«АНТИМАЙДАНОВЦЫ РАСТЯНУЛИ БОЛЬ­ШОЙ ПЛАКАТ С НА­ШИ­МИ ФИЗИОНОМИЯМИ, ГДЕ БЫ­ЛО НА­ПИ­СА­НО: «ОНИ ХО­ТЯТ УНИ­ЧТО­ЖИТЬ ДОН­БАСС»

Пять лет на­зад в До­нец­ке на Ев­ро­май­дане сот­ни ак­ти­ви­стов про­ти­во­сто­я­ли уго­лов­ни­кам и под­дер­жи­вав­шим их ми­ли­ци­о­не­рам

Fakty i kommentarii - - КАК ЭТО БЫЛО - Ве­ра ЖИЧКО

«Прак­ти­че­ски всем участ­ни­кам до­нец­ко­го Ев­ро­май­да­на в ито­ге при­шлось уехать из го­ро­да. Вес­ной 2014 го­да тем, кто не под­дер­жал рос­сий­скую агрес­сию, оста­вать­ся в До­нец­ке ста­ло опас­но для жиз­ни. Но мы сде­ла­ли то, что мог­ли и долж­ны бы­ли сде­лать», — рас­ска­за­ла «ФАКТАМ» вы­нуж­ден­ная пе­ре­се­лен­ка, об­ще­ствен­ный ак­ти­вист и жур­на­лист Та­тья­на За­ров­ная.

«На Ев­ро­май­дан в До­нец­ке лю­ди вышли в тот же день,

что и в Ки­е­ве»

— Та­тья­на, рас­ска­жи­те, ко­гда и кто в До­нец­ке вы­сту­пил в под­держ­ку Ев­ро­май­да­на в сто­ли­це?

— На Ев­ро­май­дан в мо­ем род­ном го­ро­де лю­ди вышли в тот же день, что и в Ки­е­ве. Ху­дож­ник и ре­жис­сер Ев­ге­ний На­са­дюк ве­че­ром 21 но­яб­ря 2013 го­да на­пи­сал на сво­ей стра­ни­це в «Фейс­бу­ке»: «Са­жусь на ве­лик и еду к па­мят­ни­ку Шев­чен­ко. Я за раз­ви­тие Укра­и­ны, за ис­пол­не­ние за­ко­нов, чест­ные су­ды, от­чет­ность вла­сти пе­ред на­ро­дом, про­тив кор­руп­ции, за ува­же­ние друг к дру­гу...»

То­гда и в Ки­е­ве, и в До­нец­ке мно­гие на­де­я­лись, что пре­зи­дент Вик­тор Яну­ко­вич под­пи­шет Со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции с Ев­ро­со­ю­зом, ес­ли уви­дит, как мно­го укра­ин­цев про­тив «та­еж­но­го со­ю­за» (Та­мо­жен­но­го со­ю­за с РФ. — Авт.) и за ев­ро­ин­те­гра­цию.

К Жене при­со­еди­ни­лись еще че­ты­ре че­ло­ве­ка. В раз­ное вре­мя в ак­ци­ях участ­во­ва­ли от 50 до 300 че­ло­век. Но я уве­ре­на, что лю­дей, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ли ев­ро­ин­те­гра­цию, бы­ло го­раз­до боль­ше. Про­сто от­кры­тая сим­па­тия Ев­ро­май­да­ну в До­нец­ке гро­зи­ла непри­ят­но­стя­ми, на­при­мер, уволь­не­ни­ем.

Изна­чаль­но я не бы­ла ак­ти­вист­кой Май­да­на, хо­ди­ла ту­да, как и дру­гие жур­на­ли­сты, пы­та­ясь оста­вать­ся «над схват­кой». По­ка у па­мят­ни­ка Шев­чен­ко не на­ча­ли по­яв­лять­ся «мут­ные» лич­но­сти, а по­том и уго­лов­ни­ки, ко­то­рые фи­зи­че­ски вы­тес­ня­ли куль­тур­ную и без­за­щит­ную (как мне ка­за­лось) груп­пу сто­рон­ни­ков ев­ро­ин­те­гра­ции. Невоз­мож­но оста­вать­ся к та­ко­му без­участ­ной.

