloomberg опуб­ли­ко­ва­ло свой еже­год­ный рей­тинг 500 са­мых бо­га­тых лю­дей в ми­ре. Быв­ший гла­ва кор­по­ра­ции Microsoft Билл Гейтс за­нял в нем вто­рое ме­сто. Его ка­пи­тал экс­пер­ты оце­ни­ва­ют в 98,9 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Та­кое же ме­сто Гейтс за­ни­ма­ет и в спис­ке бо­га­чей по вер­сии журнала Forbes. В этот рей­тинг он впер­вые по­пал в 1987 го­ду, в 1995 го­ду воз­гла­вил его и оста­вал­ся на пер­вом ме­сте до 2017 го­да прак­ти­че­ски все вре­мя. Лишь че­ты­ре ра­за Гейтс про­пус­кал ко­го-то впе­ред. Один раз это был его друг, ле­ген­дар­ный аме­ри­кан­ский ин­ве­стор Уор­рен Баф­фетт. За­тем Бил­ла обо­шел мек­си­кан­ский мил­ли­ар­дер Кар­лос Слим. Но вся­кий раз Гейтс воз­вра­щал­ся на вер­ши­ну рей­тин­га. Сей­час он за­мет­но от­стал от ос­но­ва­те­ля и вла­дель­ца ком­па­нии Amazon Джеф­фа Безо­са. Со­сто­я­ние это­го пред­при­ни­ма­те­ля оце­ни­ва­ет­ся уже в 165 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

Од­на­ко Гейт­са, по­хо­же, со­пер­ни­че­ство не бес­по­ко­ит. Его вол­ну­ют со­вер­шен­но дру­гие про­бле­мы. Это ста­но­вит­ся оче­вид­но из ин­тер­вью, экс­клю­зив­ное пра­во на пуб­ли­ка­цию ко­то­ро­го в Укра­ине «ФАК­ТЫ» по­лу­чи­ли от The Interview People. Мил­ли­ар­дер при­нял из­вест­но­го бри­тан­ско­го жур­на­ли­ста Джо Шьюта в сво­ем но­вом офи­се в при­го­ро­де Си­эт­ла. Уй­дя из Microsoft, Гейтс со­сре­до­то­чил­ся на де­я­тель­но­сти бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да, ко­то­рый он ос­но­вал вме­сте со сво­ей су­пру­гой Ме­лин­дой.

Ок­на офи­са вы­хо­дят на озе­ро Ва­шинг­тон. Внут­рен­ний ди­зайн вы­пол­нен в сти­ле мо­дерн — уль­тра­со­вре­мен­ная ме­бель, сте­ны укра­ше­ны кар­ти­на­ми ху­дож­ни­ков про­шло­го и ны­неш­не­го ве­ков впе­ре­меш­ку с встро­ен­ны­ми ком­пью­тер­ны­ми мо­ни­то­ра­ми. Ка­би­нет Гейт­са со­труд­ни­ки фон­да меж­ду со­бой на­зы­ва­ют ак­ва­ри­умом. Сте­ны в нем стек­лян­ные и про­зрач­ные. Из­да­ле­ка ви­ден искус­ствен­ный ка­мин. 62-лет­ний Билл Гейтс был одет в тем­ные брю­ки и тем­но-се­рый ка­ше­ми­ро­вый джем­пер. Мил­ли­ар­дер не очень лю­бит пи­джа­ки и на­де­ва­ет их, толь­ко ко­гда это­го тре­бу­ет эти­кет.

«Стре­ми­тель­ный рост ни­ще­ты в Аф­ри­ке вы­зо­вет но­вую вол­ну

бе­жен­цев»

— Билл, не жа­ле­е­те о сво­ем ухо­де из Microsoft? Ка­ко­во вам в ро­ли глав­но­го фи­лан­тро­па на пла­не­те?

— Я бы не стал так се­бя на­зы­вать. Уве­рен, что есть лю­ди, ко­то­рые де­ла­ют для че­ло­ве­че­ства го­раз­до боль­ше ме­ня. Что ка­са­ет­ся мо­е­го ухо­да из Microsoft, я бы на­звал это сво­им вто­рым рож­де­ни­ем. Для ме­ня на­ча­лась со­вер­шен­но иная, но­вая жизнь.

