РО­МАН ШПЕК: «ВЛАСТЬ ЛЮ­БИТЬ НЕВОЗ­МОЖ­НО. НО ЕЕ НА­ДО ПОД­ДЕР­ЖИ­ВАТЬ»

Fakty i kommentarii - - ВЗГЛЯД -

(Окон­ча­ние. На­ча­ло на стр. 5)

— То есть по­яви­лась на­деж­да, что «далі бу­де»?

— Да. Од­на­ко хо­те­лось бы, что­бы вслед за IKEA тут по­яви­лись и ее кон­ку­рен­ты. То­гда мож­но го­во­рить о бо­лее до­ступ­ных це­нах для по­тре­би­те­лей, — про­дол­жа­ет Ро­ман Шпек. — По­ни­ма­е­те, толь­ко IKEA, Siemens, General Electric не смо­гут из­ме­нить Укра­и­ну, нам нуж­ны де­сят­ки та­ких ком­па­ний. Но пер­вые уже здесь. Счи­таю, что нам сле­ду­ет боль­ше пе­ре­жи­вать за по­зи­тив­ный ре­зуль­тат IKEA и осталь­ных, чем соб­ствен­ни­кам это­го биз­не­са, ведь их при­мер бу­дет сти­му­ли­ро­вать дру­гих.

— Недав­но раз­го­ва­ри­ва­ла с из­вест­ным ки­та­е­ве­дом. Он ска­зал, что ки­тай­цы, а это вто­рая эко­но­ми­ка в ми­ре, несколь­ко раз столк­нув­шись с на­ши­ми де­ри­ба­на­ми и от­ка­та­ми, не осо­бо хо­тят ин­ве­сти­ро­вать в Укра­и­ну. Чем их мож­но при­влечь?

— Я был в круп­ных го­су­дар­ствен­ных бан­ках Ки­тая. Все они име­ют ман­дат от их Ком­пар­тии и пра­ви­тель­ства на ра­бо­ту в том или ином сек­то­ре Укра­и­ны. Они го­то­вы, у них есть боль­шие ре­сур­сы.

Но де­ло в том, что у нас они встре­ти­лись с се­рьез­ной необя­за­тель­но­стью в со­дей­ствии ре­а­ли­за­ции про­ек­тов, под­пи­сан­ных в преды­ду­щие го­ды. Несколь­ко при­ме­ров. Укра­и­на са­ма пред­ло­жи­ла чрез­вы­чай­но до­ро­гой про­ект «Воз­душ­ный экс­пресс» — ско­рост­ную же­лез­но­до­рож­ную трас­су из аэро­пор­та «Бор­исполь» в центр Ки­е­ва. По­том мы до­го­во­ри­лись о про­да­же ку­ку­ру­зы в Ки­тай. За­тем был про­ект до­бы­чи га­за из шахт, но мы дол­го не мог­ли опре­де­лить­ся, кто этим бу­дет за­ни­мать­ся — «Наф­то­газ» или Ми­ни­стер­ство энер­ге­ти­ки. Ни один про­ект пол­но­цен­но не ре­а­ли­зо­ван.

Не так дав­но Укра­и­ну по­се­тил за­ме­сти­тель гла­вы пра­ви­тель­ства Ки­тай­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки. Он хо­тел услы­шать на­ши пред­ло­же­ния, они про­яв­ля­ют ин­те­рес к со­труд­ни­че­ству с Укра­и­ной, что­бы ор­га­ни­зо­вы­вать раз­ные про­из­вод­ства. Ки­тай го­тов пе­ре­вер­нуть стра­нич­ку и на­чать все за­но­во. Но нам сле­ду­ет по­нять, что у них вы­со­ко­ор­га­ни­зо­ван­ный ры­ноч­ный биз­нес. За их ин­ве­сти­ции на­до бо­роть­ся. Это не ман­на небес­ная.

Ес­ли Ки­тай вкла­ды­ва­ет де­сят­ки мил­ли­ар­дов в стра­ны Аф­ри­ки, ес­ли он с ни­ми мо­жет до­го­во­рить­ся, то по­че­му укра­ин­ские чи­нов­ни­ки не по­ни­ма­ют, что коль в до­ку­мен­те сто­ят их под­пи­си, они обя­за­ны обес­пе­чить его ис­пол­не­ние? А у нас под­пи­шут, и по­том на­чи­на­ют­ся дис­кус­сии и раз­ду­мья.

