«КУ­БОК «ТАНЦІВ З ЗІРКАМИ» У МЕНЯ И ТАК ЕСТЬ. МОЙ ПАПА СВАРЩИК, ОН СДЕЛАЛ МНЕ ПОХОЖИЙ ЕЩЕ ДО НА­ЧА­ЛА ШОУ»

За вто­рое ме­сто в са­мом по­пу­ляр­ном в Укра­ине тан­це­валь­ном про­ек­те из­вест­ная те­ле­ве­ду­щая бла­го­да­рит те­ле­зри­те­лей и го­во­рит, что не мог­ла их под­ве­сти

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Та­и­сия БАХАРЕВА

«Се­ре­б­ро» вто­ро­го се­зо­на по­пу­ляр­но­го про­ек­та «Тан­ці з зірками» («1+1») взя­ли Леся Никитюк и Мак­сим Ежов. Их на­зы­ва­ли на­род­ны­ми лю­бим­ца­ми за под­держ­ку зри­те­лей, ко­то­рая от эфи­ра к эфи­ру от­кры­ва­ла им путь к по­бе­де. Жю­ри ста­ви­ло па­ре Ле­си Никитюк са­мые низ­кие оцен­ки, а зри­те­ли от­да­ва­ли льви­ную до­лю сво­их го­ло­сов. Да­же по­бе­ди­тель шоу Игорь Ласточ­кин при­знал­ся, что был го­тов к то­му, что усту­пит свое ме­сто Ле­се.

Те­ле­ве­ду­щая и пу­те­ше­ствен­ни­ца при­зна­лась, что каж­дый раз вы­хо­ди­ла на пар­кет как в по­след­ний. Она по­па­ла в шоу, ко­гда осталь­ные звез­ды уже во­всю го­то­ви­лись к эфи­рам. За три ме­ся­ца тан­цев Леся по­ху­де­ла на три ки­ло­грам­ма, на­рас­ти­ла мы­шеч­ную мас­су, узнала, что та­кое квикс­теп, и по­ня­ла, что ни­ко­гда не бу­дет тан­це­вать.

«Не про­сто на­де­ваю мас­ку и вы­сту­паю пе­ред людь­ми, я та­кая и есть»

— Обид­но, что ку­бок по­бе­ди­те­лей не у ва­шей па­ры?

— А я счи­таю, что на­ша па­ра ста­ла по­бе­ди­те­лем. Мы вы­иг­ра­ли са­мый цен­ный приз — зри­тель­ские сим­па­тии. А ку­бок у меня и так есть. Мой папа сварщик, он сделал мне похожий еще до на­ча­ла шоу. Но все же я гор­да тем, что та­ки су­ме­ла дой­ти до фи­на­ла, не сло­ма­лась и не ушла из про­ек­та. Хо­тя не раз хо­те­ла это сде­лать.

— Из­вест­но, что вас дол­го уго­ва­ри­ва­ли стать участ­ни­цей «Танців з зірками».

— Я со­гла­си­лась по­след­ней, ко­гда осталь­ные па­ры уже во­всю ре­пе­ти­ро­ва­ли. В то вре­мя у меня шли съем­ки на «Но­вом ка­на­ле» «Кто про­тив блон­ди­нок?» и «Хто звер­ху?», вре­ме­ни со­вер­шен­но не бы­ло. Я да­ла со­гла­сие, хо­тя при­шла в тан­це­валь­ный зал поз­же всех. Но, ви­ди­те, ока­за­лась в фи­на­ле, зна­чит, та­ки на­до бы­ло мне по­явить­ся в этом про­ек­те.

— В пер­вом же эфи­ре вы по­лу­чи­ли се­рьез­ную трав­му.