До 22 ян­ва­ря 2014 го­да лю­ди на до­нец­ком Май­дане дне­ва­ли и но­че­ва­ли. По­ста­ви­ли свою им­про­ви­зи­ро­ван­ную «ел­ку» с пла­ка­та­ми. В 12:00 к па­мят­ни­ку при­хо­ди­ли лю­ди по­стар­ше, в 18:00 — мо­ло­дежь.

Од­на из на­ших пер­вых мас­со­вых ак­ций на­зы­ва­лась «Ев­ро­ре­монт Укра­и­ны». По­ста­ви­ли боль­шой бу­маж­ный план­шет, на ко­то­ром все же­ла­ю­щие мог­ли на­пи­сать свой ва­ри­ант необ­хо­ди­мых стране пре­об­ра­зо­ва­ний. Про­во­ди­ли и дру­гие куль­ту­ро­ло­ги­че­ские и про­све­ти­тель­ские ак­ции. По при­гла­ше­нию до­нец­ко­го пуб­ли­ци­ста Ста­са Фе­дор­чу­ка у нас на Май­дане вы­сту­пал по­эт Сер­гей Жа­дан с рок-груп­пой «Со­ба­ки в кос­мо­се». Ор­га­ни­зо­ва­ли да­же «сва­дьбу» сто­рон­ни­ков Ев­ро­май­да­на. Со­би­ра­ли день­ги, теп­лые ве­щи и про­дук­ты для сто­лич­но­го Май­да­на, несколь­ко раз от­прав­ля­ли до­нец­ких участ­ни­ков в Ки­ев.

Од­на­ж­ды ре­ши­ли, что при­шла по­ра прой­тись по До­нец­ку и по­ка­зать лю­дям, что мы — не «за­ез­жие бан­де­ров­цы». Шли с пла­ка­та­ми «Ви­тя, не по­зорь Дон­басс». Та­ких про­све­ти­тель­ских ше­ствий (так мы их на­зы­ва­ли) бы­ло три. О пер­вом груп­па BABYLON’13 сня­ла до­ку­мен­таль­ный фильм «До­не­ць­ка хо­да».

— Как ре­а­ги­ро­ва­ли на та­кие ак­ции в го­ро­де?

— Смот­ре­ли с лю­бо­пыт­ством и ин­те­ре­сом. Но бы­ла и агрес­сия. Ба­буш­ка-двор­ник кри­ча­ла, что мы «бан­ди­ты», один де­душ­ка на­звал нас «бан­де­ров­ца­ми, ко­то­рые при­е­ха­ли из Ива­но-Фран­ков­ска». Мол, «Норд» по­стро­ил нам там за­вод, а мы не хо­тим ра­бо­тать. За нами все вре­мя шел дю­жий па­рень — охран­ник тор­го­во­го цен­тра. Он всю до­ро­гу оскорб­лял меня, ма­те­рил­ся. Ви­ди­мо, не нра­вил­ся плакат на мо­ей курт­ке с над­пи­сью: «Я уволь­няю Яну­ко­ви­ча». По­том стал бро­сать яй­ца в дру­гих жен­щин. Но в то вре­мя, в де­каб­ре 2013-го, мы от­но­си­лись к это­му с иро­ни­ей.

— По­че­му мир­ные ак­ции у па­мят­ни­ка Шев­чен­ко ре­ши­ли пре­кра­тить 22 ян­ва­ря?

