ГЕОР­ГИЙ ТУ­КА: «ЖИ­ТЕ­ЛЯМ ОК­КУ­ПИ­РО­ВАН­НО­ГО ДОН­БАС­СА ЧЕ­ТЫ­РЕ ГО­ДА КА­ПИ­ТАЛЬ­НО ПРО­МЫ­ВА­ЮТ МОЗ­ГИ. И ОНИ РЕ­АЛЬ­НО ВЕ­РЯТ В ТО, ЧТО МИ­РА НЕ ХО­ЧЕТ КИ­ЕВ»

Fakty i kommentarii - - НАЕДИНЕ СО ВСЕМИ -

(Окон­ча­ние. На­ча­ло на стр. 5) — Яр­кий при­мер ре­а­ли­за­ции та­ко­го те­зи­са — Мол­до­ва и Прид­не­стро­вье, — про­дол­жа­ет Геор­гий Ту­ка. — На сле­ду­ю­щий день по­сле то­го, как Ки­ши­нев был вы­нуж­ден со­гла­сить­ся на пря­мые пе­ре­го­во­ры с Ти­рас­по­лем, Рос­сия огла­си­ла се­бя на­блю­да­те­лем, а еще че­рез два дня — ми­ро­твор­цем. С то­го мо­мен­та кон­фликт стал за­мо­ро­жен­ным.

На пост­со­вет­ском про­стран­стве На­гор­ный Ка­ра­бах, Прид­не­стро­вье, Аб­ха­зия и Юж­ная Осе­тия — клас­си­че­ские при­ме­ры та­ких кон­флик­тов. За­мо­ро­жен­ный кон­фликт (его ча­сто пу­та­ют с пе­ре­ми­ри­ем) — это ко­гда нет пу­тей вы­хо­да из сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции. В пе­ре­чис­лен­ных точ­ках их не су­ще­ству­ет апри­о­ри. Пе­ре­го­во­ры длят­ся мно­го лет, но ни­кто ни­че­го дель­но­го не пред­ла­га­ет. У нас же си­ту­а­ция иная. В Мин­ских до­го­во­рен­но­стях офи­ци­аль­но про­пи­са­на дорожная кар­та.

Тем не ме­нее Крем­лю на­до во что бы то ни ста­ло за­ста­вить нас ве­сти пе­ре­го­во­ры на­пря­мую с так на­зы­ва­е­мы­ми ру­ко­во­ди­те­ля­ми ОРДЛО, что­бы по­сле это­го сра­зу за­нять по­зи­цию внеш­не­го на­блю­да­те­ля.

— Ие­зу­ит­ский спо­соб.

— Про­тив­ни­ка нель­зя недо­оце­ни­вать. Рос­сия за го­ды про­ти­во­сто­я­ния на­бра­лась та­ко­го опы­та, что ве­ду­щим ми­ро­вым стра­нам есть че­му по­учить­ся.

Кремль пла­ни­ру­ет по­сле пря­мых пе­ре­го­во­ров, на ко­то­рые мы, есте­ствен­но, не пой­дем, «впа­рить» нам кон­троль этих тер­ри­то­рий на осо­бых усло­ви­ях, глав­ные из ко­то­рых — право ве­то на внеш­не­эко­но­ми­че­ские и внеш­не­по­ли­ти­че­ские ре­ше­ния цен­траль­ной вла­сти, что фак­ти­че­ски за­бло­ки­ру­ет ка­кое-ли­бо дви­же­ние Укра­и­ны в сто­ро­ну ЕС и НАТО.

«Лю­ди вы­нуж­де­ны об­ма­ны­вать го­су­дар­ство, ко­то­рое не оста­ви­ло

им вы­бо­ра»

— Сле­ду­ю­щая те­ма — про­бле­мы пе­ре­се­лен­цев. Нач­нем с пра­ва участ­во­вать в вы­бо­рах. Лю­ди уже че­ты­ре го­да жи­вут в го­ро­дах и се­лах, но к уча­стию в мест­ных вы­бо­рах их не до­пус­ка­ют.

