«Я БЕГАЮ В ЛЮ­БУЮ ПО­ГО­ДУ. СЕЙ­ЧАС ДЛЯ МЕ­НЯ ПРОБЕЖКА — ЭТО ТА­КАЯ ЖЕ ПО­ТРЕБ­НОСТЬ, КАК, НА­ПРИ­МЕР, ЧИСТКА ЗУБОВ»

Бо­ец АТО Алек­сандр Дар­мо­рос, по­те­ряв­ший на войне но­гу и зре­ние, при­нял уча­стие в Ма­ра­фоне мор­ской пе­хо­ты в США, от­празд­но­вал но­во­се­лье в до­ме, ко­то­рый ку­пил на вы­де­лен­ные вла­стя­ми день­ги, и же­нил­ся

Fakty i kommentarii - - ЧЕЛОВЕК СРЕДИ ЛЮДЕЙ - Ека­те­ри­на КОПАНЕВА

За по­след­ние пол­го­да в жиз­ни ге­роя «ФАК­ТОВ», млад­ше­го лей­те­нан­та 8-го пол­ка спец­на­зна­че­ния Алек­сандра Дар­мо­ро­са про­изо­шло сра­зу не­сколь­ко важ­ных со­бы­тий. Бу­дучи незря­чим, с про­те­зом вме­сто ле­вой но­ги, муж­чи­на при­нял уча­стие в Ма­ра­фоне мор­ской пе­хо­ты США, пре­одо­лев де­ся­ти­ки­ло­мет­ро­вую ди­стан­цию за час и де­сять ми­нут. Еще Алек­сандр же­нил­ся и пе­ре­ехал в но­вый дом в Хмель­ниц­ком, день­ги на по­куп­ку ко­то­ро­го вы­де­ли­ли вла­сти. А на но­во­се­лье в го­сти к бой­цу при­ез­жал пре­зи­дент Укра­и­ны Петр По­ро­шен­ко.

У Алек­сандра Дар­мо­ро­са на­сы­щен­ная жизнь. Он каж­дый день в лю­бую по­го­ду вы­хо­дит на про­беж­ку, так­же иг­ра­ет на бан­ду­ре, изу­ча­ет ан­глий­ский язык и пси­хо­ло­гию. Са­ша ра­бо­та­ет пси­хо­ло­гом в во­ин­ской ча­сти.

«На про­те­зе, ко­то­рый мне сде­ла­ли в Аме­ри­ке, изоб­ра­жен герб

Укра­и­ны»

Пер­вый раз мы встре­ча­лись с Алек­сан­дром Дар­мо­ро­сом в мае ны­неш­не­го го­да, ко­гда он толь­ко вер­нул­ся из США, где на­хо­дил­ся на ле­че­нии. Вме­сте с ним в Укра­и­ну при­ле­те­ла его собака-по­во­дырь Хе­на, ко­то­рая, по сло­вам бой­ца, ста­ла его гла­за­ми. Свои он по­те­рял в мар­те 2016 го­да во вре­мя взры­ва ми­ны в Лу­ган­ской об­ла­сти. Про­ве­дя че­ты­ре дня меж­ду жиз­нью и смер­тью, Алек­сандр, при­дя в со­зна­ние, об­на­ру­жил, что ни­че­го не ви­дит.

— На­ше под­раз­де­ле­ние пошло в раз­вед­ку, — рас­ска­зал Алек­сандр. — Я шел чет­вер­тым — пе­ре­до мною бы­ли трое по­бра­ти­мов. Их не за­це­пи­ло, а на мне ми­на сде­то­ни­ро­ва­ла. Пом­ню толь­ко взрыв — и все, тем­но­та. Еще од­но смут­ное вос­по­ми­на­ние — как ре­бя­та вы­тя­ги­ва­ли ме­ня с по­ля. Это сча­стье, что за­це­пи­ло толь­ко ме­ня, а они оста­лись це­лы. Ина­че мне уже ни­кто не по­мог бы. Хо­тя я го­во­рил по­бра­ти­мам, что­бы не шли со мной на это за­да­ние. Но они по­шли — и спас­ли ме­ня, во­вре­мя ока­зав по­мощь. На­вер­ное, мне суж­де­но бы­ло вы­жить.

