«Ко­гда в 1920-е го­ды че­ки­сты раз­го­ня­ли ав­то­ке­фаль­ную цер­ковь, мой пра­дед про­брал­ся в Со­фий­ский со­бор и вы­нес спис­ки при­хо­жан. Этим спас мно­гих лю­дей»

«КО­ГДА В 1920-е ГО­ДЫ ЧЕ­КИ­СТЫ РАЗ­ГО­НЯ­ЛИ АВ­ТО­КЕ­ФАЛЬ­НУЮ ЦЕР­КОВЬ, МОЙ ПРА­ДЕД ПРО­БРАЛ­СЯ В СО­ФИЙ­СКИЙ СО­БОР И ВЫ­НЕС СПИС­КИ ПРИ­ХО­ЖАН.

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Игорь ОСИПЧУК

«Идею со­зда­ния ав­то­ке­фаль­ной церк­ви под­дер­жи­ва­ли и гет­ман Ско­ро­пад­ский, и взяв­шая власть в кон­це 1918 го­да Ди­рек­то­рия. Од­на­ко де­ло не дви­га­лось — выс­шие ду­хов­ные ли­ца Укра­и­ны бы­ли на­стро­е­ны про­рос­сий­ски».

Сто лет на­зад пра­во­слав­ные Укра­и­ны на­ча­ли борь­бу за неза­ви­си­мость сво­ей

церк­ви от рос­сий­ской.

Сто лет на­зад пра­во­слав­ные Укра­и­ны на­ча­ли борь­бу за неза­ви­си­мость сво­ей церк­ви от рос­сий­ской

— В мо­ло­до­сти мой пра­дед Михаил Ко­за­чен­ко был чле­ном Рос­сий­ской со­ци­ал-де­мо­кра­ти­че­ской ра­бо­чей пар­тии (РСДРП), а в зре­лые го­ды стал вид­ным де­я­те­лем Укра­ин­ской ав­то­ке­фаль­ной пра­во­слав­ной церк­ви, — го­во­рит стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та ис­то­рии Укра­и­ны НАНУ Ки­рилл Га­луш­ко. — То об­сто­я­тель­ство, что в ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность его во­влек не кто-ни­будь, а мать и стар­шая сест­ра Ле­ни­на, не спас­ло Ми­ха­и­ла в 1938 го­ду от аре­ста. Толь­ко по сте­че­нию об­сто­я­тельств ему по­счаст­ли­ви­лось из­бе­жать рас­стре­ла.

«Михаил воз­глав­лял ко­опе­ра­тив «Чо­бо­тар», фи­нан­со­во под­дер­жи­вал ав­то­ке­фаль­ную цер­ковь»

— Мой пра­дед ро­дил­ся в мно­го­дет­ной се­мье на со­вре­мен­ной Жи­то­мир­щине, то­гда Во­лын­ской гу­бер­нии, — про­дол­жа­ет ис­то­рик Ки­рилл Га­луш­ко. — Ко­гда сы­но­вья под­рас­та­ли, ро­ди­те­ли от­прав­ля­ли их в Ки­ев учить­ся то­му или ино­му ре­ме­с­лу: од­но­го в уче­ни­ки к по­ва­ру, дру­го­го — к юве­ли­ру… Михаил по­пал к са­пож­ни­ку. Это бы­ло в са­мом на­ча­ле ХХ ве­ка. Од­ной из обя­зан­но­стей пра­де­да бы­ло раз­но­сить го­то­вую обувь за­каз­чи­кам сво­е­го на­став­ни­ка. Сре­ди них ока­за­лись Улья­но­вы — мать Ле­ни­на Ма­рия Алек­сан­дров­на и стар­шая сест­ра Ан­на, жив­шие то­гда в Ки­е­ве, на ули­це Ла­бо­ра­тор­ной в до­ме № 12. Жен­щи­ны уви­де­ли, что па­рень со­об­ра­зи­тель­ный, не роб­ко­го де­сят­ка, и ре­ши­ли сде­лать из него ре­во­лю­ци­о­не­ра. На­ча­ли с то­го, что по­про­си­ли од­но­го идей­но­го сту­ден­та Ки­ев­ско­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та на­учить Ми­ха­и­ла чи­тать и пи­сать. Гра­мо­ту пра­дед осво­ил быст­ро, и ему ста­ли да­вать чи­тать за­пре­щен­ную по­ли­ти­че­скую ли­те­ра­ту­ру. За­кон­чи­лось тем, что он всту­пил в РСДРП, чле­на­ми ко­то­рой бы­ли по­чти все вид­ные боль­ше­ви­ки. По по­ру­че­нию пар­тии ор­га­ни­зо­вы­вал за­ба­стов­ки в са­пож­ных ма­стер­ских, бы­ва­ло, участ­во­вал в столк­но­ве­ни­ях с по­ли­ци­ей, сол­да­та­ми, ка­за­ка­ми, ко­то­рых вла­сти бро­са­ли раз­го­нять про­те­сту­ю­щих. Мы бы сей­час ска­за­ли, что он был идей­ным «май­да­нов­цем». В ре­зуль­та­те ока­зал­ся в Лу­кья­нов­ской тюрь­ме. За­бе­гая впе­ред, ска­жу, что он по­пал ту­да и при со­вет­ской вла­сти. За­тем срав­ни­вал обе эти от­сид­ки: при ца­ре Ни­ко­лае II его нор­маль­но кор­ми­ли, да­ва­ли чи­тать га­зе­ты, а при «от­це на­ро­дов» Ста­лине бес­по­щад­но би­ли.

