Вя­че­слав Абрось­кин: «Все, ко­го бу­дет су­дить Ан­ти­кор­руп­ци­он­ный суд: чи­нов­ни­ки, де­пу­та­ты — все они управ­ля­ют­ся во­ра­ми в за­коне»

В ин­тер­вью «ФАК­ТАМ» пер­вый за­ме­сти­тель гла­вы На­ци­о­наль­ной полиции Укра­и­ны за­явил, что сей­час весь во­ров­ской мир, на­ру­шив свои по­ня­тия, по­шел на служ­бу в ФСБ Рос­сии

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ана­то­лий ГАВРИШ

«Да­же воры, яв­ля­ю­щи­е­ся граж­да­на­ми Укра­и­ны, все ко­ро­но­ва­ны рос­сий­ски­ми во­ра­ми. По­это­му я не мо­гу ска­зать, что кто-то не под­чи­нен Фе­де­раль­ной служ­бе без­опас­но­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. С их опы­том ра­бо­ты с дан­ной ка­те­го­ри­ей лю­дей все эти то­ва­ри­щи — за­слан­ные ка­зач­ки у нас на тер­ри­то­рии. Они нарушили, по­пра­ли свои пра­ви­ла, по­шли со­труд­ни­чать с вла­стью».

В ин­тер­вью «ФАК­ТАМ» пер­вый за­ме­сти­тель гла­вы На­ци­о­наль­ной полиции Укра­и­ны за­явил, что сей­час весь во­ров­ской

мир, на­ру­шив свои по­ня­тия, по­шел на служ­бу в ФСБ Рос­сии.

Воры в за­коне рань­ше вы­де­ля­лись в уго­лов­ном ми­ре как осо­бая ка­ста — ува­жа­е­мые в сво­ей сре­де лю­ди, жест­ко при­дер­жи­вав­ши­е­ся со­здан­ных ими же пра­вил. Они не шли ни на ка­кое со­труд­ни­че­ство с вла­стя­ми, не стре­ми­лись к бо­гат­ству и ни­ко­гда не от­ри­ца­ли сво­е­го во­ров­ско­го ста­ту­са. Сей­час это в да­ле­ком про­шлом. Ны­неш­ние воры уже не за­ни­ма­ют­ся ба­наль­ны­ми кра­жа­ми. Это муль­ти­мил­ли­о­не­ры, ко­то­рые ин­те­гри­ру­ют­ся во власт­ные струк­ту­ры, ра­бо­та­ют на спец­служ­бы и раз­ви­ва­ют лич­ный биз­нес. Они изу­чи­ли за­ко­ны и на во­прос о сво­ем во­ров­ском ста­ту­се пред­по­чи­та­ют не от­ве­чать, ссы­ла­ясь на кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва. В на­сто­я­щее вре­мя воры пы­та­ют­ся вли­ять на эко­но­ми­че­скую и по­ли­ти­че­скую жизнь мно­гих стран. В том чис­ле и Укра­и­ны. Об этом «ФАК­ТАМ» рас­ска­зал пер­вый за­ме­сти­тель гла­вы На­ци­о­наль­ной полиции Укра­и­ны Вя­че­слав Абрось­кин.

«В Ев­ро­пе с ужа­сом рас­ска­зы­ва­ют о том, что вез­де гру­зин­ские воры»

— Тра­ди­ци­он­ный во­прос. Сколь­ко во­ров в за­коне на дан­ный мо­мент на­хо­дит­ся в Укра­ине?

— У нас есть дан­ные о 40—45. Но их чис­лен­ность по­сто­ян­но ме­ня­ет­ся, идет миграция. За неде­лю, на­при­мер, мо­жет со­кра­тить­ся до 30—35. Укра­ин­цев сре­ди них немно­го: Лё­ра Сум­ской в Су­мах, Пол­та­ва (обыч­но на­хо­дит­ся в Одес­се, пе­ри­о­ди­че­ски про­жи­ва­ет в Дне­про­пет­ров­ской об­ла­сти), ста­рый одессит Ша­рик. Есть Ум­ка — из мо­ло­дых во­ров в за­коне, он жи­вет в Дне­пре. Неде­ля про­жи­ва­ет в Ки­е­ве, от­ве­ча­ет за Ки­ев и Ки­ев­скую об­ласть.

