«ПЛАВАНИЕМ СЕ­РЬЕЗ­НО НА­ЧАЛ ЗА­НИ­МАТЬ­СЯ В 80 ЛЕТ, КО­ГДА УЖЕ УШЕЛ НА СПОРТИВНУЮ ПЕН­СИЮ»

87-лет­ний Ана­то­лий На­клев­кин из Одес­сы стал чемпионом ми­ра и ре­корд­сме­ном по пла­ва­нию

Fakty i kommentarii - - ЧЕЛОВЕК СРЕДИ ЛЮДЕЙ - Алек­сандр ЛЕВИТ

Ча­сто ли вы за­да­ва­лись во­про­сом: «Как я хо­чу вы­гля­деть в 87 лет»? Од­но­го взгля­да на Ана­то­лия На­клев­ки­на, ко­то­ро­му недав­но ис­пол­ни­лось имен­но столь­ко, до­ста­точ­но, что­бы понять: этот че­ло­век мо­лод ду­шой и под­дер­жи­ва­ет свое те­ло в от­лич­ной фор­ме. Он при­ни­ма­ет ак­тив­ное уча­стие в со­рев­но­ва­ни­ях по пла­ва­нию, три­ат­ло­ну и ру­ко­во­дит ор­га­ни­за­ци­ей ве­те­ра­нов.

Спортс­мен вер­нул­ся с от­кры­то­го чем­пи­о­на­та Гре­ции по пла­ва­нию, ко­то­рый про­хо­дил на Ки­п­ре. Бо­лель­щи­ки бук­валь­но ди­ву да­ва­лись: «Как мож­но в та­ком воз­расте со­хра­нить фи­зи­че­скую фор­му и бод­рость ду­ха?» В род­ную Одес­су Ана­то­лий На­клев­кин при­вез че­ты­ре зо­ло­тые и од­ну се­реб­ря­ную ме­да­ли. У Ана­то­лия Ана­то­лье­ви­ча уже бо­лее 150 спор­тив­ных на­град раз­лич­но­го до­сто­ин­ства из мно­гих стран ми­ра. Он ста­ра­ет­ся не про­пус­кать ни од­но­го пред­ста­ви­тель­но­го со­рев­но­ва­ния.

«Увлек­ся па­рус­ным спор­том бла­го­да­ря из­вест­но­му ак­те­ру Вац­ла­ву Двор­жец­ко­му»

— Был са­мым воз­раст­ным на меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях по пла­ва­нию на от­кры­той во­де «Чер­но­мор­ская жем­чу­жи­на-2018», — го­во­рит ве­те­ран. — В про­шлом го­ду я стал ми­ро­вым ре­корд­сме­ном и чемпионом ми­ра в ком­би­ни­ро­ван­ной эс­та­фе­те. По­на­ча­лу в За­по­ро­жье «муш­ке­тер­ская ко­ман­да» (так на­зы­ваю на­шу воз­раст­ную чет­вер­ку, в ко­то­рую, кро­ме меня, вхо­дят Геор­гий Чи­жев­ский из Воз­не­сен­ска и двое ки­ев­лян — Ви­та­лий Лы­сяк и Геор­гий Ко­зырь) пре­одо­ле­ла эс­та­фе­ту 4 по 100 мет­ров за 10,56 ми­ну­ты. Как вы­яс­ни­лось, по­доб­но­го до­сти­же­ния не бы­ло ни в од­ной стране ми­ра. Бы­ли толь­ко эс­та­фе­ты 4 по 50 мет­ров, там вы­сту­па­ли аме­ри­кан­цы и япон­цы. Ре­зуль­тат офи­ци­аль­но за­фик­си­ро­ван Меж­ду­на­род­ной фе­де­ра­ци­ей пла­ва­ния.

На чем­пи­о­на­те ми­ра в Бу­да­пеш­те под­твер­дил свое чем­пи­он­ское зва­ние и с то­го мо­мен­та всю ми­нув­шую зи­му про­дол­жал тре­ни­ро­вать­ся — три­жды в неде­лю в 50-мет­ро­вом бас­сейне ча­са по пол­то­ра.