— Это бы­ла трав­ма лок­тя в на­шем пер­вом вы­хо­де на пар­кет под пес­ню Свет­ла­ны Ло­бо­ды «Су­пер­звез­да». В кон­це но­ме­ра я при­зем­ли­лась на ров­ную ру­ку и по­чув­ство­ва­ла, как в лок­те что-то щелк­ну­ло. По­сле эфи­ра ру­ка ужас­но опух­ла, тер­петь боль бы­ло прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Меня тут же от­вез­ли в боль­ни­цу и про­пи­са­ли силь­ные бо­ле­уто­ля­ю­щие. Сни­мок по­ка­зал, что пе­ре­ло­ма и рас­тя­же­ния свя­зок нет, но очень силь­ный ушиб лок­те­во­го су­ста­ва. Про­шло уже три ме­ся­ца, но я до сих пор вос­ста­нав­ли­ваю ру­ку, ко­то­рая на сто про­цен­тов еще не раз­ги­ба­ет­ся. У меня и сей­час тя­нет в лок­те­вом су­ста­ве. До ше­сти ме­ся­цев я еще бу­ду про­хо­дить курс по вос­ста­нов­ле­нию ру­ки. Вот вам и тан­цы. — Трав­ма­тич­ный вид ис­кус­ства. — У меня бо­ли на­ча­лись прак­ти­че­ски сра­зу. Ока­за­лось, что в тан­цах за­дей­ство­ва­ны та­кие мыш­цы, ко­то­рые обыч­но не ра­бо­та­ют. На­до дер­жать по­яс­ни­цу, жи­вот, спи­ну. При этом ко­ле­ни долж­ны быть «мяг­ки­ми». В об­щем, по­шла та­кая на­груз­ка на те­ло, что мыш­цы бо­ле­ли по­сто­ян­но. Меня спа­са­ли толь­ко ван­ны со спе­ци­аль­ны­ми рас­тво­ра­ми и мас­са­жи. Я — че­ло­век устой­чи­вый к бо­ли, но слу­ча­лось, что уже не бы­ло сил тер­петь.

— Ка­кие тан­це­валь­ные эле­мен­ты вам да­ва­лись труд­нее все­го?

— Для на­шей па­ры прак­ти­че­ски невоз­мож­ны­ми бы­ли боль­шин­ство верх­них под­дер­жек. Мы с Мак­си­мом оба вы­со­кие. Та­ких парт­нерш, как я, у тан­цо­ров не бы­ва­ет. Ко­неч­но, ему бы­ло тя­же­ло. За все вре­мя про­ек­та мы сде­ла­ли бук­валь­но две-три под­держ­ки. Но, зна­е­те, я ведь по сво­ей на­ту­ре экс­тре­мал. По­это­му мне да­же нра­ви­лись са­мые неве­ро­ят­ные пи­ру­эты.

— Был мо­мент, ко­гда хо­те­лось бро­сить про­ект?

— Пик мо­е­го эмо­ци­о­наль­но­го на­пря­же­ния при­шел­ся на вось­мой-де­вя­тый эфир. Я за­ду­ма­лась о том, что уже слиш­ком дол­го на­хо­жусь в шоу. Но меня «ве­ли» даль­ше лю­ди, ко­то­рые го­ло­со­ва­ли за на­шу па­ру. Мне ка­за­лось, бу­дет неспра­вед­ли­во, ес­ли вдруг ска­жу: «Все, я уста­ла, до сви­да­ния». Ведь меня под­дер­жи­ва­ли зри­те­ли, тра­ти­ли день­ги. У нас в стране лю­дей и так столь­ко раз под­во­ди­ли! Ес­ли бы это сде­ла­ла еще и Леся, был бы про­сто ка­пец! По­это­му я ре­ши­ла ид­ти даль­ше и ра­бо­тать из по­след­них сил.

— Что по­мо­га­ло вам вы­хо­дить из стрес­со­вых си­ту­а­ций?

— По жиз­ни меня все­гда спа­са­ет чув­ство юмо­ра. Мы­с­лю по­зи­тив­но. Я ведь не про­сто на­де­ваю мас­ку и вы­сту­паю пе­ред людь­ми, я та­кая и есть! По­это­му юмор, ко­неч­но, за­ря­жал. И не толь­ко меня, но и тех, кто на­хо­дил­ся во­круг.

«Счи­таю, у меня с Вла­дом слу­чил­ся при­коль­ный ка­лам­бур»

— Па­рал­лель­но с под­держ­кой на вас об­ру­ши­лась и кри­ти­ка. Осо­бен­но по­сле кон­флик­та с Вла­дом Ямой.