— Но в Microsoft вы все вре­мя смот­ре­ли в бу­ду­щее. А еще точ­нее — тво­ри­ли бу­ду­щее…

— Сей­час я за­ни­ма­юсь бу­ду­щим в го­раз­до боль­шей ме­ре, чем рань­ше. Че­ло­ве­че­ству гро­зит се­рьез­ная опас­ность, о ко­то­рой мно­гие из нас да­же не по­до­зре­ва­ют или не за­ду­мы­ва­ют­ся.

— О чем идет речь? Че­го вы так бо­и­тесь? — Ме­ня бес­по­ко­ят три вы­зо­ва, и все они так или ина­че свя­за­ны со здра­во­охра­не­ни­ем. Пе­ре­чис­лю их: со­про­тив­ля­е­мость ви­ру­сов име­ю­щим­ся ан­ти­био­ти­кам, со­кра­ще­ние фи­нан­си­ро­ва­ния пра­ви­тель­ствен­ных про­грамм по улуч­ше­нию ме­ди­ци­ны в бед­ней­ших стра­нах, пан­де­мия неиз­вест­ной по­ка бо­лез­ни, ко­то­рую Все­мир­ная ор­га­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния (ВОЗ так и на­зы­ва­ет — «бо­лезнь Икс». Мы не го­то­вы к ее по­яв­ле­нию. Имен­но по­это­му она мо­жет стать гло­баль­ной пан­де­ми­ей. Угро­за, ис­хо­дя­щая от неиз­вест­но­го па­то­ге­на вы­со­ка, смер­тель­но опас­на и стре­ми­тель­на. И это не мои фан­та­зии. Угро­за ре­аль­на.

— Что же это за бо­лезнь?

— В том-то и де­ло, что уче­ные по­ка не мо­гут ска­зать. Это мо­жет быть оче­ред­ной му­ти­ро­вав­ший ви­рус грип­па. Или что-то дру­гое. Про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся в том, что чув­ство опас­но­сти у пра­ви­тельств раз­ных стран ми­ра при­ту­пи­лось. И ви­но­ва­ты в этом эпи­де­мии сви­но­го грип­па и Эбо­лы, ко­то­рые вспых­ну­ли в 2014 го­ду. С ни­ми уда­лось спра­вить­ся до­воль­но быст­ро. И лю­ди ду­ма­ют, что так бу­дет и с дру­ги­ми эпи­де­ми­я­ми.

— Бо­лез­ни — един­ствен­ная гло­баль­ная про­бле­ма, угро­жа­ю­щая че­ло­ве­че­ству?

— Ко­неч­но, нет. Дру­гая груп­па про­блем, я на­зы­ваю ее «слон в ком­на­те», свя­за­на с ро­стом на­се­ле­ния в Аф­ри­ке.

— По­че­му «слон в ком­на­те»?

— Сло­нен­ка по­ме­сти­ли в ком­на­ту. Сна­ча­ла это­го про­стран­ства ему вполне хва­та­ло. Но он рас­тет, а ком­на­та оста­ет­ся все та­кой же. И сло­ну в ней уже тес­но, очень тес­но. Ли­бо он по­гиб­нет, ли­бо раз­ру­шит ком­на­ту. И то, и дру­гое пло­хо. Ес­ли ве­рить де­мо­гра­фам, а мне ка­жет­ся, что их рас­че­ты и про­гно­зы вер­ны, то к се­ре­дине XXI ве­ка на­се­ле­ние Аф­ри­ки уве­ли­чит­ся вдвое. Се­го­дня там про­жи­ва­ет мил­ли­ард че­ло­век. Сле­до­ва­тель­но, все­го че­рез трид­цать лет их бу­дет уже 2 мил­ли­ар­да. А к кон­цу сто­ле­тия — 4 мил­ли­ар­да! На аф­ри­кан­ском кон­ти­нен­те на­хо­дят­ся де­сять са­мых бед­ных стран в ми­ре. Имен­но в них на­блю­да­ет­ся де­мо­гра­фи­че­ский бум. Мы по­лу­ча­ем це­лый бу­кет про­блем. Стре­ми­тель­ный рост ни­ще­ты, как след­ствие — по­ли­ти­че­ская неста­биль­ность и во­ору­жен­ные кон­флик­ты, а они, в свою оче­редь, вы­зо­вут но­вую вол­ну бе­жен­цев, еще бо­лее мощ­ную, чем сей­час. Де­мо­гра­фи­че­ский взрыв в Ки­тае и Ин­дии при­вел к эко­но­ми­че­ско­му ро­сту в этих стра­нах. Бо­юсь, в Аф­ри­ке это­го не про­изой­дет.

