«Че­рез че­ты­ре ме­ся­ца по­сле по­куп­ки жи­лья я по­лу­чи­ла пись­мо, что моя квар­ти­ра... аре­сто­ва­на»

В сто­ли­це задержали «черных ри­ел­то­ров», про­вер­нув­ших афе­ры с квар­ти­ра­ми ки­ев­лян на 5 мил­ли­о­нов гри­вен

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Екатерина КОПАНЕВА

В сто­ли­це задержали «черных ри­ел­то­ров», про­вер­нув­ших афе­ры с квар­ти­ра­ми ки­ев­лян

на 5 мил­ли­о­нов гри­вен.

В Ки­е­ве раз­об­ла­чи­ли «черных ри­ел­то­ров». Сре­ди пострадавших — по­ку­па­те­ли квар­тир, наслед­ни­ки бывших вла­дель­цев это­го жи­лья и го­су­дар­ство. По­ка задержаны два ри­ел­то­ра — жен­щи­ны сред­них лет, ко­то­рые ор­га­ни­зо­вы­ва­ли неза­кон­ные про­да­жи ки­ев­ской недви­жи­мо­сти и про­вер­ну­ли афе­ры с квар­ти­ра­ми на 5 мил­ли­о­нов гри­вен. Обе дав­но ра­бо­та­ют бро­ке­ра­ми и, по сло­вам пострадавших, уме­ют убеж­дать.

«У ме­ня да­же мыс­ли не бы­ло о под­во­хе, — рас­ска­за­ла «ФАК­ТАМ» од­на из по­тер­пев­ших. — Бро­ке­ры за­ве­ри­ли, что квар­ти­ра «чи­стая». То же са­мое го­во­ри­ла ее вла­де­ли­ца — мо­ло­дая жен­щи­на, ко­то­рой квар­ти­ра до­ста­лась от умер­шей ба­буш­ки. Как я по­том узна­ла, ба­буш­ка дей­стви­тель­но жи­ла в этой квар­ти­ре. Вот толь­ко ни­ка­кой внуч­ки у нее не бы­ло. Квар­ти­ру мне продали мо­шен­ни­цы».

«Ри­ел­то­ры уго­во­ри­ли ме­ня на до­го­вор да­ре­ния. Де­скать, так мы сэко­но­мим на на­ло­ге»

Киевлянка Ольга Ше­нер об­ра­ти­лась к бро­ке­рам по ре­ко­мен­да­ции зна­ко­мой.

— Че­рез од­ну из этих ри­ел­то­ров зна­ко­мая в свое вре­мя сда­ва­ла квар­ти­ру и оста­лась до­воль­на, — рас­ска­за­ла «ФАК­ТАМ» Ольга Ше­нер. — Я по­зво­ни­ла ей, ко­гда мне сроч­но по­на­до­би­лось ку­пить в Ки­е­ве жи­лье. Мы с братом про­да­ва­ли ро­ди­тель­скую квар­ти­ру, что­бы разъ­е­хать­ся. Уже нашли по­ку­па­те­лей, а съез­жать мне бы­ло неку­да. Ри­ел­тор по­обе­ща­ла быст­ро най­ти под­хо­дя­щий ва­ри­ант.

Вско­ре она пред­ло­жи­ла мне квар­ти­ру на ули­це Ере­ван­ской в Со­ло­мен­ском рай­оне. Од­но­ком­нат­ную, в ста­ром до­ме, но в пре­де­лах 25 ты­сяч дол­ла­ров, ко­то­ры­ми я рас­по­ла­га­ла. Не мо­гу ска­зать, что эта квар­ти­ра мне очень по­нра­ви­лась. Но дру­гих ва­ри­ан­тов не бы­ло, а вре­мя под­жи­ма­ло. «У ме­ня есть еще две квар­ти­ры на Бор­ща­гов­ке и на буль­ва­ре Ле­си Укра­ин­ки, — ска­за­ла ри­ел­тор. — Но они стоят до­ро­же». Де­скать, на Бор­ща­гов­ке квар­ти­ра двух­ком­нат­ная, а на буль­ва­ре Ле­си Укра­ин­ки по­ря­док цен со­всем дру­гой. За­бе­гая на­пе­ред, ска­жу: сей­час эти две квар­ти­ры то­же фи­гу­ри­ру­ют в уго­лов­ном про­из­вод­стве. Мне они не по­до­шли, но «чер­ные ри­ел­то­ры» быст­ро нашли на них дру­гих по­ку­па­те­лей.