— Раз­де­ляю ва­шу точ­ку зре­ния. Ме­ня убеж­дать не на­до. По­ка де­ло об­сто­ит так. Пе­ре­се­лен­цы име­ют право участ­во­вать в пре­зи­дент­ских и пар­ла­мент­ских вы­бо­рах, од­на­ко в пар­ла­мент­ских — толь­ко по пар­тий­ным спис­кам, а в ма­жо­ри­тар­ном окру­ге — по­че­му-то во­об­ще нель­зя.

Два с по­ло­ви­ной го­да на­зад при со­дей­ствии Со­ве­та Ев­ро­пы (с при­вле­че­ни­ем ря­да об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций и двух чле­нов ЦИК) мы раз­ра­бо­та­ли из­ме­не­ния в за­кон о вы­бо­рах, что­бы пе­ре­се­лен­цам предо­ста­вить право го­ло­са как всем чле­нам гро­ма­ды. До сих пор до­ку­мент ле­жит в Вер­хов­ной Ра­де. Я мно­го­крат­но слы­шал за­ве­ре­ния и на­род­ных де­пу­та­тов, и глав фрак­ций «мы го­то­вы», «мы вот-вот...», «мы сей­час». Но до сих пор этот за­ко­но­про­ект ни ра­зу не рас­смат­ри­ва­ли да­же на про­филь­ном ко­ми­те­те.

— Са­мый боль­ной во­прос для тех, кто жи­вет на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях, — «пен­си­он­ный ту­ризм». Моя зна­ко­мая, ко­то­рая не мо­жет вы­ехать по ря­ду при­чин, ска­за­ла: «Мы изоб­ра­жа­ем пе­ре­се­лен­цев, а чи­нов­ни­ки де­ла­ют вид, что нам ве­рят». По­лу­ча­ет­ся то­таль­ная ложь.

— Мы ве­дем по­сто­ян­ную дис­кус­сию с Ми­ни­стер­ством со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки. Суть ее сво­дит­ся к то­му, что, ко­гда в 2014—2015 го­дах при­ни­мал­ся ряд нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тов о по­ста­нов­ке на учет пе­ре­се­лен­цев, си­ту­а­ция бы­ла кри­ти­че­ской. Ни­кто не был го­тов к та­ко­му раз­ви­тию со­бы­тий. Ре­ше­ния при­ни­ма­ли эмо­ци­о­наль­но, для ана­ли­за не бы­ло вре­ме­ни. Но си­ту­а­ция ме­ня­ет­ся, и на­до кор­рек­ти­ро­вать свою де­я­тель­ность.

В са­мом на­ча­ле бы­ло за­яв­ле­но, что пен­сии бу­дут вы­пла­чи­вать жи­те­лям ок­ку­пи­ро­ван­ных рай­о­нов До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стей, ко­то­рые за­ре­ги­стри­ру­ют­ся на под­кон­троль­ной тер­ри­то­рии. Часть пен­си­о­не­ров вы­еха­ла. Но, увы, ни­кто тут их с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми не ждал. Ка­кой­то ко­рот­кий пе­ри­од вре­ме­ни они по­мы­ка­лись на съем­ных квар­ти­рах, в за­бро­шен­ных пи­о­нер­ских ла­ге­рях, об­ще­жи­ти­ях, кон­тей­нер­ных го­род­ках. По­нят­но, что в та­ких усло­ви­ях дол­го жить невоз­мож­но. По­сле пре­кра­ще­ния ак­тив­ных бо­е­вых дей­ствий и ста­би­ли­за­ции ли­нии фрон­та боль­шая часть вер­ну­лась до­мой и те­перь про­дол­жа­ет ез­дить на «боль­шую зем­лю» за пен­си­я­ми.