Осталь­ные, в ос­нов­ном, гру­зи­ны — 25—30 че­ло­век. Это Ан­ти­мос, Хме­ло, Ге­ла­ни... По­сле то­го как в Гру­зии был при­нят за­кон о борь­бе с во­ра­ми, они разъ­е­ха­лись прак­ти­че­ски по все­му ми­ру. Я недав­но был в Эсто­нии на встре­че по во­про­сам борь­бы с ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью. Там бук­валь­но все с ужа­сом рас­ска­зы­ва­ли о том, что в Швей­ца­рии, Фран­ции, Ав­стрии, Чехии, Польше при­сут­ству­ет во­ров­ской кон­тин­гент гру­зин­ской национальности.

— Ко­гда-то Антимоса ли­ши­ли укра­ин­ско­го граж­дан­ства и де­пор­ти­ро­ва­ли в Гру­зию, от­ку­да он, го­во­рят, по­де­лив­шись ча­стью сво­е­го со­сто­я­ния, уле­тел в Ис­па­нию.

— По­сле че­го вер­нул­ся в Одес­су. Несколь­ко лет на­зад чи­нов­ник Гос­ми­гра­ци­он­ной служ­бы под­де­лал до­ку­мен­ты и выдал Ан­ти­мо­су паспорт гражданина Укра­и­ны. Ви­на чи­нов­ни­ка до­ка­за­на, он осуж­ден. Но Вер­хов­ный суд... вер­нул Ан­ти­мо­су неза­кон­но по­лу­чен­ный паспорт. Сей­час идут су­деб­ные про­цес­сы, и я уве­рен, что к кон­цу го­да он по­ки­нет пре­де­лы Укра­и­ны.

Недав­но мы с гру­зин­ски­ми кол­ле­га­ми об­суж­да­ли во­прос сов­мест­ной борь­бы с во­ра­ми в за­коне. В этом го­ду в Гру­зии бы­ли при­ня­ты до­пол­не­ния и по­прав­ки к уго­лов­но­му ко­дек­су. Ес­ли вор в за­коне под­дер­жи­ва­ет связь с граж­да­на­ми Гру­зии, об­ща­ет­ся с ни­ми, об­суж­дая ка­кие-то про­бле­мы, свя­зан­ные с управ­ле­ни­ем пре­ступ­ным ми­ром, то и вор, и эти граж­дане мо­гут быть при­вле­че­ны к от­вет­ствен­но­сти и осуж­де­ны.

На­при­мер, Хме­ло по­сто­ян­но под­дер­жи­ва­ет связь со сво­и­ми людь­ми в Гру­зии. За­до­ку­мен­ти­ро­ва­но, что он прак­ти­че­ски управ­ля­ет эти­ми людь­ми, да­ет рас­по­ря­же­ния. Ска­зать, что он не име­ет вли­я­ния на Гру­зию, ну ни­как нель­зя. По­это­му я ду­маю, что нас в бли­жай­шее вре­мя ждет пло­до­твор­ная сов­мест­ная ра­бо­та с гру­зин­ской сто­ро­ной бла­го­да­ря это­му за­ко­ну.

— Оста­лись ли еще воры, жи­ву­щие по ста­рым по­ня­ти­ям?

— Воры в за­коне по­яви­лись в 30-х го­дах про­шло­го ве­ка в тю­рем­ных учре­жде­ни­ях Со­вет­ско­го Со­ю­за. Изна­чаль­но это бы­ли силь­ные лич­но­сти, ко­то­рые мог­ли управ­лять ор­га­ни­за­ци­ей пре­ступ­но­го ми­ра имен­но за ре­шет­кой. Был свод неглас­ных пра­вил, опре­де­ляв­ший жизнь во­ров в за­коне. Это непри­я­тие все­го, что свя­за­но с граж­дан­ским об­ще­ством: быть вне по­ли­ти­ки, не иметь по­сто­ян­ной се­мьи, при­дер­жи­вать­ся во­ров­ских по­ня­тий… В на­сто­я­щее вре­мя все это на­ру­ше­но.

