КАК В ТОТ МО­МЕНТ, КО­ГДА ДЕ­ЛАЛ АЛЛЕ ПРЕД­ЛО­ЖЕ­НИЕ»

Во вре­мя съе­мок со­ци­аль­но­го про­ек­та «За­про­си мене з вій­ни» бо­ец ба­та­льо­на «Дон­басс-Укра­и­на» Ви­та­лий Аве­рин на гла­зах у зри­те­лей по­про­сил укра­ин­скую ак­три­су Ал­лу Мар­ты­нюк стать его же­ной

Fakty i kommentarii - - ЖИЗНЬ - Да­рия ГОРСКАЯ

На­ка­нуне Дня за­щит­ни­ка Укра­и­ны, Ми­ни­стер­ство ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ки Укра­и­ны про­ве­ло тро­га­тель­ную ак­цию «За­про­си мене з вій­ни». Укра­ин­ские «ама­зон­ки» — ме­ди­ки, во­лон­те­ры, во­ен­ные жур­на­лист­ки — при­гла­ша­ли на та­нец во­и­нов АТО, что­бы на­пом­нить им, что в жиз­ни есть мно­го важ­ных и пре­крас­ных ве­щей: кра­си­вая му­зы­ка, лю­бя­щие жен­щи­ны, тан­цы... В за­ле тор­жеств Ки­ев­ской го­род­ской ад­ми­ни­стра­ции два­дцать пар тан­це­ва­ли и рас­ска­зы­ва­ли о се­бе. Бы­ли здесь и ис­то­рии друж­бы, и ис­то­рии ма­те­ри и сы­на, ушед­ше­го на вой­ну, и, ко­неч­но, ис­то­рии люб­ви.

Са­мым тро­га­тель­ным и неожи­дан­ным для всех стал мо­мент, ко­гда глав­ный сер­жант ро­ты ог­не­вой под­держ­ки ба­та­льо­на «Дон­басс-Укра­и­на» Ви­та­лий Аве­рин, тан­це­вав­ший с из­вест­ной укра­ин­ской ак­три­сой и во­лон­те­ром Ал­лой Мар­ты­нюк, по­сле тан­ца по­про­сил мик­ро­фон и, встав на од­но ко­ле­но, про­тя­нул сво­ей пре­крас­ной парт­нер­ше ко­ро­боч­ку с коль­цом, про­из­не­ся сры­ва­ю­щим­ся го­ло­сом: «Ты вый­дешь за ме­ня за­муж?» Ал­ла за­кры­ла ли­цо ру­ка­ми, по­те­ряв на се­кун­ду дар ре­чи. По­том с чув­ством ска­зав «Вот за­ра­за!», об­ня­ла Ви­та­лия и со­гла­си­лась стать его же­ной. Зал взо­рвал­ся ап­ло­дис­мен­та­ми. На сле­ду­ю­щий ве­чер «Авер» вер­нул­ся в зо­ну бо­е­вых дей­ствий. А пе­ред этим счаст­ли­вая па­ра да­ла «ФАКТАМ» экс­клю­зив­ное ин­тер­вью.

«На­хо­дясь на фрон­те,

Ви­та­лик при­сы­лал мне цве­ты с ку­рье­ром, каж­дый день зво­нил, бес­по­ко­ил­ся о здо­ро­вье

мо­ей ма­мы»

— Ви­та­лий, вы на ба­лу с тру­дом про­из­нес­ли за­вет­ные сло­ва. У вас да­же го­лос сры­вал­ся...

— Я го­то­вил­ся к это­му два ме­ся­ца, на­пи­сал в «За­мет­ках» на те­ле­фоне речь, учил ее все вре­мя, — сму­щен­но улы­ба­ет­ся Ви­та­лий Аве­рин. — Но чем бли­же под­хо­ди­ло вре­мя, тем силь­нее волновался. Ни­ко­гда в жиз­ни, в том чис­ле на фрон­те, я не ис­пы­ты­вал по­хо­же­го вол­не­ния. Ре­бя­та по­том го­во­ри­ли, что на мне весь ве­чер ли­ца не бы­ло. Блед­ный, гла­за круг­лые, по­сто­ян­но во­ду пью, по­то­му что в гор­ле пе­ре­сы­ха­ет. Ду­ма­ли, я за та­нец так тря­сусь. А я да­же не пом­нил, как стан­це­вал. Ко­гда ве­ду­щий объ­явил, что Ви­та­лий Аве­рин «хо­чет что-то ска­зать», у ме­ня язык к небу при­лип, я на­чал за­ды­хать­ся… Не знаю, что со мной про­изо­шло.