Сей­час вся ок­ку­пи­ро­ван­ная Рос­си­ей тер­ри­то­рия окле­е­на объ­яв­ле­ни­я­ми ти­па «офор­мим справ­ку ВПЛ без вы­ез­да на Укра­и­ну», «по­мо­жем по­лу­чить пен­сию, офор­мим ве­ри­фи­ка­цию без пе­ре­се­че­ния ли­нии раз­гра­ни­че­ния». За­ча­стую там ука­зы­ва­ют рас­цен­ки за услу­ги.

Да, един­ствен­ный шанс ста­ри­ков по­лу­чать пен­сию — это за­ре­ги­стри­ро­вать­ся как пе­ре­се­лен­цы. Но об­ви­нять их в «пен­си­он­ном ту­риз­ме» я не стал бы. Мы (имею в ви­ду власть) фак­ти­че­ски са­ми по­ро­ди­ли это от­вра­ти­тель­ное яв­ле­ние. И, что го­раз­до бо­лее пас­куд­но, сво­и­ми недаль­но­вид­ны­ми дей­стви­я­ми и от­сут­стви­ем опе­ра­тив­но­го ре­а­ги­ро­ва­ния на из­ме­не­ние си­ту­а­ции под­толк­ну­ли боль­шое ко­ли­че­ство лю­дей к то­му, что они вы­нуж­де­ны об­ма­ны­вать го­су­дар­ство, ко­то­рое не оста­ви­ло им вы­бо­ра.

К то­му же мы по­ро­ди­ли ко­лос­саль­ный пласт ни­зо­вой, под­чер­ки­ваю, кор­руп­ции. По­то­му что не ве­рю (у ме­ня нет ни од­но­го фак­та), что эти де­неж­ные ру­чей­ки сте­ка­ют­ся це­ле­на­прав­лен­но в Ки­ев.

— Воз­мож­но, все про­ис­хо­дит на уровне ка­кой-то со­труд­ни­цы Пен­си­он­но­го фон­да.

— Од­на­ко речь идет о до­ста­точ­но боль­ших сум­мах. Бо­лее то­го, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство за­ре­ги­стри­ро­ван­ных пе­ре­се­лен­цев, хо­тя та­ко­вы­ми не яв­ля­ют­ся, еще неза­кон­но по­лу­ча­ют еже­ме­сяч­ную до­пла­ту из бюд­же­та за арен­ду жи­лья.

— При этом они по­сто­ян­но по­пре­ка­ют Укра­и­ну, ко­то­рая им «долж­на».

— С юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния у нас нет ос­но­ва­ний ли­шать че­ло­ве­ка пен­сии, что бы он ни сде­лал. Тут во­прос мо­ра­ли, а не за­ко­на.

«Нет ни од­ной стра­ны в ми­ре, ко­то­рая спра­ви­лась бы с та­ким вы­зо­вом

в ко­рот­кие сро­ки»

— Воз­ни­ка­ет ло­ги­че­ский во­прос: сколь­ко же на­сто­я­щих пе­ре­се­лен­цев?

— До­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции нет. А это ли­ша­ет нас воз­мож­но­сти про­гно­зи­ро­вать даль­ней­шие ша­ги. На днях я встре­чал­ся с го­су­дар­ствен­ным сек­ре­та­рем МИД Гер­ма­нии Валь­те­ром Линдне­ром. Он спро­сил: «Сколь­ко Укра­ине необ­хо­ди­мо де­нег, что­бы ре­шить во­прос жи­лья для пе­ре­се­лен­цев?» Я не смог ни­че­го от­ве­тить, по­то­му что та­ких дан­ных во­об­ще не су­ще­ству­ет. Ре­естр пе­ре­се­лен­цев, ко­то­рый ве­дет Ми­ни­стер­ство со­ци­аль­ной по­ли­ти­ки, — это про­сто пе­ре­счет лю­дей по го­ло­вам. Мы не зна­ем, ка­кое жи­лье ко­му нуж­но (од­ним од­но­ком­нат­ная, дру­гим — пя­ти­ком­нат­ная квар­ти­ра). У нас нет дан­ных, кто эти лю­ди по про­фес­сии. Мо­жет, в од­ном ре­ги­оне про­ще ин­те­гри­ро­вать­ся вра­чу, во вто­ром — учи­те­лю, в тре­тьем — ин­же­не­ру или аг­ро­но­му. Нет дан­ных, сколь­ко лю­дей хо­те­ли бы по­лу­чить но­вые спе­ци­аль­но­сти, что­бы уве­ли­чить свою кон­ку­рен­то­спо­соб­ность на рын­ке труда. Мы по­сто­ян­но ве­дем раз­го­вор об этом.