— Цар­ская власть от­пра­ви­ла ва­ше­го пра­де­да в ссыл­ку?

— Нет, его при­зва­ли в ар­мию. Тут нуж­но ска­зать, что он был под два мет­ра ро­стом, креп­ко­го те­ло­сло­же­ния. Ви­ди­мо, по­это­му его за­чис­ли­ли в дра­гу­ны (ка­ва­ле­ри­сты, ко­то­рых обу­ча­ли дей­ство­вать в бою и как кон­ни­ков, и как пе­хо­тин­цев. — Авт.), в 40-й ма­ло­рос­сий­ский полк. Слу­жить до­ве­лось в ок­ку­пи­ро­ван­ной Рос­сий­ской им­пе­ри­ей ча­сти Поль­ши. Гра­ни­ца с Ав­ст­ро-Вен­гри­ей бы­ла ря­дом, так пра­дед с еще несколь­ки­ми ка­ва­ле­ри­ста­ми по­мо­гал пе­ре­прав­лять в Рос­сию за­пре­щен­ную га­зе­ту «Ис­кра».

— Ка­ким об­ра­зом ваш пра­дед стал де­я­те­лем Укра­ин­ской ав­то­ке­фаль­ной пра­во­слав­ной церк­ви?

— У Ми­ха­и­ла бы­ли глу­бо­ко лич­ные мо­ти­вы стать че­ло­ве­ком ре­ли­ги­оз­ным. Де­ло в том, что у них с же­ной Прас­ко­вьей умер­ло трое но­во­рож­ден­ных де­тей. По­сле смер­ти мла­ден­цев да­же за­ко­ре­не­лый ате­ист ста­нет ду­мать о Бо­ге. Гос­подь по­мог Ми­ха­и­лу и Прас­ко­вье — вы­жи­ла их дочь Та­тья­на, моя ба­буш­ка, ро­див­ша­я­ся в 1913 го­ду.

По­сле на­ча­ла Укра­ин­ской ре­во­лю­ции сре­ди ве­ру­ю­щих воз­ник­ла идея вый­ти из-под вла­сти Рос­сий­ской пра­во­слав­ной церк­ви (РПЦ), ко­то­рая две­сти лет, от вре­мен Пет­ра I, про­сто бы­ла чи­нов­ни­чьим «Ве­дом­ством пра­во­слав­но­го ис­по­ве­да­ния». Уже во вто­рой по­ло­вине 1917 го­да был со­здан Все­укра­ин­ский цер­ков­ный со­вет из свя­щен­ни­ков и ми­рян, ста­вив­ший сво­ей за­да­чей со­зда­ние ав­то­ке­фаль­ной церк­ви. Эти на­ме­ре­ния под­дер­жи­ва­ли и гет­ман Ско­ро­пад­ский, и взяв­шая власть в кон­це 1918 го­да Ди­рек­то­рия. Од­на­ко де­ло не дви­га­лось — выс­шие ду­хов­ные ли­ца Укра­и­ны бы­ли на­стро­е­ны про­рос­сий­ски.