— Из-за трав­ли. На­при­мер, фер­ме­ров, ко­то­рые по­мо­га­ли сто­лич­но­му Ев­ро­май­да­ну, на­ча­ли тас­кать на до­про­сы в на­ло­го­вую ми­ли­цию. Пы­та­лись уво­лить с ра­бо­ты од­но­го из ак­ти­ви­стов до­нец­ко­го Ев­ро­май­да­на Сер­гея Ана­ста­сье­ва. Из­би­ли Ста­ни­сла­ва Фе­дор­чу­ка и его от­ца, Оле­га Жел­на­ко­ва и дру­гих.

А ве­че­ром 19 ян­ва­ря у па­мят­ни­ка Шев­чен­ко впер­вые по­яви­лись уго­лов­ни­ки под ру­ко­вод­ством ре­ци­ди­ви­ста Га­ги­ка Ага­ве­ля­на, ко­то­рый воз­глав­лял об­ще­ство ар­мян в До­нец­кой об­ла­сти, а сей­час — у тер­ро­ри­стов в «ДНР». Он ру­ко­во­дил раз­го­ном до­нец­ко­го Май­да­на. «Под­ряд» на эту де­я­тель­ность от мест­ной вла­сти по­лу­чил уго­лов­ный ав­то­ри­тет Ар­мен Сар­ки­сян, ко­то­рый сей­час разыс­ки­ва­ет­ся Ин­тер­по­лом из-за по­до­зре­ний в ор­га­ни­за­ции убийств май­да­нов­цев в Ки­е­ве 17—20 фев­ра­ля 2014 го­да. Ар­мен Гор­лов­ский (он же Сар­ки­сян) од­на­ж­ды по­явил­ся на на­шем Май­дане, пря­чась за спи­на­ми сво­их под­руч­ных.

22 ян­ва­ря, в День со­бор­но­сти Укра­и­ны, ме­сто воз­ле па­мят­ни­ка Шев­чен­ко за­ня­ли участ­ни­ки ми­тин­га Пар­тии ре­ги­о­нов. Ев­ро­май­да­нов­цы пе­ре­ме­сти­лись в скве­рик на дру­гой сто­роне ули­цы Ар­те­ма. Нас бы­ло че­ло­век 70 и еще 30 жур­на­ли­стов, бо­лее 40 ми­ли­ци­о­не­ров, неко­то­рые — с «боль­ши­ми по­го­на­ми». Но это не по­ме­ша­ло ур­кам Ага­ве­ля­на от­ни­мать, рвать и топ­тать укра­ин­ские фла­ги, швы­рять яй­ца и кус­ки льда в сто­рон­ни­ков Ев­ро­май­да­на, устра­и­вать по­та­сов­ки. Бан­ди­ты при­бы­ва­ли ко­лон­на­ми. Ага­ве­лян на­блю­дал за про­ис­хо­дя­щим, стоя в сто­рон­ке. Один от­ряд «ти­ту­шек» при­нес с со­бой по­хо­рон­ные вен­ки с тра­ур­ны­ми лен­точ­ка­ми, на ко­то­рых бы­ли на­пи­са­ны на­зва­ния оп­по­зи­ци­он­ных пар­тий. За­тем они устро­и­ли со­жже­ние этой ат­ри­бу­ти­ки.

Бан­ди­ты ора­ли в ме­га­фо­ны оскорб­ле­ния, об­ли­ва­ли крас­кой и зе­лен­кой жур­на­ли­стов и май­да­нов­цев. Один муж­чи­на упал и неко­то­рое вре­мя был без со­зна­ния. За­пом­ни­лось, что над ним скло­нил­ся ми­ли­ци­о­нер Ни­ко­лай Крю­чен­ко, от­ве­чав­ший за об­ще­ствен­ную безопасность в гору­прав­ле­нии ми­ли­ции... Крю­чен­ко вско­ре пе­ре­шел на сто­ро­ну «ДНР».

