ДМИТ­РИЙ КОМАРОВ: «ПОВОРАЧИВАЮСЬ И ВИ­ЖУ — ВПРИТЫК К МА­ШИНЕ СТО­ИТ МО­ТО­ЦИКЛ С ДВУ­МЯ ПАРНЯМИ, И ПИ­СТО­ЛЕТ ОД­НО­ГО ИЗ НИХ НА­ПРАВ­ЛЕН ПРЯ­МО МНЕ В ГО­ЛО­ВУ»

Стар­ту­ет но­вый се­зон про­ек­та «Мир на­изнан­ку», в ко­то­ром по­пу­ляр­ный ве­ду­щий рас­ска­жет о Бра­зи­лии

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Та­и­сия БАХАРЕВА

Стар­ту­ет но­вый се­зон про­ек­та «Мир на­изнан­ку», в ко­то­ром по­пу­ляр­ный ве­ду­щий

рас­ска­жет о Бра­зи­лии

Ве­ду­щий тре­вел-шоу «Мир на­изнан­ку» («1+1») Дмит­рий Комаров и опе­ра­тор Алек­сандр Дмит­ри­ев вер­ну­лись в Укра­и­ну по­сле оче­ред­ной дли­тель­ной экс­пе­ди­ции. Те­ле­ве­ду­щий бо­лее трех ме­ся­цев сни­мал вы­пус­ки но­во­го се­зо­на про­ек­та в Бра­зи­лии — стране, где тес­но пе­ре­пле­лись ци­ви­ли­за­ция, пер­во­быт­ная жизнь ди­ких пле­мен и ма­фи­оз­ные кла­ны. Дмит­рию уда­лось по­об­щать­ся с нар­ко­ба­ро­на­ми, во­ждя­ми ин­дей­ских пле­мен, по­ли­ци­ей Рио-деЖа­ней­ро и да­же стать участ­ни­ком кар­на­валь­но­го ше­ствия. Имен­но Дмит­рий при­гла­сил в Укра­и­ну звез­ду се­ри­а­ла «Ра­бы­ня Иза­ура» Лу­се­лию Сан­тус, ко­то­рая ни­ко­гда в жиз­ни не бы­ла в Во­сточ­ной Ев­ро­пе.

«Во вре­мя ин­тер­вью нар­ко­ба­рон и его по­мощ­ник по­ка­за­ли нам нар­ко­ти­ки, ко­то­ры­ми тор­гу­ют»

— Су­дя по то­му, что уже из­вест­но о ва­шем пу­те­ше­ствии, оно бы­ло од­ним из са­мых на­сы­щен­ных.

— Призна­юсь, каж­дый раз воз­вра­ща­ясь из оче­ред­ной по­езд­ки, я ду­маю, что она и бы­ла са­мой-са­мой, — рас­ска­зы­ва­ет Дмит­рий Комаров. — Но от Бра­зи­лии у ме­ня со­вер­шен­но осо­бен­ные впе­чат­ле­ния. По­нят­но, что по­сле мно­го­чис­лен­ных и ча­сто опас­ных по­ез­док у ме­ня уже при­туп­ля­ют­ся бур­ные эмо­ции, чув­ство стра­ха, но к Бра­зи­лии это от­не­сти нель­зя. По су­ти, мы по­бы­ва­ли не в од­ной, а в трех стра­нах!

— Что вы име­е­те в ви­ду?

— Пер­вая — Бра­зи­лия, ко­то­рая со­от­вет­ству­ет на­шим ожи­да­ни­ям: кар­на­ва­лы, кра­си­вые жен­щи­ны, фут­боль­ные стра­сти, «мыль­ные опе­ры», рос­кош­ные пля­жи. Вто­рая — джунгли Ама­зо­нии, са­мый боль­шой тро­пи­че­ский лес ми­ра. Его еще на­зы­ва­ют «лег­ки­ми ми­ра». Су­ще­ству­ет да­же спе­ци­аль­ная ор­га­ни­за­ция, ко­то­рая за­щи­ща­ет пле­ме­на, жи­ву­щие в этих джун­глях. По­об­щать­ся с ин­дей­ца­ми — это прой­ти дол­гий про­цесс раз­ре­ше­ний и бю­ро­кра­ти­че­ских пре­град. Кста­ти, взят­ки там ни­кто не бе­рет. И тре­тья Бра­зи­лия — мир кри­ми­на­ла, ко­то­рый я рань­ше ви­дел толь­ко в са­мых жест­ких гол­ли­вуд­ских бо­е­ви­ках. На­вер­ное, «тре­тья» Бра­зи­лия и по­ра­зи­ла ме­ня боль­ше все­го.

— Мир ма­фии?

