«КО­ГДА ВЗО­РВАЛ­СЯ ГАЗОВЫЙ КО­ТЕЛ, СЫ­НОК ЗА­ГО­РЕЛ­СЯ, КАК ФАКЕЛ, И ПО­ЛУ­ЧИЛ ОЖОГИ 65 ПРО­ЦЕН­ТОВ КО­ЖИ. У НЕГО РАСПЛАВИЛИСЬ ГОЛОСОВЫЕ СВЯЗКИ, ТРАХЕЯ, БЫЛ ОБОЖЖЕН ЯЗЫК»

Fakty i kommentarii - - НА ЧТО ЖАЛУЕТЕСЬ -

(Окон­ча­ние. На­ча­ло на стр. 23)

«Что­бы ре­бе­нок на­би­рал вес,

кор­мить его при­хо­ди­лось внут­ри­вен­но или че­рез зонд»

Док­тор Ген­на­дий Фу­зай­лов вспо­ми­на­ет, как впер­вые осмот­рел Вла­ди­ка:

— Ре­бе­нок был в очень тя­же­лом со­сто­я­нии. Укра­ин­ские ме­ди­ки пы­та­лись за­крыть ра­ны, но ко­жа не при­жи­ва­лась — из-за при­со­еди­нив­шей­ся ин­фек­ции и еще по­то­му, что во время ожо­гов очень уско­ря­ют­ся об­мен­ные про­цес­сы (ме­та­бо­лизм). Что­бы ле­че­ние бы­ло успеш­ным, па­ци­ен­ту нуж­но по­лу­чать мно­го ка­ло­рий. Ес­ли в ор­га­низм их по­сту­па­ет недо­ста­точ­но, пе­ре­са­жен­ная ко­жа не при­жи­вет­ся, а быст­ро от­торг­нет­ся. По­это­му пер­вое, с чего мы на­ча­ли ле­че­ние Вла­ди­ка, — ре­ши­ли во­прос с корм­ле­ни­ем. Ди­е­то­лог рас­счи­тал, сколь­ко ка­ло­рий дол­жен еже­днев­но по­лу­чать ре­бе­нок, и мы дей­ство­ва­ли ис­клю­чи­тель­но по этим пред­пи­са­ни­ям, что бы­ло непро­сто.

— По­че­му?

— Ре­бен­ка при­хо­ди­лось кор­мить внут­ри­вен­но или че­рез зонд, так как по­пав­ший в ды­ха­тель­ные пу­ти во время взры­ва го­ря­чий воз­дух бук­валь­но рас­пла­вил голосовые связки, по­вре­дил язык. Рот у ма­лы­ша был как буд­то скле­ен. Лишь че­рез несколь­ко недель, ко­гда маль­чик на­чал на­би­рать вес, мы ре­ши­лись на хи­рур­ги­че­ские вме­ша­тель­ства. Сначала за­кры­ва­ли неболь­шие участ­ки на те­ле, а ко­гда уви­де­ли, что ко­жа на­ча­ла при­жи­вать­ся, взя­лись за боль­шие участ­ки. По­сле это­го на­чал­ся сле­ду­ю­щий этап ле­че­ния.

…Свет­ла­на поз­во­ля­ла се­бе пла­кать толь­ко но­чью, ко­гда ре­бе­нок спал. А днем она за­бав­ля­ла ма­лы­ша, что­бы пе­ре­да­вать ему толь­ко по­ло­жи­тель­ные эмо­ции.

— Вла­ди­ка на­до бы­ло за­но­во учить дер­жать го­лов­ку, си­деть, сто­ять, — про­дол­жа­ет Свет­ла­на. — Толь­ко че­рез во­семь ме­ся­цев ма­лыш опять на­чал хо­дить. Ему бы­ло труд­но, боль­но. Но он шел. А у ме­ня воз­ник­ло ощу­ще­ние, как буд­то он за­но­во ро­дил­ся.

Вра­чам при­шлось вы­пол­нить Вла­ди­ку ре­кон­струк­цию тра­хеи и го­ло­со­вых свя­зок. Так что те­перь он уже мо­жет са­мо­сто­я­тель­но ды­шать, есть. По­не­мно­гу на­чи­на­ет го­во­рить. Хо­дит, бе­га­ет, тан­цу­ет. Функции ру­чек по­ка уда­лось вер­нуть ча­стич­но.

