«ПАЛЬЧИКИ НА­ШЕЙ НОВОРОЖДЕННОЙ МА­ШИ ЕД­ВА МОГ­ЛИ ОХВАТИТЬ ОДИН МОЙ, НО ОНА ТАК КРЕП­КО ЗА НЕГО СХВАТИЛАСЬ! ОКА­ЗА­ЛОСЬ, ДОЧ­КА НАСТО­Я­ЩИЙ БОРЕЦ»

Fakty i kommentarii - - НА ЧТО ЖАЛУЕТЕСЬ -

(Окон­ча­ние. На­ча­ло на стр. 23)

«По­сле опе­ра­ций на сер­деч­ке ма­лыш­ка ве­си­ла

три ки­ло­грам­ма»

— Каж­дый день я ви­жу, на­сколь­ко луч­ше и быст­рее вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся де­ти у ро­ди­те­лей, на­стро­ен­ных по­зи­тив­но, и в этом смыс­ле на­шей ма­лень­кой Маш­ке неве­ро­ят­но по­вез­ло, — го­во­рит ру­ко­во­ди­тель Харь­ков­ско­го ре­ги­о­наль­но­го пе­ри­на­таль­но­го цен­тра Ири­на Кон­дра­то­ва. — К со­жа­ле­нию, нам не сра­зу уда­лось опре­де­лить, что с ре­бен­ком. Об­сле­до­ва- ния, про­ве­ден­ные в пер­вые неде­ли жиз­ни ма­лыш­ки, поз­во­ли­ли уста­но­вить ди­а­гноз, но для то­го, что­бы ре­шить­ся на опе­ра­цию, мы со­би­ра­ли кон­си­ли­у­мы, при­гла­ша­ли кон­суль­тан­тов, да­же свя­зы­ва­лись с аме­ри­кан­ски­ми вра­ча­ми, ра­бо­та­ю­щи­ми в Мин­неа­по­ли­се, где несколь­ко лет на­зад про­хо­ди­ли ста­жи­ров­ку. На­ко­нец, ко­гда в ме­сяц ди­а­гноз — слож­ный ком­би­ни­ро­ван­ный по­рок серд­ца — был под­твер­жден, при­шлось пе­ре­ве­сти ма­лыш­ку в харь­ков­ский центр кар­дио­хи­рур­гии.

— Там Ма­ша по­па­ла в ру­ки за­ме­ча­тель­но­го дет­ско­го кар­дио­хи­рур­га Оль­ги Вла­ди­ми­ров­ны Буч­не­вой и ее ко­ман­ды, — го­во­рит На­та­лия, ма­ма де­воч­ки. — Доч­ке сде­ла­ли ща­дя­щее вме­ша­тель­ство — че­рез со­суд вве­ли в сер­деч­ко «запла- ту», за­крыв боль­шое от­вер­стие в сер­деч­ной пе­ре­го­род­ке. За­тем по­на­до­би­лись еще две слож­ней­шие опе­ра­ции на от­кры­том серд­це, поз­во­лив­шие «рас­пу­тать» со­су­ды, ко­то­рые из-за врож­ден­ной ано­ма­лии сфор­ми­ро­ва­лись непра­виль­но.

— Мы по­сто­ян­но об­ща­лись с вра­ча­ми кар­дио­хи­рур­ги­че­ско­го цен­тра, зна­ли в де­та­лях, как Ма­ша пе­ре­нес­ла опе­ра­ции, — про­дол­жа­ет Ири­на Кон­дра­то­ва. — Ес­ли за­ни­ма­ешь­ся слож­ным ма­лень­ким па­ци­ен­том, ра­бо­та­ешь в ко­ман­де, в ко­то­рую вхо­дят вра­чи раз­ных спе­ци­аль­но­стей, нео­на­таль­ные ме­ди­цин­ские сест­ры, ня­неч­ки, воз­ни­ка­ет стой­кая и тро­га­тель­ная пси­хо­ло­ги­че­ская связь и с ре­бен­ком, и с его се­мьей. Сей­час о Ма­ши­ных до­сти­же­ни­ях мы узна­ем, что на­зы­ва­ет­ся, из пер­вых рук: ма­ма ма­лыш­ки На­та­лия при­сы­ла­ет нам фо­то­от­че­ты, и мы рас­смат­ри­ва­ем фо­то­гра­фии все вме­сте. Вот Ма­ша тя­нет лож­ку ко рту, Ма­ша улы­ба­ет­ся, «стро­ит глаз­ки»… В та­кие ми­ну­ты ощу­ща­ешь, что де­ла­ешь в жиз­ни что-то очень нуж­ное и важ­ное.

