«ЛЕСЯ ОЧЕНЬ НЕ ХО­ТЕ­ЛА ЗАСТУПАТЬ НА ДЕЖУРСТВО. РАНЬ­ШЕ С НЕЙ НИ­КО­ГДА ТА­КО­ГО НЕ БЫ­ЛО»

19-лет­няя Але­ся Ба­кла­но­ва по­гиб­ла на пе­ре­до­вой от вра­же­ской пу­ли

Fakty i kommentarii - - ГРАНИ БЫТИЯ - Да­рия ГОРСКАЯ

В ны­неш­нем го­ду се­ло Ка­ра­ван-Со­лод­кий Мар­ков­ско­го рай­о­на Лу­ган­ской об­ла­сти не празд­но­ва­ло День за­щит­ни­ка Укра­и­ны. Тор­же­ства от­ме­ни­ли из-за тра­у­ра: в этот день тут хо­ро­ни­ли 19-лет­нюю Але­сю Ба­кла­но­ву, бой­ца 1-го ба­та­льо­на 92-й от­дель­ной ме­ха­ни­зи­ро­ван­ной бри­га­ды. Але­ся по­гиб­ла 10 ок­тяб­ря в од­ной из са­мых го­ря­чих то­чек се­го­дняш­ней пе­ре­до­вой — на шах­те Бу­тов­ка под До­нец­ком. Ве­че­ром по­шла на дежурство, во вре­мя обыч­но­го об­хо­да за­гля­ну­ла в теп­ло­ви­зор и упа­ла за­мерт­во, сра­жен­ная вра­же­ской пу­лей.

О том, ка­кой бы­ла эта храб­рая де­вуш­ка, о чем меч­та­ла, че­го бо­я­лась и за­чем по­шла в ар­мию, «ФАКТАМ» рас­ска­за­ли ее род­ные, дру­зья и по­бра­ти­мы.

«Она сра­зу за­яви­ла, что в ар­мию по­шла не за­тем, что­бы в шта­бе шта­ны про­си­жи­вать и бу­маж­ки носить»

Але­сю Ба­кла­но­ву с дет­ства при­вле­ка­ли маль­чи­ше­ские за­ба­вы: ма­ши­ны, мо­то­цик­лы, тех­ни­ка. Гля­дя, как она, ху­день­кая, стри­жен­ная под маль­чи­ка, го­ня­ет по се­лу на бай­ке, мест­ные жи­те­ли го­во­ри­ли: «Де­воч­ка — огонь». С на­ча­лом вой­ны Але­ся ор­га­ни­зо­ва­ла в шко­ле груп­пу по­мо­щи бой­цам АТО, пле­ла мас­ки­ро­воч­ные се­ти для фрон­та. По­лу­чив ат­те­стат, по­сту­пи­ла в Ста­ро­бель­ский кол­ледж Лу­ган­ско­го на­ци­о­наль­но­го аг­рар­но­го уни­вер­си­те­та, на фа­куль­тет тех­но­ло­гии про­из­вод­ства и пе­ре­ра­бот­ки про­дук­ции жи­вот­но­вод­ства.

— Леся у нас учи­лась два с по­ло­ви­ной го­да, при­шла сра­зу по­сле де­вя­то­го клас­са, — объ­яс­ни­ла сай­ту «Обо­зре­ва­тель» за­вуч кол­ле­джа Еле­на Ро­во­да­ян. — Она все­гда бы­ла та­кая по­зи­тив­ная, об­щи­тель­ная и на­стро­е­на на борь­бу. То, что Леся со­бра­лась слу­жить, мы узна­ли уже пе­ред ее ухо­дом, ко­гда она пе­ре­во­ди­лась на за­оч­ный. По­яс­ни­ла: так внут­ренне чув­ству­ет, что ей нуж­но ид­ти во­е­вать. Она и в жиз­ни бы­ла та­кая, оде­ва­лась как маль­чиш­ка, но очень хо­ро­шая де­вуш­ка. Нам очень жаль, ко­неч­но…

— Ее ма­ма не хо­те­ла от­пус­кать, горь­ко пла­ка­ла в во­ен­ко­ма­те, ко­гда Леся за­пи­сы­ва­лась доб­ро­воль­цем, — рас­ска­за­ла «ФАКТАМ» де­вуш­ка-по­бра­тим Ба­кла­но­вой, про­сив­шая не на­зы­вать ее име­ни. — А са­ма Леся, хоть и бы­ла ти­хая, скром­ная, су­ме­ла на­сто­ять на сво­ем и убе­ди­ла ро­ди­те­лей от­пу­стить ее на фронт.