По­это­му ор­га­ни­зо­ва­лась ини­ци­а­тив­ная груп­па свя­щен­ни­ков и ми­рян, ко­то­рая на­ча­ла со­зда­вать Укра­ин­скую ав­то­ке­фаль­ную пра­во­слав­ную цер­ковь (УАПЦ). Стро­и­ли ее, по при­ме­ру пер­вых хри­сти­ан, мак­си­маль­но де­мо­кра­тич­ной. Все­укра­ин­ский цер­ков­ный со­бор из­брал епи­ско­пом мит­ро­по­ли­та Ва­си­лия Лип­ки­вско­го. Его вы­свя­ти­ли на сан так, как это де­ла­лось в ста­рин­ной Алек­сан­дрий­ской церк­ви — на­ло­же­ни­ем рук ду­хо­вен­ства (те, кто сто­ял сза­ди, кла­ли ру­ки на пле­чи пе­ред­ним; так на­ло­же­ние рук всех при­сут­ству­ю­щих до­шло до Лип­ки­вско­го). Эта це­ре­мо­ния про­ис­хо­ди­ла в Со­фий­ском со­бо­ре, став­шем для ав­то­ке­фа­лов ка­фед­раль­ным. Язы­ком бо­го­слу­же­ний в УАПЦ стал укра­ин­ский.

Мой пра­дед во­шел как пред­ста­ви­тель ми­рян в Выс­ший цер­ков­ный со­вет УАПЦ. Кро­ме то­го, он воз­глав­лял об­щи­ну Ан­дре­ев­ской церк­ви и дру­жил с мит­ро­по­ли­том Лип­кив­ским.

— Как боль­ше­вист­ский ре­жим от­нес­ся к УАПЦ?

— Несколь­ко лет ми­рил­ся с ее су­ще­ство­ва­ни­ем. Па­рал­лель­но вес­ной 1921 го­да вла­сти объ­яви­ли но­вую эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку (НЭП), раз­ре­шив част­ное пред­при­ни­ма­тель­ство. Мой пра­дед воз­гла­вил круп­ный ко­опе­ра­тив «Чо­бо­тар», фи­нан­со­во под­дер­жи­вал ав­то­ке­фаль­ную цер­ковь.

Че­ки­сты уни­что­жа­ли УАПЦ по­сте­пен­но на про­тя­же­нии 1927—1929 го­дов. Ко­гда Со­фий­ский со­бор уже был взят со­труд­ни­ка­ми Объ­еди­нен­но­го глав­но­го по­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния (со­вет­ской по­ли­ти­че­ской по­ли­ци­ей) под охра­ну, пра­дед но­чью про­брал­ся ту­да (он знал все «тай­ные тро­пы») и вы­нес спис­ки ак­тив­ных при­хо­жан. Где и ка­кие до­ку­мен­ты хра­ни­лись, ему бы­ло из­вест­но, ведь, как я уже го­во­рил, он яв­лял­ся де­ло­про­из­во­ди­те­лем Выс­ше­го цер­ков­но­го со­ве­та. Уне­ся из-под носа че­ки­стов спис­ки и уни­что­жив их, он спас от рас­пра­вы мно­гих лю­дей.

Офи­ци­аль­но УАПЦ в Укра­ине пе­ре­ста­ла су­ще­ство­вать в ян­ва­ре 1930 го­да: че­ки­сты си­лой за­ста­ви­ли со­брать­ся епи­ско­пов и несколь­ко де­сят­ков свя­щен­ни­ков, про­воз­гла­си­ли это со­бра­ние Чрез­вы­чай­ным со­бо­ром. Его ре­ше­ни­ем, на­пи­сан­ным под дик­тов­ку вла­стей, ав­то­ке­фаль­ная цер­ковь бы­ла рас­пу­ще­на.

Она со­хра­ни­лась то­гда за ру­бе­жом, бы­ла цер­ковь пет­лю­ров­ской эми­гра­ции.

«Пра­де­да пы­та­ли, но он ни­ко­го не вы­дал»

— Что про­изо­шло с мит­ро­по­ли­том Лип­кив­ским?

— В ок­тяб­ре 1927 го­да был со­зван Вто­рой Все­укра­ин­ский цер­ков­ный со­бор. Лип­кив­ский при­е­хал на него из тю­рем­ной ка­ме­ры. В его ход вме­ша­лось Объ­еди­нен­ное глав­ное по­ли­ти­че­ское управ­ле­ние — по­тре­бо­ва­ло из­брать мит­ро­по­ли­том дру­го­го свя­щен­ни­ка, при­гро­зи­ло, что в про­тив­ном слу­чае раз­го­нит со­бор, а Лип­ки­вско­го от­пра­вят в Си­бирь. Один из свя­щен­но­слу­жи­те­лей осме­лил­ся воз­ра­зить, так его тут же аре­сто­ва­ли, пря­мо в по­ме­ще­нии хра­ма.

