«Ес­ли под са­мым боль­шим ко­ло­ко­лом Ми­хай­лов­ско­го Зла­то­вер­хо­го со­бо­ра за­га­дать же­ла­ние, оно обя­за­тель­но ис­пол­нит­ся»

«ЕС­ЛИ СТАТЬ ПОД СА­МЫМ БОЛЬ­ШИМ КО­ЛО­КО­ЛОМ МИ­ХАЙ­ЛОВ­СКО­ГО ЗЛА­ТО­ВЕР­ХО­ГО СО­БО­РА И ЗА­ГА­ДАТЬ ЖЕ­ЛА­НИЕ, ОНО Уни­что­жен­ный боль­ше­ви­ка­ми, а за­тем за­но­во от­стро­ен­ный древ­ний со­бор стал глав­ным хра­мом еди­ной Пра­во­слав­ной церк­ви Укра­и­ны

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Игорь ОСИПЧУК

«Во вре­мя взя­тия Ки­е­ва мон­голь­ски­ми ор­да­ми Ба­тыя в 1240 го­ду цен­но­сти Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра уда­лось убе­речь, а при боль­ше­ви­ках — нет».

— В на­ча­ле XI ве­ка для со­зда­ния Со­фий­ско­го со­бо­ра в Ки­е­ве при­гла­си­ли ви­зан­тий­ских ма­сте­ров, а за­ло­жен­ную че­рез сто лет Ми­хай­лов­скую Зла­то­верхую цер­ковь воз­ве­ли и рас­пи­са­ли уже мест­ные стро­и­те­ли и ико­но­пис­цы, — рас­ска­за­ла «ФАК­ТАМ» за­ве­ду­ю­щая Му­зе­ем ис­то­рии Ми­хай­лов­ско­го Зла­то­вер­хо­го мо­на­сты­ря На­та­лья Се­ли­ва­че­ва. — Ми­хай­лов­скую цер­ковь, как и Со­фий­ский со­бор, укра­си­ли не толь­ко фрес­ка­ми, но и ве­ли­ко­леп­ны­ми мо­за­ич­ны­ми ком­по­зи­ци­я­ми.

В 1934 го­ду, ко­гда сто­ли­цу со­вет­ской Укра­и­ны пе­ре­во­ди­ли из Харь­ко­ва в Ки­ев, боль­ше­вист­ские вла­сти за­те­я­ли стро­и­тель­ство пра­ви­тель­ствен­но­го квар­та­ла. Что­бы рас­чи­стить ме­сто под него, ре­ши­ли сне­сти древ­ний Ми­хай­лов­ский Зла­то­вер­хий со­бор. Его взо­рва­ли в 1937 го­ду, но так ни­че­го и не успе­ли по­стро­ить на его ме­сте — по­ме­ша­ло на­па­де­ние на СССР гит­ле­ров­ской Гер­ма­нии. Ду­маю, ес­ли бы не вой­на, участь Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра по­стиг­ла бы и Со­фию Ки­ев­скую.

По­сле про­воз­гла­ше­ния не­за­ви­си­мо­сти Укра­и­ны, не­смот­ря на эко­но­ми­че­ские труд­но­сти 1990-х го­дов, по ука­зу пре­зи­ден­та стра­ны Лео­ни­да Ку­ч­мы Ми­хай­лов­ский со­бор был вос­ста­нов­лен и пе­ре­дан Укра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та. И вот те­перь он стал ка­фед­раль­ным со­бо­ром еди­ной Пра­во­слав­ной церк­ви Укра­и­ны.