— Труд­но бы­ло дер­жать свои при­го­тов­ле­ния в сек­ре­те эти два ме­ся­ца?

— Да, я все вре­мя «па­лил­ся»... То Ал­ла пой­ма­ла ме­ня, ко­гда я вы­би­рал в те­ле­фоне бу­кет для нее. То ма­лень­кий пле­мян­ник, ко­то­рый был в кур­се де­ла, ска­зал ей, «что ее ждет сюр­приз». А са­мое уди­ви­тель­ное, что в день ба­ла утром Ал­ла просну­лась и го­во­рит: «Пред­став­ля­ешь, мне при­сни­лось, что ты сде­лал мне пред­ло­же­ние». Я на­мек­нул, что сон мо­жет быть ве­щим. Но она толь­ко от­мах­ну­лась. А еще я па­ру дней на­зад вы­нуж­ден был спро­сить раз­мер ее паль­ца. Во­об­ще-то я его знал, ведь и рань­ше да­рил Алле коль­ца. Но хо­тел удо­сто­ве­рить­ся, что пом­ню все пра­виль­но. В этом слу­чае оши­бать­ся нель­зя.

— Мне очень хо­те­лось, что­бы Ви­та­лик сде­лал мне пред­ло­же­ние имен­но на этом про­ек­те, — при­зна­ет­ся Ал­ла Мар­ты­нюк. — Но ду­ма­ла, он не ре­шит­ся. Не из тех лю­дей, кто вы­но­сит от­но­ше­ния на пуб­ли­ку. Ко­гда уви­де­ла ве­че­ром два бу­ке­та — один для на­ше­го хо­рео­гра­фа Све­точ­ки, а вто­рой, ши­кар­ный, неиз­вест­но для ко­го, до­га­да­лась, что тут за­те­ва­ет­ся. Прав­да, по­ду­ма­ла, что Ви­та­лик по­про­сит мо­ей ру­ки за ку­ли­са­ми, в кру­гу дру­зей. Но что­бы на сцене, при всех — это дей­стви­тель­но был сюр­приз!

— Рас­ска­жи­те, как вы по­зна­ко­ми­лись.

— Мы дру­жи­ли в «Фейс­бу­ке», — объ­яс­ня­ет Ви­та­лий. — Ал­ла по­па­да­лась мне в лен­те, а ее труд­но не за­ме­тить. По­том ока­за­лось, у нас об­щие дру­зья-во­лон­те­ры. Уди­ви­тель­нее все­го, что мы не встре­ча­лись рань­ше, хо­тя бы­ли в од­но и то же вре­мя в од­них и тех же ме­стах — в Пес­ках, в Ши­ро­ки­но. Хо­ди­ли од­ни­ми и те­ми же тро­па­ми, но по­че­му-то не пе­ре­се­ка­лись. А по­том я ре­шил­ся и на­пи­сал ей. По­звал на ко­фе. Как раз то­гда в Кар­лов­ке сто­ял, под Пес­ка­ми, а Ал­ла еха­ла в Пе­ски. Спи­са­лись, встре­ти­лись.

— Вас не сму­ти­ло, что вы уха­жи­ва­е­те за из­вест­ной ак­три­сой?

— Да я не знал это­го, чест­но! Знал толь­ко, что она во­лон­тер.

— Ты не знал, что я ак­три­са? — недо­вер­чи­во под­ня­ла бровь Ал­ла.

— Нет, ну знал... Но не знал, что та­ко­го мас­шта­ба. Ал­ла то­гда по до­ро­ге в Пе­ски быст­рень­ко за­ско­чи­ла к нам, оста­ви­ла ап­теч­ки, раз­груз­ку, мы вы­пи­ли ко­фе в на­шем ларь­ке воз­ле ба­зы, и она уеха­ла.

— Да, на сви­да­ние это бы­ло ма­ло по­хо­же.