До 1929 го­да в ста­ту­се быв­ше­го мит­ро­по­ли­та Лип­кив­ский жил на тер­ри­то­рии Со­фий­ско­го мо­на­сты­ря, а по­сле то­го, как вла­сти за­кры­ли оби­тель, был вы­нуж­ден пе­ре­ехать к сест­ре на Со­ло­мен­ку (рай­он Ки­е­ва). Ма­те­ри­аль­ную по­мощь ему ока­зы­вал свя­щен­ник Укра­ин­ской церк­ви в Ка­на­де Дмит­рий Ма­ев­ский — при­сы­лал де­неж­ные пе­ре­во­ды. Лип­кив­ский про­дол­жал пи­сать «Історію Українсь­кої церк­ви». В 1937 го­ду он по­лу­чил пред­ло­же­ние от Ма­ев­ско­го воз­гла­вить Укра­ин­скую цер­ковь в Ка­на­де. Од­на­ко уже че­рез ме­сяц Лип­ки­вско­го аре­сто­ва­ли по сфаб­ри­ко­ван­но­му об­ви­не­нию в со­зда­нии ан­ти­со­вет­ской ор­га­ни­за­ции. При­го­вор трой­ки — рас­стрел. Стар­шую дочь и дво­их сы­но­вей Лип­ки­вско­го от­пра­ви­ли в ла­ге­ря.

Бы­ли аре­сто­ва­ны и рас­стре­ля­ны все свя­щен­ни­ки и мно­го ак­тив­ных при­хо­жан УАПЦ. За мо­им пра­де­дом че­ки­сты при­шли в 1938 го­ду. К то­му вре­ме­ни он воз­глав­лял са­пож­ные ма­стер­ские при Укр­сов­нар­ко­ме (пра­ви­тель­стве УССР). Я чи­тал его по­ка­за­ния. Вна­ча­ле он от­ка­зы­вал­ся от предъ­яв­лен­ных ему об­ви­не­ний. На этих про­то­ко­лах под­пись ров­ная, раз­бор­чи­вая. А вот на про­то­ко­ле, в ко­то­ром пра­дед во всем при­зна­ет­ся, под­пись кри­вая, нераз­бор­чи­вая. И к то­му же на бу­ма­ге бу­рые пят­на, — ско­рее все­го, кровь. Из пра­де­да вы­би­ва­ли фа­ми­лии свя­щен­ни­ков и при­хо­жан УАПЦ. Он на­звал толь­ко две фа­ми­лии. В де­ле есть до­ку­мент про­вер­ки по этим лю­дям: один из них скон­чал­ся, дру­го­го най­ти не уда­лось. По­лу­ча­ет­ся, пра­дед ни­ко­го не вы­дал, не­смот­ря на пыт­ки.

Его на­вер­ня­ка рас­стре­ля­ли бы. Спас­ло то, что в дни, ко­гда ре­ша­лась его судь­ба, на по­сту ру­ко­во­ди­те­ля НКВД Ни­ко­лая Ежо­ва сме­нил Лав­рен­тий Бе­рия. На Ежо­ва Ста­лин по­пы­тал­ся воз­ло­жить ви­ну за ужа­са­ю­щий по­ток аре­стов и рас­стре­лов. Бе­рия дол­жен был со­здать ви­ди­мость вос­ста­нов­ле­ния за­кон­но­сти. Од­на кол­ле­га, ко­то­рая спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на изу­че­нии ста­лин­ско­го пе­ри­о­да, го­во­ри­ла мне: по­сле то­го как Бе­рия воз­гла­вил ка­ра­тель­ное ве­дом­ство, бы­ло две неде­ли, ко­гда по­ли­ти­че­ским за­клю­чен­ным да­ва­ли мяг­кие при­го­во­ры. Пра­дед по­лу­чил срок как раз в этот счаст­ли­вый пе­ри­од. Его при­го­во­ри­ли к де­ся­ти­лет­ней ссыл­ке в Ка­зах­стан, в Кзыл Ор­ду.

— Он пе­ре­жил столь дол­гую ссыл­ку?