— Как те­перь со­зда­вать та­кой спи­сок? Как вы это пред­став­ля­е­те?

— Пер­вым де­лом мы долж­ны разо­рвать по­роч­ный круг то­таль­ной лжи — за­ви­си­мость по­лу­че­ния пен­сии от на­ли­чия справ­ки ВПЛ. — Как?

— Од­ним по­ста­нов­ле­ни­ем Ка­б­ми­на, где бу­дет ска­за­но, что все граж­дане Укра­и­ны, про­жи­ва­ю­щие в ОРДЛО, име­ют право по­лу­чить пен­сию на под­кон­троль­ной тер­ри­то­рии.

— То есть из­ба­вить их от ре­гу­ляр­ных по­хо­дов в Пен­си­он­ный фонд?

— Ну, один раз при­дет­ся — что­бы вы­яс­нить раз­мер пен­сии.

— А по­том они бу­дут по­лу­чать деньги в бан­ко­ма­те?

— Ду­маю, нет. Во­прос фи­зи­че­ской ве­ри­фи­ка­ции дол­жен быть. Лю­ди пре­клон­но­го воз­рас­та, к со­жа­ле­нию, по­ки­да­ют этот мир. Знаю мно­го слу­ча­ев, ко­гда пен­сии (а они в том ре­ги­оне до­ста­точ­но вы­со­кие) на­чис­ля­ли умер­шим. Не­дав­но вы­яс­ни­лось, что во Ль­вов­ской об­ла­сти боль­ше го­да жен­щи­на по­лу­ча­ла пен­сию за по­кой­ную сест­ру. Так что я за си­сте­ма­ти­че­ское по­се­ще­ние бан­ка.

Ска­жу в свя­зи с этим еще об од­ном ню­ан­се. Мы сей­час уси­лен­но про­дви­га­ем раз­ные про­грам­мы обес­пе­че­ния пе­ре­се­лен­цев жи­льем. Од­на­ко лю­ди спра­вед­ли­во бо­ят­ся, что бу­дут пре­тен­до­вать на жи­лье и те, кто за­ре­ги­стри­ро­ван фик­тив­но, узнав, что есть та­кие про­грам­мы.

— И вот как их раз­де­лять?

— Про­бле­ма ар­хи­слож­ная. Нет ни од­ной стра­ны в ми­ре, ко­то­рая спра­ви­лась бы с та­ким вы­зо­вом в ко­рот­кие сро­ки. Я этот опыт изу­чал и в Ев­ро­пе, и на дру­гих кон­ти­нен­тах. Да­же раз­ви­тая Гер­ма­ния, ко­гда ту­да хлы­нул по­ток бе­жен­цев из Си­рии, ис­пы­та­ла шок.

— Си­ту­а­ция усу­губ­ля­ет­ся еще и тем, что мно­гие пе­ре­се­лен­цы не со­би­ра­ют­ся воз­вра­щать­ся до­мой, да­же ес­ли их го­ро­да осво­бо­дят зав­тра. То есть их очень вол­ну­ет во­прос, где жить, по­сколь­ку соб­ствен­ны­ми квар­ти­ра­ми смог­ли об­за­ве­стись еди­ни­цы.

