ВЛАДИМИР ТАЛАШКО: «В ВЕРСИЮ СОЗНАТЕЛЬНОГО УХОДА ЛЕОНИДА БЫКОВА ИЗ ЖИЗ­НИ НЕ ВЕ­РЮ»

Зна­ме­ни­то­му ак­те­ру и ре­жис­се­ру ки­но­филь­ма «В бой идут од­ни «ста­ри­ки» ис­пол­ни­лось бы 90 лет

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Оль­га СМЕТАНСКАЯ

Зна­ме­ни­то­му ак­те­ру и ре­жис­се­ру ки­но­филь­ма «В бой идут од­ни «ста­ри­ки» ис­пол­ни­лось бы 90 лет

Мил­ли­о­нам зри­те­лей за­пом­ни­лись ро­ли Леонида Быкова в филь­мах «В бой идут од­ни «ста­ри­ки», «Аты-ба­ты, шли сол­да­ты», «Мак­сим Пе­ре­пе­ли­ца», «Укро­ти­тель­ни­ца тиг­ров» и мно­гих дру­гих. В кар­тине «В бой идут од­ни «ста­ри­ки», ко­то­рая во­шла в со­кро­вищ­ни­цу филь­мов о войне, он вы­сту­пил и в ка­че­стве ре­жис­се­ра.

Фильм, вы­шед­ший на экра­ны в 1974 го­ду, ос­но­ван на ре­аль­ных со­бы­ти­ях. Его то­гда по­смот­ре­ли око­ло 45 мил­ли­о­нов ки­но­зри­те­лей. Мно­гие фра­зы ге­ро­ев кар­ти­ны разо­шлись на ци­та­ты. А пес­ня «Смуг­лян­ка» ста­ла ее ви­зит­ной кар­точ­кой.

В 1978 го­ду Лео­нид Фе­до­ро­вич при­сту­пил к съем­кам филь­ма «При­ше­лец», но пла­ны пре­рва­ла его тра­ги­че­ская ги­бель. 11 апре­ля 1979 го­да он по­гиб в ав­то­мо­биль­ной ка­та­стро­фе под Ки­е­вом.

О том, ка­ким че­ло­ве­ком был Лео­нид Бы­ков, «ФАКТАМ» рас­ска­зал его кол­ле­га на­род­ный ар­тист Укра­и­ны Владимир Талашко, бле­стя­ще сыг­рав­ший роль Сер­гея Сквор­цо­ва в филь­ме «В бой идут од­ни «ста­ри­ки».

«Крас­неть в 50 лет, как Бы­ков,

се­год­ня не уме­ет ни­кто»

— Лео­нид Бы­ков по­гиб, ко­гда ему бы­ло чуть боль­ше пя­ти­де­ся­ти лет, — го­во­рит Владимир Талашко. — Од­на­ко важ­но то, не сколь­ко че­ло­век про­жил, а сколь­ко лет о нем пом­нят по­сле его смер­ти. Кто-то ска­зал: «Бы­ков не умер, а уле­тел на дру­гую пла­не­ту, но обя­за­тель­но вер­нет­ся». И дей­стви­тель­но, он воз­вра­ща­ет­ся к нам каж­дый день. Его филь­мы и ро­ли нуж­ны и се­год­ня. Та­кие лю­ди, как Бы­ков, слов­но ат­лан­ты, се­год­ня дер­жат на сво­их пле­чах небо, по­это­му есть вы­со­та. При этом он был че­ло­век необык­но­вен­ной скром­но­сти. Мно­го раз я ви­дел, как Лео­нид Фе­до­ро­вич ез­дил в мет­ро. Бо­лее неза­мет­но­го че­ло­ве­ка или, точ­нее, же­ла­ю­ще­го быть неза­мет­ным я не ви­дел ни­ко­гда в жиз­ни. Скром­но одет, скром­но обут, но с ка­кой ду­шой, кра­со­той этот че­ло­век жил, ра­бо­тал. Он учил всех нас быть луч­ше. Это мог­ли бы ска­зать и Се­ре­жа Под­гор­ный, и Се­ре­жа Ива­нов, и То­ля Ма­теш­ко… Мы все тя­ну­лись к Лео­ни­ду Фе­до­ро­ви­чу.

— Вы бы­ва­ли у него на днях рож­де­ния? Как он обыч­но их празд­но­вал?

— До­ма, с се­мьей — же­ной, до­че­рью и сы­ном. Дни рож­де­ния от­ме­чал очень скром­но. Крас­неть в 50 лет, как Бы­ков, се­год­ня не уме­ет ни­кто. Да­же де­ти в 15 лет!

— Ка­кая чер­та Леонида Быкова вас боль­ше все­го по­ра­жа­ла?