— Имен­но. Прак­ти­че­ски во всех го­ро­дах Бра­зи­лии су­ще­ству­ют так на­зы­ва­е­мые фа­ве­лы — это, по су­ти, тру­що­бы, ко­то­рые, как пра­ви­ло, рас­по­ло­же­ны на воз­вы­шен­но­стях. Там жи­вут по сво­им за­ко­нам. Фа­ве­лы не кон­тро­ли­ру­ют­ся по­ли­ци­ей, здесь всем за­прав­ля­ет нар­ко­ма­фия. Са­мая боль­шая «вой­на» в Бра­зи­лии идет меж­ду по­ли­ци­ей и нар­ко­ма­фи­ей. Каж­дый день про­ис­хо­дят столк­но­ве­ния с при­вле­че­ни­ем тя­же­лой тех­ни­ки и вер­то­ле­тов. Но, как пра­ви­ло, гла­ва­рей за­хва­тить не уда­ет­ся, по­то­му что у них де­сят­ки во­ору­жен­ных лю­дей в охране. Ору­жие, кста­ти, до­ро­гое — ав­то­мат Ка­лаш­ни­ко­ва здесь сто­ит око­ло де­ся­ти ты­сяч дол­ла­ров США.

— Знаю, что пе­ред по­езд­кой вы ище­те ин­фор­ма­то­ров в стране, ко­то­рую бу­де­те изу­чать.

— Так бы­ло и в этот раз. Мы ис­ка­ли «сво­их» лю­дей в по­ли­ции и ма­фии, а так­же сре­ди жур­на­ли­стов. В Бра­зи­лии су­ще­ству­ют три ма­фи­оз­ных кла­на, ко­то­рые де­лят меж­ду со­бой тер­ри­то­рии для сбы­та нар­ко­ти­ков. Свое пу­те­ше­ствие мы на­ча­ли со сто­ли­цы Ама­зо­нии — го­ро­да Ма­на­ус. Я вы­шел на связь с мест­ной по­ли­ци­ей с прось­бой по­ка­зать нам опе­ра­тив­ную ра­бо­ту. Мне ска­за­ли: «Вы­би­рай, в ка­кой день удоб­но про­ве­сти съем­ки». Де­ло в том, что пре­ступ­ле­ния там про­ис­хо­дят бес­пре­рыв­но! Мы при­е­ха­ли на убий­ство — и тут же при­шел сиг­нал о но­вом тру­пе, за­тем еще один вы­зов. Так мы про­ве­ли с по­ли­цей­ски­ми три но­чи. Ко­гда при­е­ха­ли в Рио-де-Жа­ней­ро, на­чаль­ник по­ли­ции рас­ска­зал, что в стране про­ис­хо­дит до 60 ты­сяч убийств каж­дый год! По ста­ти­сти­ке, каж­дые 54 ми­ну­ты по­ги­ба­ет по­ли­цей­ский.

— И тем не ме­нее вы-та­ки ре­ши­лись на встре­чу с ма­фи­ей?