Ду­маю, что та­ких за­мо­ро­жен­ных про­ек­тов где-то на шесть или де­вять мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. В то вре­мя, ко­гда нам нуж­ны день­ги. По­ни­ма­е­те?

— Не по­ни­маю.

— Нам нуж­но на­чи­нать дви­гать­ся, а не так, как у Вы­соц­ко­го — «про­дол­жа­ем бег на ме­сте». И по­нять, что нам ни­кто в этом ми­ре ни­че­го не дол­жен. Мы мо­жем мно­го по­лу­чить в ре­зуль­та­те со­труд­ни­че­ства, но необ­хо­ди­мо про­яв­лять ини­ци­а­ти­вы и вы­пол­нять взя­тые обя­за­тель­ства.

Впро­чем, все-та­ки хо­чу оп­ти­ми­сти­че­ски за­кон­чить эту те­му. Ино­стран­ные ком­па­нии, ко­то­рые сей­час по­яви­лись, это здо­ро­во. Но их очень ма­ло, что­бы уро­вень жиз­ни на­ших граж­дан на­чал су­ще­ствен­но улуч­шать­ся.

«Пол­стра­ны на­ло­ги

не пла­тит»

— Кста­ти, об уровне жиз­ни. В раз­ви­тых стра­нах сред­ний класс со­став­ля­ет про­цен­тов 30—40, у нас же боль­шин­ство жи­вет от зар­пла­ты до зар­пла­ты, от пен­сии до пен­сии, не мо­жет се­бе поз­во­лить ми­ни­маль­ную фи­нан­со­вую по­душ­ку без­опас­но­сти — на ле­че­ние, чер­ный день, от­пуск, непред­ви­ден­ные по­куп­ки. Со­глас­но недав­ним ис­сле­до­ва­ни­ям Цен­тра Ра­зум­ко­ва, лю­дей, ко­то­рых услов­но мож­но от­не­сти к сред­не­му клас­су, у нас око­ло 25 про­цен­тов.

— Это чрез­вы­чай­но се­рьез­ная про­бле­ма.

— Как ее ре­шить?

— Ме­нять стра­ну. У нас, по раз­ным оцен­кам, до 40—50 про­цен­тов се­рой эко­но­ми­ки. То есть пол­стра­ны на­ло­ги не пла­тит. Нет рав­ных усло­вий кон­ку­рен­ции. Вы ор­га­ни­зо­ва­ли свой биз­нес, ра­бо­та­е­те чест­но, а дру­гой вво­зит то­ва­ры вне та­мож­ни, на­ло­ги не пла­тит, у него зар­пла­та «в кон­вер­те». И его фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти луч­ше, чем у по­ря­доч­ных биз­не­сме­нов.

Вто­рой мо­мент — пра­во­по­ря­док. В Укра­ине ря­до­вые яв­ле­ния — это по­бо­ры, пре­пят­ствия в от­кры­тии биз­не­са, рей­дер­ство, тре­бо­ва­ния упла­ты на­ло­гов на­пе­ред, невоз­врат НДС. Знаю мно­гих пред­при­ни­ма­те­лей из Тер­но­поль­ской, Вин­ниц­кой, Хмель­ниц­кой об­ла­стей, сво­ей род­ной Ива­но-Фран­ков­щи­ны, ко­то­рые не вы­дер­жа­ли «на­ез­дов» по­жар­ных, са­ни­тар­ных ин­спек­то­ров, пра­во­охра­ни­те­лей и уеха­ли в Сло­ва­кию или Поль­шу, не зная язы­ка, за­ко­но­да­тель­ства, куль­ту­ры, по­ра­бо­та­ли на ко­го-то и че­рез па­ру ме­ся­цев на­ча­ли свой биз­нес.

На­ше го­су­дар­ство долж­но со­здать усло­вия, что­бы эти лю­ди со­зи­да­ли здесь. Им на­до дать воз­мож­ность рас­ти. — И не ме­шать.

