Геор­гий Ту­ка: «Жи­те­лям ок­ку­пи­ро­ван­но­го Дон­бас­са че­ты­ре го­да ка­пи­таль­но про­мы­ва­ют моз­ги. И они ре­аль­но ве­рят в то, что ми­ра не хо­чет Ки­ев»

За­ме­сти­тель ми­ни­стра по во­про­сам вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий и внут­ренне пе­ре­ме­щен­ных лиц на­ка­нуне сво­е­го юби­лея дал ин­тер­вью «ФАКТАМ»

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Оль­га БЕСПЕРСТОВА

«Ко­гда на­чи­на­ешь раз­го­ва­ри­вать на те­мы, не ка­са­ю­щи­е­ся от­но­ше­ний Укра­и­ны и Рос­сии, — о до­ро­гах, боль­ни­цах, пен­си­ях, де­тях, нет ни­ка­ких от­ли­чий в сло­вах льво­вя­ни­на и жи­те­ля Се­ве­ро­до­нец­ка или Ру­беж­но­го», — го­во­рит Геор­гий Ту­ка.

Кру­той ви­раж в судь­бе ко­рен­но­го ки­ев­ля­ни­на Геор­гия Ту­ки слу­чил­ся по­сле Ев­ро­май­да­на, в ко­то­ром он ак­тив­но участ­во­вал. Сна­ча­ла они вме­сте с Ро­ма­ном Си­ни­цы­ным ос­но­ва­ли во­лон­тер­скую ор­га­ни­за­цию «На­род­ный тыл», по­том бы­ла ра­бо­та в Лу­ган­ской об­ласт­ной во­ен­но-граж­дан­ской ад­ми­ни­стра­ции. В на­сто­я­щее вре­мя он за­ме­сти­тель ми­ни­стра по во­про­сам вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий и внут­ренне пе­ре­ме­щен­ных лиц.

24 но­яб­ря Геор­гию Ту­ке ис­пол­ни­лось 55 лет. Ин­тер­вью, ко­то­рое он дал «ФАКТАМ» за несколь­ко дней до юби­лея, по­лу­чи­лось раз­но­пла­но­вым — о фей­ко­вых «вы­бо­рах» в так на­зы­ва­е­мых «Л/ДНР», «пен­си­он­ном ту­риз­ме», жи­лье для пе­ре­се­лен­цев и по­езд­ках на Дон­басс.

«Мо­жет, на­до бы­ло рань­ше

ид­ти в по­ли­ти­ку»

— Геор­гий Бо­ри­со­вич, ров­но пять лет на­зад на­ча­лась Ре­во­лю­ция до­сто­ин­ства, из­ме­нив­шая ис­то­рию стра­ны. Вы бы­ли ак­тив­ным участ­ни­ком Ев­ро­май­да­на…

— Во­об­ще-то, я «май­да­нил» еще до про­воз­гла­ше­ния Ак­та о неза­ви­си­мо­сти Укра­и­ны. Ес­ли помни­те, 24 июля 1990 го­да над Ки­ев­ским гор­со­ве­том под­ня­ли на­ци­о­наль­ный флаг. Так вот, я был в чис­ле тех, кто нес это по­лот­ни­ще с Со­фий­ской пло­ща­ди на Кре­ща­тик.

Зна­е­те, я с юно­сти был сто­рон­ни­ком неза­ви­си­мо­сти Укра­и­ны. К СССР все­гда от­но­сил­ся до­ста­точ­но кри­ти­че­ски. Осо­бен­но к идео­ло­гии, ко­то­рая ба­зи­ро­ва­лась на то­таль­ном об­мане и необуз­дан­ной про­па­ган­де. Фальшь бы­ла воз­ве­де­на в ранг го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки.

— Чем за­ни­ма­лись ва­ши ро­ди­те­ли?

— Они жи­вы, сла­ва Бо­гу. Ма­ме на днях ис­пол­ни­лось 85 лет, она пе­ре­вод­чик. Па­пе 87 лет. Он про­фес­сор, док­тор тех­ни­че­ских на­ук, всю жизнь про­ра­бо­тал на «обо­рон­ку», ру­ко­во­дил од­ним из круп­ней­ших в Со­ю­зе пред­при­я­тий.