Пер­вые че­ты­ре дня в ре­ани­ма­ции Алек­сандр не пом­нит. Его при­вел в со­зна­ние го­лос ма­мы.

— Ко­гда я при­шел в се­бя, об­ра­до­вал­ся то­му, что вы­жил, — вспо­ми­на­ет Алек­сандр. — Я ни­че­го не ви­дел и по­ни­мал, что по­те­рял но­гу. Ма­ма на­хо­ди­лась ря­дом. Я был рад, что она ви­дит ме­ня, пус­кай ис­ка­ле­чен­ным, но жи­вым.

Алек­сан­дру сде­ла­ли не­сколь­ко опе­ра­ций, уста­но­ви­ли про­тез но­ги. По­сле вы­хо­да в эфир те­ле­сю­же­тов ему за­хо­те­ли по­мочь сот­ни лю­дей из раз­ных угол­ков Укра­и­ны. А в ав­гу­сте 2016 го­да бла­го­да­ря фон­ду Revived Soldiers Ukraine Алек­сандр от­пра­вил­ся на ле­че­ние в США. Ле­тел ту­да с на­деж­дой вер­нуть зре­ние. Од­на­ко спе­ци­а­ли­сты из луч­ших аме­ри­кан­ских кли­ник, об­сле­до­вав его, ска­за­ли, что это, увы, невоз­мож­но. Но аб­со­лют­но бес­плат­но сде­ла­ли но­вый про­тез но­ги.

— В про­те­зе, ко­то­рый мне вы­да­ли в Укра­ине, был по­вре­жден по­ро­ло­но­вый куль­те­при­ем­ник, — го­во­рит Алек­сандр. — При­хо­ди­лось на­де­вать 12 пар чу­лок, что­бы поль­зо­вать­ся про­те­зом. Ко­гда мы при­вез­ли его в ма­стер­скую в Аме­ри­ке, мне пред­ло­жи­ли но­вый усо­вер­шен­ство­ван­ный про­тез с си­ли­ко­но­вым куль­те­при­ем­ни­ком. Его сто­и­мость — не мень­ше де­ся­ти ты­сяч дол­ла­ров. Но вла­де­лец про­тез­ной ма­стер­ской со­гла­сил­ся сде­лать про­тез бес­плат­но. Узнав, что у ме­ня есть ма­лень­кая дочь, он ска­зал: «Я со сво­ей доч­кой по­тан­це­вать уже не смо­гу, она погибла. Но хо­чу, что­бы ты смог по­тан­це­вать со сво­ей» (у Алек­сандра дочь от пер­во­го бра­ка. — Авт.). Еще мне го­во­ри­ли, что мой про­тез осо­бен­ный, с го­су­дар­ствен­ной сим­во­ли­кой. На нем изоб­ра- жен герб Укра­и­ны. Глав­ное пре­иму­ще­ство это­го про­те­за в том, что те­перь я хо­жу не при­хра­мы­вая.

Но это бы­ли не все ис­пы­та­ния, вы­пав­шие на до­лю Алек­сандра. Еще в Ки­е­ве лю­би­мая жен­щи­на ска­за­ла ему, что го­то­ва вый­ти за него за­муж. Сва­дьбу сыг­ра­ли пря­мо в во­ен­ном гос­пи­та­ле, о чем то­гда пи­са­ли мно­гие СМИ. Но ко­гда Алек­сандр бла­го­да­ря во­лон­те­рам ле­чил­ся в Аме­ри­ке, но­во­ис­пе­чен­ная су­пру­га его пре­да­ла, да еще и за­бра­ла день­ги, ко­то­рые не­рав­но­душ­ные лю­ди со­бра­ли во­ен­но­му на опе­ра­цию.

Пре­зи­дент фон­да Revived Soldiers Ukraine Ири­на Ва­щук рас­ска­зы­ва­ла «ФАКТАМ», что ко­гда Алек­сандр при­ле­тел в Аме­ри­ку, су­пру­га ве­ла все его де­ла. День­ги на ле­че­ние бой­ца лю­ди от­да­ва­ли ей. А за­кон­чи­лось все тем, что жен­щи­на бро­си­ла Алек­сандра, за­брав боль­ше 11 ты­сяч дол­ла­ров.

