ХЬЮ ГРАНТ: «ПОЙ­МИ­ТЕ, Я НЕ МОЛОДЕЮ. У МЕ­НЯ МОРЩИНЫ. ИХ МНО­ГО»

За­ко­ре­не­лый хо­ло­стяк, неожи­дан­но же­нив­ший­ся в воз­расте 58 лет, от­кро­вен­но рас­ска­зал о сво­ей лич­ной жиз­ни и ки­но­ка­рье­ре

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА -

За­ко­ре­не­лый хо­ло­стяк, неожи­дан­но же­нив­ший­ся в воз­расте 58 лет, от­кро­вен­но рас­ска­зал о сво­ей лич­ной жиз­ни и ки­но­ка­рье­ре

Хью Грант — один из са­мых по­пу­ляр­ных бри­тан­ских ак­те­ров в ис­то­рии ми­ро­во­го ки­не­ма­то­гра­фа. В этом го­ду в его ка­рье­ре про­изо­шло од­но важ­ное событие, ко­то­рое оста­лось неза­ме­чен­ным СМИ: 29 филь­мов, в ко­то­рых 58-лет­ний Грант снял­ся за свою ка­рье­ру, со­бра­ли в об­щей слож­но­сти 3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров в ми­ро­вом про­ка­те. Пре­одо­леть этот ру­беж по­мог успех филь­ма «Пад­динг­тон 2», в ко­то­ром Хью ис­пол­нил роль глав­но­го зло­дея.

За­то со­бы­тия в лич­ной жиз­ни ак­те­ра об­суж­да­лись очень го­ря­чо. В мае Грант, ко­то­рый до это­го от­но­сил­ся к ин­сти­ту­ту бра­ка с яв­ным пре­зре­ни­ем и непо­ни­ма­ни­ем, неожи­дан­но для всех же­нил­ся. Его су­пру­гой ста­ла 35-лет­няя уро­жен­ка Шве­ции, те­ле­про­дю­сер Ан­на Эбер­штейн. За два ме­ся­ца до сва­дьбы она ро­ди­ла их тре­тье­го ре­бен­ка. Кро­ме то­го, у Гран­та есть еще двое ма­лень­ких де­тей от свя­зи с ки­та­ян­кой Тин­глан Хонг.

Хью по­лу­чил ми­ро­вую из­вест­ность бла­го­да­ря ро­ман­ти­че­ским ко­ме­ди­ям. Он снял­ся в глав­ных ро­лях в филь­мах «Че­ты­ре сва­дьбы и од­ни по­хо­ро­ны», «Нот­тинг-Хилл», «Ре­аль­ная лю­бовь», «Мой маль­чик». По­том в «Днев­ни­ке Бри­джит Джонс» он ве­ли­ко­леп­но сыг­рал по­хот­ли­во­го пре­успе­ва­ю­ще­го из­да­те­ля. В ноябре в Ве­ли­ко­бри­та­нии со­сто­я­лась пре­мье­ра ми­ни-се­ри­а­ла «Очень ан­глий­ский скан­дал», ос­но­ван­но­го на ре­аль­ной ис­то­рии из­вест­но­го по­ли­ти­ка, ли­де­ра Ли­бе­раль­ной пар­тии Дже­ре­ми Тор­па, ко­то­рый по­те­рял все, ор­га­ни­зо­вав убий­ство сво­е­го лю­бов­ни­ка. Кри­ти­ки да­ли вы­со­кую оцен­ку иг­ре Гран­та.

Хью ни­ко­гда не рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей лич­ной жиз­ни. На­при­мер, о том, что у него ро­дил­ся пя­тый ре­бе­нок, со­об­щи­ла быв­шая не­ве­ста ак­те­ра Эли­за­бет Хер­ли, с ко­то­рой он про­жил вме­сте 13 лет, но так и не же­нил­ся. Тем не ме­нее они оста­лись хо­ро­ши­ми дру­зья­ми. По­сле по­ка­за «Очень ан­глий­ско­го скан­да­ла» Грант неожи­дан­но дал от­кро­вен­ное ин­тер­вью, экс­клю­зив­ное право на пуб­ли­ка­цию ко­то­ро­го в Укра­ине «ФАК­ТЫ» по­лу­чи­ли от The Interview People.