По сло­вам Оль­ги Ше­нер, 25 ты­сяч дол­ла­ров за «од­нуш­ку» в Со­ло­мен­ском рай­оне — это не за­ни­жен­ная, а вполне ры­ноч­ная це­на.

— Обыч­но мо­шен­ни­ки ста­ра­ют­ся сбыть квар­ти­ры как мож­но быст­рее, по­это­му за­ни­жа­ют це­ну, — про­дол­жа­ет Ольга Ше­нер. — Но пред­ло­жен­ная мне це­на бы­ла сред­ней. Я смот­ре­ла объявления и ви­де­ла, что в Со­ло­мен­ском рай­оне есть ва­ри­ан­ты и де­шев­ле.

— Кто продавал эту квар­ти­ру?

— Жен­щи­на, ко­то­рая пред­ста­ви­лась внуч­кой быв­шей вла­де­ли­цы. С ней мы уви­де­лись уже у но­та­ри­уса. До это­го пе­ре­го­во­ры со мной ве­ли толь­ко ри­ел­то­ры. Они рас­ска­за­ли, что в квар­ти­ре дол­гое вре­мя жи­ла ста­рень­кая ба­буш­ка. В кон­це 2016 го­да ста­руш­ка умер­ла, а сей­час квар­ти­рой вла­де­ет ее внуч­ка. По­ка­за­ли мне вы­пис­ку из Еди­но­го ре­ест­ра недви­жи­мо­сти, где бы­ло ска­за­но, что за этой внуч­кой дей­стви­тель­но за­ре­ги­стри­ро­ва­но пра­во соб­ствен­но­сти на жи­лье.

Ме­ня это до­ка­за­тель­ство убе­ди­ло. К то­му же бро­ке­ры пре­крас­ные пси­хо­ло­ги, зна­ют, как об­ра­бо­тать по­ку­па­те­ля. Мне ри­ел­тор по­сто­ян­но по­вто­ря­ла: «Ки­ця, рыбка, это от­лич­ный ва­ри­ант. Но дол­го дер­жать его не бу­ду — у ме­ня есть по­ку­па­тель, ко­то­рый точ­но эту квар­ти­ру за­бе­рет. По­это­му ре­шай быст­рее: бе­решь или нет». Тем вре­ме­нем лю­ди, ко­то­рые по­ку­па­ли у нас с братом ро­ди­тель­скую квар­ти­ру, да­ли мне все­го неде­лю на вы­се­ле­ние.

Я об­ра­ща­лась толь­ко к од­но­му ри­ел­то­ру, но она по­зна­ко­ми­ла ме­ня со сво­ей по­дру­гой, то­же квар­тир­ным бро­ке­ром. Ска­за­ла, что они ра­бо­та­ют вме­сте. С тех пор уже обе ста­ли убеж­дать, что луч­ше ва­ри­ан­та за свои 25 ты­сяч дол­ла­ров я не най­ду.

— А ка­кое впе­чат­ле­ние про­из­ве­ла на вас хо­зяй­ка квар­ти­ры?

— Хо­ро­шее. Мо­ло­дая жен­щи­на, при­лич­но оде­та. Она под­твер­ди­ла, что квар­ти­ра при­над­ле­жа­ла ее по­кой­ной ба­буш­ке. «Мне есть где жить, но нуж­ны день­ги на биз­нес. По­это­му квар­ти­ру ре­ши­ла про­дать», — объ­яс­ни­ла. Рас­ска­за­ла, что са­ма жи­вет в Вы­ш­го­ро­де с му­жем и что с по­кой­ной ба­буш­кой об­ща­лась ред­ко — мол, у ста­руш­ки был сквер­ный ха­рак­тер. У но­та­ри­уса к ней не воз­ник­ло ни­ка­ких во­про­сов. Мы под­пи­са­ли до­го­вор.