— Са­мо со­бой. Биз­нес тре­бу­ет под­держ­ки. Он дол­жен иметь воз­мож­ность за­щи­тить се­бя в су­де, ес­ли кто-то от­нес­ся к нему неспра­вед­ли­во. Но не дай Бог у нас на­чать су­дить­ся. И да­же по­том, ес­ли ты по­лу­чил ре­ше­ние, где на­пи­са­но «име­нем Укра­и­ны», оно мо­жет не вы­пол­нять­ся…

— Сле­ду­ю­щая те­ма. В ре­а­ли­за­ции ре­форм в ка­ких сфе­рах у нас прой­де­на точ­ка невоз­вра­та?

— Отве­чу так. Ре­фор­мы в стране идут. И это да­ло воз­мож­ность Укра­ине не упасть в яму, до­стичь эко­но­ми­че­ско­го ро­ста и ро­ста ре­аль­ных до­хо­дов на­се­ле­ния. Но это не те по­ка­за­те­ли, ко­то­рые мог­ли бы го­во­рить о зна­чи­тель­ном успе­хе.

У нас бы­ли две про­грам­мы с МВФ. Пер­вая — на 13,1 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Од­на­ко мы в 2014 го­ду вы­бра­ли 4,6 мил­ли­ар­да, по­том не мог­ли или не хо­те­ли вы­пол­нить ка­кие-то ме­ро­при­я­тия, по­про­си­ли дать нам но­вую, бо­лее ка­че­ствен­ную про­грам­му и боль­ше де­нег. В 2015 го­ду МВФ на это по­шел, бы­ла раз­ра­бо­та­на но­вая про­грам­ма — уже на 18,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Она долж­на за­вер­шить­ся в мар­те сле­ду­ю­ще­го го­да. Из этой сум­мы мы вы­бра­ли 8,5 мил­ли­ар­да. При этом го­во­рим, что нам не хва­та­ет де­нег. Да, по каж­дой про­грам­ме мы что-то сде­ла­ли. Но из то­го, что обе­ща­ли, — ров­но по­ло­ви­ну.

— По­че­му?

— Не­до­ста­ток по­ли­ти­че­ской во­ли и ин­сти­ту­ци­о­наль­ная сла­бость для про­ве­де­ния ре­форм.

Что уда­лось сде­лать? Ре­фор­ми­ро­вать На­ци­о­наль­ный банк, удер­жать бан­ков­скую и фи­нан­со­вую си­сте­му от па­де­ния и кра­ха. Бан­ки до­ка­пи­та­ли­зо­ва­ны, они име­ют до­ста­точ­ную лик­вид­ность, при­дер­жи­ва­ют­ся нор­ма­ти­вов. Они го­то­вы кре­ди­то­вать.

Утвер­ждаю, что На­ци­о­наль­ный банк яв­ля­ет­ся ли­де­ром ре­форм, по­то­му что Ка­б­мин до­стиг мень­ше­го. Он не мо­жет обес­пе­чить ка­че­ствен­ное бюд­же­ти­ро­ва­ние. Смот­ри­те, мы умень­ши­ли став­ку еди­но­го со­ци­аль­но­го взно­са, что­бы со­здать луч­шие усло­вия для биз­не­са и пред­при­ни­ма­тель­ства. Но из-за то­го, что нет еди­ной ба­зы пла­тель­щи­ков это­го на­ло­га, рас­че­ты бы­ли необъ­ек­тив­ны­ми и по­те­ри ока­за­лись боль­ше, чем пред­по­ла­га­лось, что при­ве­ло к до­пол­ни­тель­ной на­груз­ке на Пен­си­он­ный фонд и го­су­дар­ствен­ный бюд­жет, ко­то­рый его фи­нан­си­ру­ет. В стране, ко­то­рая вы­пла­чи­ва­ет огром­ные объ­е­мы суб­си­дий, нет ка­че­ствен­но­го ре­ест­ра тех, кто их по­лу­ча­ет. Нет све­де­ний, ка­кие до­хо­ды у граж­да­ни­на, ка­кое его со­сто­я­ние и име­ет ли он пра­во на суб­си­дию. Мы же эти­ми суб­си­ди­я­ми на­кры­ли всех же­ла­ю­щих слов­но боль­шим зон­ти­ком. Но так не долж­но быть. Го­су­дар­ство, ко­то­рое бо­рет­ся за со­ци­аль­ную спра­вед­ли­вость, обя­за­но по­мо­гать тем, ко­му сле­ду­ет, и на­ка­зы­вать тех, кто зло­упо­треб­ля­ет си­ту­а­ци­ей.