— Зву­чит пес­си­ми­стич­но…

— Во­об­ще, я счи­таю се­бя оп­ти­ми­стом. Имен­но по­это­му мы с су­пру­гой ве­рим в то, что еще не позд­но оста­но­вить че­ло­ве­че­ство от ска­ты­ва­ния в эту про­пасть. По­это­му и ос­но­ва­ли наш фонд в 2000 го­ду. По этой при­чине де­сять лет на­зад я ре­шил по­свя­тить его де­я­тель­но­сти все свое вре­мя и ушел из Microsoft.

«Де­я­тель­ность соц­се­тей долж­на бо­лее

жест­ко ре­гу­ли­ро­вать­ся»

— Вы все еще ве­ри­те в мо­гу­ще­ство тех­но­ло­гий? Не так дав­но вы пуб­лич­но де­ли­лись сво­и­ми меч­та­ми о «ком­пью­те­ре в каж­дом до­ме».

— Зна­е­те, вы­нуж­ден при­знать, что мой «ме­до­вый ме­сяц» с но­вей­ши­ми тех­но­ло­ги­я­ми за­кон­чил­ся. Нет, я по-преж­не­му уве­рен, что ком­пью­те­ры важ­ны, они при­нес­ли лю­дям го­раз­до боль­ше поль­зы, чем вре­да. И я ак­тив­но поль­зу­юсь ком­пью­те­ра­ми сам. Каж­дый день что-то вы­став­ляю в Facebook, пи­шу в Twitter…

— Я по­смот­рел, у вас там 45,8 мил­ли­о­на под­пис­чи­ков!

— Се­рьез­но? Не об­ра­щал на эти циф­ры вни­ма­ния. Од­на­ко я счи­таю, что де­я­тель­ность ин­тер­нет-ком­па­ний и, в первую оче­редь, соц­се­тей долж­на бо­лее жест­ко ре­гу­ли­ро­вать­ся. Осо­бен­но в во­про­сах их вли­я­ния на несо­вер­шен­но­лет­них. К со­жа­ле­нию, эта про­бле­ма недо­ста­точ­но изу­че­на на се­го­дняш­ний день.

— Но это озна­ча­ет огра­ни­че­ния в Ин­тер­не­те. А про­тив это­го про­те­сту­ют очень мно­гие лю­ди во всем ми­ре.

— Сво­бо­да — это пре­крас­но. Но сво­бо­да ре­гла­мен­ти­ру­ет­ся за­ко­на­ми в че­ло­ве­че­ском об­ще­стве. Так бы­ло все­гда. Это факт. Необ­хо­ди­мость. Пра­ви­тель­ства долж­ны уста­нав­ли­вать за­ко­ны, в том чис­ле и для Ин­тер­не­та. И они мо­гут от­ли­чать­ся в за­ви­си­мо­сти от той или иной стра­ны. Это как в се­мье. В каж­дой се­мье есть свои пра­ви­ла. Осо­бен­но для де­тей. Раз­ве нет? В ко­то­ром ча­су ло­жить­ся спать, сколь­ко мож­но смот­реть те­ле­ви­зор и что смот­реть. С неко­то­рых пор в се­мьях по­яви­лись пра­ви­ла, ка­са­ю­щи­е­ся ком­пью­те­ра и Ин­тер­не­та — как дол­го мож­но си­деть за ком­пью­те­ром, иг­рать в иг­ры, ка­кие сай­ты мож­но, а ка­кие нель­зя по­се­щать. Так же долж­но быть и в го­су­дар­стве. Пра­ви­ла необ­хо­ди­мы. И ка­са­ют­ся они, ко­неч­но, не толь­ко де­тей. С ро­стом по­пу­ляр­но­сти соц­се­тей мы вдруг столк­ну­лись с тем, что от­сут­ствие неко­то­рых пра­вил при­во­дит к то­му, что поль­зо­ва­те­ля­ми на­чи­на­ют ма­ни­пу­ли­ро­вать.