— Ина­че про­сто и быть не мог­ло! Че­рез несколь­ких по­сред­ни­ков ме­ня вы­ве­ли на нар­ко­ба­ро­на, ко­то­рый со­гла­сил­ся дать ин­тер­вью. За день­ги. Це­на — две хо­ро­шие ки­ев­ские зар­пла­ты. Но это был един­ствен­ный спо­соб по­пасть в са­мое ло­го­во нар­ко­ма­фии. Прав­да, до по­след­ней ми­ну­ты я и пред­ста­вить се­бе не мог, на что ре­шил­ся. Нам с опе­ра­то­ром на­зна­чи­ли явить­ся в опре­де­лен­ное ме­сто к связ­но­му. У нас с со­бой бы­ли тех­ни­ка, день­ги, мы еха­ли на арен­до­ван­ном ав­то. Я за ру­лем, ря­дом — ин­фор­ма­тор, на зад­нем си­де­нье — опе­ра­тор и пе­ре­вод­чик. За­е­ха­ли в один из рай­о­нов Рио — обыч­ные до­ма, ка­фе, ма­га­зи­ны, де­ти на ули­це иг­ра­ют в фут­бол. И ни­ка­кой по­ли­ции! Оста­но­ви­ли ма­ши­ну воз­ле им­про­ви­зи­ро­ван­ной бар­ри­ка­ды из му­со­ра. Ин­фор­ма­тор ска­зал убрать тех­ни­ку, я по­про­сил опе­ра­то­ра спря­тать под си­де­нье оч­ки со встро­ен­ной ка­ме­рой. Чест­но го­во­ря, сра­бо­та­ло ше­стое чув­ство. Го­во­рю Са­ше: «Уби­рай всю тех­ни­ку. Я бо­юсь». И вот мы си­дим в ма­шине, ни­че­го не про­ис­хо­дит. Я ре­шил по­ти­хонь­ку по­сни­мать на мо­биль­ный те­ле­фон. Толь­ко вклю­чил — услы­шал крик пе­ре­вод­чи­ка: «Быст­ро от­крой ок­но!» Поворачиваюсь и ви­жу — впритык к ма­шине сто­ит мо­то­цикл с дву­мя парнями, и пи­сто­лет од­но­го из них на­прав­лен пря­мо мне в го­ло­ву. На ад­ре­на­лине я да­же не сра­зу смог на­жать кноп­ку те­ле­фо­на! По­том опу­стил ок­но и уви­дел, как взво­дит­ся ку­рок пи­сто­ле­та и при­став­ля­ет­ся к мо­е­му вис­ку. Все в шо­ке! Пе­ре­вод­чик кри­чит: «Едь впе­ред!» И мы на­чи­на­ем дви­гать­ся вме­сте с мо­то­цик­лом, пас­са­жир ко­то­ро­го не спус­ка­ет ме­ня с при­це­ла. Про­ез­жа­ем пять­сот мет­ров и оста­нав­ли­ва­ем­ся воз­ле ком­плек­са из пя­ти­эта­жек, по­хо­жих на на­ши хру­щев­ки. Во­ро­та от­кры­ва­ют­ся, мы въез­жа­ем во двор, где сто­ят семь пар­ней, пи­сто­ле­ты ко­то­рых на­прав­ле­ны на нас. — Что вы чув­ство­ва­ли то­гда? — Я был мак­си­маль­но скон­цен­три­ро­ван. Оста­но­вил ма­ши­ну по­сре­ди дво­ра, вы­шел и под­нял вверх ру­ки. Они мне: «За­пар­куй­ся нор­маль­но». Я вы­пол­нял все «на ав­то­ма­те». По­том нас обыс­ка­ли и по­ве­ли в глубь дво­ра, при­ста­вив ору­жие к спине. В од­ном из тем­ных про­емов уви­де­ли си­лу­эты — двое муж­чин при на­шем по­яв­ле­нии на­тя­ну­ли на го­ло­вы ба­ла­кла­вы. Мы по­до­шли, они при­вет­ли­во по­здо­ро­ва­лись за ру­ки и ска­за­ли: «Ну да­вай­те за­пи­сы­вать ин­тер­вью». Это бы­ли нар­ко­ба­рон и его по­мощ­ник. Во вре­мя бе­се­ды они по­ка­за­ли нам нар­ко­ти­ки, ко­то­ры­ми тор­гу­ют. При­нес­ли пла­сти­ко­вый па­кет с ко­ка­и­ном, ко­то­рый был рас­фа­со­ван по ма­лень­ким ту­бу­сам. На каж­дом сто­я­ло клей­мо кла­на и це­на — пять ре­а­лов (око­ло 1 дол­ла­ра 20 цен­тов). Ска­за­ли, что ес­ли кто-то ре­шит про­дать этот нар­ко­тик за шесть ре­а­лов, то его ждет смерть. Ко­гда раз­го­вор за­кон­чил­ся, нас вы­вез­ли из это­го ме­ста тем же пу­тем. В са­мом кон­це да­же да­ли воз­мож­ность по­сни­мать, но с усло­ви­ем, что не бу­дет вид­но ни­чьих лиц.

«Лу­се­лия Сан­тус ока­за­лась

до­воль­но ка­приз­ной ак­три­сой. Толь­ко по­сле тре­тьей встре­чи со­гла­си­лась

на съем­ку»

— И в то же вре­мя ря­дом су­ще­ству­ет ска­зоч­ный мир «мыль­ных опер»?

— Имен­но! Па­рал­лель­ный мир — бо­га­тый, кра­си­вый, кра­соч­ный. Ко­гда я пла­ни­ро­вал пу­те­ше­ствие в Бра­зи­лию, ко­неч­но, вспом­нил о се­ри­а­ле «Ра­бы­ня Иза­ура» — пер­вой ино­стран­ной «мыль­ной опе­ре» в Со­вет­ском Со­ю­зе. Глав­ную роль в нем сыг­ра­ла Лу­се­лия Сан­тус — она жи­вет в Рио-де-Жа­ней­ро, ве­дет ак­тив­ный об­раз жиз­ни, иг­ра­ет в те­ат­ре, ис­по­ве­ду­ет буд­дизм. Я обя­за­тель­но дол­жен был с ней по­зна­ко­мить­ся. Лу­се­лия ока­за­лась до­воль­но ка­приз­ной ак­три­сой, со звезд­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми. Она под­пус­ка­ла нас очень осто­рож­но. Толь­ко по­сле тре­тьей встре­чи да­ла раз­ре­ше­ние на съем­ку. Ока­за­лось, что Лу­се­лия ни­ко­гда не ез­ди­ла в Во­сточ­ную Ев­ро­пу, хо­тя тут ее по­пу­ляр­ность бы­ла су­ма­сшед­шей. Так воз­ник­ла идея при­гла­сить Сан­тус в Укра­и­ну. Кста­ти, ак­три­са очень лю­бит борщ и са­ма его го­то­вит. Хо­тя не кла­дет кар­тош­ку, ка­пу­сту и сме­ши­ва­ет все в блен­де­ре.