— По­ря­доч­ность. А еще меня все­гда по­ра­жа­ло вот что: я ви­дел пе­ред со­бой стар- ше­го че­ло­ве­ка и при этом вос­тор­жен­но­го ро­ман­ти­ка, ко­то­рый ве­рил в лю­бовь, друж­бу, вер­ность…

— Как вы по­зна­ко­ми­лись с Лео­ни­дом Бы­ко­вым?

— Я еще учил­ся, а Бы­ков уже сни­мал­ся в ки­но. Это бы­ли кар­ти­ны «Судь­ба Ма­ри­ны», «Укро­ти­тель­ни­ца тиг­ров». Ко­гда мы бы­ли маль­чиш­ка­ми, лю­би­ли смот­реть филь­мы, ко­то­рые, быть мо­жет, се­год­ня у ко­го-то вы­зы­ва­ют усмеш­ки… Но, поз­воль­те ска­зать: есть ста­рые пес­ни о глав­ном, и есть ста­рые филь­мы о глав­ном. Кар­ти­ны Быкова как раз к ним от­но­сят­ся. А по­зна­ко­мил­ся я с Бы­ко­вым, уже бу­дучи ак­те­ром сту­дии име­ни До­в­жен­ко, ко­гда за­кон­чил те­ат­раль­ный ин­сти­тут. Лео­нид Фе­до­ро­вич то­гда как раз вер­нул­ся к нам из Ле­нин­гра­да. При встре­че с ним мно­гие рас­ши­ря­ли гла­зи­ща, потому что это Бы­ков! Та­ких лич­но­стей у нас на сту­дии бы­ло не так мно­го: Ни­ко­лай Гринь­ко, Кон­стан­тин Сте­пан­ков, Иван Ми­ко­лай­чук, Ни­ко­лай Оля­лин, Лео­нид Осы­ка… Увы, се­год­ня ни­ко­го из них нет. В ки­но есть та­кое вы­ра­же­ние «ухо­дя­щая на­ту­ра». Это ка­са­ет­ся не толь­ко при­ро­ды, но и лю­дей. И сла­ва Бо­гу, что мы ви­дим се­год­ня филь­мы Ми­ко­лай­чу­ка, Оля­ли­на, Осы­ки и Быкова… Это луч­ший по­да­рок для нас.

— Владимир Дмит­ри­е­вич, а как вам ра­бо­та­лось с Лео­ни­дом Бы­ко­вым?

— Очень хо­ро­шо. Ува­жая се­бя, он ува­жал и дру­гих. А это ред­кость. Лео­нид Фе­до­ро­вич не был стро­гим, он был тре­бо­ва­тель­ным и к се­бе, и к нам, ак­те­рам.

«За день до его смер­ти мы ви­де­лись на сту­дии До­в­жен­ко.

Как все­гда, он ку­рил «При­му»

— Ка­кие эпи­зо­ды в об­ще­нии с Бы­ко­вым вам осо­бен­но за­пом­ни­лись?

— Од­на­ж­ды из-за то­го, что ра­бо­тал в дру­гой кар­тине, я опоз­дал на день съем­ки в Чер­ни­го­ве. Дру­гой ре­жис­сер, воз­мож­но, снял бы меня с кар­ти­ны, ру­гал бы, а он ска­зал про­сто: «Как ты мог?» Боль­ше ни­че­го. Но эти его сло­ва я за­пом­нил на всю жизнь.

— Свою дет­скую меч­ту ле­тать Лео­нид Бы­ков во­пло­тил в филь­ме «В бой идут од­ни «ста­ри­ки».

— Да, это так. С дет­ства он меч­тал ле­тать. В то вре­мя мно­гие маль­чиш­ки хо­те­ли стать лет­чи­ка­ми, тан­ки­ста­ми, раз­вед­чи­ка­ми… Но за­кон­чить лет­ное учи­ли­ще ему не бы­ло суж­де­но. Бы­ков по­сту­пил на ак­тер­ский фа­куль­тет Харь­ков­ско­го те­ат­раль­но­го ин­сти­ту­та, несколь­ко лет был ак­те­ром харь­ков­ско­го те­ат­ра. И от то­го, что Бы­ков не стал лет­чи­ком, мы все вы­иг­ра­ли. Он снял кар­ти­ну, ко­то­рая под­ня­ла в небо мно­гих па­ца­нов. Фра­за «Бу­дем жить!» из филь­ма «В бой идут од­ни «ста­ри­ки» зву­ча­ла и зву­чит как па­роль.

— Этот фильм стал ви­зит­ной кар­точ­кой Леонида Быкова. И ва­шей — то­же. А вы лю­би­те вре­мя от вре­ме­ни пе­ре­смат­ри­вать его по те­ле­ви­зо­ру?