— Они раз­де­ля­ли ва­ши взгля­ды?

— В прин­ци­пе, да. На всю жизнь за­пом­нил, как мы не от­ры­ва­ясь смот­ре­ли по те­ле­ви­зо­ру пер­вый съ­езд на­род­ных де­пу­та­тов СССР, под ка­кое улю­лю­ка­нье про­ком­му­ни­сти­че­ской мер­зо­сти шел к три­буне ссу­ту­лив­ший­ся Ан­дрей Дмит­ри­е­вич Са­ха­ров... — Бы­ло очень стыд­но.

— Не­имо­вер­но. Ко­ро­че, по­сте­пен­но мои взгля­ды транс­фор­ми­ро­ва­лись в стой­кое убеж­де­ние о необ­хо­ди­мо­сти со­зда­ния или воз­об­нов­ле­ния укра­ин­ско­го неза­ви­си­мо­го го­су­дар­ства.

В на­ча­ле 1990-х я, как и по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство сверст­ни­ков, стал ез­дить в Поль­шу и во­зить от­ту­да вся­кий непо­тріб. Ви­дел, как тя­же­ло жи­вут по­ля­ки. Но ме­ня очень вдох­нов­ля­ли и вос­хи­ща­ли ак­ции «Со­ли­дар­но­сти» во гла­ве с Ле­хом Ва­лен­сой. То­гда о раз­ва­ле Со­ю­за и ре­чи не бы­ло. Од­на­ко я ак­тив­но спо­рил с по­ля­ка­ми, до­ка­зы­вая, что Укра­и­на по­лу­чит неза­ви­си­мость и что мы раз­ва­лим эту «тюрь­му на­ро­дов». Они лишь по­сме­и­ва­лись.

— По­че­му вы по­шли на Май­дан, ведь у вас бы­ла вполне на­ла­жен­ная жизнь?

— Бла­го­по­лу­чие се­мьи бы­ло на­мно­го вы­ше сред­не­го. Но это ни­ко­им об­ра­зом не ска­зы­ва­лось на мо­ем ми­ро­воз­зре­нии.

Еще во вре­мя «оран­же­вой ре­во­лю­ции» я был до­ста­точ­но ак­тив­но во­вле­чен во все про­цес­сы. Но ни­ко­гда не стре­мил­ся по­дой­ти к мик­ро­фо­ну, воз­гла­вить про­тест, не де­мон­стри­ро­вал ка­кие-то ли­дер­ские ка­че­ства. Воз­мож­но, в этом бы­ла боль­шая ошиб­ка, ведь не раз убеж­дал­ся, что до­воль­но ча­сто по­сле про­цес­сов, ини­ци­и­ро­ван­ных на­род­ны­ми мас­са­ми, ко­то­рые при­во­ди­ли к тек­то­ни­че­ским из­ме­не­ни­ям, к ру­ко­вод­ству стра­ной при­хо­ди­ли не те, кто раз­де­ля­ет цен­но­сти этих масс. Сей­час по­ни­маю, что, мо­жет, на­до бы­ло рань­ше ид­ти в по­ли­ти­ку. Хо­тя та­кая де­я­тель­ность ме­ня ни­ко­гда не пре­льща­ла и не ин­те­ре­со­ва­ла.

«Ре­бя­та, вы во­лон­те­ры? Не мог­ли бы мне в сле­ду­ю­щий

раз при­вез­ти... шта­ны?»

— Ко­гда мир­ная ак­ция про­те­ста транс­фор­ми­ро­ва­лась в кро­ва­вую дра­му, не бы­ло стра­ха, что с ва­ми мо­жет что-то слу­чить­ся?

— Не бо­ят­ся толь­ко ду­ра­ки. Ко­неч­но, бы­ло страш­но.