В этом го­ду участ­во­вал в со­рев­но­ва­ни­ях в Жи­то­ми­ре, Ль­во­ве, Воз­не­сен­ске, Ни­ко­ла­е­ве и Чер­но­го­рии. И вот сей­час — Кипр. Бы­ли силь­ные спортс­ме­ны из мно­гих стран Ев­ро­пы, че­ло­век две­сти. Укра­и­ну пред­став­лял львов­ский клуб, ко­то­рый по­пол­ни­ли пред­ста­ви­те­ли Одес­сы, Ки­е­ва, Уж­го­ро­да, Жи­то­ми­ра. В сво­ей груп­пе я обо­шел всех, в част­но­сти спортс­ме­нов из Ру­мы­нии и Бол­га­рии, и за­во­е­вал че­ты­ре зо­ло­тые ме­да­ли. В эс­та­фе­те мы за­ня­ли вто­рое ме­сто, по­лу­чив се­ре­б­ро.

— Два­жды за этот год по че­ты­ре ме­да­ли с од­но­го чем­пи­о­на­та?!

— Имен­но так. На чем­пи­о­на­те Укра­и­ны на ко­рот­кой во­де (ка­те­го­рия «Мастерс») в Жи­то­ми­ре то­же взял сра­зу че­ты­ре ме­да­ли. На ди­стан­ции 100 мет­ров воль­ным сти­лем ока­зал­ся луч­шим и по­лу­чил «зо­ло­то», а на осталь­ных (брас­сом и на спине) за­нял вто­рые ме­ста и по­лу­чил три «се­реб­ра».

— Ана­то­лий Ана­то­лье­вич, как до­шли до жиз­ни та­кой?

— Не сра­зу, путь был до­ста­точ­но дол­гим. Плаванием се­рьез­но на­чал за­ни­мать­ся в 80 лет, ко­гда уже ушел на спортивную пен­сию. До это­го в при­о­ри­те­те бы­ла гим­на­сти­ка. Во­об­ще, спорт с юных лет стал для меня не толь­ко об­ра­зом жиз­ни, но и, мож­но ска­зать, ее смыс­лом. С че­тыр­на­дца­ти лет я са­мо­сто­я­тель­но упор­но тре­ни­ро­вал­ся, сов­ме­щая свое увле­че­ние с ра­бо­той. А тру­дил­ся на но­мер­ном за­во­де, ку­да меня взя­ли в 1945-м, во вспо­мо­га­тель­ный цех.

— Это еще до пе­ре­ез­да в Одес­су?

— Да, пред­при­я­тие рас­по­ла­га­лось в Ом­ске, от­ку­да я ро­дом. Там же окон­чил ин­сти­тут физ­куль­ту­ры. Во вре­мя обу­че­ния в нем от­то­чил свои гим­на­сти­че­ские на­вы­ки и по­лу­чил пер­вые спор­тив­ные на­гра­ды. Там же увлек­ся па­рус­ным спор­том. На­вер­ное, во мно­гом бла­го­да­ря лич­но­сти ру­ко­во­ди­те­ля па­рус­ной сек­ции — из­вест­но­го ак­те­ра Вац­ла­ва Двор­жец­ко­го (уро­же­нец Ки­е­ва, сыг­рав­ший бо­лее 120 те­ат­раль­ных ро­лей и свы­ше 90 ро­лей в ки­но («Щит и меч», «Угрюм-ре­ка», «Квар­тет Гвар­не­ри», «Пет­ров­ка, 38», «За­бы­тая ме­ло­дия для флей­ты», «Крас­ное и чер­ное», «Те­ге­ран-43». — Авт.). Он жил в на­шем го­ро­де по­сле осво­бож­де­ния из ла­ге­ря, ку­да по­пал за «со­зда­ние круж­ка» во вре­мя уче­бы в Ки­е­ве. Двор­жец­ко­го со­сла­ли на во­семь лет. Ра­бо­тал на стро­и­тель­стве Бе­ло­мор-Бал­тий­ско­го ка­на­ла, Ту­лом­ской гид­ро­элек­тро­стан­ции, на руд­ни­ках ост­ро­ва Вай­гач. По­сле это­го он по­ехал в Ки­ев, к ро­ди­те­лям, но устро­ить­ся на ра­бо­ту в те­атр не смог — ни­ку­да не бра­ли. Вер­нул­ся в Омск, по­шел в Те­атр юно­го зри­те­ля. Там же ро­дил­ся его пер­ве­нец Вла­ди­слав, впо­след­ствии став­ший по­пу­ляр­ным ак­те­ром.