«Гор­жусь тем, что сни­мал­ся в ро­ман­ти­че­ских ко­ме­ди­ях»

— Хо­дят ле­ген­ды о том, как вы про­дви­га­ли «Очень ан­глий­ский скан­дал» в «Твит­те­ре». Го­во­рят, вы вы­стре­ли­ва­ли «тви­ты» оче­ре­дя­ми пря­мо во вре­мя по­ка­за ми­ни-се­ри­а­ла, при этом ис­поль­зуя не со­всем джентль­мен­скую лек­си­ку. Вы та­кой фа­нат соц­се­тей?

— На са­мом де­ле я не одоб­ряю соц­се­ти. Но, ес­ли вы зна­е­те, с неко­то­рых пор ак­тив­но за­ни­ма­юсь по­ли­ти­кой. И мо­ло­дые лю­ди, с ко­то­ры­ми я ра­бо­таю, еще шесть лет на­зад ска­за­ли мне: «Ес­ли вы про­во­ди­те по­ли­ти­че­скую кам­па­нию или ак­цию, то про­сто обя­за­ны по­явить­ся в «Tвит­те­ре»! Они за­тя­ну­ли ме­ня ту­да на ар­кане. И с тех пор я не мо­гу вы­рвать­ся. Со­гла­си­тесь, это очень здо­ро­во и стран­но од­но­вре­мен­но си­деть пе­ред те­ле­ви­зо­ром, смот­реть пре­мье­ру се­ри­а­ла, в ко­то­ром ты сни­мал­ся, и чи­тать от­зы­вы о нем и о те­бе, ко­то­ры­ми зри­те­ли де­лят­ся со всем ми­ром пря­мо в этот мо­мент! Да, при­зна­юсь, ме­ня это воз­бу­ди­ло. В од­ном из сво­их «тви­тов» я ис­поль­зо­вал сло­во fuck. Но это бы­ло не оскорб­ле­ние ко­го-то, а вы­ра­же­ние обу­ре­вав­ших ме­ня по­ло­жи­тель­ных эмо­ций. Пом­ню, я тут же на­чал пи­сать в «Твит­те­ре» на­ше­му ре­жис­се­ру Сти­ве­ну Фри­р­зу и мо­им парт­не­рам по се­ри­а­лу Бе­ну Уи­шоу и Алек­су Джен­нинг­су: «Ии­су­се, мне ка­жет­ся, лю­дям нра­вит­ся!»

— Ин­те­рес­но, что вы ду­ма­ли о скан­да­ле с Дже­ре­ми Тор­пом, ко­гда он раз­ра­зил­ся в 1970-х?

— Ду­маю, то­гда все бри­тан­цы бы­ли в вос­тор­ге. И я не яв­лял­ся ис­клю­че­ни­ем. В этом скан­да­ле бы­ло столь­ко пош­лых соч­ных де­та­лей, что его нель­зя бы­ло не лю­бить. Торп — ли­дер ли­бе­ра­лов, вы­да­ю­щий­ся пред­ста­ви­тель бри­тан­ско­го ис­теб­лиш­мен­та, все­гда оде­тый с иго­лоч­ки в кра­си­вые си­ние ко­стю­мы, учив­ший­ся в луч­ших шко­лах и уни­вер­си­те­тах стра­ны. Ум­ный, оча­ро­ва­тель­ный, об­щи­тель­ный. И вдруг вся грязь, ко­то­рая скры­ва­лась под этой чу­дес­ной оберт­кой, по­лез­ла на­ру­жу. Его тай­ная жизнь, го­мо­сек­су­а­лизм, убий­ство лю­бов­ни­ка, ко­то­рый был про­стым са­дов­ни­ком. Раз­ве это не за­ме­ча­тель­ная исто­рия?

— «Очень ан­глий­ский скан­дал» — ва­ша тре­тья сов­мест­ная ра­бо­та с Бе­ном Уи­шоу. Он озву­чи­вал Пад­динг­то­на. Вы с ним сни­ма­лись вме­сте в «Об­лач­ном ат­ла­се». У вас не со­зда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что Бен при­со­сал­ся к вам?

— Еще как! По­рой мне хо­чет­ся убить его. И я это сде­лаю (сме­ет­ся). Или из­на­си­лую. Те­перь имею на это право, ведь мы бы­ли лю­бов­ни­ка­ми. В се­ри­а­ле, ко­неч­но. А ес­ли се­рьез­но, Бен — пре­крас­ный ак­тер, ге­ни­аль­ный. Ду­маю, луч­ший из бри­тан­ских ак­те­ров сво­е­го по­ко­ле­ния. И ря­дом с ним нель­зя хал­ту­рить, по­то­му что Уи­шоу дер­жит план­ку очень вы­со­ко, лю­бой про­счет на его фоне сра­зу за­ме­тен. При­хо­дит­ся со­от­вет­ство­вать.