— Мы с му­жем хо­те­ли, что­бы у нас ро­ди­лась де­воч­ка, но ее по­яв­ле­ния при­шлось ждать ров­но де­сять лет, — го­во­рит На­та­лия. — Как толь­ко узна­ли на УЗИ, что бу­дет доч­ка, сра­зу да­ли ей имя. При­чем до­го­во­ри­лись, что каж­дый про­из­не­сет свой ва­ри­ант. И од­но­вре­мен­но ска­за­ли: «Ма­ша». Бе­ре­мен­ность про­хо­ди­ла непро­сто, из-за угро­зы кро­во­те­че­ния я чув­ство­ва­ла се­бя «хру­сталь­ной ва­зой» и до­воль­но мно­го вре­ме­ни про­ве­ла в пе­ри­на­таль­ном цен­тре. Но до­рас­тить ма­лыш­ку до сро­ка не по­лу­чи­лось, толь­ко до 32-й неде­ли. И с это­го мо­мен­та на­ча­лись про­бле­мы, с ко­то­ры­ми при­хо­дит­ся бо­роть­ся до сих пор. Но бла­го­да­ря вра­чам пе­ри­на­таль­но­го цен­тра мы пси­хо­ло­ги­че­ски смог­ли пра­виль­но на­стро­ить­ся.

— С сер­деч­ком у ма­лыш­ки уже все хо­ро­шо?

— Да. Все три опе­ра­ции бы­ли сде­ла­ны вир­ту­оз­но. И хо­тя мы зна­ли, что в Ки­е­ве есть дет­ские кар­дио­цен­тры очень вы­со­ко­го уров­ня, из Харь­ко­ва вез­ти ту­да ре­бен­ка бы­ло очень рис­ко­ван­но. Прав­да, в пе­ри­од, ко­гда доч­ка не мог­ла са­ма ды­шать, ей уста­но­ви­ли тра­хео­сто­му (тру­боч­ку че­рез раз­рез на шей­ке, поз­во­ля­ю­щую под­клю­чить ре­бен­ка к ап­па­ра­ту ис­кус­ствен­ной вен­ти­ля­ции лег­ких). Это жиз­не­спа­са­ю­щая про­це­ду­ра. Но из­ба­вить­ся от тру­боч­ки мы до сих пор не мо­жем. Слож­но­сти по­яви­лись и с вы­ха­жи­ва­ни­ем. По­сле опе­ра­ций, в шесть ме­ся­цев, Ма­ша ве­си­ла… три ки­ло­грам­ма. Это по­чти ка­та­стро­фи­че­ская нехват­ка ве­са!

— Сей­час Ма­ша уже мо­жет ды­шать са­мо­сто­я­тель­но?

— Да. Но снять тра­хео­сто­му и за­шить «ды­роч­ку» на шей­ке вра­чи не бе­рут­ся: в Укра­ине нет ап­па­ра­ту­ры, поз­во­ля­ю­щей про­во­дить об­сле- лег­ких и без­опас­но уби­рать сто­му та­ким кро­хам. Хи­рур­ги го­во­рят: «Под­рас­те­те — то­гда бу­дем сни­мать». А ведь ждать непро­сто: еже­днев­но сто­му на­до про­чи­щать с по­мо­щью спе­ци­аль­но­го при­спо­соб­ле­ния, каж­дый ме­сяц ме­нять. Де­лать это са­мим бы­ло очень страш­но: все же по­ни­ма­ешь, что пе­ред то­бой от­кры­тая ды­роч­ка, вы­хо­дя­щая в тра­хею. Несколь­ко раз, ко­гда сто­ма за­би­ва­лась, нас охва­ты­ва­ла па­ни­ка, но вы­ру­ча­ли вра­чи пе­ри­на­таль­но­го цен­тра — при­ез­жа­ли спа­сать Ма­шу но­чью, пря­мо до­мой. Мы вы­яс­ни­ли, что за гра­ни­цей снять сто­му не про­бле­ма. Есть спе­ци­а­ли­сты, а та­к­же необ­хо­ди­мая ап­па­ра­ту­ра. При­шлось от­крыть счет в «При­ватБан­ке» (5168742228918383 Лы­сен­ко На­та­лия Ви­та­льев­на) и по­про­сить по­мо­щи в соц­се­тях. От­кли­ка­ют­ся зна­ко­мые и незна­ко­мые лю­ди. Жаль те­рять дра­го­цен­ные ме­ся­цы: доч­ка ак­тив­но по­зна­ет мир, пы­та­ет­ся до­гнать сверст­ни­ков.