«Во вре­мя взя­тия Ки­е­ва мон­голь­ски­ми

ор­да­ми Ба­тыя цен­но­сти Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра уда­лось убе­речь, а при боль­ше­ви­ках — нет»

— Из ле­то­пи­си «По­весть вре­мен­ных лет» мы зна­ем, что Ми­хай­лов­ская Зла­то­вер­хая цер­ковь (ныне со­бор) в Ки­е­ве бы­ла за­ло­же­на в 1108 го­ду по при­ка­зу ве­ли­ко­го кня­зя Ки­ев­ско­го Свя­то­пол­ка (внук Яро­сла­ва Муд­ро­го), — про­дол­жа­ет На­та­лья Се­ли­ва­че­ва. — Свя­то­полк на­звал храм в честь сво­е­го небес­но­го по­кро­ви­те­ля свя­то­го Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла. Это же на­зва­ние но­сит и раз­ме­щен­ный здесь еще с кня­же­ских вре­мен мо­на­стырь. Го­ра, на ко­то­рой он на­хо­дит­ся, мно­го сто­ле­тий то­же на­зы­ва­лась Ми­хай­лов­ской. Толь­ко ко­гда в се­ре­дине XIX ве­ка по­ста­ви­ли па­мят­ник кня­зю Вла­ди­ми­ру, кре­стив­ше­му Ки­ев­скую Русь, ее ста­ли име­но­вать Вла­ди­мир­ской.

Свя­то­полк был же­нат на ви­зан­тий­ской прин­цес­се. Она при­вез­ла с со­бой в Ки­ев в ка­че­стве при­да­но­го мо­щи свя­той Вар­ва­ры, ко­то­рые ста­ли глав­ной ре­лик­ви­ей Ми­хай­лов­ской церк­ви. В ста­рин­ных ис­точ­ни­ках опи­са­ны два слу­чая эпи­де­мий чу­мы и два — хо­ле­ры, во вре­мя ко­то­рых эту ре­лик­вию но­си­ли крест­ным хо­дом во­круг Ми­хай­лов­ско­го мо­на­сты­ря, и ни­кто из его оби­та­те­лей не за­бо­лел. И это при том, что та­ко­го ро­да эпи­де­мии в те вре­ме­на про­дол­жа­лись по це­ло­му го­ду! По­сле взры­ва Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра в 1937 го­ду по ре­ше­нию ста­лин­ско­го ре­жи­ма мо­щи пе­ре­нес­ли вна­ча­ле в Ан­дре­ев­скую цер­ковь, а за­тем — во Вла­ди­мир­ский со­бор.

— Мо­щи Вар­ва­ры со­хра­ни­лись до на­ших дней?

— К сча­стью, да. Из Ви­зан­тии их до­ста­ви­ли в ки­па­ри­со­вой ра­ке (ков­че­ге). Че­рез бо­лее чем 600 лет их по­ме­сти­ли в ра­ку из се­реб­ра, по­да­рен­ную в 1701 го­ду гет­ма­ном Ива­ном Ма­зе­пой. А в се­ре­дине XIX ве­ка ари­сто­крат­ка гра­фи­ня Ан­на Ор­ло­ва-Че­смен­ская (дочь гра­фа Ан­дрея Ор­ло­ва, бра­та фа­во­ри­та им­пе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны II Гри­го­рия Ор­ло­ва) за­ка­за­ла для мо­щей свя­той Вар­ва­ры ве­ли­ко­леп­ный ков­чег, на из­го­тов­ле­ние ко­то­ро­го пошло 400 ки­ло­грам­мов се­реб­ра выс­шей про­бы. К со­жа­ле­нию, по­сле при­хо­да в ХХ ве­ке к вла­сти боль­ше­ви­ков го­су­дар­ство рек­ви­зи­ро­ва­ло по­да­рок гра­фи­ни — что­бы за­ра­бо­тать день­ги на ин­ду­стри­а­ли­за­цию. Судь­ба это­го про­из­ве­де­ния юве­лир­но­го ис­кус­ства до сих пор не из­вест­на. Кста­ти, со­вет­ская власть изъ­яла боль­шое ко­ли­че­ство дру­гих цен­но­стей, хра­нив­ших­ся в Ми­хай­лов­ском Зла­то­вер­хом со­бо­ре. На­при­мер, брил­ли­ан­то­вые под­вес­ки, по­да­рен­ные ца­ри­цей Ели­за­ве­той, ико­ну с изоб­ра­же­ни­ем хра­ня­щей­ся в Лув­ре кар­ти­ны Ра­фа­э­ля Сан­ти «Свя­той Ми­ха­ил и дра­кон». Она бы­ла из­го­тов­ле­на на боль­шой по­кры­той зо­ло­том се­реб­ря­ной пла­стине, укра­ше­на 16 круп­ны­ми хри­зо­ли­та­ми (юве­лир­ны­ми кам­ня­ми) и тре­мя ты­ся­ча­ми брил­ли­ан­тов. Ви­ди­те как по­лу­чи­лось: во вре­мя взя­тия Ки­е­ва мон­голь­ски­ми ор­да­ми Ба­тыя в 1240 го­ду цен­но­сти Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра уда­лось убе­речь, а при боль­ше­ви­ках — нет.