— Нет. Это ма­ло кто из ак­те­ров де­ла­ет. Смот­ришь — и ви­дишь сплош­ные свои недо­стат­ки. Толь­ко ко­гда нуж­но сде­лать ка­кую-то про­грам­му или кон­церт, ис­поль­зу­ешь ки­но­ряд. И ви­дишь: как же у Быкова все та­лант­ли­во! К сло­ву, мне до­ве­лось да­же по­ста­вить спек­такль «В бой идут од­ни «ста­ри­ки» на те­ат­раль­ной сцене в Му­ка­че­во. Ра­бо­тая, я ду­мал: нас­коль­ко Бы­ков был ге­ни­а­лен, ко­гда нас, па­ца­нов-жел­то­ро­ти­ков, при­об­щил к во­пло­ще­нию сво­ей идеи!

— На все­со­юз­ном ки­но­фе­сти­ва­ле в Ба­ку на глав­ный приз пре­тен­до­ва­ли две кар­ти­ны: «В бой идут од­ни «ста­ри­ки» Леонида Быкова и «Ка­ли­на крас­ная» Ва­си­лия Шук­ши­на. Как рас­ска­зы­ва­ют, от­дать Гран-при Шук­ши­ну по­про­сил Бы­ков со сло­ва­ми, что в спис­ке, где Шук­шин бу­дет пер­вым, он по­чтет за честь быть со­тым. И до­ба­вил: «Ведь моя кар­ти­на — это ря­до­вой фильм о войне, а его — это на­сто­я­щий про­рыв в за­прет­ную зо­ну, про­рыв в сфе­ру, о чем рань­ше и ду­мать-то не поз­во­ля­лось». Как рас­ска­зы­ва­ли кол­ле­ги Леонида Быкова, до это­го лич­но с Шук­ши­ным он не был зна­ком. А на фе­сти­ва­ле да­же стес­нял­ся к нему по­дой­ти.

— И это еще раз го­во­рит о скром­но­сти Леонида Фе­до­ро­ви­ча.

— Вы зна­ли его су­пру­гу, де­тей?

— Ко­неч­но. Я бы­вал у Леонида Фе­до­ро­ви­ча до­ма. Знал и по­кой­ную же­ну его Та­ма­ру Кон­стан­ти­нов­ну, и дочь Ма­рья­ну, и сы­на Але­шу. Застал и сест­ру Леонида Фе­до­ро­ви­ча Лу­и­зу Фе­до­ров­ну. Он был из про­стой се­мьи ра­бо­тяг, но сколь­ко в нем бы­ло бла­го­род­ства!

— Сей­час с детьми Леонида Фе­до­ро­ви­ча под­дер­жи­ва­е­те от­но­ше­ния?

— Нет, мы дав­но не ви­де­лись.

«С ним бы­ло не стыд­но жить и ра­бо­тать. А еще и по­учи­тель­но»

— У Леонида Быкова бы­ло ка­кое-то хоб­би?

— Ры­бал­ка.

— Лео­нид Бы­ков по­гиб тра­ги­че­ски. «Вол­га», за ру­лем ко­то­рой он был, вы­еха­ла на встреч­ную по­ло­су. Вы помни­те ва­шу по­след­нюю встре­чу?

— За день до его смер­ти мы ви­де­лись на ки­но­сту­дии име­ни До­в­жен­ко. Как все­гда, он ку­рил «При­му». Мы раз­го­ва­ри­ва­ли. А по­том я остал­ся в сту­дии, а он уехал в де­рев­ню.

— К се­бе на да­чу?

— Не на­зы­вай­те это да­чей. Это бы­ла про­стая сель­ская ха­та. Да­ча — это со­всем дру­гое...

— У вас не бы­ло тре­вож­ных пред­чув­ствий?

— Нет. У него удач­но про­шли ки­но­про­бы филь­ма «При­ше­лец». Лео­нид Фе­до­ро­вич был вос­тор­жен­ный. Он опять на­хо­дил­ся в зе­ни­те, а глав­ное — в ра­бо­те. Для него это бы­ло очень важ­но. А про­бле­мы бы­ли как у ре­жис­се­ра-по­ста­нов­щи­ка чи­сто по съе­моч­ным де­лам. В част­но­сти, как по­стро­ить кос­ми­че­ский ап­па­рат. Ни о чем пло­хом мы не го­во­ри­ли. На­про­тив, на­ка­нуне ги­бе­ли он был по­лон на­дежд...