— На са­мом де­ле ар­ти­сты, ко­то­рые вы­став­ля­ют се­бя на­по­каз, — силь­ные лич­но­сти. Не у всех хва­та­ет сме­ло­сти по­ка­зать се­бя таким, ка­кой ты есть. Ведь прак­ти­че­ски все мы, участ­ни­ки про­ек­та, вышли из сво­ей зо­ны ком­фор­та. Я ни­ко­гда не тан­це­ва­ла, и, ко­неч­но, мне бы­ло очень слож­но. Осо­бен­но чи­тать от­зы­вы о том, как пло­хо тан­цую. Мно­гие, пи­сав­шие в со­ци­аль­ных се­тях, по от­но­ше­нию ко мне упо­треб­ля­ли раз­ные ме­та­фо­ры. Зна­е­те, как непри­ят­но бы­ло это чи­тать?! Но я по­ни­ма­ла, что кри­ти­ка бу­дет все­гда и в этом нет ни­че­го страш­но­го. Про­сто лю­ди, ко­то­рые пи­шут га­до­сти, сла­бы.

— Судьи то­же не все­гда бы­ли к вам бла­го­склон­ны.

— Вы то­же это за­ме­ти­ли? В на­ча­ле шоу они да­ва­ли со­вер­шен­но неар­гу­мен­ти­ро­ван­ные ком­мен­та­рии. Осо­бен­но пе­ре­гнул пал­ку с срав­не­ни­я­ми и ме­та­фо­ра­ми Влад Яма. Он оби­дел не толь­ко меня, но и всех осталь­ных вы­со­ких де­ву­шек стра­ны, ко­то­рых ко­гда-то на­зы­ва­ли шваб­ра­ми. По­это­му мой ор­га­низм, за­то­чен­ный на са­мо­за­щи­ту, тут же вы­дал фра­зу. Са­ми зна­е­те ка­кую. За­то она сра­зу рас­ста­ви­ла все точ­ки над «i».

— Мно­гие по­счи­та­ли хам­ством ва­шу фра­зу, об­ра­щен­ную к Яме: «За­крой рот».

— Знаю, что есть лю­ди, ко­то­рые так счи­та­ют. Но поз­воль­те за­ме­тить, что по­сле это­го слу­чая судьи пе­ре­ста­ли пе­ре­хо­дить на лич­но­сти, а их ком­мен­та­рии ка­са­лись ис­клю­чи­тель­но тан­цев. Я мно­го лет ра­бо­та­ла на сцене, вы­сту­па­ла в «КВН» и «Ли­ге сме­ха». Там есть та­кой кон­курс — «Раз­мин­ка», ко­гда за­да­ют во­прос, и ты дол­жен от­ве­тить в те­че­ние трид­ца­ти се­кунд. Вот то­гда, стоя пе­ред жю­ри, у меня сра­бо­тал тот же ре­флекс. Так что, счи­таю, у меня с Вла­дом слу­чил­ся при­коль­ный ка­лам­бур.

— Поз­же вы да­же вме­сте тан­це­ва­ли.

— Не­га­ти­ва меж­ду нами не бы­ло. Влад уви­дел, нас­коль­ко тя­же­ло мне да­ют­ся тан­цы. При этом я ста­ра­лась, ра­бо­та­ла, и он смяг­чил­ся в сво­их вы­ска­зы­ва­ни­ях. Кста­ти, для меня эфир, ко­гда я тан­це­ва­ла с Вла­дом, стал са­мым слож­ным за все вре­мя про­ек­та. Мне бы­ло важ­но не под­ве­сти его, сде­лать так, как мы ре­пе­ти­ро­ва­ли. По-мо­е­му, ему по­нра­ви­лось, ну и зри­те­лям то­же.

— Вы бы­ли очень ор­га­нич­ны в ро­ли Про­ни Про­ко­пов­ны.