— Да. Ока­за­лось, встре­чать по­ез­да со ссыль­ны­ми на вок­зал Кзыл Ор­ды вы­хо­ди­ли укра­ин­ские кре­стьяне, ко­то­рых со­сла­ли в Ка­зах­стан в кон­це 1920-х по об­ви­не­нию в том, что они «кур­ку­ли». Эти лю­ди при­юти­ли пра­де­да. Ему нуж­но бы­ло пе­ри­о­ди­че­ски яв­лять­ся в от­де­ле­ние НКВД от­ме­чать­ся. Бла­го­да­ря это­му встре­тил сво­е­го од­но­пол­ча­ни­на по дра­гун­ско­му пол­ку, с ко­то­рым пе­ре­прав­лял че­рез гра­ни­цу «Искру». Дав­ний при­я­тель устро­ил Ми­ха­и­ла шить са­по­ги для че­ки­стов. Вско­ре к нему при­е­ха­ла же­на Прас­ко­вья.

Ко­гда ле­том 1941 го­да на­ча­лась вой­на, ссыл­ка пра­де­да ста­ла спа­са­тель­ным кру­гом для се­мьи — бы­ло ку­да эва­ку­и­ро­вать­ся мо­ей ба­буш­ке Та­тьяне с ма­лень­ки­ми детьми. Сво­е­го сы­на, мо­е­го дя­дю, она на­зва­ла в честь от­ца — Ми­ха­и­лом. В Ка­зах­стане де­душ­ка на­шел воз­мож­ность тай­но кре­стить вну­ка у ссыль­но­го укра­ин­ско­го ав­то­ке­фаль­но­го свя­щен­ни­ка. Дед ушел про­сто гу­лять с вну­ком и толь­ко по­том, че­рез два­дцать лет, рас­ска­зал о кре­ще­нии се­мье. Для него и свя­щен­ни­ка та­кой акт, ес­ли бы об этом узна­ли ор­га­ны, стал бы по­во­дом для до­пол­ни­тель­но­го сро­ка.

Во вре­мя вой­ны умер­ла же­на пра­де­да Прас­ко­вья. По­сле осво­бож­де­ния Ки­е­ва моя ба­буш­ка Та­тья­на вер­ну­лась с детьми из эва­ку­а­ции. Вот толь­ко квар­ти­ра на Боль­шой Жи­то­мир­ской бы­ла за­ня­та — го­су­дар­ство от­да­ло ее се­мье ка­ко­го-то во­ен­но­го, ге­не­ра­ла-осво­бо­ди­те­ля Ки­е­ва. Ба­буш­ка по­лу­чи­ла ком­на­ту в ком­му­нал­ке.

В 1948 го­ду ис­тек срок ссыл­ки пра­де­да. Он вер­нул­ся в Укра­и­ну, но как че­ло­ве­ку, по­ра­жен­но­му в пра­вах, ему не раз­ре­ши­ли се­лить­ся в Ки­е­ве. При­ш­лось сни­мать жи­лье в при­го­ро­де. И про­дол­жать са­пож­ни­чать.

— Во вре­мя хру­щев­ской от­те­пе­ли его ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли?

— К сча­стью, да. Чле­ны се­мьи пе­ре­ста­ли счи­тать­ся род­ствен­ни­ка­ми «вра­га на­ро­да», это бы­ло для них боль­шим об­лег­че­ни­ем. Пра­де­ду да­же да­ли неболь­шую квар­ти­ру в Ки­е­ве. То­гда, по­сле ста­лин­ских ре­прес­сий, «ста­рых боль­ше­ви­ков» бы­ли еди­ни­цы, и ему уже не при­пом­ни­ли ав­то­ке­фа­лию.

Я ро­дил­ся в 1973 го­ду и, по­ка не на­ча­лась гор­ба­чев­ская пе­ре­строй­ка, гор­дил­ся пра­де­дом как од­ним из пер­вых боль­ше­ви­ков. А тут вдруг ба­буш­ка Та­тья­на и дя­дя Михаил от­кры­ли мне се­мей­ную тай­ну о том, что он был укра­ин­ским пат­ри­о­том и ав­то­ке­фа­лом. Ба­буш­ка рас­ска­зы­ва­ла, что од­ним из са­мых яр­ких вос­по­ми­на­ний ее ран­не­го дет­ства бы­ла тор­же­ствен­ная встре­ча Си­мо­на Пет­лю­ры на Со­фий­ской пло­ща­ди в Ки­е­ве в де­каб­ре 1918 го­да. Там со­бра­лись ты­ся­чи ки­ев­лян. Она си­де­ла на пле­чах у от­ца, тот по­ка­зы­вал ей но­во­го ли­де­ра Укра­и­ны.