— Ко­гда она ушла с со­бран­ны­ми день­га­ми, для ме­ня это ста­ло ед­ва ли не боль­шим по­тря­се­ни­ем, чем по­те­ря но­ги и зре­ния, — го­во­рит Алек­сандр.

Но муж­чи­на не сдал­ся. Поз­же в США ему сде­ла­ли опе­ра­цию по ре­кон­струк­ции ли­ца — до хи­рур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства из-за от­сут­ствия ко­сти под гла­зом его ли­цо «плы­ло» вниз. А еще бой­цу пред­ло­жи­ли взять со­ба­ку-по­во­ды­ря. Алек­сандр дол­го от­ка­зы­вал­ся.

— Пси­хо­ло­ги­че­ски тя­же­ло бы­ло это при­нять: я как буд­то дол­жен был со­гла­сить­ся с тем, что оста­нусь незря­чим, — при­зна­вал­ся он. — Но те­перь рад, что у ме­ня есть ре­три­вер Хе­на. Она вос­пи­тан­ни­ца спе­ци­аль­ной шко­лы со­бак-по­во­ды­рей. Я то­же не­сколь­ко недель про­хо­дил в этой шко­ле курс обу­че­ния: ме­ня учи­ли ори­ен­ти­ро­вать­ся в про­стран­стве, мы с со­ба­кой долж­ны бы­ли друг к дру­гу при­вык­нуть. И мы быст­ро по­дру­жи­лись.

«На ма­ми­ных ва­ре­ни­ках по­пра­вил­ся до 94 ки­ло­грам­мов. При­шлось сроч­но

ху­деть»

С тех пор Хе­на со­про­вож­да­ет Алек­сандра вез­де. И за­щи­ща­ет. Да­же ко­гда хо­зя­ин на­чи­на­ет от­жи­мать­ся, собака на вся­кий слу­чай ло­жит­ся ему под ру­ки. Хе­на со­про­вож­да­ла Алек­сандра и в ок­тяб­ре ны­неш­не­го го­да, ко­гда он при­ле­тел в США на Ма­ра­фон мор­ской пе­хо­ты.

— Ко­гда мне пред­ло­жи­ли по­участ­во­вать в за­бе­ге, я толь­ко на­учил­ся хо­дить на про­те­зе без па­лоч­ки, — го­во­рит Алек­сандр. — Хо­дить, но не бе­гать! Я по­сле окон­ча­ния шко­лы во­об­ще не за­ни­мал­ся бе­гом, а как бе­жать на про­те­зе, да­же не пред­став­лял. Мне пред­ло­жил участ­во­вать в за­бе­ге ге­не­рал Вла­ди­мир Гав­ри­лов, ко­то­рый по­се­тил в Дет­рой­те мест­ную об­щи­ну как раз в то вре­мя, ко­гда я там на­хо­дил­ся. За­хо­те­лось по­про­бо­вать, но не знал, что из это­го по­лу­чит­ся.

Чле­ны укра­ин­ской диас­по­ры по­мог­ли Алек­сан­дру со­брать день­ги на бе­го­вой про­тез, при­вез­ли бе­го­вую до­рож­ку.

— Бе­жать на обыч­ном про­те­зе невоз­мож­но — сво­дит но­гу, — объ­яс­ня­ет Алек­сандр. — А бе­го­вой при­ни­ма­ет со­от­вет­ству­ю­щую фор­му, и ты мень­ше чув­ству­ешь боль. Хо­тя по­на­ча­лу и с ним бы­ло слож­но. В Аме­ри­ке я на­чи­нал с то­го, что на бе­го­вой до­рож­ке про­хо­дил по пол­то­ра ки­ло­мет­ра в день. Но­га го­ре­ла. Но я знал, что нель­зя оста­нав­ли­вать­ся — ведь мне пред­сто­я­ло бе­жать де­сять ки­ло­мет­ров. На­чал тре­ни­ро­вать­ся в фев­ра­ле, ко­гда до за­бе­га оста­ва­лось во­семь ме­ся­цев.