— У ме­ня и в мыс­лях та­ко­го не бы­ло, — от­ма­хи­ва­ет­ся Ал­ла. — Я к то­му вре­ме­ни бы­ла уже раз­ве­ден­ная жен­щи­на, с дву­мя детьми, разо­ча­ро­ван­ная в муж­чи­нах. Тем бо­лее му­жа­во­ен­но­го я во­об­ще ни­ко­гда се­бе не хо­те­ла.

— Та пер­вая встре­ча нам обо­им ма­ло за­пом­ни­лась, — про­дол­жа­ет Ви­та­лий. — Я да­же не пом­ню, о чем мы то­гда го­во­ри­ли. В Пес­ках в тот мо­мент бы­ли жест­кие об­стре­лы, Ал­ла еха­ла ту­да, я очень за нее пе­ре­жи­вал. Бес­по­ко­ил­ся, как она до­бра­лась, про­сил, что­бы бы­ла по­осто­рож­нее. За­вя­за­лась пе­ре­пис­ка, по­том мы на­ча­ли со­зва­ни­вать­ся.

— Я за­то хо­ро­шо пом­ню наш пер­вый раз­го­вор, — лу­ка­во смот­рит на воз­люб­лен­но­го ак­три­са. — Он длил­ся час, и Ви­та­лик мне сло­во не дал ска­зать! Я из­на­чаль­но не со­би­ра­лась с ним об­щать­ся, уви­ли­ва­ла. Его это, на­вер­ное, и за­це­пи­ло, по­то­му что на фрон­те Ви­та­лик — очень по­пу­ляр­ный, на него дев­чон­ки гроз­дья­ми ве­ша­ют­ся. Ну, сей­час уже нет, по­то­му что я по­яви­лась. Но к от­ка­зам этот че­ло­век не при­вык. Я-то по­на­ча­лу не вос­при­ня­ла его все­рьез. Ду­ма­ла, он та­кой са­мо­влюб­лен­ный, с иго­лоч­ки одет, фо­то­гра­фии свои мне шлет, рас­ска­зы­ва­ет о ге­ро­и­че­ских по­ступ­ках. Ду­ма­ла: ну и ко­ро­на! Поз­же по­ня­ла, что на са­мом де­ле это бы­ло не хва­стов­ство, про­сто я Ви­та­ли­ку очень по­нра­ви­лась и он хо­тел, что­бы мы друг дру­га луч­ше узна­ли. Уха­жи­вал он очень кра­си­во. На­хо­дясь на войне, при­сы­лал цве­ты с ку­рье­ром, каж­дый день зво­нил, бес­по­ко­ил­ся о здо­ро­вье мо­ей ма­мы. Для ме­ня его за­бо­та бы­ла го­раз­до важ­нее цве­тов и по­дар­ков.

«Вме­сто шам­пан­ско­го — чай в же­лез­ных круж­ках, вме­сто фей­ер­вер­ков — гро­хот сна­ря­дов. Та­кая вот во­ен­ная ро­ман­ти­ка»

— Но вы все рав­но не спе­ши­ли за­вя­зы­вать от­но­ше­ния.

— Я очень дол­го осто­рож­ни­ча­ла. Ведь мно­го по­ви­да­ла и не по­на­слыш­ке знаю, что та­кое вой­на. Ви­та­лик — не пер­вый муж­чи­на-во­ен­ный, ко­то­рый пы­тал­ся за мной уха­жи­вать. Я при­вык­ла к та­ко­му вни­ма­нию и все­рьез ни­ко­гда не вос­при­ни­ма­ла. Но, как ви­ди­те, нет пра­вил без ис­клю­че­ний! Кста­ти, в от­ли­чие от пер­вой встре­чи, на­ше пер­вое сви­да­ние бы­ло дей­стви­тель­но зна­ко­вым. Пол­то­ра ме­ся­ца Ви­та­лик ме­ня ула­мы­вал, и на­ко­нец я со­гла­си­лась. При­е­ха­ла к нему в Зай­це­во. Он сра­зу стал всем и каж­до­му го­во­рить, что я его де­вуш­ка, хо­тя то­гда мы с ним еще да­же не це­ло­ва­лись.