— Что вас по­ра­зи­ло в бра­зиль­ской кухне?

— У нас бы­ло ма­ло вре­ме­ни, что­бы ба­ло­вать се­бя ка­ки­ми-то де­ли­ка­те­са­ми. В ре­сто­ра­нах Бра­зи­лии ос­нов­ные блю­да де­ла­ют­ся из фа­со­ли раз­ных ви­дов. А са­мую необыч­ную еду мне до­ве­лось про­бо­вать в джун­глях, в пле­ме­нах ин­дей­цев. Там обыч­ны­ми счи­та­ют­ся блю­да из обе­зьян, кро­ко­ди­лов, ана­кон­ды и ле­нив­цев. Ес­ли кро­ко­дил хо­ро­шо при­го­тов­лен, то он по­хож по вку­су на ку­ри­цу. Пло­хо — ре­зи­но­вое мя­со, ко­то­рое жу­ешь, как по­дош­ву от крос­со­вок. Обе­зья­на по вку­су по­хо­жа на дичь. Ее го­то­вят на от­кры­том огне, на­ни­зав на вер­тел. Чест­но го­во­ря, до­воль­но непри­ят­ное зре­ли­ще.

— Вы ис­про­бо­ва­ли на се­бе ка­кие-то мест­ные ри­ту­а­лы?

— Осо­бен­но мне за­пом­нил­ся ри­ту­ал са­пе, ко­гда че­ло­ве­ку вво­дят яд од­ной из са­мых опас­ных ля­гу­шек в ми­ре. В пле­ме­ни счи­та­ет­ся, что это ле­кар­ство, ко­то­рое са­мо ищет про­блем­ные зо­ны и пе­ре­за­гру­жа­ет ор­га­низм. Ри­ту­ал до­ста­точ­но опас­ный. Сна­ча­ла го­ря­щим окур­ком мне сде­ла­ли три ожо­га на ру­ке. За­тем по жи­во­му со­рва­ли ко­жу. Ля­гуш­ку рас­тя­ги­ва­ют на че­ты­рех па­лоч­ках и осто­рож­но со­би­ра­ют слизь, ко­то­рая вы­сту­па­ет у нее на спине. Этот яд на­по­ми­на­ет гель, его ма­жут на ра­ну, и он сра­зу по­па­да­ет в кровь. Че­рез ми­ну­ту по­сле это­го у ме­ня по­вы­си­лось дав­ле­ние, ста­ло уча­щен­но бить­ся серд­це, и я по­те­рял со­зна­ние. По­том на­сту­пи­ло непо­нят­ное ощу­ще­ние, слов­но на­хо­дишь­ся меж­ду жиз­нью и смер­тью и хо­чет­ся лишь од­но­го — что­бы это по­ско­рее за­кон­чи­лось. Опе­ра­тор снял, как я сто­нал и кру­тил­ся на зем­ле, буд­то у ме­ня бы­ли страш­ные су­до­ро­ги. Это дли­лось ми­нут пят­на­дцать. Ме­ня по­ли­ва­ли хо­лод­ной во­дой, и в кон­це кон­цов я на­чал при­хо­дить в се­бя. Этот ри­ту­ал раз в год про­хо­дят аб­со­лют­но все ин­дей­цы. Ко­гда мы по­ки­да­ли пле­мя, мне ска­за­ли: «Го­товь­ся, те­перь вся твоя жизнь пой­дет по-дру­го­му».

Дмит­рий Комаров: «В джун­глях я по­про­бо­вал мя­со кро­ко­ди­ла и обе­зья­ны,а так­же риск­нул вве­сти се­бе яд са­мой опас­ной ля­гуш­ки в ми­ре»

«Лу­се­лия Сан­тус, сыг­рав­шая ра­бы­ню Иза­у­ру, со­гла­си­ласьпри­е­хать в Укра­и­ну», — го­во­рит Дмит­рий Комаров

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.