Бла­го­да­ря по­мо­щи нерав­но­душ­ных лю­дей у Алек­сандра и в Укра­ине по­яви­лась бе­го­вая до­рож­ка. Прав­да, ко­гда он вер­нул­ся из США, тре­ни­ров­ки при­шлось пре­рвать — муж­чи­на уехал в Одес­су, где ему про­ве­ли слож­ную опе­ра­цию на ве­ках.

— Вра­чам при­шлось с по­мо­щью хря­ща из но­са сфор­ми­ро­вать глаз­ную впа­ди­ну,— го­во­рит Алек­сандр. — По­сле это­го уже в Ки­е­ве мне по­ста­ви­ли глаз­ной про­тез. Но он вре­мен­ный. Впе­ре­ди еще не­сколь­ко опе­ра­ций, по­сле ко­то­рых, на­де­юсь, мне уста­но­вят по­сто­ян­ные глаз­ные про­те­зы.

Вы­нуж­ден­ная па­у­за в тре­ни­ров­ках при­ве­ла к то­му, что я на­брал вес. На ма­ми­ных ва­ре­ни­ках по­пра­вил­ся до 94 ки­ло­грам­мов. А это был уже июнь, до за­бе­га оста­ва­лось все­го че­ты­ре ме­ся­ца. Воз­об­но­вив тре­ни­ров­ки, я изу­чил си­сте­му правильного пи­та­ния. Слу­шал лек­ции спе­ци­а­ли­стов в Ин­тер­не­те. От­ка­зал­ся от быст­рых уг­ле­во­дов, сла­до­стей, рас­пи­сал свой ре­жим пи­та­ния до ме­ло­чей. И это да­ло очень хо­ро­ший ре­зуль­тат — сей­час ве­шу 83 ки­ло­грам­ма.

К то­му вре­ме­ни уже про­хо­дил на бе­го­вой до­рож­ке по пять-шесть ки­ло­мет­ров в день. Не да­вал се­бе спус­ку, уве­ли­чи­вал на­груз­ки. Мне по­мо­гал тре­нер по лег­кой ат­ле­ти­ке. Ему 72 го­да, он пен­си­о­нер и тре­ни­ру­ет на об­ще­ствен­ных на­ча­лах. Рань­ше мой тре­нер ни­ко­гда не ра­бо­тал с че­ло­ве­ком на про­те­зе, к то­му же еще и сле­пым. Но со­гла­сил­ся по­про­бо­вать, и у нас по­лу­чи­лось. Ко­гда я пер­вый раз по­про­бо­вал про­бе­жать на ста­ди­оне, ме­ня схва­тил ра­ди­ку­лит. При­шлось об­ра­щать­ся к мас­са­жи­сту, ко­то­рый об­на­ру­жил и дру­гие про­бле­мы со спи­ной. Но как толь­ко мне ста­ло чуть лег­че, вер­нул­ся к бе­гу. Те­перь с это­го на­чи­на­ет­ся мой день. За мной при­ез­жа­ет тре­нер — и мы бе­га­ем по ули­цам. До­би­рать­ся до ста­ди­о­на про­бле­ма­тич­но, по­то­му что в марш­рут­ку с со­ба­кой не пус­ка­ют.

— Хе­на бе­га­ет с ва­ми?

— Она влюб­ле­на в мо­е­го тре­не­ра. Сто­ит ему пе­ре­сту- пить по­рог, как Хе­на бро­са­ет­ся на­встре­чу. Она все­гда со мной, но в плохую по­го­ду мы остав­ля­ем ее до­ма. Од­на­жды взя­ли с со­бой в дождь и по­том пол­дня от­мы­ва­ли.

Я бегаю в лю­бую по­го­ду. Дождь, снег, мо­роз — не име­ет зна­че­ния. Сей­час для ме­ня пробежка — это та­кая же по­треб­ность, как, на­при­мер, чистка зубов. Ко­гда толь­ко на­чи­на­ешь за­ни­мать­ся спор­том, при­хо­дит­ся се­бя за­став­лять. Ты бо­решь­ся с ле­нью, пе­ре­сту­па­ешь че­рез се­бя. Здесь глав­ное не бро­сить за­ня­тия в те­че­ние 60 дней. За это вре­мя вы­ра­бо­та­ет­ся при­выч­ка, а даль­ше бу­дет лег­че. Я не мог бро­сить спорт и ска­зать, что устал. Ведь уже со­гла­сил­ся участ­во­вать в за­бе­ге, где дол­жен был пред­став­лять стра­ну. От­сту­пать бы­ло неку­да.