— Еще не­дав­но вас на­зы­ва­ли ко­ро­лем ро­ман­ти­че­ской ко­ме­дии. Но вы уже не сни­ма­е­тесь в по­доб­ных филь­мах. По­че­му? Утра­ти­ли к ним ин­те­рес?

— Зна­е­те, да­ре­но­му ко­ню в зу­бы не смот­рят. Я со­гла­ша­юсь на те ро­ли, ко­то­рые мне пред­ла­га­ют. При усло­вии, ко­неч­но, что мне по­нра­вил­ся сце­на­рий. Но гор­жусь тем, что сни­мал­ся в ро­ман­ти­че­ских ко­ме­ди­ях. Те филь­мы по­пу­ляр­ны по сей день. Ко­гда воз­вра­ща­юсь ве­че­ром из па­ба до­мой и вклю­чаю те­ле­ви­зор, обя­за­тель­но ви­жу се­бя на экране, ми­ло бе­се­ду­ю­ще­го с ка­кой-ни­будь хо­ро­шень­кой де­вуш­кой. Это при­ят­но. В то же вре­мя я с бла­го­дар­но­стью при­ни­маю осо­зна­ние то­го, что этот пе­ри­од в мо­ей ка­рье­ре, ви­ди­мо, за­вер­шен. — По­че­му? — По­то­му что ма­те­ри­ал, с ко­то­рым ра­бо­таю в по­след­ние го­ды, мне пред­став­ля­ет­ся бо­лее ин­те­рес­ным и, я бы ска­зал, вы­зы­ва­ю­щим.

— В этом го­ду ис­пол­ня­ет­ся 15 лет с мо­мен­та вы­хо­да на экра­ны «Ре­аль­ной люб­ви». Вы сыг­ра­ли в этом филь­ме пре­мьер-ми­ни­стра Ве­ли­ко­бри­та­нии, влю­бив­ше­го­ся в од­ну из сво­их сек­ре­тарш. Ка­кая сце­на вам за­пом­ни­лась боль­ше все­го?

— Бо­юсь, что ни­че­го не пом­ню. Хо­тя там есть ужас­ная сце­на, где я тан­цую в офи­се на Да­у­нинг-ст­рит, 10. Ни­как не мог по­нять, за­чем она нуж­на, и был уве­рен в ее пол­ном про­ва­ле. Но ху­же все­го то, что сни­ма­ли мы ее в семь утра, ко­гда ан­гли­ча­нин на пя­том де­сят­ке, трез­вый до от­вра­ще­ния, дол­жен вдруг тан­це­вать! А за спи­ной слы­шит­ся чей-то про­тив­ный го­лос: «Хью, не будь уро­дом и не ис­пор­ти эпи­зод!» Я ока­зал­ся не прав. Сце­на с тан­цу­ю­щим пре­мье­ром по­нра­ви­лась зри­те­лям. Во вся­ком слу­чае, бри­тан­ским. Я дол­го не мог по­нять по­че­му. По­том до­шло. Мы же в Ан­глии! И фильм этот смот­рят на Рож­де­ство. В этот день все бри­тан­цы ста­но­вят­ся чу­точ­ку доб­рее.

— Вы осо­знан­но ре­ши­ли иг­рать те­перь толь­ко пло­хих пер­со­на­жей?

— Мне ка­за­лось, мы уже про­яс­ни­ли этот во­прос. Пой­ми­те, я не молодею. У ме­ня морщины. Их мно­го. И мне пред­ла­га­ют ро­ли ино­го пла­на, чем те, что иг­рал в мо­ло­до­сти. И я очень бла­го­да­рен Сти­ве­ну Фри­р­зу, ко­то­рый при­ло­жил к это­му ру­ку. Зна­е­те, ко­гда он пред­ло­жил мне роль в филь­ме «Фло­ренс Фо­стер Джен­кинс», я не по­ве­рил. Ра­бо­тать с Фри­рзом? Да об этом меч­та­ет каж­дый ак­тер! Сти­вен сни­ма­ет непро­стые филь­мы, близ­кие к арт­ха­у­су. Вс­пом­ни­те его «Ко­ро­ле­ву», «Фи­ло­ме­ну». Я счи­тал се­бя по­п­со­вым ак­те­ром. А он в ме­ня по­ве­рил. И да­же уго­ва­ри­вал, по­то­му что я стру­сил, стал от­ка­зы­вать­ся, мол, очень за­нят, у ме­ня дру­гие про­ек­ты. Та­кие пред­ло­же­ния бы­ва­ют у ак­те­ра толь­ко раз в жиз­ни. Сов­па­ло все: чу­дес­ный сце­на­рий, роль, на ко­то­рую ме­ня при­гла­си­ли, парт­не­ры, ре­жис­сер.