— Купли-про­да­жи?

— Нет. Ри­ел­то­ры уго­во­ри­ли ме­ня на до­го­вор да­ре­ния. Де­скать, так мы сэко­но­мим на на­ло­ге. Сей­час по­ни­маю, что не нуж­но бы­ло на это со­гла­шать­ся. Но бро­ке­ры ска­за­ли, что они всегда так де­ла­ют. Я пе­ре­да­ла вла­де­ли­це квар­ти­ры 25 ты­сяч дол­ла­ров, а офор­ми­ли все так, как буд­то она по­да­ри­ла мне жи­лье.

Ольга сра­зу же за­еха­ла в квар­ти­ру. За­ре­ги­стри­ро­ва­лась по но­во­му ад­ре­су, офор­ми­ла на се­бя все сче­та. Это бы­ло еще в ап­ре­ле 2017 го­да. Сле­ду­ю­щие че­ты­ре ме­ся­ца бы­ла уве­ре­на, что ей не о чем бес­по­ко­ить­ся. По­ка не по­лу­чи­ла извещение о том, что ее квар­ти­ра… аре­сто­ва­на.

— По­лу­чи­ла по по­чте пись­мо, в ко­то­ром бы­ло ска­за­но, что По­доль­ский рай­суд на­ло­жил на мою квар­ти­ру арест, — рас­ска­зы­ва­ет Ольга. — Это бы­ло сде­ла­но «в рам­ках уго­лов­но­го про­из­вод­ства, от­кры­то­го по ста­тье 190 Уго­лов­но­го ко­дек­са Укра­и­ны». Я по­смот­ре­ла, что это за ста­тья — мо­шен­ни­че­ство! И от­кры­то это про­из­вод­ство бы­ло еще в мар­те 2017 го­да. В то вре­мя как квар­ти­ру я ку­пи­ла в ап­ре­ле. Ни­че­го не по­ни­мая, по­зво­ни­ла ри­ел­то­ру. Вы­слу­шав ме­ня, она по­про­си­ла прислать ей это пись­мо по «Вай­бе­ру». По­сле че­го пе­ре­зво­ни­ла и на­ча­ла успо­ка­и­вать: «Солн­це, я го­во­ри­ла с ад­во­ка­том. Так вот, это все ерун­да и те­бя ни­как не ка­са­ет­ся. Обык­но­вен­ная от­пис­ка. Те­бе ни­че­го не гро­зит». «Но там ска­за­но, что квар­ти­ра аре­сто­ва­на!» — го­во­рю. «Ни­че­го страш­но­го, — от­ве­ти­ла ри­ел­тор. — Ты смо­жешь и даль­ше в ней жить, смо­жешь ее сда­вать. Толь­ко про­дать по­ка не смо­жешь. Но ты же и не со­би­ра­лась, прав­да?» По­том еще на­пи­са­ла мне: «Очень про­шу, ни­че­го не де­лай. Ес­ли что-то на­до бу­дет, я по­мо­гу. Сей­час все хо­ро­шо. Это опис­ка, те­бе ни­че­го не гро­зит. Но, ес­ли хо­чешь, мо­жешь сде­лать се­бе го­лов­няк».

«Пе­ред покупкой квар­ти­ры Ольга мог­ла опро­сить со­се­дей. И то­гда узна­ла бы, что ни­ка­ких на­след­ни­ков у ба­буш­ки не бы­ло»

Ольга убеж­де­ни­ям ри­ел­то­ра в этот раз не по­ве­ри­ла и об­ра­ти­лась к ад­во­ка­ту.

— И вско­ре узна­ла мно­го ин­те­рес­ных по­дроб­но­стей, — про­дол­жа­ет Ольга. — Ока­за­лось, я ку­пи­ла квар­ти­ру у мо­шен­ни­ков. В од­ном они мне не со­вра­ли — в этой квар­ти­ре дей­стви­тель­но жи­ла ста­рень­кая ба­буш­ка, ко­то­рая умер­ла в 2016 го­ду. Но толь­ко она бы­ла оди­но­кой и ни­ка­ких на­след­ни­ков у нее не бы­ло. Жен­щи­на, ко­то­рая при­хо­ди­ла на сдел­ку, офор­ми­ла пра­во соб­ствен­но­сти на квар­ти­ру по под­дель­ным до­ку­мен­там.