— Оче­вид­но, вы сей­час го­во­ри­те о скан­да­лах Facebook. Утеч­ка лич­ных дан­ных, ты­ся­чи бо­тов…

— Да, вы пра­вы. Да­же Марк Цу­кер­берг, со­зда­вав­ший эту соц­сеть, не мог пред­ви­деть по­доб­ное. Про­бле­мы и в даль­ней­шем бу­дут воз­ни­кать. Ни­кто не тре­бу­ет за­пре­тить Facebook и дру­гие соц­се­ти. Про­сто жизнь под­ска­зы­ва­ет нам, ка­кие но­вые пра­ви­ла важ­но уста­но­вить, что­бы сде­лать соц­се­ти без­опас­ны­ми для поль­зо­ва­те­лей.

— Вы счи­та­е­те, что Цу­кер­берг не ви­но­ват в слу­чив­шем­ся?

— Уве­рен в этом. Я непло­хо знаю Мар­ка. В неко­то­ром смыс­ле от­но­шусь к нему по-оте­че­ски. Кто мог се­бе пред­ста­вить, что плат­фор­ма, по­доб­ная Facebook, бу­дет ис­поль­зо­вать­ся для по­ли­ти­че­ских ма­ни­пу­ля­ций?! Марк и его бли­жай­шие по­мощ­ни­ки да­ли ре­ши­тель­ный от­пор по­доб­ным дей­стви­ям. Они по­ни­ма­ют, что несут от­вет­ствен­ность. При­чем, ска­жу вам, лю­ди, ко­то­рые су­перуспеш­ны, несут ку­да боль­шую от­вет­ствен­ность. Стан­дар­ты тре­бо­ва­ний к ним го­раз­до стро­же. И Марк это зна­ет. Не нуж­но из­лишне и неспра­вед­ли­во пер­со­на­ли­зи­ро­вать ошиб­ки и недо­че­ты в ра­бо­те ком­па­нии с че­ло­ве­ком, ко­то­рый сто­ит во гла­ве. Да, он от­ве­ча­ет за ее ра­бо­ту, но это не озна­ча­ет, что Цу­кер­берг со­зна­тель­но оста­вил брешь в си­сте­ме без­опас­но­сти Facebook.

— Вы за­тро­ну­ли очень ин­те­рес­ную те­му. Спрос с су­перуспеш­ных лю­дей дол­жен быть, как вы го­во­ри­те, стро­же. В по­след­нее вре­мя еще один биз­не­смен из спис­ка са­мых бо­га­тых в ми­ре лю­дей все ча­ще ока­зы­ва­ет­ся в цен­тре раз­лич­ных скан­да­лов. Я го­во­рю сей­час об Илоне Мас­ке.

— Знаю Маска не слиш­ком хо­ро­шо. Мы ни­ко­гда с ним не раз­го­ва­ри­ва­ли по ду­шам. Но мне по­че­му-то ка­жет­ся, что Илон не из тех, ко­му сле­ду­ет со­чув­ство­вать. Взять хо­тя бы эту ис­то­рию со спа­се­ни­ем две­на­дца­ти ре­бят из пе­ще­ры в Та­и­лан­де. Не мо­гу по­нять, за­чем Мас­ку по­на­до­би­лось об­ви­нять бри­тан­ско­го ны­ряль­щи­ка в пе­до­фи­лии!

«Но­вей­шие тех­но­ло­гии при­ве­ли к кри­зи­су за­пад­ной де­мо­кра­тии»

— Год на­зад Джефф Безос впер­вые обо­шел вас в рей­тин­ге са­мых бо­га­тых лю­дей в ми­ре. Сей­час он ка­жет­ся недо­ся­га­е­мым. Что ска­же­те о нем?