Двор­жец­кий-стар­ший был на­сто­я­щим ях­тен­ным фа­на­том. У него бы­ла ях­та «Марс», ко­то­рую он при­об­рел в очень пло­хом со­сто­я­нии, до­вел до ума и хо­дил на ней по ре­ке, участ­во­вал в со­рев­но­ва­ни­ях. Его из­бра­ли пред­се­да­те­лем го­род­ской фе­де­ра­ции па­рус­но­го спор­та.

Не знаю, то ли я за­ра­зил­ся от него, одер­жи­мо­го иде­ей (ко­то­рую он в кон­це кон­цов все же во­пло­тил) по­стро­ить па­рус­ный ка­та­ма­ран, то ли про­сто так вы­шло, но я то­же со­ору­дил неболь­шую ях­ту.

«Я не по­пал на са­мо­лет, ко­то­рый че­рез 20 ми­нут по­сле вы­ле­та раз­бил­ся»

— Со­вер­ша­ли на ней пла­ва­ния?

— Не да­лее чем по реч­ке Омь — пра­во­му при­то­ку Ир­ты­ша. За­тем меня при­зва­ли на во­ин­скую служ­бу на Ти­хо­оке­ан­ский флот. Ска­за­ли, что мои про­фес­си­о­наль­ные на­вы­ки при­го­дят­ся и на­пра­ви­ли на пре­по­да­ва­тель­скую ра­бо­ту в Выс­шее во­ен­но-мор­ское учи­ли­ще. Там, по­ми­мо про­че­го, стал за­ни­мать­ся три­ат­ло­ном. Это ес­ли поль­зо­вать­ся со­вре­мен­ной тер­ми­но­ло­ги­ей, а то­гда этот вид спор­та на­зы­вал­ся офи­цер­ским трое­бо­рьем и вклю­чал в се­бя пла­ва­ние, бег и стрель­бу по ми­ше­ням. Вхо­дил в сбор­ную по во­ен­но-при­клад­ным ви­дам спор­та, вы­пол­нил и под­твер­дил нор­му ма­сте­ра спор­та по пу­ле­вой стрель­бе и па­ру­су.

Шесть лет «во­ен­ки» про­ле­те­ли быст­ро. За­вер­шив служ­бу в зва­нии ка­пи­та­на, при­е­хал в Одес­су: с се­вер­ных мор­ских ши­рот — к юж­ным. Мор­ская ро­ман­ти­ка под­толк­ну­ла по­сту­пать в зна­плав­ба­за, ме­ни­тую «выш­ку» (Одес­ское выс­шее ин­же­нер­ное мор­ское учи­ли­ще. — Авт.), ко­то­рая го­то­ви­ла штур­ма­нов и ка­пи­та­нов даль­не­го пла­ва­ния. Да­же эк­за­ме­ны успеш­но сдал, но мне ска­за­ли: «За­чем те­бе это нуж­но? Ведь ты уже ка­пи­тан, в ву­зе бу­дешь кур­сан­том, а по его окон­ча­нии толь­ко лей­те­нан­том…»

Сло­вом, несколь­ко лет про­ра­бо­тал ин­струк­то­ром по физ­куль­ту­ре на Одес­ском су­до­ре­монт­ном за­во­де, еще че­ты­ре го­да пре­по­да­вал в Ин­сти­ту­те ин­же­не­ров мор­ско­го фло­та. Од­на­ко тя­га к мо­рю все же взя­ла верх. В по­кое не остав­ля­ло вы­ска­зы­ва­ние: «Ры­бак — два­жды мо­ряк». В ито­ге за­кон­чил Бел­го­родД­не­стров­ский ры­бо­про­мыш­лен­ный тех­ни­кум.