— В тот мо­мент у нас шли го­ря­чие бои, я не хо­тел, что­бы Ал­ла ту­да ез­ди­ла, бо­ял­ся за нее, — при­зна­ет­ся Ви­та­лий. — Встре­тил на бо­лее без­опас­ной тер­ри­то­рии, по­се­лил в ста­ром за­бро­шен­ном до­ме. Си­дел с ней, а сам пе­ре­жи­вал за сво­их. Я же ко­ман­дир. Пи­шу ре­бя­там: как там? Они го­во­рят, вро­де за­тих­ло, чуть-чуть по­стре­ли­ва­ют. Я им: «Ес­ли что — я ря­дом!» Мы с Ал­лой си­де­ли, смот­ре­ли друг на дру­га и не мог­ли на­смот­реть­ся.

— Да, — меч­та­тель­но взды­ха­ет Ал­ла. — Вме­сто шам­пан­ско­го — чай в же­лез­ных круж­ках, вме­сто фей­ер­вер­ков — гро­хот сна­ря­дов. Та­кая вот во­ен­ная ро­ман­ти­ка.

— Боль­шой плюс для ме­ня в том, что Ал­ла, как и я, че­ты­ре го­да на войне, — про­дол­жа­ет Ви­та­лий. — Ей не на­до ни­че­го объ­яс­нять. Она бы­ла под об­стре­ла­ми, под «Гра­да­ми», под ми­на­ми. Зна­ет, что та­кое ги­бель дру­зей. Ко­гда у ме­ня бы­ли по­те­ри, Ал­ла зна­ла, как ре­а­ги­ро­вать, мог­ла най­ти пра­виль­ные сло­ва. Нам лег­ко друг с дру­гом.

— Ну не все у нас бы­ло так глад­ко, осо­бен­но вна­ча­ле, — не со­гла­ша­ет­ся Ал­ла. — Мы ру­га­лись, да­же ду­ма­ли рас­хо­дить­ся. У нас бу­ше­ва­ли на­сто­я­щие ита­льян­ские стра­сти. Сей­час все уста­ка­ни­лось. Уже хо­ро­шо зна­ем друг дру­га, по­ни­ма­ем, где нуж­но усту­пить или про­мол­чать. Хо­тя, бы­ва­ет, все рав­но мо­жем вспых­нуть.

— Ал­ла рев­ни­вая, — го­во­рит Ви­та­лий. — Я, кста­ти, то­же. Но осо­бо это не про­яв­ляю, по­то­му что до­ве­ряю Ал­лоч­ке на сто про­цен­тов. А вот ки­но с ее уча­сти­ем не смот­рю. Не мо­гу ви­деть, как моя жен­щи­на при­зна­ет­ся ко­му-то в люб­ви. Хоть и по­ни­маю, что это роль, но не мо­гу — и все тут.

— Как ва­ши де­ти сре­а­ги­ро­ва­ли на то, что их ма­ма вы­хо­дит за­муж? — спра­ши­ваю ак­три­су.

— Они у ме­ня уже вз­рос­лые, По­лине 12 лет, Эми­лии — во­семь. По­ка я не бы­ла уве­ре­на, что Ви­та­лик — че­ло­век, с ко­то­рым я бу­ду все­гда, скры­ва­ла на­ши от­но­ше­ния от де­тей. Не хо­те­ла их трав­ми­ро­вать. Кста­ти, узнав о мо­ем сек­ре­те, По­ли­на на ме­ня силь­но оби­де­лась. Ведь, хоть я и ма­ма, мы в первую оче­редь по­дру­ги, всем все­гда де­лим­ся. Ко­гда же убе­ди­лась, что с Ви­та­ли­ком у нас все се­рьез­но, по­зна­ко­ми­ла его с детьми. У них сей­час хо­ро­шие от­но­ше­ния. Даль­ней­шее за­ви­сит толь­ко от Ви­та­ли­ка. Ес­ли он по­лю­бит де­во­чек как род­ных, они от­ве­тят вза­им­но­стью. Ес­ли не бу­дет от него ис­хо­дить это теп­ло, они то­же его не при­мут. Ду­маю, и у нас то­гда вряд ли что­то хо­ро­шее по­лу­чит­ся.