В тот день ста­ло оче­вид­но, что мы — ин­тел­ли­ген­ция, «оч­ка­ри­ки» — име­ем де­ло с ор­га­ни­зо­ван­ной пре­на­пи­са­но: ко­то­рой не смо­жем про­ти­во­сто­ять. Еще рань­ше я ви­де­ла у од­но­го из гор­лов­ских бан­ди­тов (и сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла) пред­мет, похожий на пи­сто­лет. На­ши «оп­по­нен­ты» бы­ли с несколь­ки­ми «ход­ка­ми». По­это­му мы ре­ши­ли боль­ше не со­би­рать­ся у па­мят­ни­ка Шев­чен­ко, но эпи­зо­ди­че­ски ак­ции про­дол­жа­лись. Каж­дый раз мы ме­ня­ли ме­ста встреч и про­ду­мы­ва­ли ме­ры без­опас­но­сти.

8 фев­ра­ля 2014 го­да на сту­пе­нях об­ласт­ной про­ку­ра­ту­ры мы по­ми­на­ли пер­вых уби­тых в Ки­е­ве. Антимайдановцы, ко­то­рых на­тра­вил на нас то­гдаш­ний сек­ре­тарь До­нец­ко­го гор­со­ве­та Сер­гей Бо­га­чев, ста­ли от­тес­нять нас. Кро­ме «спортс­ме­нов» сре­ди них бы­ли и ка­за­ки с на­гай­ка­ми и неадек­ват­ные мо­лод­чи­ки. Они растянули боль­шой ти­по­граф­ский плакат с на­ши­ми физиономиями, где бы­ло «Это ак­ти­ви­сты до­нец­ко­го май­да­на. Они хо­тят уни­что­жить Дон­басс». В тот день по­доб­ные «ори­ен­ти­ров­ки» на на­ших участ­ни­ков на­ча­ли рас­кле­и­вать на стол­бах.

В мар­те 2014 го­да все ак­ти­ви­сты до­нец­ко­го Ев­ро­май­да­на ста­ли участ­ни­ка­ми ак­ций за еди­ную Укра­и­ну. На эти ми­тин­ги уже при­хо­ди­ли не сот­ни, а ты­ся­чи до­нет­чан.

Дмит­рий Чер­няв­ский, ко­то­ро­го 13 мар­та на пло­ща­ди Ле­ни­на уби­ли по­сле ак­ции в под­держ­ку един­ства Укра­и­ны, был на­шим ак­ти­ви­стом. По мо­им све­де­ни­ям, в тот же день «ру­со­мир­цы» уби­ли еще дво­их участ­ни­ков это­го мир­но­го ми­тин­га. Бы­ли жерт­вы и сре­ди участ­ни­ков пат­ри­о­ти­че­ско­го ше­ствия 28 апре­ля 2014 го­да.

— По­че­му об этих жерт­вах до сих пор не из­вест­но? Как ре­а­ги­ро­ва­ла на про­ис­хо­дя­щее ми­ли­ция?

— Из-за ре­ак­ции ми­ли­ции участ­ни­ки пат­ри­о­ти­че­ских ак­ций ста­ра­лись не об­ра­щать­ся в боль­ни­цы и с за­яв­ле­ни­я­ми в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны.

13 мар­та до­нец­кая ми­ли­ция про­сто смот­ре­ла, как за­гнан­ных в ло­вуш­ку пат­ри­о­тов Укра­и­ны за­бра­сы­ва­ли бу­лыж­ни­ка­ми и би­ли пал­ка­ми. На сле­ду­ю­щий день по­сле мас­со­во­го по­бо­и­ща фо­то по­стра­дав­ших участ­ни­ков ми­тин­га «За еди­ную Укра­и­ну» по­яви­лись на сай­те УМВД в руб­ри­ке «Их разыс­ки­ва­ет ми­ли­ция». Сним­ки жертв, ко­то­рых на­зы­ва­ли «ор­га­ни­за­то­ра­ми мас­со­вых бес­по­ряд­ков», а не порт­ре­ты тех, кто их уби­вал и ка­ле­чил! Око­ло 30 по­стра­дав­ших бы­ли в крайне тя­же­лом со­сто­я­нии.