«Мой ре­зуль­тат — де­сять ки­ло­мет­ров за час де­сять ми­нут»

Алек­сандр Дар­мо­рос при­нял уча­стие да­же в двух за­бе­гах. Пер­вый раз бе­жал в Ки­е­ве на Wizz Air Kyiv City Marathon. Вто­рой раз — уже в Ва­шинг­тоне.

— Тре­нер не ре­ко­мен­до­вал мне бе­жать в Ки­е­ве, по­то­му что я еще не был к это­му хо­ро­шо под­го­тов­лен, — го­во­рит Алек­сандр. — Но я риск­нул. Де­ло в том, что неко­то­рым ре­бя­там, со­би­рав­шим­ся при­нять уча­стие в Ма­ра­фоне мор­ской пе­хо­ты, не да­ли аме­ри­кан­скую ви­зу. Я бо­ял­ся, что мне то­же от­ка­жут и не про­бе­гу ни­где. По­это­му пер­вый раз про­бе­жал еще в Ки­е­ве. Это бы­ло неве­ро­ят­но. По­бе­да над са­мим со­бой. Дав­но я не ис­пы­ты­вал та­кой ра­до­сти.

Ви­зу в Шта­ты, во­пре­ки мо­им опа­се­ни­ям, да­ли. В Ма­ра­фоне мор­ской пе­хо­ты при­ни­ма­ли уча­стие лю­ди из 50 стран ми­ра. Дли­тель­ный пе­ре­лет с пе­ре­сад­кой в Стам­бу­ле дал­ся мне тя­же­лее, чем сам за­бег. У ме­ня бы­ла цель до­бе­жать до фи­ни­ша и же­ла­тель­но не по­след­ним. Я при­шел 3318-м из вось­ми ты­сяч участ­ни­ков. Пер­вые пять ки­ло­мет­ров про­бе­жал на од­ном ды­ха­нии. По­том на­чал сби­вать­ся ритм, а как до­бе­жал по­след­ние три ки­ло­мет­ра, и сам не знаю. Но я это сде­лал. Мой ре­зуль­тат: де­сять ки­ло­мет­ров за час де­сять ми­нут.

Бег ме­ня вдох­нов­ля­ет, за­ря­жа­ет энер­ги­ей. На днях мы с тре­не­ром, несмот­ря на снег и го­ло­лед, про­бе­жа­ли де­вять ки­ло­мет­ров. Я вос­хи­ща­юсь этим че­ло­ве­ком — в свои 72 он даст фо­ру мно­гим мо­ло­дым. А еще с ним мож­но по­го­во­рить по ду­шам, по­со­ве­то­вать­ся.

Недав­но Алек­сандр при­ни­мал у се­бя в го­стях пре­зи­ден­та Укра­и­ны Пет­ра По­ро­шен­ко. Петр Алек­се­е­вич при­е­хал в Хмель­ниц­кий по­здра­вить Дар­мо­ро­са с но­во­се­льем. Двух­этаж­ный дом Алек­сан­дру уда­лось ку­пить на день­ги, вы­де­лен­ные ему вла­стя­ми.

— Еще в 2016 го­ду, ко­гда я толь­ко по­до­рвал­ся на мине, ро­ди­те­ли со­бра­ли не­об­хо­ди­мые до­ку­мен­ты и по­ста­ви­ли ме­ня в оче­редь на жи­лье, — го­во­рит Алек­сандр. — Но, по­ка я был в США, часть мо­их до­ку­мен­тов по­те­ря­лась, и я ни­че­го не по­лу­чил. Очень рас­стро­ил­ся. По­том вла­сти при­ня­ли но­вую про­грам­му, по ко­то­рой день­ги на по­куп­ку жи­лья не вы­де­ля­ют­ся мест­ным со­ци­аль­ным струк­ту­рам, а по­сту­па­ют непо­сред­ствен­но на счет во­ен­но­слу­жа­ще­го. И мне вы­де­ли­ли день­ги на по­куп­ку двух­этаж­но­го до­ма в Хмель­ниц­ком. Там тре­бо­ва­лось толь­ко сде­лать кух­ню и на­руж­ную от­дел­ку. Бла­го­да­ря по­мо­щи об­ласт­ных вла­стей, во­лон­те­ров и дру­зей эту ра­бо­ту вы­пол­ни­ли за три ме­ся­ца. Я очень бла­го­да­рен всем, кто мне по­мог и про­дол­жа­ет ока­зы­вать по­мощь.