Пом­ню один непри­ят­ный мо­мент. Я при­мкнул к Ав­то­май­да­ну. Вы­ез­жал на ноч­ные пат­ру­ли­ро­ва­ния: мы, на­хо­дясь в раз­ных точ­ках го­ро­да, до­кла­ды­ва­ли в штаб о воз­мож­ных пе­ре­дви­же­ни­ях ко­лонн Внут­рен­них войск или МВД. Мой пост был на пло­ща­ди Ле­си Укра­ин­ки. Той но­чью пе­ри­о­ди­че­ски по­сту­па­ла ин­фор­ма­ция, что ожи­да­ет­ся штурм. Где-то в три ча­са да­ли от­бой. По­ехал к ро­ди­те­лям, ко­то­рые жи­вут в двух квар­та­лах от­ту­да. Вы­клю­чил те­ле­фон, что­бы немно­го по­спать. На­ут­ро узнал, что бук­валь­но че­рез 15 ми­нут по­сле то­го, как я снял­ся с объ­ек­та, «Бер­кут» вар­вар­ски на­пал на ав­то­май­да­нов­цев на ули­це Гос­пи­таль­ной — со­всем непо­да­ле­ку от ме­ста, где я сто­ял.

— Вы ра­бо­та­ли в тот пе­ри­од?

— Ко­гда как. Ино­гда за­ни­мал­ся сво­им биз­не­сом. Но по­чти все сво­бод­ное вре­мя про­во­дил на Май­дане.

Рас­ска­жу о за­бав­ном эпи­зо­де. Как-то про­зву­чал при­зыв: сроч­но нуж­ны пу­стые бу­тыл­ки для «кок­тей­лей Мо­ло­то­ва». Я в это вре­мя на­хо­дил­ся на Обо­ло­ни. Стал ис­кать пунк­ты при­е­ма стек­ло­та­ры. А они за­кры­ты. От­пра­вил­ся в су­пер­мар­кет. Очень уди­вил­ся, об­на­ру­жив, что пи­во в стек­ло­та­ре сто­и­ло де­шев­ле, чем ми­не­раль­ная во­да. Ку­пил ящик пи­ва. Вы­нес его из ма­га­зи­на и стал тут же сли­вать в ка­на­ли­за­ци­он­ный люк, по­сколь­ку был ка­те­го­ри­че­ски про­тив ал­ко­го­ля на Май­дане. Лю­ди на­блю­да­ли эту кар­ти­ну с недо­уме­ни­ем, мяг­ко го­во­ря.

Имен­но в тот день впер­вые по­зна­ко­мил­ся с ре­бя­та­ми из «Пра­во­го сек­то­ра». За­е­хал со сто­ро­ны Ев­ро­пей­ской пло­ща­ди че­рез бар­ри­ка­ды к До­му проф­со­ю­зов. Ми­мо про­бе­га­ла груп­па мо­ло­дых ре­бят. Го­во­рю: «Сто­ять! Пусті пляш­ки тре­ба?» — «О, да­вай, дядь­ку». И тут же в мет­ре от мо­ей ма­ши­ны устро­и­ли «раз­ли­вай­ку». До сих пор не знаю, как они го­то­ви­ли эту смесь. А осталь­ные «пра­во­се­ки» за­но­си­ли в Дом проф­со­ю­зов ко­роб­ки с ме­ди­ка­мен­та­ми, ко­то­рые я ку­пил и при­вез.

— То­гда за­рож­да­лось со­вер­шен­но фан­та­сти­че­ское во­лон­тер­ское дви­же­ние.

— По­след­ние го­ды по­сто­ян­но об­ща­юсь с на­ши­ми ино­стран­ны­ми парт­не­ра­ми из бал­кан­ских стран. Ни в од­ной из них та­ко­го не бы­ло. Все удив­ля­ют­ся и вос­хи­ща­ют­ся этим яв­ле­ни­ем.

— Зи­мой 2014 го­да вы с Ро­ма­ном Си­ни­цы­ным со­зда­ли во­лон­тер­скую ор­га­ни­за­цию «На­род­ный тыл».

— Как-то все есте­ствен­но про­изо­шло. На Май­дане по­зна­ко­мил­ся с кор­ре­спон­ден­том «Ле­во­го бе­ре­га» Са­шей Ру­до­ма­но­вым. Он рас­ска­зал, что мор­пе­хи из Фе­одо­сии про­сят по­пол­нить им сче­та мо­биль­ных те­ле­фо­нов, по­то­му что не мо­гут вый­ти за пре­де­лы ча­сти, по­сколь­ку их бло­ки­ру­ют «зе­ле­ные че­ло­веч­ки». По­том Са­ша по­зна­ко­мил ме­ня с Ро­мой Си­ни­цы­ным. До Май­да­на мы во­об­ще не пе­ре­се­ка­лись. По­сте­пен­но все вы­кри­стал­ли­зо­ва­лось в «На­род­ный тыл».