— Я не со­би­ра­юсь об­суж­дать всех, кто ока­зал­ся вы­ше или ни­же ме­ня в по­доб­ных рей­тин­гах. По­верь­те, для ме­ня это не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния. Тще­сла­ви­ем не стра­даю. О Безо­се мо­гу ска­зать толь­ко, что мы с ним со­се­ди.

— Се­рьез­но?

— Да, его дом на­хо­дит­ся неда­ле­ко от на­ше­го.

— О ва­шем до­ме дав­но уже хо­дят ле­ген­ды.

— Не по­ни­маю по­че­му. Я не раз при­гла­шал к се­бе в го­сти жур­на­ли­стов. И они опи­сы­ва­ли в сво­их ста­тьях наш дом. Он на­хо­дит­ся на бе­ре­гу озе­ра Ва­шинг­тон. Соб­ствен­но, непо­да­ле­ку от это­го офи­са. По­чти пол­но­стью внут­ри боль­шо­го хол­ма. Нам с же­ной по­нра­ви­лась эта идея. Чув­ству­ешь се­бя бли­же к при­ро­де.

— Го­во­рят, вы пла­ти­те еже­год­ный на­лог на не­дви­жи­мость в раз­ме­ре по­чти мил­ли­о­на дол­ла­ров за ваш дом?

— Ес­ли точ­нее, то 991 ты­ся­чу дол­ла­ров. Это нема­ло, но так оце­ни­ва­ет­ся наш дом вме­сте с зем­лей.

— В ка­кую сум­му, ес­ли не сек­рет?

— Ни­ка­ко­го сек­ре­та, тем бо­лее что она уже не раз зву­ча­ла в СМИ. Дом и зем­ля сто­ят 125 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

— Так­же пи­шут, что у Бил­ла Гейт­са на­сто­я­щий «ум­ный дом». Это прав­да?

— Но я же не зря ру­ко­во­дил ком­па­ни­ей, ко­то­рая вы­пус­ка­ет са­мое по­пу­ляр­ное про­грамм­ное обес­пе­че­ние в ми­ре. Да, у нас в до­ме прак­ти­че­ски все ком­пью­те­ри­зи­ро­ва­но. Но это не зна­чит, что мы ста­ли ка­ки­ми-то при­дат­ка­ми ком­пью­те­ра. Мы управ­ля­ем им, а не он на­ми.

— По-мо­е­му, вы се­бе несколь­ко про­ти­во­ре­чи­те. То вы го­во­ри­те об опас­но­сти, ко­то­рую та­ят в се­бе ком­пью­те­ры, то за­яв­ля­е­те, что управ­ля­е­те ими.

— Не ви­жу про­ти­во­ре­чия. Я го­во­рил, что ком­пью­те­ры при­но­сят боль­ше поль­зы, чем вре­да. Но под­чер­ки­ваю, что де­я­тель­ность ин­тер­нет-ком­па­ний, соц­се­тей долж­на бо­лее стро­го ре­гла­мен­ти­ро­вать­ся. У нас в стране про­изо­шел неко­то­рый пе­ре­кос, в ре­зуль­та­те че­го но­вей­шие тех­но­ло­гии при­ве­ли к кри­зи­су за­пад­ной де­мо­кра­тии. Об­ще­ство ока­за­лось по­ля­ри­зо­ва­но. Мы ви­дим недо­ве­рие об­ще­ства к прес­се, уче­ным, по­ли­ти­кам. И это немно­го пу­га­ет. В ре­зуль­та­те это недо­ве­рие под­го­то­ви­ло поч­ву для торжества ло­зун­га «Аме­ри­ка преж­де все­го». На­ци­о­на­лизм стал по­пу­ля­рен. Идеи гло­ба­лиз­ма тер­пят неуда­чу. И не толь­ко в США. Возь­ми­те Ве­ли­ко­бри­та­нию и Brexit. Это ведь то­же по­пу­ляр­ность на­ци­о­на­лиз­ма — вы­ход Бри­та­нии из Ев­ро­со­ю­за.

