«ЧТО­БЫ СПА­СТИ МНЕ ЖИЗНЬ, ЖЕ­НА ОТДАЛА ЧАСТЬ СВО­ЕЙ ПЕ­ЧЕ­НИ ДЛЯ ПЕ­РЕ­САД­КИ МУЖ­ЧИНЕ ИЗ ТУР­ЦИИ, А ЕГО СЫН СТАЛ МО­ИМ ДОНОРОМ»

Стам­буль­ские вра­чи вы­пол­ни­ли уни­каль­ную опе­ра­цию 39-лет­не­му льво­вя­ни­ну Ни­ко­лаю Пав­ли­ву. В хо­де пе­ре­крест­ной транс­план­та­ции по­род­ни­лись две се­мьи — укра­ин­ская и ту­рец­кая

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ма­рич­ка КУРИЛОАЛЕКСЕВИЧ

О том, что ему нуж­на пе­ре­сад­ка пе­че­ни, льво­вя­нин Ни­ко­лай Пав­лив узнал ны­неш­ним ле­том.

— По­чти два го­да вра­чи не мог­ли по­ста­вить мне точ­ный ди­а­гноз и вы­яс­нить, по­че­му ко­жа и бел­ки глаз ста­ли жел­ты­ми, а клет­ки пе­че­ни стре­ми­тель­но пе­ре­рож­да­ют­ся, — рас­ска­зы­ва­ет Ни­ко­лай. — Пред­по­ла­га­ли, что это ге­па­тит С или ге­мо­хро­ма­тоз (из­бы­ток же­ле­за в ор­га­низ­ме), и ле­чи­ли от них. Ко­гда мы с же­ной ис­ка­ли ин­фор­ма­цию в Ин­тер­не­те, вы­яс­ни­лось, что есть це­лые груп­пы «то­ва­ри­щей по несча­стью». Имен­но в соц­се­тях мне по­со­ве­то­ва­ли об­ра­тить­ся в Ки­ев, к спе­ци­а­ли­стам Ин­сти­ту­та име­ни Ша­ли­мо­ва. Воз­мож­но, этот со­вет ме­ня спас. При­хо­жу на при­ем к вра­чу, а он, да­же не посмот­рев вы­пис­ки из ис­то­рии бо­лез­ни, го­во­рит: «У вас оста­лось два-три ме­ся­ца. Вам сроч­но на­до де­лать пе­ре­сад­ку пе­че­ни, так как она по­ра­же­на на 50 про­цен­тов». Вста­ли во­про­сы: где взять день­ги и как най­ти до­но­ра? У нас боль­шая се­мья, но ни­кто из род­ствен­ни­ков не под­хо­дил.

Дру­зья Ни­ко­лая ки­ну­ли клич и со­бра­ли сум­му, необходимую для про­ве­де­ния опе­ра­ции в ту­рец­кой кли­ни­ке. В это вре­мя муж­чи­на уже был в очень тя­же­лом со­сто­я­нии. Ко­гда Ни­ко­лай с же­ной при­ле­те­ли в Стам­бул, хи­рург пред­ло­жил муж­чине пой­ти на экс­пе­ри­мент — сде­лать пе­ре­крест­ную пе­ре­сад­ку пе­че­ни. Вы­яс­ни­лось, что в тот же пе­ри­од в боль­ни­це на­хо­ди­лась ту­рец­кая се­мья, гла­ва ко­то­рой — 66-лет­ний Су­лей­ман Онал — нуж­дал­ся в пе­ре­сад­ке пе­че­ни. Но у его сы­на бы­ла дру­гая груп­па кро­ви, и, со­от­вет­ствен­но, он не под­хо­дил от­цу в ка­че­стве до­но­ра. Уди­ви­тель­ное сте­че­ние об­сто­я­тельств: углуб­лен­ные ана­ли­зы по­ка­за­ли, что сын Су­лей­ма­на мо­жет стать донором для Ни­ко­лая, а же­на Ни­ко­лая — для са­мо­го Су­лей­ма­на.

— Сна­ча­ла я ис­пу­гал­ся, — про­дол­жа­ет Ни­ко­лай. — На­ше­му сы­ну все­го 14 лет. Ес­ли что-то пой­дет не так, он мо­жет остать­ся си­ро­той. Я понимал, что это шанс по­мочь мне. Но не мог рис­ко­вать ма­те­рью мо­е­го ре­бен­ка. То­гда же­на ста­ла убеж­дать ме­ня, что все бу­дет хо­ро­шо, мол, она мо­ло­дая, здо­ро­вая. А вра­чи да­ва­ли 98 про­цен­тов га­ран­тии: опе­ра­ция прой­дет нор­маль­но. Они ак­цен­ти­ро­ва­ли на­ше вни­ма­ние на том, что для них так­же очень ва­жен имидж из­вест­ной во всей Тур­ции боль­ни­цы Acibadem, в ко­то­рой я ле­чил­ся. Ес­ли с нами что-то слу­чит­ся, то по­стра­да­ет це­лая ме­ди­цин­ская им­пе­рия. И, чест­но го­во­ря, ме­ня это убе­ди­ло.

По­сле опе­ра­ции Ни­ко­лай стал быст­ро вос­ста­нав­ли­вать­ся.

— Ко­гда на чет­вер­тый день вра­чи за­ста­ви­ли ме­ня встать, я был шо­ки­ро­ван, что уже мо­гу сам хо­дить, — вспо­ми­на­ет Ни­ко­лай. — Это бы­ла та­кая эй­фо­рия, ко­то­рую невоз­мож­но пе­ре­дать сло­ва­ми! Пред­ставь­те со­сто­я­ние че­ло­ве­ка, ко­то­рый был в от­ча­я­нии и ему уда­лось по­лу­чить един­ствен­ный шанс! А глав­ное — вос­поль­зо­вать­ся им.

(Окон­ча­ние на стр. 24)

О пе­ре­крест­ной транс­план­та­ции, вы­пол­нен­ной граж­да­нам Укра­и­ны и Тур­ции, пи­са­ла вся ту­рец­кая прес­са. Ни­ко­лай с су­пру­гой и Су­лей­ман с сы­ном, а так­же опе­ри­ро­вав­ший их хи­рург ста­ли на­сто­я­щи­ми звез­да­ми

По­сле транс­план­та­ции се­мьи Ни­ко­лая и Су­лей­ма­на на­ча­ли об­щать­ся в соц­се­тях. В те­че­ние пер­во­го го­да по­сле опе­ра­ции па­ци­ен­ты бу­дут под по­сто­ян­ным на­блю­де­ни­ем спе­ци­а­ли­стов ту­рец­кой кли­ни­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.