— Это один из моих лю­би­мых но­ме­ров. Как и ры­бач­ка Со­ня, тан­го с тор­ше­ром на го­ло­ве, вальс в юб­ке из роз. Кста­ти, ко­гда я сня­ла юб­ку, то все мои но­ги бы­ли в ца­ра­пи­нах от роз. Но все рав­но это бы­ло кру­то! Как и то, что я при­ни­ма­ла уча­стие в по­ста­нов­ке прак­ти­че­ски всех сво­их но­ме­ров. При­ят­но, что ре­жис­сер­ская груп­па при­слу­ши­ва­лась ко мне. Осо­бен­но ко­гда я пред­ла­га­ла вся­кие при­коль­чи­ки. На­при­мер, мой диа­лог пе­ред тан­цем про Одес­су. Зна­е­те, это то­же дер­жа­ло меня в про­ек­те — хо­те­лось при­ду­мы­вать еще и еще, «вы­тя­ги­вать» из се­бя ре­жис­се­ра. Ведь я меч­таю в бу­ду­щем имен­но об этой про­фес­сии.

«По­сле тан­цев со­гла­си­лась на съем­ки для об­лож­ки по­пу­ляр­но­го

муж­ско­го жур­на­ла»

— Кто вас под­дер­жи­вал во вре­мя про­ек­та?

— Ро­ди­те­ли, ку­мо­вья, все мои крест­ни­ки. Ма­ма так пе­ре­жи­ва­ла, что­бы у меня все по­лу­чи­лось, что у нее воз­ни­ка­ли про­бле­мы с дав­ле­ни­ем.

— Игорь Ласточ­кин при­зна­вал­ся, что по­ху­дел на шесть ки­ло­грам­мов. Сколь­ко по­те­ря­ли вы?

— Я сбро­си­ла, на­вер­ное, два-три ки­ло. Дру­гое де­ло, что весь жир, ко­то­рый у меня был, ис­чез. Вме­сто него на­бра­лась мы­шеч­ная мас­са. Мое те­ло ста­ло про­сто ре­льеф­ным. По­сле это­го я да­же со­гла­си­лась на съем­ки для об­лож­ки од­но­го по­пу­ляр­но­го муж­ско­го жур­на­ла.

— Ка­ким был ваш ре­жим по­след­ние три ме­ся­ца?

— Это бы­ло тя­же­лое вре­мя. На­вер­ное, та­кое же, как по­ло­ви­на мо­е­го кру­го­свет­но­го пу­те­ше­ствия. За всю неде­лю у меня сво­бод­ным бы­ло толь­ко вре­мя до обе­да в по­не­дель­ник. Уже ве­че­ром мы со­би­ра­лись и при­ду­мы­ва­ли но­ме­ра, вы­би­ра­ли му­зы­ку для сле­ду­ю­ще­го эфи­ра. А со втор­ни­ка на­чи­на­лась ра­бо­та в за­ле. Я за­ни­ма­лась по шесть — во­семь ча­сов еже­днев­но. В по­след­ние неде­ли пе­ред фи­на­лом, ко­гда на­до бы­ло вы­хо­дить на пар­кет не с од­ним но­ме­ром, ра­бо­та­ла по де­сять ча­сов. Это бы­ло так тя­же­ло, что ду­ма­ла: сей­час сой­ду с ума!

Я не рас­счи­та­ла свои си­лы. По­ла­га­ла, что вы­ле­чу из про­ек­та в пер­вом же эфи­ре. Для нас с Мак­сом каж­дый вы­ход на пар­кет был как по­след­ний. Чест­но го­во­ря, по­сле та­ко­го силь­но­го на­пря­же­ния мне при­дет­ся се­рьез­но вос­ста­нав­ли­вать­ся. Я за­ни­ма­юсь йо­гой, хо­жу в бас­сейн, пра­виль­но пи­та­юсь и об­ща­юсь с близ­ки­ми людь­ми. На­де­юсь, что на­ко­нец смо­гу уде­лить вре­мя сво­ей лич­ной жиз­ни, ес­ли мой со­сед по­сле этих тан­цев по­же­ла­ет про­дол­жить наш со­юз. Те­перь у меня есть для это­го вре­мя. А тан­цы… Недав­но вот по­ду­ма­ла, что ка­рье­ру ба­ле­ри­ны бу­ду де­лать в сле­ду­ю­щей жиз­ни, а спор­том за­ни­мать­ся та­ки про­дол­жу.

Та­нец про Одес­су в ис­пол­не­нии Ле­си Никитюк и Мак­си­ма Ежо­ва был про­сто по­тря­са­ю­щим

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.