— Ха­рак­тер у сест­ры же­лез­ный, — го­во­рит брат по­гиб­шей де­вуш­ки Кон­стан­тин Ба­кла­нов .— Спо­рить с ней бы­ло бес­по­лез­но. На­ста­и­ва­ла: ли­бо ар­мия, ли­бо ни­че­го. Леся дей­стви­тель­но очень хо­те­ла слу­жить, во­е­вать. И ни­ко­гда не жа­ле­ла о сво­ем вы­бо­ре, ни на что не жа­ло­ва­лась.

— Леся бы­ла об­раз­цо­вым сол­да­том, — взды­ха­ет ко­ман­дир ро­ты 92-й бри­га­ды, в ко­то­рой слу­жи­ла Ба­кла­но­ва, Вла­ди­мир Якоб­чук. — Вы ведь по­ни­ма­е­те: сол­дат, да­же тот, кто доб­ро­воль­но при­шел в во­ен­ко­мат, до 20 лет име­ет пол­ное пра­во не ехать в АТО.

Но Леся сра­зу за­яви­ла, что она в ар­мию по­шла не за­тем, что­бы в шта­бе шта­ны про­си­жи­вать и бу­маж­ки носить. На­пи­са­ла ра­порт, что хо­чет за­щи­щать стра­ну и свою род­ную Лу­ган­щи­ну с ору­жи­ем в ру­ках. И, на­до ска­зать, это бы­ла не про­сто бра­ва­да. Ма­лая (мы все так на­зы­ва­ли Ле­сю) бы­ла при­ме­ром для дру­гих. По­лу­чи­ла при­каз — спо­кой­но, без нер­вов, без су­е­ты ис­пол­ни­ла. И, в от­ли­чие от мно­гих, кто от­пра­ши­ва­ет­ся во вне­уроч­ные от­пус­ка, что ни день ска­зы­ва­ет­ся боль­ным (есть в ар­мии и та­кие то­ва­ри­щи), Леся ни­ко­гда не жа­ло­ва­лась на недо­мо­га­ние, про­сту­ду. Шла на дежурство на­равне со все­ми, да­же око­пы ры­ла вме­сте с ре­бя­та­ми. А вот от кух­ни ее на­до бы­ло дер­жать по­даль­ше, — груст­но улы­ба­ет­ся. — Не ее это бы­ло. Рав­но как и вся­кие шу­ры-му­ры-ка­ва­ле­ры. Это Ле­сю не ин­те­ре­со­ва­ло. Она со сво­ей ко­рот­кой стриж­кой и внешне на па­ца­на бы­ла по­хо­жа, осо­бен­но в во­ен­ной фор­ме. И скром­ная, мол­ча­ли­вая — сло­ва не вы­тя­нешь. Хо­тя сре­ди дру­зей от­кры­ва­лась, бы­ла ду­шой ком­па­нии, на ги­та­ре иг­ра­ла.

«Леся сей­час долж­на бы­ла си­деть на па­рах в сво­ем кол­ле­дже...»

— У ме­ня ни­ко­гда не бы­ло дру­га бли­же, чем Леся, — рас­ска­зы­ва­ет гра­на­то­мет­чик 92-й бри­га­ды Ви­та­лий Ку­ли­нич. — Мы по­зна­ко­ми­лись в ро­те, ко­гда на­ше под­раз­де­ле­ние при­е­ха­ло из зо­ны АТО на ба­зу. Ве­че­ром, ко­гда по­яви­лось сво­бод­ное вре­мя, схо­ди­ли ком­па­ни­ей в бо­улинг по­иг­рать, по­петь в ка­ра­оке. С Ле­сей ин­те­рес­но бы­ло, ве­се­ло. Че­рез па­ру ме­ся­цев мы так по­дру­жи­лись, что ста­ли нераз­лей­во­да. Она бы­ла очень ду­шев­ная, доб­рая. Ко­гда я узнал, что моя же­на бе­ре­мен­на, сра­зу ска­зал Ле­се, что она — моя бу­ду­щая ку­ма. По­том ро­ди­лась моя до­чень­ка Ве­ро­ни­ка. Я от­пра­вил­ся в от­пуск, 28 сен­тяб­ря Леся при­е­ха­ла к нам на Пол­тав­щи­ну в го­сти. На сле­ду­ю­щий день мы окре­сти­ли ма­лыш­ку, ку­ма еще па­ру дней по­го­сти­ла у нас и вер­ну­лась на фронт. А я остал­ся до­ма. Ко­гда 10 ок­тяб­ря мне по­зво­ни­ли и ска­за­ли, что ее боль­ше нет, про­сто не по­ве­рил. До сих пор не ве­рю, хо­тя на по­хо­ро­нах был…