— По­сле ги­бе­ли Леонида Быкова вы­ска­зы­ва­лись мне­ния, что она не бы­ла слу­чай­ной. Иные го­во­ри­ли, что его убра­ли недру­ги, дру­гие да­же скло­ня­лись к то­му, что он не вы­дер­жал трав­ли и, воз­мож­но, ушел из жиз­ни доб­ро­воль­но. Все его филь­мы ведь сни­ма­лись в пре­одо­ле­нии неве­ро­ят­ных труд­но­стей. В ка­че­стве ар­гу­мен­та при­во­ди­лось пись­мо Леонида Быкова, ад­ре­со­ван­ное Ни­ко­лаю Ма­щен­ко и Ива­ну Ми­ко­лай­чу­ку, в ко­то­ром он пи­сал, что не хо­чет жить, не ви­дит смыс­ла. В нем он про­сил в слу­чае его смер­ти по­за­бо­тить­ся о се­мье. И да­же дал рас­по­ря­же­ние от­но­си­тель­но по­хо­рон: «Не на­до ни­ка­ких ре­чей над мо­ги­лой, ска­жи­те толь­ко «про­щай» и спой­те мою лю­би­мую пес­ню, «Смуг­лян­ку».

— Это пись­мо бы­ло на­пи­са­но за несколь­ко лет до ги­бе­ли. Что ка­са­ет­ся трав­ли, не знаю. Воз­мож­но, об этом луч­ше рас­ска­за­ла бы се­мья Леонида Фе­до­ро­ви­ча. В версию же сознательного ухода Леонида Быкова из жиз­ни не ве­рю. Он не мог под­верг­нуть рис­ку жизнь дру­го­го че­ло­ве­ка. Зная лю­бовь и ува­же­ние Быкова к лю­дям, ду­маю, та­кой ва­ри­ант он от­бро­сил бы сра­зу же… По­это­му нет, нет и нет! И по­том, у него бы­ли все ос­но­ва­ния ве­рить, что бу­дет ра­бо­та, при­чем очень ин­те­рес­ная. Ве­рю в то, что пи­са­ли в прес­се: это был несчаст­ный слу­чай.

— До ги­бе­ли он пе­ре­нес несколь­ко ин­фарк­тов. Очень пе­ре­жи­вал, что прак­ти­че­ски не сни­ма­ет­ся. При этом пи­сал, что не хо­чет участ­во­вать в лжи­вых ан­ти­ху­до­же­ствен­ных ве­щах. Го­во­рил, что, оче­вид­но, нуж­но как-то про­ще жить. Мя­ту­ща­я­ся, не на­хо­дя­щая се­бе ме­ста на­ту­ра, слож­ная судь­ба...

— А вы хо­те­ли, что­бы все бы­ло ров­нень­ко, как под ли­не­еч­ку? Нет, Бы­ков в этом смыс­ле был дру­гим че­ло­ве­ком. И, ду­маю, имен­но по­это­му его филь­мы мы смот­рим се­год­ня. Не­про­стые судь­бы бы­ли у мно­гих та­лант­ли­вых лю­дей: у Ан­дрея Тар­ков­ско­го, Сер­гея Бон­дар­чу­ка, Леонида Осы­ки, Сер­гея Па­ра­джа­но­ва...

— Владимир Дмит­ри­е­вич, вы бы­ли на по­хо­ро­нах Леонида Быкова? Чи­та­ла, что мно­гие, при­дя про­стить­ся с ге­ни­аль­ным ак­те­ром и ре­жис­се­ром, не сдер­жи­ва­ли ры­да­ний.

— Го­ре и недо­уме­ние от этой неле­пой смер­ти ис­пы­ты­ва­ли мно­гие, кто знал и лю­бил Быкова. Ушел из жиз­ни че­ло­век, с ко­то­рым бы­ло не стыд­но жить и ра­бо­тать. А еще да­же и по­учи­тель­но, что очень важ­но.

— Что бы вы ска­за­ли Лео­ни­ду Фе­до­ро­ви­чу се­год­ня, ес­ли бы он мог вас услы­шать?

— С днем рож­де­ния, Ма­эст­ро! Ска­зал бы ему, что его все лю­бят и пом­нят… Он был че­ло­ве­ком че­сти. И се­год­ня всем нам его не хва­та­ет.

У Леонида Быкова бы­ла по­ис­ти­не все­на­род­ная лю­бовь

бле­стя­ще сыг­рал од­ни «ста­ри­ки» Лео­нид Бы­ковВ сво­ей кар­тине «В бой идут Сквор­цо­ваТалашко — стар­ше­го лей­те­нан­та ка­пи­та­на Ти­та­рен­ко, а Владимир

Владимир Талашко: «На­ка­нуне ги­бе­ли Лео­нид Бы­ков ра­бо­тал над но­вым филь­мом и был по­лон на­дежд...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.