«С Пе­не­ло­пой Крус ча­сто бол­та­ем на дет­ской пло­щад­ке, по­ка на­ши ча­да ста­ра­ют­ся убить друг дру­га»

— Стран­но, но вы до сих пор не сни­ма­лись вме­сте ни с кем из ис­пан­ских или ла­ти­но­аме­ри­кан­ских звезд. Хо­те­ли бы с кем­ни­будь из них по­ра­бо­тать?

— Мне это да­же в го­ло­ву не при­хо­ди­ло. Про­сти­те. На­зо­ви­те ко­го-ни­будь, и я ска­жу да или нет.

— Пе­не­ло­па Крус?

— О, ко­неч­но, я ее знаю! Мы ча­сто бол­та­ем с ней на дет­ской пло­щад­ке в од­ном из лон­дон­ских пар­ков, по­ка на­ши ча­да изо всех сил ста­ра­ют­ся убить друг дру­га. Она очень при­вле­ка­тель­ная и ми­лая жен­щи­на. Я бы с удо­воль­стви­ем стал ее парт­не­ром в ки­но.

— До «Очень ан­глий­ско­го скан­да­ла» вы мно­го лет не ра­бо­та­ли в те­ле­про­ек­тах. В чем при­чи­на?

— При­зна­юсь, я немнож­ко сноб. А мо­жет, са­мый боль­шой сноб в Бри­та­нии. Ска­зал сво­е­му аген­ту: «Ни­ка­ко­го телевидения!» И он про­сто не брал сце­на­рии се­ри­а­лов. А тут под­су­нул мне этот. Я уви­дел имя ре­жис­се­ра и со­гла­сил­ся про­чи­тать. И толь­ко ко­гда мне все по­нра­ви­лось, вдруг по­нял, что это те­ле­се­ри­ал. Но от­сту­пать бы­ло уже стыд­но.

— По­че­му та­кое пре­зри­тель­ное от­но­ше­ние к се­ри­а­лам? Что вы во­об­ще смот­ри­те по те­ле­ви­зо­ру?

— Мой сно­бизм ос­но­ван на тех­ни­че­ском неве­же­стве. Я дол­гое вре­мя не по­ни­мал, как устро­е­ны со­вре­мен­ные те­ле­ви­зо­ры и вся­кие при­став­ки к ним. По­это­му смот­рел толь­ко тен­нис и ав­то­гон­ки. Мо­же­те мне не ве­рить, но вы раз­го­ва­ри­ва­е­те с че­ло­ве­ком, ко­то­рый не ви­дел «Клан Со­пра­но». Я по­ни­маю, со мной что-то яв­но не так. Но я ис­пра­вил­ся. Не­дав­но. С по­мо­щью мо­их де­тей. Кто-то из них (у ме­ня их столь­ко, что я не за­пом­нил) по­ка­зал мне, как ра­бо­та­ет эта тех­ни­ка. И те­перь я да­же знаю, как под­клю­чить­ся к Netflix. И очень гор­жусь этим. Так что за по­след­нее вре­мя я по­смот­рел два се­ри­а­ла — «Ко­ро­ну» и «Боль­шую ма­лень­кую ложь». Без вся­кой иро­нии ска­жу, это очень хо­ро­шая про­дук­ция.

— Ка­кой из ва­ших филь­мов нра­вит­ся вам боль­ше все­го? И по­че­му?

— Есть несколь­ко, за ко­то­рые мне со­вер­шен­но не стыд­но. Но од­ним я точ­но гор­жусь. И это «Пад­динг­тон 2». Хо­тя для лю­бо­го ан­гли­ча­ни­на та­кое назва­ние зву­чит до­воль­но стран­но. Все-та­ки для нас Пад­динг­тон — это преж­де все­го вок­зал в Лон­доне. Сра­зу воз­ни­ка­ет во­прос: не­уже­ли по­стро­и­ли вто­рой Пад­динг­тон? Но к филь­му это не от­но­сит­ся. Это под­лин­ный ше­девр. Ко­неч­но, гор­жусь тем, что имею пря­мое от­но­ше­ние к кар­тине «Фло­ренс Фо­стер Джен­кинс», в ко­то­рой имел честь быть парт­не­ром са­мой Ме­рил Стрип. А из то­го, где иг­рал рань­ше, на­зо­ву, по­жа­луй, фильм «Мой маль­чик».