Так что ре­фор­мы в ор­га­ни­за­ции со­ци­аль­ной за­щи­ты (пен­си­он­ное обес­пе­че­ние, суб­си­дии и про­чее) не со­сто­я­лись. Еще у нас мно­го про­блем в си­сте­ме охра­ны здо­ро­вья и об­ра­зо­ва­ния. В Укра­ине ко­ли­че­ство учи­те­лей или вра­чей на 10 ты­сяч на­се­ле­ния (есть та­кой меж­ду­на­род­ный по­ка­за­тель) боль­ше, чем во Фран­ции или Гер­ма­нии. А ка­че­ство услуг со­по­ста­ви­мо? При­чем за ру­бе­жом ни­ка­ких ре­форм не бы­ло.

Не про­изо­шли над­ле­жа­щие ре­фор­мы в энер­ге­ти­ке, неф­те­га­зо­вой от­рас­ли. С 90-х го­дов шел раз­го­вор о при­вле­че­нии ино­стран­но­го ин­ве­сто­ра для со­зда­ния меж­ду­на­род­но­го кон­сор­ци­у­ма, что­бы га­зо­транс­порт­ная си­сте­ма ока­за­лась в на­деж­ных ру­ках и бы­ла из­бав­ле­на от вме­ша­тель­ства оли­гар­хов и кор­руп­ци­о­не­ров. А те­перь мы спра­ши­ва­ем: что бу­дет, ес­ли по­стро­ят «Се­вер­ный по­ток-2» (га­зо­про­вод в об­ход Укра­и­ны, ко­то­рый стро­ит Рос­сия. — Авт.)? Од­но­знач­но это не эко­но­ми­че­ский про­ект, а по­ли­ти­че­ский. Но ко­гда мы об­ви­ня­ем всех, кто при­ло­жил­ся к «по­то­ку» (Гер­ма­нию и про­чих), то на­до же дать оцен­ку и вы­пол­не­нию обя­за­тельств по со­зда­нию меж­ду­на­род­но­го кон­сор­ци­у­ма, ко­то­рые мы бра­ли на се­бя. Это хо­ро­шо, что за по­след­ний год НАК «Наф­то­газ» стал неубы­точ­ным, что там по­явил­ся на­блю­да­тель­ный со­вет и но­вый ме­недж­мент. Но что там тво­ри­лось го­да­ми!

Мы осла­би­ли си­лу го­ло­са на­ших ев­ро­пей­ских дру­зей и за­пад­ных парт­не­ров в за­щи­ту Укра­и­ны. «Газ­пром» и рос­сий­ская власть ис­поль­зо­ва­ли эту сла­бость.

По­ни­ма­е­те, мы долж­ны учить­ся ста­но­вить­ся силь­ны­ми и брать на се­бя от­вет­ствен­ность. «Плач Яро­слав­ны» дав­но уто­мил на­ших парт­не­ров и уже немно­го от­пу­ги­ва­ет.

«Мы все ищем ви­но­ва­тых

в на­ших неуда­чах»

— За­вер­ша­ю­щий во­прос. У вас есть на­деж­да, что Укра­и­на ко­гда-ни­будь ста­нет со­сто­я­тель­ным го­су­дар­ством, а укра­ин­цы пе­ре­ста­нут ощу­щать свою мен­шо­вар­тість?

— Я ве­рю в это. По­это­му по­сле несколь­ких лет ра­бо­ты за ру­бе­жом (Ро­ман Шпек был гла­вой по­сто­ян­но­го пред­ста­ви­тель­ства Укра­и­ны при ЕС с 2000 по 2008 год. — Авт.) вер­нул­ся в Укра­и­ну. Хо­чу быть ча­стью тех, кто при­ча­стен к пе­ре­ме­нам в стране. Ве­рю в то, что на­ше го­су­дар­ство бу­дет силь­ным. Ибо толь­ко эко­но­ми­че­ски силь­ная Укра­и­на сможет обес­пе­чить над­ле­жа­щий уро­вень без­опас­но­сти сво­ей тер­ри­то­рии. Ве­рю, что мы вос­ста­но­вим свои гра­ни­цы. Это для ме­ня ак­си­о­ма.