Есть пат­ри­арх Лё­ра, ко­то­рый ста­ра­ет­ся сле­до­вать опре­де­лен­ным пра­ви­лам жиз­ни во­ров­ско­го ми­ра. А есть но­вые: Неде­ля, Ум­ка, у ко­то­рых име­ют­ся же­ны, де­ти, до­ма, иму­ще­ство. И они как раз вме­ши­ва­ют­ся в об­ще­ствен­ную и по­ли­ти­че­скую жизнь на­шей стра­ны. Про­во­дят встре­чи с пред­ста­ви­те­ля­ми раз­лич­ных пар­тий, пы­та­ют­ся вли­ять на выборные про­цес­сы на всех уров­нях. За­ни­ма­ют­ся тем, че­го воры «с ис­то­ри­ей» ни­ко­гда не ста­ли бы де­лать.

— Рань­ше во­ру нель­зя бы­ло от­ри­цать, что он вор, ина­че он мог быть рас­ко­ро­но­ван — ли­шить­ся сво­е­го зва­ния.

— А сей­час они го­во­рят: «Я отказываюсь от­ве­чать на этот во­прос», ссы­ла­ясь на ста­тью 63 Кон­сти­ту­ции Укра­и­ны.

— Ка­кую про­бле­му со­став­ля­ют воры для Укра­и­ны? Чем они от­ли­ча­ют­ся от обыч­ных уго­лов­ни­ков и экономических пре­ступ­ни­ков?

— Все пре­ступ­ни­ки ка­кую-то часть до­бы­то­го нечест­ным пу­тем вы­пла­чи­ва­ют в так на­зы­ва­е­мый во­ров­ской об­щак. Про­сти­ту­ция с дав­них вре­мен кон­тро­ли­ро­ва­лась во­ра­ми, нар­ко­сбыт, кра­жи, раз­бои... Сей­час по­яви­лись но­вые на­прав­ле­ния. Это не­за­кон­ная до­бы­ча ян­та­ря, где имен­но воры в за­коне (Лё­ра и Неде­ля) пы­та­ют­ся все кон­тро­ли­ро­вать. Это уго­ны автомобилей, по­хи­ще­ния лю­дей.

Что та­кое со­вре­мен­ный вор? Это че­ло­век, у ко­то­ро­го на Кипре вилла, иму­ще­ство и сче­та в ино­стран­ных бан­ках за пределами Укра­и­ны. Это бо­га­тый че­ло­век, спо­соб­ный вли­ять на про­цес­сы об­ще­ствен­ной и по­ли­ти­че­ской жиз­ни в Укра­ине. И сей­час он уже за­ни­ма­ет­ся не про­сто сбо­ром де­нег с квар­тир­ных краж. Воры — это и рей­дер­ские за­хва­ты, и при­ва­ти­за­ция го­су­дар­ствен­ных пред­при­я­тий, и сбор уро­жая… До опре­де­лен­но­го уров­ня биз­нес мо­жет раз­ви­вать­ся са­мо­сто­я­тель­но. Но ес­ли его вла­дель­цы пре­тен­ду­ют на еще боль­шее раз­ви­тие, то ста­но- вят­ся объ­ек­том вни­ма­ния во­ра в за­коне или гла­ва­ря пре­ступ­но­го со­об­ще­ства. Ес­ли по­явит­ся бо­га­тый че­ло­век «ни­от­ку­да», по­верь­те, на него тут же об­ра­тят вни­ма­ние.

«Воры на­хо­дят мо­ло­дых лю­дей, в ко­то­рых ин­ве­сти­ру­ют день­ги, что­бы те под­ни­ма­лись по ка­рьер­ной лест­ни­це»

— Су­ще­ству­ют экс­перт­ные оцен­ки, нас­коль­ко силь­но вли­я­ние во­ров на власть и эко­но­ми­ку Укра­и­ны?