— Пре­крас­но знаю о та­ких на­стро­е­ни­ях. Их под­твер­жда­ют и со­цио­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния. Мне об этом го­во­ри­ли хор­ват­ские парт­не­ры еще в 2016 го­ду. К со­жа­ле­нию, все идет по сце­на­рию, о ко­то­ром они рас­ска­зы­ва­ли.

Огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей не же­ла­ет ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах воз­вра­щать­ся на ме­ста преж­не­го про­жи­ва­ния. Эта циф­ра бу­дет уве­ли­чи­вать­ся с каж­дым днем, ме­ся­цем, го­дом. Лю­ди ин­те­гри­ру­ют­ся в но­вые усло­вия жиз­ни, и боль­шая часть не хо­чет не то что воз­вра­щать­ся, но да­же вспо­ми­нать о про­шлом.

Вме­сте с тем знаю, что по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство пе­ре­ехав­ших — лю­ди с про­укра­ин­ски­ми взгля­да­ми. Не ис­поль­зо­вать их в ка­че­стве ба­лан­са на бу­ду­щих осво­бож­ден­ных тер­ри­то­ри­ях бы­ло бы недаль­но­вид­но. При этом ме­ня воз­му­ща­ют ма­раз­ма­ти­че­ские при­зы­вы: «Вер­нем тер­ри­то­рию, и всех их от­пра­вим на­зад. Пусть вос­ста­нав­ли­ва­ют».

Счи­таю, что го­су­дар­ству нуж­но со­зда­вать ка­кие-то пре­фе­рен­ции для тех, кто вер­нет­ся доб­ро­воль­но (льгот­ные кре­ди­ты, по­мощь в вос­ста­нов­ле­нии жи­лья, биз­не­са и т.д.). Пра­ви­тель­ство долж­но уже сей­час хо­тя бы на­чать дис­кус­сию об этом. Про­филь­ным ми­ни­стер­ствам сле­ду­ет раз­ра­бо­тать план по­этап­но­го вос­ста­нов­ле­ния сво­ей де­я­тель­но­сти на Дон­бас­се. Вплоть до кад­ро­во­го ре­зер­ва. Ко­неч­но, очень хо­те­лось бы, что­бы это бы­ли пе­ре­се­лен­цы, ко­то­рых нуж­но сти­му­ли­ро­вать к воз­вра­ще­нию до­мой.

— Это по­хо­же на уто­пию.

— Опыт Хо­рва­тии сви­де­тель­ству­ет, что это один из луч­ших спо­со­бов.

«Аб­со­лют­но недо­пу­сти­мо утвер­ждать, что на Дон­бас­се

все «се­па­ры»

— Сле­ду­ю­щий во­прос. На­ши доб­лест­ные де­пу­та­ты хо­тят при­нять за­кон о том, что­бы пе­чат­ные СМИ вы­хо­ди­ли на укра­ин­ском язы­ке. Но на Дон­бас­се на­се­ле­ние рус­ско­го­во­ря­щее, при­чем мно­гие зом­би­ро­ва­ны ка­че­ствен­ной крем­лев­ской про­па­ган­дой. Мы же вме­сто по­сте­пен­ной и плав­ной укра­и­ни­за­ции сно­ва мо­жем вы­звать воз­му­ще­ние из-за «мов­но­го пи­тан­ня».

— С мо­ей точ­ки зре­ния, это про­яв­ле­ние оче­ред­ной недаль­но­вид­но­сти на­ших по­ли­ти­ков. Вы­нуж­ден с ва­ми со­гла­сить­ся.

— Пи­са­тель Ян Ва­ле­тов ска­зал: «Поз­воль­те мне лю­бить Укра­и­ну на рус­ском язы­ке».

— 90 про­цен­тов ре­бят ба­та­льо­на, где во­е­вал мой сын, го­во­ри­ли на рус­ском. В чем про­бле­ма? За­чем на­гне­тать?