Там бы­ло и фо­то уби­то­го Ди­мы Чер­няв­ско­го. Нам при­шлось ор­га­ни­зо­вать митинг у стен гору­прав­ле­ния ми­ли­ции, что­бы за­ста­вить убрать с сай­та УМВД хо­тя бы фо­то Дмит­рия.

Мне и рань­ше при­хо­ди­лось от­ме­чать, как ми­ли­ци­о­не­ры от­во­ра­чи­ва­ли ли­ца в тот мо­мент, ко­гда уго­лов­ник Га­гик Ага­ве­лян на­сту­пал мне на но­ги, вы­тал­ки­вая с на­ше­го ме­ста у па­мят­ни­ка Шев­чен­ко.

Ми­ли­ция, я счи­таю, бы­ла пол­но­стью на сто­роне ан­ти­май­да­на. Мы на­блю­да­ли от­кро­вен­ный со­юз кри­ми­на­ли­те­та и пред­ста­ви­те­лей мест­ной вла­сти. И этот со­юз вес­ной 2014-го при­вел к нам «рус­ский мир». С 1 мар­та До­нецк на­вод­ни­ли ты­ся­чи граж­дан РФ с фла­га­ми Рос­сии.

«Мно­гие на­ши ак­ти­ви­сты ушли доб­ро­воль­ца­ми

на фронт»

— А по ка­ким при­зна­кам вы иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли сре­ди участ­ни­ков про­рос­сий­ских ак­ций в До­нец­ке граж­дан Рос­сии?

— Мно­гие не скры­ва­ли то­го, что при­е­ха­ли из Ро­стов­ской или Бел­го­род­ской об­ла­сти. Они не ви­де­ли ни­че­го пре­ступ­но­го в том, что уста­нав­ли­ва­ют в До­нец­ке свои по­ряд­ки. Поз­же я иден­ти­фи­ци­ро­ва­ла сре­ди участ­ни­ков про­рос­сий­ских ак­ций па­роч­ку из­вест­ных пер­сон. На­при­мер, под ви­дом мест­ных жи­те­лей вы­сту­па­ли граж­дане РФ Алек­сей Ко­ва­лен­ко и Ма­рия Ка­та­со­но­ва. Это по­мощ­ни­ки де­пу­та­та Го­с­ду­мы РФ Ев­ге­ния Фе­до­ро­ва, ко­ор­ди­на­то­ра пра­во­ра­ди­каль­ной рос­сий­ской ор­га­ни­за­ции НОД (На­ци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ное дви­же­ние). Они «га­стро­ли­ро­ва­ли» по все­му юго-во­сто­ку Укра­и­ны.

На­чи­ная с 1 мар­та 2014 го­да До­нецк был бук­валь­но на­вод­нен сим­во­ли­кой НОД и рос­сий­ски­ми фла­га­ми. Об этом я да­ва­ла сви­де­тель­ские по­ка­за­ния, ко­то­рые, на­де­юсь, при­го­дят­ся для су­да в Га­а­ге. У меня есть мас­са фо­то и ви­део, ко­то­рые под­твер­жда­ют мои сло­ва.

Я счи­та­ла, что по­сле убийства Ди­мы Чер­няв­ско­го устра­и­вать мир­ные ми­тин­ги в До­нец­ке, уже на­вод­нен­ном рос­сий­ски­ми ок­ку­пан­та­ми, бы­ло са­мо­убий­ством — ведь нас, про­укра­ин­ступ­но­стью, ских до­нет­чан, от­кро­вен­но пре­да­ли. Но про­укра­ин­ские ак­ции про­дол­жа­лись еще до кон­ца апре­ля.