— Вот у нас бы­ло со­зда­но НАБУ, и те­перь есть спе­ци­аль­ный ан­ти­кор­руп­ци­он­ный суд. Сей­час со­зда­на струк­ту­ра ГБР… И все, ко­го в бу­ду­щем бу­дет су­дить этот суд, ли­бо дру­гие, ес­ли бу­дут со­зда­ны, су­ды для чи­нов­ни­ков, де­пу­та­тов, ки­бер­пре­ступ­ни­ков, — все они, в боль­шей ча­сти, управ­ля­ют­ся ли­де­ра­ми пре­ступ­ных со­об­ществ, во­ра­ми в за­коне.

Се­го­дня воры име­ют пря­мое от­но­ше­ние ко всем про­цес­сам, про­ис­хо­дя­щим в Укра­ине, и стре­мят­ся овла­деть ситуацией прак­ти­че­ски по всем на­прав­ле­ни­ям. В том чис­ле управ­лять про­ку­ро­ра­ми, су­дья­ми, по­ли­цей­ски­ми и со­труд­ни­ка­ми Служ­бы без­опас­но­сти. Есть та­кие воры, ко­то­рые вкла­ды­ва­ют день­ги в бу­ду­щее. На­хо­дят со­труд­ни­ков, мо­блат­ные ло­дых лю­дей, в ко­то­рых ин­ве­сти­ру­ют день­ги, по­мо­гая под­ни­мать­ся им по ка­рьер­ной лест­ни­це, что­бы по­том кон­тро­ли­ро­вать все про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в на­шем го­су­дар­стве.

А рос­сий­ская ФСБ кон­тро­ли­ру­ет эти про­цес­сы. Во­об­ще, весь во­ров­ской мир, ко­то­рый сей­час при­сут­ству­ет в Укра­ине, мож­но ска­зать со сто­про­цент­ной га­ран­ти­ей, во­пло­ще­ние на­ме­ре­ний Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции де­ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию в на­шей стране.

Ко­гда че­ло­ве­ка осу­ди­ли на 15— 25 лет, а че­рез два го­да он при­ез­жа­ет в Укра­и­ну, о чем мож­но го­во­рить? Это я о Пе­цо (Ре­ва­зе Бух­ни­ка­шви­ли. — Авт.), ко­то­рый в Рос­сии был осуж­ден на 23 го­да, от­си­дел толь­ко два и при­был в 2017 го­ду к нам. С ка­кой це­лью на 20 лет рань­ше осво­бо­ди­ли че­ло­ве­ка, убив­ше­го со­труд­ни­ков полиции в Рос­сии? При­е­хал к нам под­ле­чить­ся? Мы вы­дво­ри­ли его и запретили въезд на территорию Укра­и­ны. Он вы­ехал и здрав­ство­вал до это­го ме­ся­ца. Бук­валь­но на днях, го­во­рят, умер. Для во­ров нет гра­ниц. И о том, что они управ­ля­ют­ся ФСБ, я мо­гу го­во­рить вез­де. За­да­ча ФСБ про­стая — де­ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию пу­тем со­вер­ше­ния пре­ступ­ле­ний.

По­че­му у нас на ру­бе­же 2015— 2016 го­дов был всплеск пре­ступ­ле­ний? У нас вой­на на во­сто­ке, ок­ку­пи­ро­ван Крым, и в этот мо­мент при­ни­ма­ет­ся «за­кон Са­вчен­ко». Я не ис­клю­чаю, что это ре­жис­су­ра имен­но ФСБ. Вы по­ни­ма­е­те, что бы­ва­ет, ко­гда од­но­вре­мен­но осво­бож­да­ют ты­ся­чу че­ло­век, ко­то­рые бы­ли осуж­де­ны на 15 лет ли­ше­ния сво­бо­ды? Ты­ся­ча убийц вы­хо­дят на ули­цу. А сколь­ко дру­гих ка­те­го­рий, вклю­чая раз­бой­ные на­па­де­ния? И эта мас­са сно­ва на­чи­на­ет со­вер­шать пре­ступ­ле­ния! Это сто­про­цент­но сре­жис­си­ро­ва­но в Москве, что­бы мы здесь не смог­ли удер­жать си­ту­а­цию.