На­хо­дясь в до­ме у Алек­сандра, Петр По­ро­шен­ко ска­зал, что тот яв­ля­ет­ся при­ме­ром силь­но­го ду­ха, пат­ри­о­тиз­ма и ве­ры в Укра­и­ну. «И ваш опыт, и ваш при­мер стране очень нуж­ны», — ска­зал пре­зи­дент бой­цу. Он со­об­щил о со­зда­нии Ми­ни­стер­ства ве­те­ра­нов и из­бра­нии ми­ни­стра. «Сей­час не­сколь­ко ве­те­ра­нов на­зна­чим на долж­но­сти ру­ко­во­ди­те­лей де­пар­та­мен­тов, за­ме­сти­те­лей ми­ни­стра для то­го, что­бы быст­ро на­ла­дить ве­те­ран­ское де­ло. Что­бы каж­дый ве­те­ран имел твер­дое убеж­де­ние и под­твер­жде­ние, что го­су­дар­ство де­ла­ет за­бо­ту о ве­те­ра­нах сво­им пер­вым при­о­ри­те­том», — от­ме­тил Петр По­ро­шен­ко.

В но­вом до­ме Са­ша уже осво­ил­ся.

— На удивление быст­ро к нему при­вык, — при­зна­ет­ся. — Я пре­крас­но здесь ори­ен­ти­ру­юсь, управ­ля­юсь по хо­зяй­ству. Пла­ни­рую раз­во­дить пе­ре­пе­лок, как де­лал это до вой­ны. Здесь боль­шой двор, есть все усло­вия.

— Вам кто-то по­мо­га­ет по до­му или справ­ля­е­тесь в оди­ноч­ку?

— Не в оди­ноч­ку (улы­ба­ет­ся). Недав­но я же­нил­ся. Же­на — моя зем­ляч­ка, то­же из Хмель­ниц­ко­го. Мы позна­ко­ми­лись не так дав­но, но я быст­ро по­нял, что на­шел род­ствен­ную ду­шу. Не хо­чу афи­ши­ро­вать ни­ка­ких по­дроб­но­стей. Сча­стье лю­бит ти­ши­ну. В про­шлый раз о мо­ей сва­дьбе на­пи­са­ли ед­ва ли не все СМИ, и са­ми зна­е­те, как все за­кон­чи­лось... Ска­жу толь­ко, что я счаст­лив. Ко­неч­но, мне по-преж­не­му бы­ва­ет нелег­ко. Осо­бен­но ко­гда на­чи­на­ет бо­леть но­га или вспо­ми­наю, что ни­ко­гда не смо­гу ви­деть. Го­ню эти мыс­ли прочь. Мой тре­нер го­во­рит, что жизнь — это дви­же­ние. Глав­ное — это дви­же­ние не пре­кра­щать. За­ни­мать­ся спор­том или дру­гим лю­би­мым де­лом, учить язы­ки, изу­чать са­мо­го се­бя. В дви­же­нии у те­бя не оста­нет­ся вре­ме­ни на де­прес­сию или ханд­ру. Вот и ста­ра­юсь не оста­нав­ли­вать­ся.

Петр По­ро­шен­ко при­е­хал к Алек­сан­дру, что­бы по­здра­вить с но­во­се­льем

«Мне по-преж­не­му бы­ва­ет нелег­ко. Осо­бен­но ко­гда на­чи­на­ет бо­леть но­га или вспо­ми­наю, что ни­ко­гда не смо­гуви­деть. Го­ню эти мыс­ли прочь», — го­во­рит Алек­сандр

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.