К со­жа­ле­нию, неко­то­рые на­ши те­ле­ка­на­лы на чу­дес­ной мо­ве внед­ря­ют в со­зна­ние граж­дан ан­ти­укра­ин­ские те­зи­сы. Ни­что не ме­ша­ет им рас­ска­зы­вать про бра­терсь­кі сто­сун­ки з оку­пан­том ви­ключ­но українсь­кою мо­вою, до­три­му­ю­чись чин­но­го за­ко­но­дав­ства.

— И про «граж­дан­скую вой­ну» на Дон­бас­се.

— Увы. Да­вай­те вс­пом­ним, как в 2015 го­ду СМИ в еже­днев­ной ин­фор­ма­ции о тех или иных пре­ступ­ле­ни­ях или пра­во­на­ру­ше­ни­ях обя­за­тель­но под­чер­ки­ва­ли, что ве­ло­си­пед украл пе­ре­се­ле­нец из Лу­ган­ской об­ла­сти, а жен­щи­ну из­на­си­ло­вал пе­ре­се­ле­нец из До­нец­кой об­ла­сти. Та­ким об­ра­зом на под­кор­ке фор­ми­ро­ва­лось крайне нега­тив­ное вос­при­я­тие пе­ре­се­лен­цев. Я был пер­вым и очень дол­го един­ствен­ным, кто ска­зал о недо­пу­сти­мо­сти та­ко­го, да­же ес­ли это бы­ло сде­ла­но слу­чай­но.

О чем го­во­рить, ес­ли есть од­на по­ли­ти­че­ская пар­тия, ко­то­рая утвер­жда­ет, что Дон­басс — это «ган­гре­на, ко­то­рую на­до от­ре­зать»? Про­чи­тал ин­тер­вью с Сы­ро­ид, нет слов, од­ни ма­тю­ки, из­ви­ни­те...

Точ­но так же аб­со­лют­но недо­пу­сти­мо утвер­ждать, что там все «се­па­ры». К глу­бо­чай­ше­му со­жа­ле­нию, да­же неко­то­рые мои кол­ле­ги глу­бо­ко за­ра­же­ны этим ви­ру­сом. Они го­во­рят: «Что ты за них пе­ре­жи­ва­ешь?» Пра­ви­тель­ство и пар­ла­мент — это срез на­ше­го об­ще­ства.

Зна­е­те, я по­лу­чаю неимо­вер­ное удо­воль­ствие, ко­гда при­ез­жаю на КПВВ и об­ща­юсь с людь­ми, про­жи­ва­ю­щи­ми в ОРДЛО.

— Что они вам го­во­рят?

— 99 про­цен­тов из них хо­тят ми­ра. И на этом аб­со­лют­но есте­ствен­ном же­ла­нии спе­ку­ли­ру­ют опре­де­лен­ные ан­ти­укра­ин­ские си­лы, воз­глав­ля­е­мые та­ки­ми ру­по­ра­ми, как Мед­вед­чук и его сви­та, очень лов­ко при­ле­пив­шие к дей­ству­ю­щей вла­сти тав­ро «пар­тия вой­ны».

Так вот, ко­гда с обыч­ны­ми людь­ми на­чи­на­ешь рас­суж­дать о том, ка­ким пу­тем мож­но этот мир по­лу­чить, они впа­да­ют в сту­пор. По­то­му что им че­ты­ре го­да ка­пи­таль­но про­мы­ва­ют моз­ги — они ре­аль­но ве­рят в то, что ми­ра не хо­чет Ки­ев.

При­ят­но удив­ля­ет, что сре­ди них до­ста­точ­но мно­го про­укра­ин­ски на­стро­ен­ных. Они не спо­соб­ны по ря­ду при­чин к ор­га­ни­за­ции ка­ко­го-то про­те­ста и ак­тов про­яв­ле­ния граж­дан­ско­го му­же­ства. Но они дей­стви­тель­но ждут, ко­гда в До­нецк и Лу­ганск вер­нет­ся Укра­и­на.