— Я сра­зу по­ни­мал, как важ­но уста­но­вить хо­ро­шие от­но­ше­ния с де­воч­ка­ми, — до­бав­ля­ет Ви­та­лий. — Очень хо­чу, что­бы и Ал­ла, и де­воч­ки бы­ли счаст­ли­вы.

— Ви­та­лий, не мо­гу не спро­сить. У вас не бы­ло стра­ха, что, же­нив­шись на из­вест­ной ак­три­се, вас мо­гут вос­при­ни­мать уже не как Ви­та­лия Аве­ри­на, а как му­жа Ал­лы Мар­ты­нюк?

— Я ни­ко­гда не бо­ял­ся быть в те­ни Ал­лы. На­о­бо­рот, гор­жусь ею, рас­ска­зы­ваю дру­зьям о ее но­вых филь­мах и спек­так­лях.

— Ви­та­лик уве­рен­ный в се­бе муж­чи­на, не за­ком­плек­со­ван­ный, — объ­яс­ня­ет Ал­ла. — Тем бо­лее что в сво­ей сфе­ре он то­же по­пу­ляр­ный и со­сто­яв­ший­ся че­ло­век, про­фес­си­о­нал. Так что за­ви­сти по по­во­ду мо­ей ка­рье­ры у него ни­ко­гда не бы­ло. А вот ме­ня, кста­ти, мно­гие от­го­ва­ри­ва­ли от от­но­ше­ний с во­ен­ным. Го­во­ри­ли, что у Ви­та­ли­ка все­гда бу­дет толь­ко од­на же­на — вой­на, что я ни­ко­гда не ста­ну для него всем.

— Но и вы ведь не оста­не­тесь толь­ко же­ной, ма­мой и до­мо­хо­зяй­кой. В ва­шей жиз­ни все­гда бу­дут те­атр, ки­но, съем­ки… Так что все по­чест­но­му.

— Вы не зна­е­те дру­гую ее сто­ро­ну, — под­ка­лы­ва­ет Ал­лу Ви­та­лий. — Как она, при­хо­дя до­мой, на­де­ва­ет ста­рые спор­тив­ные шта­ны, бе­рет шваб­ру…

— Ты что! Нель­зя та­ко­го го­во­рить! — Ал­ла воз­му­щен­но ткну­ла Ви­та­ли­ка в бок. Оба рас­хо­хо­та­лись.

— Я хо­тел ска­зать, что Ал­лоч­ка мо­жет быть очень до­маш­ней, — ре­шил ис­пра­вить­ся «Авер». — Она по­тря­са­ю­ще го­то­вит. Осо­бен­но я це­ню это, ко­гда «трес­каю» на фрон­те ту­шен­ку, а Ал­ла мне при­сы­ла­ет фот­ки с при­го­тов­лен­ны­ми ею спа­гет­ти кар­бо­на­ра, за­пе­чен­ной те­ля­ти­ной... Но, с дру­гой сто­ро­ны, она мне этим на­по­ми­на­ет, как хо­ро­шо до­ма. У ме­ня есть до­пол­ни­тель­ный сти­мул вер­нуть­ся жи­вым.

«Хо­чу по­звать на сва­дьбу ар­ти­стов, ди­джея и ор­га­ни­зо­вать

со­вре­мен­ную ве­се­лую ве­че­рин­ку»

— Чем вы пла­ни­ру­е­те за­ни­мать­ся по­сле вой­ны?

— У ме­ня есть опыт ра­бо­ты ди­зай­не­ром, ло­ги­стом, — за­дум­чи­во го­во­рит Ви­та­лий. — Но чем имен­но я бу­ду за­ни­мать­ся, по­ка не знаю. Воз­мож­но, биз­не­сом. Об этом по­ка ду­мать ра­но. Сна­ча­ла нуж­но за­кон­чить вой­ну.

— Ал­ла, вы ведь то­же по­мо­га­е­те фрон­ту с са­мо­го на­ча­ла АТО. Как ва­ши де­ти ре­а­ги­ру­ют на то, что ма­ма по­сто­ян­но на войне?