— Она сей­час долж­на бы­ла си­деть на па­рах в сво­ем кол­ле­дже, — го­во­рит за­ме­сти­тель ко­ман­ди­ра ро­ты с по­зыв­ным «Юго­вич». — Как раз на сле­ду­ю­щий день, 11 ок­тяб­ря, Ба­кла­но­вой нуж­но бы­ло ехать сда­вать сес­сию, уже и до­ку­мен­ты она все офор­ми­ла. На­ка­нуне мы сме­я­лись, шу­ти­ли, так все хо­ро­шо бы­ло…

— У Ле­си бы­ло пред­чув­ствие бе­ды, — про­дол­жа­ет Ви­та­лий Ку­ли­нич. — Ре­бя­та, ко­то­рые 10 чис­ла на­хо­ди­лись ря­дом с ней, го­во­ри­ли, что она очень не хо­те­ла заступать на дежурство. Рань­ше с ней ни­ко­гда та­ко­го не бы­ло. А тут она та­кая: «Как же не хо­чет­ся ид­ти на пост!» Это по­след­нее, что Леся ска­за­ла.

— Со мной она не де­ли­лась ни­ка­ки­ми пло­хи­ми пред­чув­стви­я­ми, — вспо­ми­на­ет брат по­гиб­шей. — Мы в тот день по те­ле­фо­ну об­суж­да­ли мой пред­сто­я­щий день рож­де­ния. Сест­ра ска­за­ла, что по­дроб­но все об­су­дим, ко­гда она при­е­дет. А на­ут­ро я узнал, что слу­чи­лась бе­да.

— Ве­че­ром 10 ок­тяб­ря Леся от­пра­ви­лась на по­зи­цию вме­сте с на­пар­ни­ком, — про­дол­жа­ет Вла­ди­мир Якоб­чук. — По­до­шла к бой­ни­це гля­нуть в теп­ло­ви­зор. Ее не бы­ло две-три ми­ну­ты. На­пар­ник, ко­то­рый на­хо­дил­ся в тот мо­мент за дру­гой бой­ни­цей, за­бес­по­ко­ил­ся, по­шел к ней. А она ле­жит… И зву­ка ни­ка­ко­го не слы­ша­ли. Рас­сто­я­ние до вра­же­ских по­зи­ций у нас ми­ни­маль­ное — мет­ров 300—400. С той сто­ро­ны при­ле­те­ла пу­ля, за­це­пи­ла бруст­вер и рас­сло­и­лась. Один оско­лок по­пал в под­бо­ро­док, дру­гой — в глаз и вы­шел аж в клю­чи­це, разо­рвав внут­рен­но­сти. Леся умер­ла мо­мен­таль­но. Ко­неч­но, жал­ко ее очень. Но сво­им по­ступ­ком эта ма­лень­кая хруп­кая де­воч­ка по­ка­за­ла при­мер му­жи­кам, ко­то­рые си­дят на граж­дан­ке и, ле­жа на ди­ване, раз­гла­голь­ству­ют о люб­ви к Укра­ине, пи­шут вся­кие «ум­ные» по­сты в соц­се­тях. Что­бы лю­бить стра­ну, гром­кие сло­ва не нуж­ны. Нуж­ны по­ступ­ки.

Але­сю Ба­кла­но­ву по­хо­ро­ни­ли в род­ном се­ле. Со­слу­жив­цы в знак осо­бо­го ува­же­ния ку­пи­ли для нее бе­ло­снеж­ный гроб и про­нес­ли его на пле­чах по ули­цам Ка­ра­ван-Со­лод­ко­го. По дав­ней тра­ди­ции по­след­нюю дань по­гиб­шей от­да­ли во­ин­ским са­лю­том.

На фронт Але­ся Ба­кла­но­ва по­шла доб­ро­воль­цем — ти­хая скром­ная де­вуш­ка су­ме­ла на­сто­ять на сво­ем и убе­ди­ларо­ди­те­лей от­пу­стить ее во­е­вать

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.