Есть и те, ко­го мы на­зы­ва­ем «ва­той». Им все рав­но, лишь бы в хо­ло­диль­ни­ке бы­ла кол­ба­са по 2,20 и про­езд в трол­лей­бу­се сто­ил че­ты­ре ко­пей­ки. Есть и фа­на­ти­ки «рус­ско­го ми­ра».

— Ча­сто об­ща­юсь с жи­те­ля­ми «ДНР» и «ЛНР». По их сло­вам, там нет ни­ка­ко­го ажи­о­та­жа из-за гря­ду­щей ав­то­ке­фа­лии укра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви, что уди­ви­тель­но.

— Од­на­ко у ме­ня нет со­мне­ний, что в лю­бом слу­чае эта ре­ли­ги­оз­ная те­ма бу­дет ис­поль­зо­ва­на для обостре­ния об­ста­нов­ки. Вполне до­пус­каю да­же кро­во­про­ли­тие. Бу­дут ини­ци­и­ро­ва­ны раз­но­го ро­да про­во­ка­ции — от ин­спи­ри­ро­ван­ных штур­мов церк­вей до бре­да о рас­пя­тых на во­ро­тах по­пах, ко­то­рые с удо­воль­стви­ем покажут крем­лев­ские и се­па­ра­тист­ские про­па­ган­дист­ские СМИ. Ни­че­му не удив­люсь. Про­тив нас ра­бо­та­ют спец­служ­бы Рос­сии. Для про­фес­си­о­на­лов та­ко­го по­ня­тия, как мо­раль, не су­ще­ству­ет. Для них есть цель и есть сред­ства.

— К то­му же неко­то­рые и в Ки­е­ве им здо­ро­во по­мо­га­ют, рас­ша­ты­вая си­ту­а­цию. Тре­вож­но как-то.

— Я, ес­ли чест­но, на­стро­ен оп­ти­ми­сти­че­ски. Глав­ное — пе­ре­жить вы­бо­ры.

Зна­е­те, есть угро­зы го­раз­до опас­нее, чем угро­зы со сто­ро­ны Мед­вед­чу­ка и Ko. Я о тех, кто по­ет гимн и рас­ска­зы­ва­ет о люб­ви к Укра­ине, но при этом подыг­ры­ва­ет про­рос­сий­ским си­лам. «Я за НАТО, но не сей­час». «Я за ев­ро­ин­те­гра­цию, но да­вай­те немно­го по­до­ждем». «Ка­кие мо­гут быть ми­ро­твор­цы без со­гла­сия ру­ко­во­ди­те­лей «ДНР» и «ЛНР»?»

Су­ще­ству­ет еще од­на опас­ность, о ко­то­рой по­ка ма­ло кто го­во­рит. Со­цио­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний нет, по­это­му не мо­гу ссы­лать­ся на циф­ры, но точ­но знаю, что сре­ди пе­ре­се­лен­цев не­ма­ло тех, кто меч­та­ет о ме­сти. С той сто­ро­ны най­дут­ся та­кие же жаж­ду­щие. То есть по­сле воз­вра­та укра­ин­ской вла­сти на ок­ку­пи­ро­ван­ные тер­ри­то­рии мы мо­жем сно­ва зай­ти в ту­пик. Я изу­чал опыт пост­кон­фликт­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния меж­ду Бри­та­ни­ей и Се­вер­ной Ир­лан­ди­ей. Ох, как все непро­сто! Да­же спу­стя де­сят­ки лет.