Эти рас­ска­зы вы­зва­ли у ме­ня огром­ный ин­те­рес. Ре­ли­гия — это бы­ло ин­те­рес­но. Ре­шил про­честь Би­б­лию. Я раз­до­был ее в под­зем­ном пе­ре­хо­де воз­ле стан­ции мет­ро «Ге­ро­ев Дне­пра»: вы­шед­шие из под­по­лья про­те­стан­ты да­ли на вре­мя Би­б­лию, в за­лог взя­ли у ме­ня пас­порт.

Узнал, что ав­то­ке­фаль­ная цер­ковь воз­рож­да­ет­ся и что при­хо­жане мо­лят­ся на тер­ри­то­рии Со­фий­ско­го за­по­вед­ни­ка под от­кры­тым небом. Я стал хо­дить на эти бо­го­слу­же­ния, чи­тал мо­лит­вы вме­сте с по­жи­лы­ми людь­ми, смот­рев­ши­ми на ме­ня, мо­лод­го пар­ня, с недо­уме­ни­ем.

— Сто лет на­зад во вре­ме­на Укра­ин­ской ре­во­лю­ции пред­при­ни­ма­лись по­пыт­ки по­лу­чить То­мос для укра­ин­ской ав­то­ке­фаль­ной церк­ви?

— Да. По по­ру­че­нию Си­мо­на Пет­лю­ры ми­нистр ве­ро­ва­ний УНР Алек­сандр Ло­тоц­кий ез­дил в Стам­бул с за­да­ни­ем до­бить­ся от Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха То­мо­са для УАПЦ. Ло­тоц­кий пол­го­да пы­тал­ся вы­пол­нить по­ру­че­ние, но из это­го ни­че­го не вы­шло. Нуж­но по­ни­мать, что, ес­ли мо­ло­дое го­су­дар­ство до­ка­зы­ва­ет свою жиз­не­спо­соб­ность, Кон­стан­ти­но­поль ра­но или позд­но при­зна­ет неза­ви­си­мость его церк­ви. Так про­изо­шло в 1920-е го­ды с пра­во­слав­ны­ми церк­ва­ми Поль­ши и Че­хо­сло­ва­кии. Укра­и­на не су­ме­ла то­гда от­сто­ять свою неза­ви­си­мость, по­это­му То­мос ее пра­во­слав­ной церк­ви не да­ли.

Те­перь си­ту­а­ция иная — неза­ви­си­мо­му Укра­ин­ско­му го­су­дар­ству уже 27 лет. Вско­ре со­сто­ит­ся объ­еди­ни­тель­ный Со­бор пра­во­слав­ных церк­вей Укра­и­ны, в ко­то­ром при­мет уча­стие и УАПЦ. То­мос бу­дет предо­став­лен объ­еди­нен­ной церк­ви. По­пыт­ки Моск­вы по­ме­шать это­му тщет­ны по несколь­ким при­чи­нам. Од­на из них — рос­сий­ская цер­ковь пы­та­ет­ся за­дви­нуть ма­те­рин­скую Кон­стан­ти­но­поль­скую пат­ри­ар­хию на вто­рой план, что­бы са­мой стать ли­де­ром в пра­во­слав­ном ми­ре. Все­лен­ский пат­ри­арх ни за что это­го не до­пу­стит.

У Ми­ха­и­ла Ко­за­чен­ко (край­ний сле­ва) и его же­ны Прас­ко­вьи из че­ты­рех де­тей вы­жи­ла толь­ко дочь Та­тья­на (сто­ит ря­дом с ро­ди­те­ля­ми). На этом сним­ке се­мья Ко­за­чен­коза­пе­чат­ле­на вме­сте с дру­зья­ми

Ва­си­лий Лип­кив­ский сталпер­вым мит­ро­по­ли­том Укра­ин­ской ав­то­ке­фаль­нойпра­во­слав­ной церк­ви

Ки­рилл Га­луш­ко: «К ре­во­лю­ци­он­ной ра­бо­те мо­е­го пра­де­да при­влек­ли мать и сест­раЛе­ни­на»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.