Мы от­кры­ли кар­точ­ку в «При­ватБан­ке» и ста­ли со­би­рать деньги, что­бы за­ку­пать все воз­мож­ное и невоз­мож­ное сна­ча­ла для крым­чан, со­хра­нив­ших вер­ность при­ся­ге, по­том для доб­ро­воль­че­ских ба­та­льо­нов, ко­то­рые фор­ми­ро­ва­лись тут же, на Май­дане.

Хо­ро­шо пом­ню, как мы с Ро­мой пер­вый раз по­е­ха­ли на во­сток. Это бы­ло в на­ча­ле июля. Вез­ли по­мощь для спец­на­за. На КПП в ла­ге­ре неда­ле­ко от Кра­ма­тор­ска к нам об­ра­тил­ся во­ен­но­слу­жа­щий лет со­ро­ка пя­ти: «Ре­бя­та, вы во­лон­те­ры? Не мог­ли бы мне в сле­ду­ю­щий раз при­вез­ти... шта­ны?» Гля­ну­ли, у него на про­жжен­ной шта­нине боль­шу­щая за­пла­та. Ко­гда вы­яс­ни­лось, что он под­пол­ков­ник, ме­ня слов­но по го­ло­ве уда­ри­ли. Офи­цер укра­ин­ской ар­мии, ко­то­рый за­щи­ща­ет стра­ну и рис­ку­ет жиз­нью, хо­дит в ла­та­ных шта­нах!

В об­щем, од­но де­ло, ко­гда те­бе об удру­ча­ю­щем со­сто­я­нии на­шей ар­мии рас­ска­зы­ва­ют, иное — ко­гда все ви­дишь сво­и­ми гла­за­ми.

— А с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны во­е­ва­ли сы­тые и хо­ро­шо оде­тые...

— Мой при­я­тель из Кра­ма­тор­ска Эду­ард Ку­ли­нич по­мо­гал нам «ко­зьи­ми тро­па­ми» пе­ре­прав­лять на го­ру Ка­ра­чун по­мощь, ко­гда го­род был ок­ку­пи­ро­ван. Не раз он про­сил при­слать обыч­ную кле­ен­ку. Хлоп­цы со­би­ра­ли на ней ро­су, что­бы хоть немно­го уто­лить жаж­ду.

«Се­ли в вер­туш­ку и по­ле­те­ли:

вот вам но­вый гу­бер­на­тор»

— В кон­це июля 2015 го­да вас на­зна­чи­ли пред­се­да­те­лем Лу­ган­ской об­ласт­ной во­ен­но-граж­дан­ской ад­ми­ни­стра­ции. Тя­же­ло да­лось ре­ше­ние о ра­бо­те на со­вер­шен­но но­вом по­при­ще?

— До­ста­точ­но тя­же­ло. Не бы­ло опы­та, я не знал, что та­кое ру­ко­во­дить ре­ги­о­ном, тем бо­лее это во­ю­ю­щая об­ласть. Для ме­ня это пред­ло­же­ние сва­ли­лось как снег на го­ло­ву. До по­след­не­го со­мне­вал­ся, справ­люсь ли.

По­вто­рю в ко­то­рый раз, что бла­го­да­рен Ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та за то, что со мной с пер­вых дней бы­ли лю­ди, ко­то­рые по­мо­га­ли разо­брать­ся в бю­ро­кра­ти­че­ской те­куч­ке, со­став­ля­ю­щей 95 про­цен­тов ра­бо­ты лю­бо­го чи­нов­ни­ка. Ина­че че­рез два-три дня плю­нул бы и вер­нул­ся на­зад.