Ве­рю, что мы бу­дем жить до­стой­но, и бла­го­со­сто­я­ние на­ших лю­дей бу­дет рас­ти. Од­на­ко мы все вме­сте долж­ны фор­ми­ро­вать об­ще­ствен­ный за­прос на пе­ре­ме­ны (мо­же­те на­звать это ре­фор­ма­ми). Мы долж­ны тре­бо­вать ве­сти борь­бу с кор­руп­ци­ей, пе­ре­стать ве­стись на по­пу­лизм, на греч­ку на вы­бо­рах, не слу­шать тех, кто хо­чет нас охму­рить, кто хо­чет, что­бы их по­лю­би­ли. Власть лю­бить невоз­мож­но. Но ее на­до под­дер­жи­вать.

Ско­ро бу­дет 40 лет, как ме­ня впер­вые на­зна­чи­ли на ру­ко­во­дя­щую долж­ность — глав­ным ин­же­не­ром од­но­го из пред­при­я­тий При­кар­па­тья. Я с пер­вых ми­нут ста­рал­ся во все вни­кать пе­ред при­ня­ти­ем ре­ше­ний. Мне бы­ло 24 го­да. Вы­зов се­рьез­ный. За­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Ва­ле­рий Алек­сан­дров (он недав­но ушел из жиз­ни, это боль­шая по­те­ря для ме­ня) как-то ска­зал: «Ро­ма, за­пом­ни. Доб­рый — то­ва­рищ дур­но­му. От те­бя ждут не то­го, что­бы ты был доб­рым, а что­бы ты был спра­вед­ли­вым». Это на­пут­ствие мне очень по­мог­ло в жиз­ни.

Так вот, к вла­сти мы долж­ны от­но­сить­ся спра­вед­ли­во и стро­го, но не на­до быть плак­си­вы­ми и ждать, что нам все да­дут. Нам нуж­на воз­мож­ность жить, ра­бо­тать, бо­роть­ся, за­щи­щать свою зем­лю, стро­ить эко­но­ми­ку. Ес­ли мы с ва­ми бу­дем нетер­пи­мы­ми к неспра­вед­ли­во­сти и нечест­но­сти, то уви­дим иную Укра­и­ну. Но ес­ли бу­дем рас­счи­ты­вать, что кто-то нам все это обес­пе­чит… Ес­ли по­чи­тать на­шу прес­су, по­слу­шать по­ли­ти­ков, то по­лу­ча­ет­ся, что пло­хие кре­ди­то­ры от МВФ тре­бу­ют по­вы­ше­ния та­ри­фов и со­кра­ще­ния рас­хо­дов бюд­же­та, Ев­ро­пей­ский со­юз что-то недо­дал или под­дер­жал не тот про­ект, Аме­ри­ка предо­ста­ви­ла не все, что мы хо­те­ли по­лу­чить. Но ни­ко­гда не го­во­рим, что мы не сде­ла­ли, и что это­му по­ме­ша­ло.

По­сле Ев­ро­май­да­на в пар­ла­мент за­шли по­бе­ди­те­ли. Но они не мо­гут меж­ду со­бой до­го­во­рить­ся. Со­зда­ли ко­а­ли­цию, а ко­а­ли­ции нет. Их под­пи­си сто­ят под про­грам­ма­ми, ко­то­рые они же не выполняют. В пра­ви­тель­стве го­во­рят: «Дай­те де­нег», а по­ло­ви­ну сумм го­то­вы взять под де­вять-де­сять про­цен­тов, а не под один или три. Биз­нес со­зна­тель­но на­ру­ша­ет все, что толь­ко мож­но. В этом вся бе­да. Ес­ли мы нач­нем с се­бя, то и го­су­дар­ство, и мы бу­дем со­сто­я­тель­ны­ми. А мы все ищем ви­но­ва­тых в на­ших неуда­чах…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.