«Ма­те­рин­ская ду­ша мо­жет уме­реть в тот мо­мент, ко­гда услы­шит, что сы­ну грозит смер­тель­ная опас­ность»

— Хи­рур­гия рук — это се­рия очень слож­ных опе­ра­ций, так как сши­вать при­хо­дит­ся нер­вы, су­хо­жи­лия, — про­дол­жа­ет Ген­на­дий Фу­зай­лов. — Сей­час, по­ка у Вла­ди­ка еще длит­ся ост­рая ста­дия, не время за­ни­мать­ся ре­кон­струк­тив­ны­ми опе­ра­ци­я­ми. Глав­ной за­да­чей оста­ет­ся за­крыть ко­жей (соб­ствен­ной или ис­кус­ствен­ной) обо­жжен­ные участ­ки те­ла. Ре­бе­нок рас­тет, и де­фи­цит ко­жи увеличивается. Труд­но бы­ло объ­яс­нить ма­ме, по­че­му мы не за­ни­ма­ем­ся пла­сти­кой. Го­во­рил жест­ко: «На то, как ма­лыш выглядит, по­ка не обра­ща­ем вни­ма­ния».

В пер­вый год по­сле трав­мы нас вол­но­ва­ло од­но: что­бы ре­бе­нок вы­жил. Даль­ше бу­дем ра­бо­тать над воз­вра­ще­ни­ем функ­ций рук, ног. И толь­ко по­сле 21 го­да речь пой­дет об эс­те­ти­ке и том, как парень бу­дет вы­гля­деть.

Свет­ла­на утвер­жда­ет, что за время, про­шед­шее с мо­мен­та тра­ге­дии, у нее про­изо­шла пе­ре­оцен­ка цен­но­стей:

— Ко­гда те­бе го­во­рят, что твой ре­бе­нок мо­жет уме­реть, это все ме­ня­ет. Ка­жет­ся, ма­те­рин­ская ду­ша уми­ра­ет уже в тот мо­мент, ко­гда она слы­шит, что сы­ну грозит смер­тель­ная опас­ность. Я все го­то­ва от­дать, лишь бы мой ма­лыш жил.

Жен­щи­на при­зна­ет­ся, что ску­ча­ла по Укра­ине и род­ным, но ко­гда еха­ла до­мой, пе­ре­жи­ва­ла, как вос­при­мут Вла­ди­ка со­се­ди. Ведь ли­цо у него по­кры­то шра­ма­ми, буг­ри­стой ко­жей. Ока­за­лось, про­блем с об­ще­ни­ем нет, тре­во­ги вто­ро­сте­пен­ны.

— Глав­ное, что мы жи­вы — я мо­гу об­ни­мать, це­ло­вать сы­на. Лю­ди, ко­то­рые зна­ют, ка­кая бе­да слу­чи­лась в се­мье, нас под­дер­жи­ва­ют. На­хо­дясь в Бо­стоне, я ви­де­ла де­тей, трав­ми­ро­ван­ных еще боль­ше, чем Вла­дик. У них не бы­ло рук, ног, обо­жже­ны гла­за. Но вра­чи ока­зы­ва­ли им по­мощь, го­во­ри­ли с ро­ди­те­ля­ми, убеж­дая не па­дать ду­хом.

Ко­гда я спро­си­ла у док­то­ра Фу­зай­ло­ва, что за­став­ля­ет его по­мо­гать де­тям в Укра­ине (врач и его ко­ман­да уже вось­мой раз по­бы­ва­ли во Ль­вов­ской кли­ни­ке и бес­плат­но про­опе­ри­ро­ва­ли 200 де­тей, пе­ре­нес­ших тя­же­лей­шие ожоги), он от­ве­тил во­про­сом на во­прос:

— Вы ведь не смо­же­те прой­ти ми­мо че­ло­ве­ка, ко­то­рый упал, а по­пы­та­е­тесь его под­нять? По­че­му?

— Это как-то по-че­ло­ве­че­ски. — Вот вы и от­ве­ти­ли на свой во­прос, — улыб­нул­ся док­тор.

Се­мей­ное фо­то с сы­ном Свет­ла­на и Ана­то­лийсде­ла­ли неза­дол­го до тра­ге­дии

«Ле­че­ни­ем Вла­ди­ка мы за­ни­ма­ем­ся уже почти пол­то­ра го­да, — го­во­рит Ген­на­дий Фу­зай­лов. — Все это время ре­бе­нок с ма­мойна­хо­дят­ся в на­шей кли­ни­ке в Бо­стоне. Жизнь ма­лы­шу уда­лось со­хра­нить. Но что­бы он чув­ство­вал се­бя уве­рен­но,понадобится еще мно­го ре­кон­струк­тив­ных опе­ра­ций»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.