— Все бы­ло оформ­ле­но так, как буд­то еще в 2012 го­ду ста­рень­кая вла­де­ли­ца квар­ти­ры по­да­ри­ла свое жи­лье этой жен­щине — псев­до­внуч­ке, — рас­ска­зал «ФАК­ТАМ» де­та­ли афе­ры ад­во­кат Оль­ги Ше­нер Олег Вла­щен­ко. — Сле­ду­ю­щие че­ты­ре го­да «внуч­ка» с этой квар­ти­рой ни­че­го не де­ла­ла, а в де­каб­ре 2016-го, по­сле смер­ти ба­буш­ки, ре­ши­ла за­ре­ги­стри­ро­вать свое пра­во соб­ствен­но­сти. Го­су­дар­ствен­ным ре­ги­стра­то­ром вы­сту­пил не нотариус, а физлицо, ра­бо­та­ю­щее на ком­му­наль­ном пред­при­я­тии «Со­ло­мен­ка сер­вис». К это­му ре­ги­стра­то­ру мно­го во­про­сов. Мо­шен­ни­ки при­нес­ли ему фаль­ши­вый до­го­вор да­ре­ния на блан­ках но­та­ри­уса из Вы­ш­го­ро­да Ки­ев­ской об­ла­сти. Сам нотариус ска­зал след­ствию, что ни­ка­ко­го до­го­во­ра да­ре­ния он не за­клю­чал и его блан­ка­ми вос­поль­зо­ва­лись афе­ри­сты. В его но­та­ри­аль­ной кни­ге этот до­го­вор не зна­чит­ся. Го­сре­ги­стра­тор не за­ме­тил, что до­го­вор фаль­ши­вый. Не сму­тил его и тот факт, что «внуч­ка» че­ты­ре го­да не вспо­ми­на­ла о по­да­рен­ной ей квар­ти­ре, а по­сле смер­ти ба­буш­ки вдруг ре­ши­ла за­ре­ги­стри­ро­вать свое пра­во соб­ствен­но­сти.

— Мог ли за­ме­тить под­вох нотариус, оформ­ляв­ший сдел­ку меж­ду псев­до­внуч­кой и Ольгой Ше­нер?

— Нет. Он уви­дел, что в Еди­ном ре­ест­ре недви­жи­мо­сти псев­до­внуч­ка зна­чит­ся как соб­ствен­ни­ца жи­лья. Она предъ­яви­ла но­та­ри­усу свой паспорт. Боль­ше ни­че­го он про­ве­рить не мог, как и са­ма Ольга. Един­ствен­ное, что мог­ла пред­при­нять Ольга, это пе­ред покупкой квар­ти­ры, на­при­мер, опро­сить со­се­дей по­кой­ной ста­руш­ки. Они бы ска­за­ли ей, что у ба­буш­ки не бы­ло ни­ка­ких на­след­ни­ков, и вот это уже долж­но бы­ло на­сто­ро­жить.

Наслед­ствен­ное де­ло по­сле смер­ти ба­буш­ки не за­во­ди­лось. У нее дей­стви­тель­но нет на­след­ни­ков, и квар­ти­ра долж­на бы­ла пе­рей­ти к тер­ри­то­ри­аль­ной об­щине. А мо­шен­ни­ки, оче­вид­но, за­ра­нее узнав о квар­ти­ре, где жи­вет оди­но­кая ста­руш­ка, сра­зу же по­сле ее смер­ти про­вер­ну­ли афе­ру.

— Что те­перь де­лать Оль­ге?