«У полиции нет эф­фек­тив­но­го за­кон­но­го ин­стру­мен­та для борь­бы с орг­пре­ступ­но­стью»

— То есть мож­но про­ве­сти ана­ло­гию меж­ду те­ку­щей ситуацией и при­чи­ной «су­чьих войн» 1950-х?

— В со­ро­ко­вых го­дах про­шло­го ве­ка власть ки­ну­ла клич: «На за­щи­ту!» И мно­гие воры, да и про­сто по­шли защищать Со­вет­ский Со­юз от фа­ши­стов. Сей­час ФСБ да­ла клич: вот Укра­и­на, вот они «фа­ши­сты». И воры при­ня­ли этот при­каз. Они здесь и вы­пол­ня­ют свою роль в Укра­ине. Мы их за­дер­жи­ва­ем, за­пре­ща­ем въезд. Но при на­шей сла­бой су­деб­ной си­сте­ме не мо­жем бо­роть­ся с та­ки­ми се­рьез­ны­ми пре­ступ­ни­ка­ми, как воры в за­коне. По­это­му про­во­дим пре­вен­тив­ные ме­ро­при­я­тия: до­ку­мен­ти­ру­ем неза­кон­ное пе­ре­се­че­ние гра­ни­цы и вы­бра­сы­ва­ем за пре­де­лы стра­ны. А они в до­ку­мен­тах ме­ня­ют бук­ву в фа­ми­лии и въез­жа­ют опять.

Мно­гие спра­ши­ва­ют, за­чем то­гда разо­гна­ли УБОП? Его крайне не­об­хо­ди­мо бы­ло уни­что­жить, по­то­му что он пре­вра­тил­ся в сво­е­го ро­да пре­ступ­ное со­об­ще­ство, ко­то­рое ни­чем не от­ли­ча­лось от тех, с кем мы сей­час бо­рем­ся. УБОП свою за­да­чу вы­пол­нил в 90-е. С 2000-го, ко­гда он стал за­ни­мать­ся до­ку­мен­ти­ро­ва­ни­ем экономических пре­ступ­ле­ний, он сам пре­вра­тил­ся в ма­фи­оз­ный клан. По­то­му ми­нистр при­нял та­кое ре­ше­ние, и это бы­ло пра­виль­но.

Сей­час со­зда­ют­ся Де­пар­та­мент стра­те­ги­че­ских раз­ра­бо­ток и Управ­ле­ние кри­ми­наль­но­го ана­ли­за. Бук­валь­но вче­ра де­пар­та­мент про­вел ряд ме­ро­при­я­тий и след­ствен­ных дей­ствий, в том чис­ле и у че­ло­ве­ка, свя­зан­но­го с круп­ным уго­лов­ным ав­то­ри­те­том Оле­гом Ба­кин­ским. Изъ­ято ору­жие. Но наш гу­ман­ный суд се­го­дня осво­бо­дил его из изо­ля­то­ра под лич­ное обя­за­тель­ство. Че­ло­ве­ка, ко­то­рый име­ет от­но­ше­ние к пре­ступ­ной ор­га­ни­за­ции и не яв­ля­ет­ся граж­да­ни­ном Укра­и­ны, ко­то­ро­го здесь ни­что не дер­жит!

Се­го­дня по­че­му-то ре­фор­мы про­ис­хо­дят до­воль­но эф­фек­тив­но толь­ко в На­ци­о­наль­ной полиции и Ми­ни­стер­стве внут­рен­них дел. Не вид­но нормального ре­фор­ми­ро­ва­ния ни в про­ку­ра­ту­ре, ни в су­де. Давайте от­кро­вен­но го­во­рить. В этом го­ду мы за­до­ку­мен­ти­ро­ва­ли за во­семь ме­ся­цев 200 пре­ступ­ных ор­га­ни­за­ций. Срав­ни­те это с 27-ю рас­смот­рен­ны­ми в су­дах уго­лов­ны­ми про­из­вод­ства­ми. А что де­лать с осталь­ны­ми 457-ю, ко­то­рые на­хо­дят­ся на рас­смот­ре­нии в су­дах с 2013 го­да? Это труд на му­сор­ное вед­ро.