— И впе­ре­ди — про­сто­ры оке­а­на.

— Так оно и слу­чи­лось. По­сле­ду­ю­щие чет­верть ве­ка тру­дил­ся в со­ста­ве ре­монт­ной бри­га­ды ки­то­бой­ной фло­ти­лии, брав­шей свое на­ча­ло с со­здан­но­го в 1946 го­ду в Одес­се управ­ле­ния пер­вой Ан­тарк­ти­че­ской ки­то­бой­ной фло­ти­лии «Сла­ва». Имен­но так име­но­ва­лась пер­вая по­стро­ен­ная еще в 20-е го­ды ми­нув­ше­го сто­ле­тия и до­став­ша­я­ся СССР по­сле окон­ча­ния Вто­рой ми­ро­вой вой­ны от нем­цев. Позд­нее на укра­ин­ских вер­фях воз­ве­ли та­кие су­да-ги­ган­ты, как «Со­вет­ская Укра­и­на», «Во­сток». Поз­же они во­шли в со­став Чер­но­мор­ско­го ры­бо­про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ствен­но­го объ­еди­не­ния «Ан­тарк­ти­ка» — круп­ней­ше­го в быв­шем Со­ю­зе. (Сей­час мой со­бе­сед­ник воз­глав­ля­ет го­род­ской со­вет ве­те­ра­нов «Ан­тарк­ти­ки». — Авт.)

Ко­гда при­хо­ди­ла ки­то­бой­ная фло­ти­лия, ее встре­ча­ла вся Одес­са. Сто­яв­шие в пор­ту су­да гу­де­ли, под­ни­ма­ли фла­ги рас­цве­чи­ва­ния, са­лю­туя ки­то­бо­ям, — на­сто­я­щий празд­ник для го­ро­да!

— Но, по­ми­мо ро­ман­ти­ки и празд­ни­ка, бы­ли су­ро­вые тру­до­вые буд­ни. По име­ю­щей­ся неофи­ци­аль- ной ста­ти­сти­ке, в 1950— 1970-е го­ды из ты­ся­чи ушед­ших в рейс мо­ря­ков фло­ти­лии до­мой воз­вра­ща­лись да­ле­ко не все. К при­ме­ру, в рей­се 1970— 1971 го­дов в со­ста­ве фло­ти­лии «Со­вет­ская Укра­и­на» по­гиб­ли во­семь че­ло­век, вклю­чая ка­пи­та­на. Бы­ва­ло, лю­дей хо­ро­ни­ли пря­мо в оке­ане.

— Фло­ти­лия на­хо­ди­лась в мо­ре по семь — де­вять ме­ся­цев, усло­вия ра­бо­ты ко­манд бы­ли тя­же­лы­ми. Кач­ка, пи­тье­вая-мы­тье­вая во­да по рас­пи­са­нию. Тру­ди­лись по 12 и бо­лее ча­сов в сут­ки. Неред­ко на об­ле­де­не­лой па­лу­бе при тем­пе­ра­ту­ре ми­нус 18 гра­ду­сов при 8—9-балль­ном штор­ме. Из 30—40 че­ло­век эки­па­жа суд­на-ки­то­боя (из де­сят­ков та­ких неболь­ших про­мыс­ло­вых су­дов и со­сто­я­ла фло­ти­лия, воз­глав­ля­ла ко­то­рую мощ­ная плав­ба­за — «Сла­ва», «Со­вет­ская Укра­и­на». — Авт.) ми­ни­мум че­ты­ре-пять ло­ма­ли в рей­се ру­ки-но­ги.