Как они по­сту­пи­ли? Те, кто в свое вре­мя во­е­вал в со­ста­ве Ир­ланд­ской рес­пуб­ли­кан­ской ар­мии, со­зда­ли объ­еди­не­ние. Они ез­дят по шко­лам и рас­ска­зы­ва­ют, что тер­рор — это не путь ре­ше­ния про­бле­мы. На­при­мер, че­ло­век, с ко­то­рым я встре­чал­ся, от­си­дел 15 лет. При этом он хо­чет, что­бы под­рас­та­ю­щее по­ко­ле­ние ир­ланд­цев по­ни­ма­ло, что про­ти­во­ре­чия (они же ни­ку­да не ис­чез­ли) мож­но ре­шать ис­клю­чи­тель­но по­ли­ти­че­ски­ми ме­то­да­ми.

— Но лю­ди долж­ны от­ве­тить за со­де­ян­ное? За «Пу­тин, вве­ди вой­ска», за ненависть к Укра­ине, за то, что в те­ат­ре, ко­то­рым ру­ко­во­дит кол­ла­бо­рант на­род­ный ар­тист Укра­и­ны Ва­дим Пи­са­рев, про­во­ди­ли «ина­у­гу­ра­цию» За­хар­чен­ко и Пу­ши­ли­на?

— Объ­ек­тив­но по­ни­маю эти эмо­ции. Те­перь по­смот­рим с дру­гой сто­ро­ны. Се­год­ня боль­шая часть «ва­ты» не бе­рет в ру­ки оружие. Ска­жи­те, по­жа­луй­ста, ес­ли мы сей­час объ­явим, что вер­нем­ся и всех пе­ре­са­жа­ем, ка­ко­во бу­дет их от­но­ше­ние к Укра­ине?

Часть ре­аль­но ве­рит в «рус­ский мир». По­сле вос­ста­нов­ле­ния укра­ин­ской вла­сти они про­сто уедут в Рос­сию. Очень на­де­юсь, что так и про­изой­дет. Дру­гая часть — это при­спо­соб­лен­цы, их по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство. Мно­гие быст­ро пе­ре­обу­ют­ся на хо­ду.

Про­стых пу­тей не су­ще­ству­ет. В Бос­нии я об­щал­ся с жен­щи­на­ми, из­на­си­ло­ван­ны­ми во вре­мя вой­ны. Сре­ди них не­ма­ло зна­ю­щих, кто это сде­лал, при этом они про­дол­жа­ют жить в со­сед­них до­мах. Они не мо­гут юри­ди­че­ски до­ка­зать де­я­ния на­силь­ни­ка.

Рас­ска­жу о лич­ном опы­те. В пер­вые дни в Се­ве­ро­до­нец­ке у ме­ня не бы­ло ни охра­ны, ни ма­ши­ны. При­зна­юсь, по­рой бы­ло стре­м­но хо­дить по го­ро­ду. Я же то­же счи­тал, что там все «се­па­ры». Ока­за­лось, все аб­со­лют­но не так. Есть опре­де­лен­ная ка­те­го­рия сим­па­ти­ков Рос­сии. Так они есть и во Ль­во­ве, и в За­по­ро­жье, и в Ива­но-Фран­ков­ске, и в Ки­е­ве. Да, на во­сто­ке их боль­ше. Но! Ко­гда на­чи­на­ешь раз­го­ва­ри­вать на те­мы, не ка­са­ю­щи­е­ся от­но­ше­ний Укра­и­ны и Рос­сии, — о до­ро­гах, боль­ни­цах, пен­си­ях, де­тях, нет ни­ка­ких от­ли­чий в сло­вах льво­вя­ни­на и жи­те­ля Се­ве­ро­до­нец­ка или Ру­беж­но­го. Вот во­круг че­го на­до объ­еди­нять­ся. Ес­ли че­ло­век бу­дет ви­деть по­зи­тив­ные пе­ре­ме­ны в стране, знать, что го­су­дар­ство по­мо­га­ет ре­шить его про­бле­мы, то, хо­чет он или нет, но по­сте­пен­но век­тор его ори­ен­та­ции из­ме­нит­ся на аб­со­лют­но про­укра­ин­ский.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.