Я бу­ду са­жать это­го во­ра в за­коне, ля­гу тут, умру на ра­бо­те. Мы его аре­сту­ем. А в даль­ней­шем на нем на­жи­вут­ся ли­бо про­ку­рор, ли­бо су­дья. По­то­му что по­рой рас­смат­ри­ва­ют де­ла по пять лет. Боль­шую часть пре­ступ­ни­ков они осво­бож­да­ют из мест ли­ше­ния сво­бо­ды, из­ме­ня­ют ме­ру пресечения. И те, на­хо­дясь на сво­бо­де, на­чи­на­ют вли­ять на сви­де­те­лей, по­тер­пев­ших, за­тя­ги­вать сро­ки рас­смот­ре­ния. В ре­зуль­та­те все наши дей­ствия опус­ка­ют­ся до ну­ля. Без силь­ной су­деб­ной си­сте­мы, под­держ­ки со сто­ро­ны про­ку­ра­ту­ры нам про­сто нече­го де­лать.

У нас нет нормального дей­ствен­но­го ин­стру­мен­та для борь­бы с ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью. И об­ще­ство это долж­но знать. Для срав­не­ния, на 200 на­прав­лен­ных нами в суд уго­лов­ных дел по ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти на СБУ та­ких при­хо­дит­ся все­го 13. При этом у нас нет за­кон­но­го ин­стру­мен­та для борь­бы с орг­пре­ступ­но­стью, хо­тя по­ли­ция вы­пол­ня­ет 99,9 про­цен­та этой нелег­кой ра­бо­ты.

— Хо­чу еще раз вер­нуть­ся к Рос­сии, ко­то­рая за­сы­ла­ет к нам во­ров. Ко­гда те уго­лов­ни­ки, ко­то­рые ушли во­е­вать с фа­ши­ста­ми, вер­ну­лись, их в блат­ной сре­де на­зва­ли «су­ка­ми». По­шли «су­чьи вой­ны» меж­ду ссу­чен­ны­ми и во­ра­ми, ко­то­рые оста­лись вер­ны ста­рым по­ня­ти­ям, не со­труд­ни­ча­ли с вла­стью. А сей­час кто­то остал­ся на ста­рых по­ня­ти­ях, или они все ис­поль­зу­ют­ся ФСБ?

— Да­же воры, яв­ля­ю­щи­е­ся граж­да­на­ми Укра­и­ны, все ко­ро­но­ва­ны рос­сий­ски­ми во­ра­ми. Тот же Неде­ля, Ум­ка. По­это­му я не мо­гу ска­зать, что кто-то не под­чи­нен Фе­де­раль­ной служ­бе без­опас­но­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. С их опы­том ра­бо­ты с дан­ной ка­те­го­ри­ей лю­дей все эти то­ва­ри­щи — за­слан­ные ка­зач­ки у нас на тер­ри­то­рии. Они нарушили, по­пра­ли свои пра­ви­ла, по­шли со­труд­ни­чать с вла­стью. Все воры в за­коне под­от­чет­ны ФСБ Рос­сии, вы­пол­ня­ют их ко­ман­ды.

Вя­че­слав Абрось­кин: «При на­шей сла­бой су­деб­ной си­сте­ме не мо­жем бо­роть­ся с та­ки­ми се­рьез­ны­мипре­ступ­ни­ка­ми, как воры в за­коне»

«В этом го­ду мы за­до­ку­мен­ти­ро­ва­ли 200 пре­ступ­ных ор­га­ни­за­ций», —рас­ска­зал Вя­че­слав Абрось­кин

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.