Гар­пу­не­ры бы­ли на­сто­я­щи­ми бо­га­ты­ря­ми. Да­же шах­те­ры, име­ю­щие за спи­ной де­сять — пят­на­дцать лет ра­бо­ты в за­бое, при­хо­дя на ки­то­бой­ную фло­ти­лию, не вы­дер­жи­ва­ли. До­ста­точ­но ска­зать, что вес сна­ря­жен­но­го гар­пу­на до­сти­гал ста ки­ло­грам­мов. И его нуж­но бы­ло за­ря­дить в ору­дие (спе­ци­аль­ную пуш­ку, вмон­ти­ро­ван­ную в но­со­вой ча­сти. — Авт.) на скольз­кой па­лу­бе неболь­шо­го су­де­ныш­ка, по­рой в силь­ный шторм. При этом на­ши мо­ря­ки бы­ли един­ствен­ны­ми, кто не пре­кра­щал про­мы­сел да­же во вре­мя ура­га­на. Фло­ти­лия пе­ре­вы­пол­ня­ла план и еже­год­но при­но­си­ла стране мно­гие де­сят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров при­бы­ли. Толь­ко в Япо­нию еже­год­но экс­пор­ти­ро­ва­ли ки­то­во­го мя­са на пять­де­сят мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

— Лич­но с ва­ми не слу­ча­лось ка­ких-ли­бо мор­ских ЧП?

— Бог ми­ло­вал. Но в 1982 го­ду был слу­чай, о ко­то­ром мне не за­быть ни­ко­гда. Эки­паж ры­бо­ло­вец­ко­го суд­на «Зб­руч» из Моск­вы дол­жен был ле­теть на «пе­ре­смен­ку» в Пе­ру. Я то­же со­би­рал­ся, но не по­пал на тот рейс. А бук­валь­но че­рез ми­нут два­дцать по­сле вы­ле­та ста­ло из­вест­но, что са­мо­лет по­тер­пел кру­ше­ние и все, кто на­хо­дил­ся на его бор­ту, по­гиб­ли. Вклю­чая, есте­ствен­но, и под­мен­ный эки­паж. Это бы­ла на­сто­я­щая тра­ге­дия для меня, ведь я знал прак­ти­че­ски всех этих мо­ря­ков. Со мно­ги­ми из них ра­нее хо­дил в рей­сы, мы по­дру­жи­лись… По­сле это­го счи­таю, что в мор­ских де­лах мне круп­но по­вез­ло.

«За­ка­лял­ся в трю­ме,

где 30 гра­ду­сов мо­ро­за, — раз­де­вал­ся и про­во­дил там ка­кое-то вре­мя»

— За­ни­мать­ся спор­том на бор­ту суд­на, тем бо­лее неболь­шо­го, не очень-то удоб­но.

— Вы­сту­пать на со­рев­но­ва­ни­ях, есте­ствен­но, уже не мог, од­на­ко тре­ни­ро­вать­ся не пе­ре­ста­вал. Утрен­няя гим­на­сти­ка обя­за­тель­на. По­чти пол­ве­ка мор­же­вал, за­ка­лял­ся в трю­ме, где 30 гра­ду­сов мо­ро­за, — раз­де­вал­ся и про­во­дил там ка­кое-то вре­мя. Привле­кал к это­му сво­их под­чи­нен­ных и то­ва­ри­щей, что­бы и они под­дер­жи­ва­ли здо­ро­вый об­раз жиз­ни.

Вах­ты на ры­бо­ло­вец­ком фло­те на­чи­на­лись в че­ты­ре ча­са утра. От это­го от­вык­нуть я уже не мо­гу, по­это­му встаю в че­ты­ре утра и бе­гу к мо­рю. Осо­бен­но хо­ро­шо это ле­том — в три ча­са уже на­чи­на­ет све­тать.