— Да­вай­те сно­ва вер­нем­ся к те­ме по­вы­шен­ной от­вет­ствен­но­сти су­перуспеш­ных лю­дей. Фи­лан­тро­пия — часть этой идеи?

— Ко­неч­но, для бо­га­то­го че­ло­ве­ка есте­ствен­но за­ни­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Я ска­зал бы, что это ба­зо­вая обя­зан­ность лю­бо­го че­ло­ве­ка, у ко­то­ро­го мно­го де­нег. В ны­неш­нем го­ду мы с Ме­лин­дой на­пи­са­ли от­кры­тое пись­мо. Оно бы­ло по­свя­ще­но де­я­тель­но­сти на­ше­го фон­да. Мы об­ра­ти­ли вни­ма­ние на то, что ко­лос­саль­ные бо­гат­ства по-преж­не­му со­сре­до­то­че­ны в ру­ках неболь­шой груп­пы лю­дей. И раз­мер этих ка­пи­та­лов с каж­дым го­дом уве­ли­чи­ва­ет­ся. Нам та­кое по­ло­же­ние ве­щей ка­жет­ся неспра­вед­ли­вым. Раз­ве нет? Раз­ве спра­вед­ли­во, что мы вла­де­ем та­ки­ми бо­гат­ства­ми в то вре­мя, ко­гда мил­ли­ар­ды лю­дей вы­нуж­де­ны вы­жи­вать?!

— Ме­лин­да вас все­це­ло под­дер­жи­ва­ет в во­про­сах бла­го­тво­ри­тель­но­сти?

— Без­услов­но. Мы об­суж­да­ли с ней эту про­бле­му еще до женитьбы. Уже то­гда при­шли к вы­во­ду, что пожертвуем все на­ше со­сто­я­ние благотворительным ор­га­ни­за­ци­ям, а не на­шим де­тям. И вот у нас те­перь трое де­тей. Джен­ни­фер 22 го­да, Ро­ри 19 лет и Фи­би 16 лет. И они зна­ют о на­шем ре­ше­нии. Дол­жен ска­зать, эти идеи не воз­ник­ли на пу­стом ме­сте. Мой отец, Уи­льям Гейтс-стар­ший, был из­вест­ным ад­во­ка­том и фи­лан­тро­пом. Воз­мож­но, в чем-то он оши­бал­ся. В част­но­сти, отец ак­тив­но вы­сту­пал за вве­де­ние стро­го­го кон­тро­ля рож­да­е­мо­сти в США. Пре­дви­жу ваш во­прос. Нет, мое бес­по­кой­ство от­но­си­тель­но де­мо­гра­фи­че­ско­го бу­ма в Аф­ри­ке ни­как не свя­за­но с его взгля­да­ми. Про­сто я уве­рен в том, что раз­ви­тые стра­ны долж­ны ока­зы­вать зна­чи­тель­но боль­ше по­мо­щи бед­ным стра­нам.

— Ваш фонд фи­нан­си­ру­ет ряд про­грамм по за­щи­те прав жен­щин.

— Это за­слу­га Ме­лин­ды. В ее се­мье рав­но­пра­вие по­лов все­гда счи­та­лось важ­ней­шей те­мой. И она ор­га­нич­но свя­за­на с те­ми про­бле­ма­ми, о ко­то­рых мы с ва­ми уже се­го­дня го­во­ри­ли. Пло­хо жить в бед­ной стране. Но еще ху­же быть жен­щи­ной в бед­ной стране. Жен­щи­ны стра­да­ют боль­ше, чем муж­чи­ны. В та­ких стра­нах они по­чти ли­ше­ны воз­мож­но­сти по­лу­чить обра­зо­ва­ние. У них нет до­сту­па к ме­ди­цин­ской по­мо­щи. Они по­ня­тия не име­ют о пла­ни­ро­ва­нии рож­да­е­мо­сти.

В 2005 го­ду Билл Гейтс и его су­пру­га Ме­лин­да по­бы­ва­ли в Бу­кин­гем­ском двор­це,где ко­ро­ле­ва Ве­ли­ко­бри­та­нии по­свя­ти­ла аме­ри­кан­ско­го биз­не­сме­на в ры­ца­ри

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.