— Кто пре­дал, в чем вы­ра­жа­лось пре­да­тель­ство?

— «Мест­ная эли­та» за­иг­ры­ва­ла с «рус­ским ми­ром», за­ни­ма­ла двой­ствен­ную по­зи­цию. Неко­то­рые до­нец­кие чи­нов­ни­ки, «ре­ги­о­на­лы», под­дер­жи­ва­ли ок­ку­пан­тов от­кры­то, на­при­мер, ди­рек­тор пар­ка име­ни Щер­ба­ко­ва Игорь Мар­ты­нов, ру­ко­во­ди­тель ап­па­ра­та До­нец­кой го­род­ской ор­га­ни­за­ции Пар­тии ре­ги­о­нов Алек­сей Гра­нов­ский, на­чаль­ник УБОП До­нец­кой об­ла­сти Алек­сей Ди­кий, ко­ман­дир спец­под­раз­де­ле­ния УСБУ в До­нец­кой об­ла­сти Алек­сандр Хо­да­ков­ский. По­след­ний, по мо­е­му мне­нию, ко­ман­до­вал пер­вым за­хва­том До­нец­кой об­л­го­с­ад­ми­ни­стра­ции (ДонОГА) 3 мар­та 2014 го­да, ко­гда жур­на­ли­сты и де­пу­та­ты обл­со­ве­та на несколь­ко ча­сов пре­вра­ти­лись в за­лож­ни­ков. Хо­да­ков­ский гор­дит­ся тем, что впер­вые флаг РФ по­явил­ся над зда­ни­ем ДонОГА бла­го­да­ря ему. Он «за­жи­гал» тол­пу про­рос­сий­ски­ми при­зы­ва­ми, а по­том воз­гла­вил бан­ду «Во­сток», ко­то­рая в ав­гу­сте 2014-го пы­та­ла на­шу зем­ляч­ку Ири­ну Дов­гань.

Но в том, что До­нецк был ок­ку­пи­ро­ван, как мне ка­жет­ся, есть ви­на и цен­траль­ной вла­сти. На­хо­дясь в за­хва­чен­ной об­лад­ми­ни­стра­ции 3 мар­та, моя кол­ле­га зво­ни­ла то­гдаш­не­му гла­ве СБУ Ва­лен­ти­ну На­ли­вай­чен­ко, и я пом­ню его сло­ва в от­вет — мол, «не сто­ит пре­уве­ли­чи­вать опас­ность».

Не уви­де­ла, по-мо­е­му, опас­но­сти и Юлия Тимошенко, ко­то­рая в ап­ре­ле 2014 го­да при­ез­жа­ла в До­нецк и об­ща­лась не толь­ко со сто­рон­ни­ка­ми еди­ной Укра­и­ны, но и с людь­ми, за­хва­тив­ши­ми об­л­го­с­ад­ми­ни­стра­цию.

На­род­ный де­пу­тат Укра­и­ны Ни­ко­лай Лев­чен­ко и биз­нес­мен Ри­нат Ах­ме­тов встре­ча­лись с те­ми, кто на­хо­дил­ся в об­лад­ми­ни­стра­ции, за­хва­чен­ной 6 апре­ля 2014 го­да в тре­тий раз и уже окон­ча­тель­но. То­гдаш­ний гла­ва МВД Укра­и­ны Ви­та­лий Яре­ма то­же при­ез­жал в До­нецк…

«За­чист­ки» зда­ния об­л­го­с­ад­ми­ни­стра­ции так и не про­изо­шло, в ре­зуль­та­те го­род остал­ся

под «рус­ским ми­ром»