По­на­ча­лу род­ствен­ни­ки меня не по­ни­ма­ли, да­же осуж­да­ли. По­том ста­ли от­но­сить­ся с по­ни­ма­ни­ем. Я участ­во­вал в раз­ных со­рев­но­ва­ни­ях-ма­ра­фо­нах, не ста­вя це­лью до­бить­ся ка­ких-то се­рьез­ных спор­тив­ных ре­зуль­та­тов. Для меня ос­нов­ным был прин­цип: «Глав­ное — не по­бе­да, а уча­стие».

Сей­час еже­днев­но бе­гаю по 5 ки­ло­мет­ров, рань­ше бе­гал по 10—15. Пло­хая по­го­да не по­вод на­ру­шать ре­жим, да­же ес­ли идет дождь или снег, все рав­но ста­ра­юсь под­дер­жи­вать се­бя в фор­ме. Един­ствен­ную по­блаж­ку даю се­бе в зим­нее вре­мя — на­чи­наю за­ни­мать­ся чуть поз­же, в пять-шесть ча­сов утра. От мо­е­го до­ма до мо­ря три ки­ло­мет­ра, но мож­но вы­брать бо­лее длин­ный путь и про­бе­жать на ки­ло­метр боль­ше. Вна­ча­ле толь­ко бе­гал. Се­рьез­но за­нял­ся плаванием в 1992-м. На­вер­ное, со­ста­рил­ся. Бе­гать ста­ло тя­же­ло, а в во­де лег­че дер­жать те­ло.

По­сле 80 жизнь есть, и она мо­жет быть пол­ной. Нуж­но на­хо­дить в се­бе си­лы и же­ла­ние до­стой­но жить, до­стой­но встре­тить свою ста­рость. Толь­ко в этом слу­чае ор­га­низм спо­со­бен бо­роть­ся с бо­лез­ня­ми без ле­карств. В том чис­ле с са­мы­ми се­рьез­ны­ми и страш­ны­ми неду­га­ми, вплоть до он­ко­ло­гии. Это не до­су­жие до­мыс­лы. До­ка­за­но, что фи­зи­че­ские упраж­не­ния в со­че­та­нии с по­ло­жи­тель­ны­ми эмо­ци­я­ми спо­соб­ству­ют ги­бе­ли ра­ко­вых кле­ток.

На­деж­ная под­держ­ка и опо­ра для чем­пи­о­на — его су­пру­га. Вме­сте они уже 56 лет. Нел­ли Ио­си­фов­на — пре­по­да­ва­тель му­зы­ки. От­ме­че­на ор­де­ном «Тру­до­вая сла­ва». Ра­бо­та­ет до сих пор, ведь пен­сия все­го 1700 гри­вен. Еще необ­хо­ди­мо по­мо­гать сы­ну, ко­то­рый стал ин­ва­ли­дом.

— Мы юные, кра­си­вые, здо­ро­вые, — го­во­рит Ана­то­лий Ана­то­лье­вич. — Посколь­ку до ста нам еще да­ле­ко. Ста­ра­юсь не си­деть на ме­сте. Стрем­люсь от­кры­вать для се­бя что-то но­вое. Осво­ил ком­пью­тер. Те­перь не мы­с­лю се­бя без Ин­тер­не­та, скай­па и про­чих до­сти­же­ний ны­неш­не­го ве­ка.

— Ка­ко­вы бли­жай­шие пла­ны, Ана­то­лий Ана­то­лье­вич?

— Вы­сту­пать на со­рев­но­ва­ни­ях, вклю­чая меж­ду­на­род­ные.

Ана­то­лий На­клев­кин счи­та­ет, что пла­ва­ние для по­жи­ло­го че­ло­ве­ка — луч­ший вид спор­та

У Ана­то­лия На­клев­ки­на бо­лее 150 спор­тив­ных на­градиз мно­гих стран ми­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.