— Они дав­но в этом ва­рят­ся. Я ведь веч­но ве­зу на пе­ре­до­вую ку­чу «гу­ма­ни­тар­ки», на­ша квар­ти­ра пре­вра­ща­ет­ся в склад. Я без уста­ли со­би­раю день­ги, за­ку­паю все необ­хо­ди­мое. По­том, в ночь пе­ред вы­ез­дом, ме­ня вдруг охва­ты­ва­ют со­мне­ния: за­чем мне это? Смот­рю на сво­их де­во­чек, ко­то­рые слад­ко спят и пах­нут мо­лоч­ным шо­ко­ла­дом — и серд­це кро­вью об­ли­ва­ет­ся. Вдруг со мной что-то слу­чит­ся? Как же они это пе­ре­жи­вут? Я ведь не про­сто со­би­раю и пе­ре­даю по­сыл­ки для бой­цов, а лич­но раз­во­жу их. На од­ну по­зи­цию, на дру­гую. И вез­де не хо­тят от­пус­кать. Ре­бя­та зво­нят, про­сят: «За­едь хоть на пять ми­нут, ни­че­го не ве­зи, толь­ко чаю по­пей!» Вот оно и за­тя­ги­ва­ет­ся. Бы­ва­ет, и по де­сять дней на­хо­жусь на пе­ре­до­вой.

Один раз, пом­ню, бы­ло со­всем ту­го. Об­стрел не пре­кра­щал­ся ча­сов семь, укры­тий не бы­ло. Пря­та­лись за га­ра­жом, а вра­ги со­всем ря­дом, из­ре­ше­ти­ли его в хлам. И вы­брать­ся не­воз­мож­но. Я то­гда ду­ма­ла, что ко­нец. Ма­ме на­пи­са­ла: «Про­сти­те ме­ня», по­про­ща­лась с Ви­та­ли­ком. Ма­ма так пе­ре­вол­но­ва­лась, что я вы­нуж­де­на бы­ла по­обе­щать, что боль­ше не бу­ду ез­дить. Ви­та­лик то­же про­тив мо­их по­ез­док.

— Я очень бла­го­да­рен во­лон­те­рам, что они по­мог­ли нам в на­ча­ле вой­ны, — го­во­рит Ви­та­лий. — Без них мы то­гда во­об­ще не спра­ви­лись бы. Но сей­час, ко­гда ар­мия обес­пе­че­на всем необ­хо­ди­мым, во­лон­те­ры, я счи­таю, сол­дат ба­лу­ют. Ко­неч­но, ко­гда ну­жен теп­ло­ви­зор или кас­ки — од­но де­ло. Дру­гое — рис­ко­вать сво­ей жиз­нью и ехать на пе­ре­до­вую, что­бы по­ра­до­вать бой­цов до­маш­ним су­пом или пи­рож­ка­ми. Мы пре­крас­но во­ю­ем и без это­го, го­лод­ны­ми не си­дим. А то ведь сол­да­ты при­вык­ли: ес­ли что-ни­будь необ­хо­ди­мое за­кон­чи­лось — тут же пи­шут в «Фейс­бук», и во­лон­те­ры мчат­ся их спа­сать. Не нуж­но это­го де­лать. Я на­де­юсь, что моя бу­ду­щая же­на при­слу­ша­ет­ся ко мне и пе­ре­ста­нет рис­ко­вать жиз­нью.

— Рас­ска­жи­те, ка­кой бу­дет ва­ша сва­дьба.

— На бе­ре­гу мо­ря, с кра­си­вой цве­точ­ной ар­кой и бе­лы­ми шатра­ми, — меч­та­тель­но го­во­рит Ал­ла. — Без вся­ких ре­сто­ра­нов и кри­ков «Горь­ко!». Хо­чу по­звать ар­ти­стов, ди­джея и ор­га­ни­зо­вать со­вре­мен­ную ве­се­лую ве­че­рин­ку. И об­вен­чать­ся с Ви­та­ли­ком, это обя­за­тель­но. Я бы­ла за­му­жем, но ни­ко­гда не вен­ча­лась. А те­перь хо­чу. По­то­му что чув­ствую: с этим че­ло­ве­ком я про­жи­ву всю жизнь.

сде­лал мне «Мне очень хо­те­лось, что­бы Ви­та­ликпро­ек­те. Но ду­ма­ла, пред­ло­же­ние имен­но на этомАл­ла Мар­ты­нюк он не ре­шит­ся», — при­зна­ет­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.