— К со­жа­ле­нию, этой квар­ти­ры она ли­шит­ся. Так как у по­кой­ной вла­де­ли­цы не бы­ло на­след­ни­ков, жи­лье долж­но при­над­ле­жать тер­ри­то­ри­аль­ной об­щине. Киевский го­род­ской со­вет че­рез про­ку­ра­ту­ру уже за­явил со­от­вет­ству­ю­щий иск. А Оль­ге оста­ет­ся толь­ко ждать при­го­во­ра «чер­ным ри­ел­то­рам». По­сле то­го как суд при­зна­ет их ви­нов­ны­ми, Ольга смо­жет за­явить граж­дан­ский иск о взыс­ка­нии с них средств.

— Но толь­ко ко­гда это бу­дет, — взды­ха­ет Ольга, — и есть ли у них эти сред­ства, боль­шой во­прос. Киевский го­род­ской со­вет по­дал в суд в граж­дан­ском по­ряд­ке уже сей­час. Оче­вид­но, что мест­ные вла­сти от­су­дят у ме­ня квар­ти­ру зна­чи­тель­но рань­ше при­го­во­ра. И мне при­дет­ся ид­ти на ули­цу. Брокер, кста­ти, еще зво­ни­ла: «Раз ты так се­бя ве­дешь, я не бу­ду те­бе по­мо­гать». Мое «пло­хое по­ве­де­ние» за­клю­ча­ет­ся в том, что я на­пи­са­ла на нее за­яв­ле­ние в про­ку­ра­ту­ру. Та­ких пострадавших, как я, мно­го. Мо­шен­ни­цы успе­ли про­дать несколь­ко неза­кон­но оформ­лен­ных квар­тир. Но неко­то­рые пострадавшие до сих пор ве­рят ри­ел­то­рам и счи­та­ют, что это про­ку­ра­ту­ра пы­та­ет­ся за­брать их квар­ти­ры.

— Псев­до­внуч­ку, ко­то­рая при­хо­ди­ла на сдел­ку, вы боль­ше не ви­де­ли?

— Ни ра­зу. Оче­вид­но, ри­ел­то­ры хо­ро­шо за­пла­ти­ли ей за эту роль. Иг­ра­ла она очень убе­ди­тель­но. На­де­юсь, след­ствие най­дет и ее.

«Ис­поль­зуя под­дель­ные до­ку­мен­ты, мо­шен­ни­ки оформ­ля­ли на под­став­ных лиц пра­во соб­ствен­но­сти на не­дви­жи­мость»

Ри­ел­то­рам объ­яви­ли о подозрении в уго­лов­ном про­из­вод­стве. Од­ну из них аре­сто­ва­ли с пра­вом вне­се­ния за­ло­га в раз­ме­ре 5,7 мил­ли­о­на гри­вен. Дру­гая по­ка слег­ла в боль­ни­цу.

В про­ку­ра­ту­ре «ФАК­ТАМ» рас­ска­за­ли, что все на­ча­лось с об­ра­ще­ния в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны но­та­ри­уса, блан­ка­ми ко­то­ро­го вос­поль­зо­ва­лись мо­шен­ни­ки.

— Нотариус узнал, что под но­ме­ра­ми чис­ля­щих­ся за ним блан­ков в Еди­ном ре­ест­ре недви­жи­мо­сти бы­ли за­ре­ги­стри­ро­ва­ны до­го­во­ры иму­ще­ствен­но­го ха­рак­те­ра, ко­то­рые он не удо­сто­ве­рял, — про­ком­мен­ти­ро­вал «ФАК­ТАМ» си­ту­а­цию за­ме­сти­тель ру­ко­во­ди­те­ля Ки­ев­ской мест­ной про­ку­ра­ту­ры № 7 Алек­сандр Ко­бы­лян­ский. — С этой ин­фор­ма­ци­ей он об­ра­тил­ся в СБУ, по ма­те­ри­а­лам ко­то­рой мы на­ча­ли рас­сле­до­ва­ние. В хо­де след­ствия бы­ла уста­нов­ле­на груп­па лиц, мо­шен­ни­че­ским пу­тем за­вла­де­вав­шая квар­ти­ра­ми.

— Квар­ти­ра­ми оди­но­ких пен­си­о­не­ров?