— Что она уже уме­ет де­лать? — Пе­ре­би­ра­ет иг­руш­ки, осо­бен­но лю­бит на­жи­мать на кла­ви­ши дет­ско­го пи­а­ни­но, ще­бе­чет, ре­а­ги­ру­ет на на­ше на­стро­е­ние, осва­и­ва­ет мо­биль­ный те­ле­фон. Мы по­се­ща­ем шко­лу ран­не­го раз­ви­тия. И глав­ное — ап­пе­тит у Ма­ши хо­ро­ший: ест ка­ши, су­пы, мя­со, ке­фир, тво­ро­жок, пе­че­ные яб­ло­ки и гру­ши. Очень важ­но на­брать вес — груд­ным мо­ло­ком я кор­ми­ла доч­ку до вось­ми ме­ся­цев. Несмот­ря на все мои пе­ре­жи­ва­ния, оно не про­па­ло. При­шлось на­учить­ся не под­да­вать­ся эмо­ци­ям.

«Са­мая ма­лень­кая па­ци­ент­ка, ко­то­рую нам уда­лось спа­сти, ве­си­ла 530 грам­мов»

Док­то­ра Ири­ну Кон­дра­то­ву мно­гие ма­мы на­зы­ва­ют ан­ге­лом-хра­ни­те­лем. Что­бы справ­лять­ся с та­ким огром­ным объ­е­мом ра­бо­ты, на­до об­ла­дать еще ан­гель­ским тер­пе­ни­ем и неве­ро­ят­ной ра­бо­то­спо­соб­но­стью.

— В на­шем цен­тре при­ни­ма­ют око­ло 2300 ро­дов в год, — го­во­рит Ири­на Юрьев­на. — По­чти 15 про­цен­тов ма­лы­шей рож­да­ют­ся недо­но­шен­ны­ми. Это зна­чит, что без по­мо­щи вра­чей, без при­ме­не­ния спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­ных пре­па­ра­тов и са­мых со­вре­мен­ных ме­ди­цин­ских тех­но­ло­гий, эти ма­лы­ши не смо­гут сде­лать свой пер­вый вдох и на­чать жиз­нен­ный путь. Бла­го­да­ря Фон­ду Вик­то­ра Пин­чу­ка в рам­ках бла­го­тво­ри­тель­но­го про­ек­та «Ко­лы­бе­ли на­деж­ды» в 2012 го­ду наш центр был осна­щен но­вей­шей ап­па­ра­ту­рой, ко­то­рая поз­во­ля­ет ока­зы­вать ме­ди­цин­скую по­мощь в со­от­вет­ствии с меж­ду­на­род­ны­ми про­то­ко­ла­ми и стан­дар­та­ми. Су­ди­те са­ми: еже­год­но в цен­тре по­яв­ля­ют­ся на свет око­ло 120 ма­лы­шей с ве­сом до по­лу­то­ра ки­ло­грам­мов. Еще де­сять лет на­зад всем им с пер­вых ми­нут жиз­ни при­хо­ди­лось про­во­дить очень агрес­сив­ную, вы­зы­ва­ю­щую мно­же­ство ослож­не­ний ис­кус­ствен­ную вен­ти­ля­цию лег­ких. Та­кие де­ти по­дол­гу на­хо­ди­лись в от­де­ле­ни­ях ин­тен­сив­ной те­ра­пии, ко­неч­но же, без мам. Се­год­ня по­чти для 70 про­цен­тов этих «то­ро­пы­жек» ис­поль­зу­ет­ся неин­ва­зив­ная, неа­грес­сив­ная вен­ти­ля­ция, без «клас­си­до­ва­ние чес­ких» ослож­не­ний со сто­ро­ны лег­ких и гла­зок. Ма­мы у нас на­хо­дят­ся ря­дом с дет­ка­ми. Им уда­ет­ся со­хра­нить груд­ное мо­ло­ко. Ес­ли с пер­вых ме­ся­цев жиз­ни пра­виль­но раз­ви­вать ре­бен­ка, то к ше­сти го­дам он бу­дет здо­ров и до­го­нит сво­их сверст­ни­ков, ко­то­рые ро­ди­лись в срок.