Я ведь по­ня­тия не имел, как ра­бо­та­ет го­су­дар­ствен­ная бю­ро­кра­ти­че­ская ма­ши­на, чем во­ен­но-граж­дан­ская ад­ми­ни­стра­ция от­ли­ча­ет­ся от обыч­ной об­ласт­ной, на­сколь­ко в том ре­ги­оне про­цве­та­ет кон­тра­бан­да (ска­зать, что для ме­ня это бы­ло от­кры­тие Аме­ри­ки, — не ска­зать ни­че­го), да­же чем от­ли­ча­ет­ся суб­вен­ция от субсидии, ведь не бы­ло необ­хо­ди­мо­сти в этом раз­би­рать­ся. Ес­ли бы да­ли ка­кое-то вре­мя на под­го­тов­ку, осво­ил бы и это. Но вре­ме­ни не бы­ло. Се­ли в вер­туш­ку и по­ле­те­ли: вот вам но­вый гу­бер­на­тор.

А пе­ре­ход в ми­ни­стер­ство по во­про­сам вре­мен­но ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­рий и внут­ренне пе­ре­ме­щен­ных лиц в июле 2016-го дал­ся на­мно­го про­ще. Я чет­ко по­ни­мал, чем при­дет­ся за­ни­мать­ся.

— Не­дав­но в так на­зы­ва­е­мых «Л/ДНР» про­шли не­за­кон­ные «вы­бо­ры», ко­то­рые ни од­на ци­ви­ли­зо­ван­ная стра­на в ми­ре не при­зна­ет. По­нят­но, что цель Крем­ля — уса­дить Укра­и­ну за стол пе­ре­го­во­ров со сво­и­ми став­лен­ни­ка­ми Пу­ши­ли­ным и Па­сеч­ни­ком, ко­то­рые те­перь «из­бра­ны на­ро­дом».

— Вы аб­со­лют­но пра­вы. Это в со­вет­ские вре­ме­на на­зы­ва­ли «ге­не­раль­ной ли­ни­ей пар­тии». Из­вест­но, что да­же са­мые отъ­яв­лен­ные пу­тин­ские лоб­би­сты в Ев­ро­пе не мог­ли се­бе поз­во­лить сесть за один стол не то что для пе­ре­го­во­ров, а про­сто ря­дом с та­ки­ми людь­ми, как За­хар­чен­ко, Плот­ниц­кий и т.д. По­это­му гла­ва­рей «рес­пуб­лик» нуж­но бы­ло ме­нять.

— На тех, кто, услов­но го­во­ря, не брал в ру­ки оружие.

— Да. На так на­зы­ва­е­мых бо­та­ни­ков — пред­ста­ви­те­лей ка­кой-ли­бо ин­тел­ли­ген­ции.

— Слиш­ком гром­ко ска­за­но.

— Ну, как есть. Глав­ное, что­бы у них не бы­ло ми­ли­та­рист­ско­го про­шло­го.

В ав­гу­сте в Ро­сто­ве про­шло за­кры­тое со­ве­ща­ние с пред­ста­ви­те­ля­ми Лу­ган­ска и До­нец­ка, где им по­ста­ви­ли за­да­чу о смене внеш­не­го ими­джа «рес­пуб­лик» с ми­ли­та­рист­ско­го на со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ский. Эта стра­те­гия в даль­ней­шем сов­па­ла с ак­ти­ви­за­ци­ей глав­но­го лоб­би­ста Крем­ля Мед­вед­чу­ка и его те­зи­сом о пря­мых пе­ре­го­во­рах с «ру­ко­вод­ством «Л/ДНР».

(Окон­ча­ние на стр. 6)

«Огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей не же­ла­ют ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах воз­вра­щать­ся на ме­ста преж­не­го про­жи­ва­ния. Эта циф­ра бу­дет уве­ли­чи­вать­ся с каж­дым днем, ме­ся­цем, го­дом...» — счи­та­ет Геор­гий Ту­ка

«Ко­гда на­чи­на­ешь раз­го­ва­ри­вать на те­мы, не ка­са­ю­щи­е­ся от­но­ше­ний Укра­и­ны и Рос­сии, — о до­ро­гах, боль­ни­цах, пен­си­ях, де­тях, нет ни­ка­ких от­ли­чий в сло­вах льво­вя­ни­на и жи­те­ля Се­ве­ро­до­нец­ка или Ру­беж­но­го», — го­во­рит Геор­гий Ту­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.