— Необязательно. В неко­то­рых слу­ча­ях у вла­дель­цев жи­лья бы­ли наслед­ни­ки, ко­то­рые жи­ли в дру­гом го­ро­де или за гра­ни­цей. Ис­поль­зуя под­дель­ные до­ку­мен­ты, мо­шен­ни­ки оформ­ля­ли на под­став­ных лиц пра­во соб­ствен­но­сти на квар­ти­ры, по­сле че­го эти под­став­ные ли­ца про­да­ва­ли квар­ти­ры доб­ро­со­вест­ным покупателям. Мо­шен­ни­ки поль­зо­ва­лись тем, что квар­ти­ры, пра­во соб­ствен­но­сти на ко­то­рые лю­ди по­лу­чи­ли до 1 ян­ва­ря 2013 го­да, ав­то­ма­ти­че­ски в ре­естр недви­жи­мо­сти не по­па­да­ют. А са­ми вла­дель­цы све­де­ния о сво­ем жи­лье в ре­естр не вно­си­ли. На­при­мер, ста­рень­кая ба­буш­ка вла­де­ла квар­ти­рой, но в ре­ест­ре эта квар­ти­ра за­ре­ги­стри­ро­ва­на не бы­ла. А по­сле смер­ти ба­буш­ки пре­ступ­ни­ки при­хо­ди­ли к го­су­дар­ствен­ным ре­ги­стра­то­рам и на ос­но­ва­нии под­дель­ных до­го­во­ров про­си­ли за­ре­ги­стри­ро­вать их как но­вых соб­ствен­ни­ков.

— Кто вы­сту­пал в ро­ли этих но­вых соб­ствен­ни­ков?

— В ос­нов­ном ма­ло­обес­пе­чен­ные лю­ди, ко­то­рые со­гла­ша­лись на это за де­неж­ное воз­на­граж­де­ние. Сей­час нам до­сто­вер­но из­вест­но о се­ми объ­ек­тах недви­жи­мо­сти, ко­то­рые мо­шен­ни­ки та­ким об­ра­зом успе­ли пе­ре­офор­мить. Пять из них продали доб­ро­со­вест­ным покупателям. Это квар­ти­ры в раз­ных рай­о­нах Ки­е­ва. Об­щая сум­ма ущер­ба — око­ло 5,5 мил­ли­о­на гри­вен. Но след­ствие продолжается, и не ис­клю­че­но, что эпи­зо­дов бу­дет боль­ше.

Бы­ли ли у двух за­дер­жан­ных ри­ел­то­ров со­общ­ни­ки, сей­час вы­яс­ня­ет­ся. Лю­ди, ко­то­рые иг­ра­ли роль псев­до­вну­чек, го­во­рят, что не вни­ка­ли в нюансы — и за 5—10 ты­сяч гри­вен де­ла­ли то, что им го­во­ри­ли.

Сыг­ра­ло на ру­ку мо­шен­ни­кам и то, что те­перь ре­ги­стри­ро­вать пра­во соб­ствен­но­сти мо­гут не толь­ко но­та­ри­усы, но и со­труд­ни­ки ком­му­наль­ных пред­при­я­тий, за­ча­стую не име­ю­щие да­же юри­ди­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния. На­при­мер, за мо­шен­ни­цей, про­дав­шей квар­ти­ру Оль­ге Ше­нер, пра­во соб­ствен­но­сти бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но на пред­при­я­тии «Со­ло­мен­ка сер­вис».