Знаю, что в этом ме­ся­це во Ль­во­ве Фонд Вик­то­ра Пин­чу­ка от­крыл уже 34-й центр «Ко­лы­бе­ли на­деж­ды». Мы же бы­ли два­дцать пя­тым. Для нео­на­то­ло­гов и ме­ди­цин­ских се­стер от­де­ле­ний ре­ани­ма­ции но­во­рож­ден­ных фонд еже­год­но про­во­дит кон­фе­рен­ции, при­гла­шая в ка­че­стве спи­ке­ров спе­ци­а­ли­стов с ми­ро­вым име­нем. За вре­мя су­ще­ство­ва­ния цен­тров «Ко­лы­бе­ли на­деж­ды» в от­де­ле­ни­ях ин­тен­сив­ной те­ра­пии уда­лось спа­сти по­чти 46 ты­сяч но­во­рож­ден­ных.

— Но ведь дей­стви­тель­но бы­ва­ют и несов­ме­сти­мые с жиз­нью врож­ден­ные по­ро­ки…

— Да. Тем не ме­нее мы по­сто­ян­но убеж­да­ем­ся, что воз­мож­но­сти че­ло­ве­че­ско­го ор­га­низ­ма огром­ны, и ни один врач не зна­ет, где их пре­дел. А ме­ди­цин­ские тех­но­ло­гии стре­ми­тель­но со­вер­шен­ству­ют­ся. Бла­го­да­ря это­му уда­ет­ся по­мочь и глу­бо­ко недо­но­шен­ным ма­лы­шам, и тем, у ко­го есть врож­ден­ные ано­ма­лии раз­ви­тия. Са­мая ма­лень­кая на­ша па­ци­ент­ка ве­си­ла 530 грам­мов! Сей­час Ан­ге­лине че­ты­ре го­да. Чу­дес­ный че­ло­ве­чек! Чем боль­ше мы, вра­чи, зна­ем и уме­ем, тем боль­ше шан­сов у ре­бен­ка стать здо­ро­вым.

— Как уда­ет­ся убе­дить в этом ро­ди­те­лей?

— Си­ту­а­ции бы­ва­ют раз­ные. Врач обя­зан най­ти нуж­ные и точ­ные сло­ва, объ­яс­нить, как мо­жет раз­ви­вать­ся си­ту­а­ция, что долж­ны де­лать ро­ди­те­ли. В по­след­нее вре­мя нам очень по­мо­га­ют те ма­мы, ко­то­рые уже пе­ре­жи­ли тя­же­лые вре­ме­на и по­лу­чи­ли от­лич­ный ре­зуль­тат. Их де­ти здоровы. Они при­хо­дят, что­бы по­об­щать­ся с жен­щи­на­ми, у ко­то­рых есть про­бле­мы с но­во­рож­ден­ны­ми ма­лы­ша­ми, по­де­лить­ся соб­ствен­ным опы­том. Та­кие встре­чи про­хо­дят ре­гу­ляр­но. Жен­щи­ны об­ме­ни­ва­ют­ся те­ле­фо­на­ми, об­ща­ют­ся в со­ци­аль­ных се­тях. На­де­ем­ся, что вско­ре и Ма­ши­на ма­ма На­та­лия смо­жет под­дер­жать это дви­же­ние.

— Цвет­ные вя­за­ные ось­ми­нож­кииг­руш­ка, свое­об­раз­ный та­лис­ман и пер­ваяпо­яв­ля­ет­ся у всех недо­но­шен­ных ко­то­раяВ то вре­мя Ма­ша не мог­ла ды­шать де­ток. са­мо­сто­я­тель­но, а сле­дя­щая ап­па­ра­ту­рача­сто по­да­ва­ла сиг­нал бед­ствия

Пер­вые два ме­ся­ца Ма­ша на­хо­ди­лась в ре­ани­ма­ции в спе­ци­аль­ном ку­ве­зе, ими­ти­ру­ю­щем внут­ри­утроб­ные усло­вия.Но ма­ма каж­дый день по­дол­гу об­ща­лась с ре­бен­ком

«Мы все­гда про­сим ро­ди­те­лей до­ве­рить­ся нам и сра­зу на­чи­нать за­ни­мать­ся ма­лы­шом, да­же ес­ли он на ис­кус­ствен­ной вен­ти­ля­циилег­ких, ест че­рез зонд или по­лу­ча­ет слож­ные про­це­ду­ры, — го­во­рит Ири­на Кон­дра­то­ва. — Ма­мин за­пах, го­лос, ко­лы­бель­ная, сти­шок для ре­бен­ка очень важ­ны»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.