— Ко­гда вы уеха­ли из До­нец­ка? — 6 апре­ля я еще осве­ща­ла за­хват До­нец­кой об­л­го­с­ад­ми­ни­стра­ции, где по­лу­су­ма­сшед­шие ба­буль­ки из груп­пы под­держ­ки се­па­ра­ти­ста Ан­дрея Пур­ги­на, узнав меня, на­ча­ли го­нять­ся с кри­ка­ми: «Дер­жи аген­та Го­сде­па!» Уе­ха­ла 13 апре­ля 2014 го­да, на сле­ду­ю­щий день по­сле за­хва­та Сла­вян­ска. Посмот­ре­ла ви­део из Кра­ма­тор­ска (со­сед­ние Сла­вянск и Кра­ма­торск за­хва­ты­ва­ли од­но­вре­мен­но. — Авт.), где хо­ро­шо эки­пи­ро­ван­ные «веж­ли­вые лю­ди» из Рос­сии вы­да­ли се­бя фра­зой: «Отой­ди­те за по­реб­рик», и сде­ла­ла для се­бя вы­во­ды. У нас на Дон­бас­се не упо­треб­ля­ют сло­ва «по­реб­рик». Мне бы­ло оче­вид­но, что ок­ку­пан­ты уже в на­шем до­ме. И им хо­тят от­дать Дон­басс. Но уез­жа­ла с мыс­лью, что это на несколь­ко ме­ся­цев, что еще есть шанс все вер­нуть...

— Мно­гие так ду­ма­ли. А где те­перь ва­ши еди­но­мыш­лен­ни­ки, под­дер­жав­шие до­нец­кий Ев­ро­май­дан?

— Не всем уда­лось устро­ить­ся на но­вом ме­сте... Ека­те­ри­на Ко­лес­ни­ко­ва, ак­ти­вист­ка до­нец­ко­го Ев­ро­май­да­на и участ­ни­ца на­ше­го пер­во­го ше­ствия, по­гиб­ла. Она уе­ха­ла в Ка­ме­не­цПо­доль­ский. 7 июля 2018 го­да Ка­тю­ша по­кон­чи­ла с со­бой.

Ста­ни­слав Фе­дор­чук, Воль­га Шей­ко, Сер­гей Фур­ма­нюк, Алек­сандр Гор­бат­ко, Са­ид Ис­ма­ги­лов — пра­во­за­щит­ни­ки, об­ще­ствен­ные ак­ти­ви­сты. Владимир Ши­лов, Ви­та­лий Ов­ча­рен­ко — ве­те­ра­ны АТО. Всех не пе­ре­чис­лишь — де­сят­ки ак­ти­ви­стов ушли на фронт.

По­гиб под Ило­вай­ском 29 ав­гу­ста 2014 го­да наш ак­ти­вист ис­то­рик Юрий Ма­ту­щак. Пред­при­ни­ма­те­ля-пат­ри­о­та Ва­си­лия Ко­ва­лен­ко в сен­тяб­ре 2014-го, ко­гда ча­сти рус­ской ар­мии во­шли в Но­во­азов­ский рай­он, за­бра­ла «по­ли­ция ДНР», по­сле это­го его ни­кто не ви­дел…

— Вы вер­не­тесь, ес­ли До­нецк осво­бо­дят и там сно­ва бу­дут раз­ве­вать­ся укра­ин­ские фла­ги?

— Как по­ка­зал опыт, на­ли­чие го­су­дар­ствен­ных фла­гов еще не озна­ча­ет, что на этой тер­ри­то­рии — Укра­и­на. Важ­но, бу­дет ли по­сле деок­ку­па­ции тер­ри­то­рий про­ве­де­на «ра­бо­та над ошиб­ка­ми»…

«Од­на­ж­ды ре­ши­ли, что при­шла по­ра прой­тись по До­нец­ку и по­ка­зать лю­дям, что мы — не «за­ез­жиебан­де­ров­цы». Шли с пла­ка­та­ми «Ви­тя, не по­зорь Дон­басс», — рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на За­ров­ная

Та­тья­на За­ров­ная на до­нец­ком Ев­ро­май­дане

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.