Об афе­рах, ко­то­рые уда­лось про­вер­нуть не без по­мо­щи та­ких ре­ги­стра­то­ров, «ФАК­ТЫ» уже пи­са­ли. Са­мый све­жий при­мер — афера с квар­ти­рой нар­де­па Юрия Де­ре­вян­ко. Ше­сти­ком­нат­ную квар­ти­ру Юрия в цен­тре Ки­е­ва мо­шен­ни­ки смог­ли пе­ре­офор­мить на се­бя с по­мо­щью под­дель­ных до­ку­мен­тов. Со­мни­тель­ную бир­же­вую сдел­ку (ко­то­рой на са­мом де­ле не бы­ло) со­гла­си­лись за­ре­ги­стри­ро­вать на пред­при­я­тии «Ки­е­во­блре­кла­ма». А в мае 2017 го­да мошенник из Кры­ма за­вла­дел квар­ти­рой, в ко­то­рой жил со­труд­ник ис­пан­ско­го по­соль­ства. Афе­ри­сту для это­го по­на­до­би­лось… рас­пе­ча­тан­ное на до­маш­нем прин­те­ре по­ста­нов­ле­ние су­да, ко­то­рое он при­нес го­су­дар­ствен­но­му ре­ги­стра­то­ру (не но­та­ри­усу). То, что до­ку­мент под­дель­ный, бы­ло вид­но нево­ору­жен­ным гла­зом. Но ре­ги­стра­то­ра это не сму­ти­ло, и он из­ме­нил в ре­ест­ре фа­ми­лию соб­ствен­ни­ка квар­ти­ры.

По­сле то­го как пра­ва на ре­ги­стра­ци­он­ные дей­ствия по­лу­чи­ли раз­ные струк­ту­ры, слу­чаи мо­шен­ни­че­ства уча­сти­лись. Это под­твер­жда­ют и юри­сты.

— Слу­ча­ев мо­шен­ни­че­ства дей­стви­тель­но ста­ло боль­ше, — со­об­щил «ФАК­ТАМ» за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля ко­ми­те­та зе­мель­но­го пра­ва Ас­со­ци­а­ции ад­во­ка­тов Укра­и­ны Вик­тор Ко­бы­лян­ский. — Рань­ше ре­ги­стра­ци­он­ные дей­ствия мог­ли осу­ществ­лять толь­ко струк­ту­ры в си­сте­ме Ми­ню­ста. Пер­во­го ян­ва­ря 2013 го­да всту­пил в си­лу За­кон «О ре­ги­стра­ции вещ­ных прав», в со­от­вет­ствии с ко­то­рым по­ря­док про­ве­де­ния ре­ги­стра­ции та­ких прав уста­нав­ли­ва­ет­ся Ка­би­не­том ми­ни­стров Укра­и­ны. И с 2013 го­да этот по­ря­док ме­нял­ся уже че­ты­ре ра­за. Частая сме­на пра­вил иг­ры со­зда­ет бла­го­при­ят­ную поч­ву для мо­шен­ни­че­ства.

К то­му же тут нуж­но учи­ты­вать, что ес­ли но­та­ри­усы — это лю­ди с юри­ди­че­ским об­ра­зо­ва­ни­ем (в боль­шин­стве сво­ем от­вет­ствен­ные, хо­ро­шо зна­ю­щие за­ко­но­да­тель­ство), то на го­су­дар­ствен­ных, ком­му­наль­ных пред­при­я­ти­ях спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые хо­ро­шо зна­ют пра­во, ма­ло. Неред­ко бы­ва­ет, что гос­пред­при­я­тие по­лу­чи­ло пра­во на ре­ги­стра­ци­он­ную де­я­тель­ность, но его со­труд­ни­ки пло­хо в этом раз­би­ра­ют­ся, до­пус­ка­ют ошиб­ки. Или, что еще ху­же, нечи­стые на ру­ку лю­ди го­то­вы ре­ги­стри­ро­вать со­мни­тель­ные до­го­во­ры.

С од­ной сто­ро­ны, уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства лиц, у ко­то­рых есть пра­во осу­ществ­лять ре­ги­стра­цию, мно­гим об­лег­чи­ло жизнь: лю­дям уже не нуж­но ме­ся­ца­ми ждать в оче­ре­дях, что­бы про­ве­сти то или иное ре­ги­стра­ци­он­ное дей­ствие. Но, к со­жа­ле­нию, сре­ди этих ре­ги­стра­то­ров не­ма­ло неква­ли­фи­ци­ро­ван­ных и недоб­ро­со­вест­ных лю­дей.

«У ме­ня да­же мыс­ли не бы­ло о под­во­хе. Бро­ке­ры за­ве­ри­ли, что квар­ти­ра «чи­стая», — го­во­рит об­ма­ну­тая киевлянка Ольга Ше­нер

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.