— Ва­ши де­ти еще ма­лень­кие, и все же вы, на­вер­ное, уже по­ду­мы­ва­ли о том, смо­гут ли они вы­брать ва­шу про­фес­сию в бу­ду­щем?

— Бу­ду от­кро­ве­нен. Ко­неч­но, я ду­мал об этом. Но, к сча­стью, ви­дел сво­их стар­ших де­тей в школь­ных спек­так­лях. Они со­вер­шен­но ли­ше­ны ак­тер­ско­го та­лан­та. Так что, ду­маю, та­кая про­бле­ма вряд ли по­явит­ся, сла­ва Бо­гу.

— Ска­жи­те, у вас не воз­ни­кал ин­те­рес к то­му, что­бы на­пи­сать са­мо­му сце­на­рий или по­про­бо­вать се­бя в ре­жис­су­ре?

— На этот во­прос я все­гда от­ве­чаю по­ло­жи­тель­но. Но даль­ше это­го де­ло не идет. Ча­стич­но это свя­за­но с нехват­кой вре­ме­ни. У ме­ня пя­те­ро ма­лень­ких де­тей, ко­то­рые пре­вра­ща­ют мою жизнь в ха­ос. В ноябре я про­вел неде­лю в ЛосАн­дже­ле­се. И это бы­ло рай­ское на­сла­жде­ние уже толь­ко по той при­чине, что ни­кто не бро­сал в ме­ня сво­им йо­гур­том.

«Есть опре­де­лен­ная стран­ность в том, что­бы сни­мать­ся вме­сте с ак­те­ром-ге­ем

и иг­рать его лю­бов­ни­ка»

— Од­на из ва­ших са­мых удач­ных ро­лей — Дэни­ел Кли­вер в се­рии филь­мов о Бри­джит Джонс. Ду­маю, для вас не секрет, что боль­шин­ство по­клон­ни­ков ки­но­т­ри­ло­гии бы­ли разо­ча­ро­ва­ны тем, что это­го пер­со­на­жа не ока­за­лось в тре­тьей ча­сти. Ска­жи­те, Кли­вер вер­нет­ся?

— Все за­ви­сит от то­го, ку­да эту ис­то­рию за­вер­нут сце­на­ри­сты. При­зна­юсь, из­на­чаль­но су­ще­ство­вал сце­на­рий тре­тьей ча­сти («Ре­бе­нок Бри­джит Джонс». — Ред.), в ко­то­ром Дэни­е­ла Кли­ве­ра бы­ло хоть от­бав­ляй. Но я ни­как не мог уви­деть сво­е­го ге­роя в этой ис­то­рии. На­ча­ло бы­ло чу­дес­ное: Бри­джит за­бе­ре­ме­не­ла, пре­тен­ден­тов на от­цов­ство двое. Она не зна­ет, кто из них. Пре­вос­ход­но! Но как Кли­вер дол­жен на это ре­а­ги­ро­вать? Уве­рен, он бы про­сто сбе­жал от этой про­бле­мы. Уж я его знаю. Со мной со­гла­си­лись и пред­ло­жи­ли но­вый ва­ри­ант. В нем Дэни­ел кру­тит­ся во­круг Бри­джит, он пол­но­стью из­ме­нил­ся к луч­ше­му и го­тов же­нить­ся на ней, взяв вме­сте с чу­жим ре­бен­ком. Ка­кой бла­го­род­ный! Вы пред­став­ля­е­те се­бе та­ко­го Кли­ве­ра? Я — нет. В ито­ге сце­на­рий пе­ре­пи­са­ли еще раз, услы­ша­ли мои до­во­ды, и это сра­бо­та­ло да­же луч­ше, чем я пред­по­ла­гал.

— Да­вай­те вер­нем­ся к «Очень ан­глий­ско­му скан­да­лу». Как ду­ма­е­те, по­че­му се­ри­ал по­нра­вил­ся зри­те­лям?

— На­ше общество из­ме­ни­лось за по­след­ние со­рок лет. Я хо­ро­шо пом­ню, как мои ро­ди­те­ли ре­а­ги­ро­ва­ли на все, что свя­за­но с го­мо­сек­су­а­лиз­мом, ко­гда я еще учил­ся в шко­ле. Эти очень ми­лые и при­ят­ные во всех от­но­ше­ни­ях лю­ди тут же на­пря­га­лись и за­яв­ля­ли: «Мы не го­во­рим о та­ких ве­щах. Это про­тив­но». Так бы­ло в 60-х и 70-х. Тем бо­лее уди­ви­тель­но, как мы че­рез это про­шли. Хо­тя бы то, что го­мо­сек­су­а­лизм пе­ре­ста­ли счи­тать уго­лов­ным пре­ступ­ле­ни­ем и не под­вер­га­ют при­ну­ди­тель­но­му ле­че­нию в пси­хуш­ках, уже яв­ля­ет­ся огром­ным до­сти­же­ни­ем. Од­на­ко это­го недо­ста­точ­но. Все, кто ра­бо­тал над на­шим ми­ни-се­ри­а­лом, это по­ни­ма­ют. И не­важ­но, го­мо- ты или ге­те­ро-. В съе­моч­ной груп­пе бы­ло несколь­ко го­мо­сек­су­а­ли­стов, на­при­мер, наш сце­на­рист Рас­селл Т. Дэ­вис или Бен Уи­шоу.

— Труд­но сни­мать­ся вме­сте с ак­те­ром­ге­ем и иг­рать его лю­бов­ни­ка?

— В этом есть для ге­те­ро­сек­су­а­ла опре­де­лен­ная стран­ность. Ска­жем, в во­семь утра мы с Уи­шоу встре­ча­ем­ся воз­ле съе­моч­ной пло­щад­ки. «При­вет, Бен, как де­ла? Ты зав­тра­кал?» — спра­ши­ваю я. Он от­ве­ча­ет в том же ду­хе, а че­рез де­сять ми­нут мой язык уже ли­жет его шею. А по­том я це­лую его в гу­бы и бро­саю на кро­вать. В го­ло­ве про­но­сит­ся мысль: «Ии­су­се, что даль­ше?» А даль­ше я дол­жен це­ло­вать его сос­ки. А по­том пе­ре­рыв, и мы как ни в чем не бы­ва­ло от­прав­ля­ем­ся вме­сте обе­дать…

— Как вы ду­ма­е­те, скан­дал во­круг Дже­ре­ми Тор­па на са­мом де­ле мог про­изой­ти толь­ко в Бри­та­нии?

— Ду­маю, да. Торп был не един­ствен­ным на­шим по­ли­ти­ком, кто по­го­рел на секс-скан­да­ле. Был еще ми­нистр Джон Про­фью­мо, ко­то­рый пы­тал­ся от­ри­цать свою ко­рот­кую связь с 19-лет­ней мо­де­лью Кри­стин Ки­лер. Толь­ко там еще при­ме­шал­ся и шпи­он­ский след, по­сколь­ку Кри­стин бы­ла од­но­вре­мен­но лю­бов­ни­цей по­мощ­ни­ка рус­ско­го во­ен­но-мор­ско­го ат­та­ше. Тем не ме­нее в обо­их слу­ча­ях бле­стя­щие по­ли­ти­ки по­стра­да­ли, как мне ка­жет­ся, из-за бри­тан­ско­го ис­теб­лиш­мен­та. Са­мо пред­став­ле­ние об ан­глий­ском джентль­мене ис­клю­ча­ло ма­лей­шую воз­мож­ность то­го, что он мо­жет быть рас­пу­щен­ным. Да­вай­те срав­ним си­ту­а­цию хо­тя бы с Бил­лом Клин­то­ном. Он ведь не про­сто по­ли­тик, а пре­зи­дент США! Его связь с Мо­ни­кой Ле­вин­ски при­ве­ла к скан­да­лу, со­гла­сен. Но раз­ве он уни­что­жил Клин­то­на как по­ли­ти­ка? Раз­ве он по­дал в от­став­ку? Во мно­гом ис­ход в по­доб­ных си­ту­а­ци­ях за­ви­сит от то­го, как та­кие ис­то­рии пред­став­ле­ны в СМИ.

(Окон­ча­ние на стр. 18)

Су­пру­гой Хью Гран­та ста­ла 35-лет­няя уро­жен­ка Шве­ции, те­ле­про­дю­сер Ан­на Эбер­штейн

В филь­ме «Пад­динг­тон 2» ис­пол­нил роль глав­но­го зло­дея Хью

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.