Еще по­вез­ло, что уце­ле­ла ра­ка, из­го­тов­лен­ная за день­ги Ива­на Ма­зе­пы. Сей­час она на­хо­дит­ся на ре­став­ра­ции.

— В преж­ние ве­ка Ми­хай­лов­ский со­бор пе­ре­стра­и­ва­ли?

— В XVIII сто­ле­тии бы­ла про­ве­де­на мас­штаб­ная ре­кон­струк­ция. Храм от­ре­мон­ти­ро­ва­ли, при­стро­и­ли два но­вых при­де­ла — Вар­ва­рин­ский и Ека­те­ри­нин­ский. Бла­го­да­ря это­му рас­ши­ре­нию Ми­хай­лов­ская цер­ковь по­лу­чи­ла ста­тус со­бо­ра. Бы­ли кар­ди­наль­но пе­ре­де­ла­ны фа­са­ды — в сти­ле укра­ин­ско­го ба­рок­ко. На со­бо­ре по­ста­ви­ли фи­гу­ру свя­то­го Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла.

Боль­шой объ­ем ра­бот был вы­пол­нен и внут­ри хра­ма: мо­за­и­ки и фрес­ки вре­мен Ки­ев­ской по­кры­ли сло­ем шту­ка­тур­ки и рас­пи­са­ли ин­те­рье­ры за­но­во.

— Древ­ние мо­за­и­ки и фрес­ки так и оста­лись упря­тан­ны­ми под сло­ем шту­ка­тур­ки?

— Нет. В 1888 го­ду ко­ман­да ху­дож­ни­ков и ре­став­ра­то­ров под ру­ко­вод­ством укра­ин­ско­го ис­кус­ство­ве­да про­фес­со­ра Ад­ри­а­на Пра­хо­ва рас­кры­ла бес­цен­ные ра­бо­ты ма­сте­ров Ки­ев­ской Ру­си.

Кро­ме то­го, со­бор еще бо­лее рас­стро­и­ли и обо­ру­до­ва­ли ка­ло­ри­фер­ным отоп­ле­ни­ем. По­ме­ня­ли по­лы. В кня­же­ские вре­ме­на они бы­ли ка­мен­ны­ми (из ро­зо­во­го овруч­ско­го слан­ца). В XIX ве­ке их за­ме­ни­ли на чу­гун­ные, а за­тем да­же пар­кет по­сте­ли­ли! Ка­мен­ные пли­ты ис­поль­зо­ва­ли для над­гро­бий (на тер­ри­то­рии мо­на­сты­ря об­на­ру­жи­ли око­ло 300 за­хо­ро­не­ний).

Непо­да­ле­ку от со­бо­ра в XVIII, а за­тем в XIX ве­ке на­шли в зем­ле два древ­них ка­мен­ных ба­ре­лье­фа с изоб­ра­же­ни­ем свя­тых. Уда­лось вы­яс­нить, что они неко­гда слу­жи­ли ал­тар­ной пре­гра­дой в Дмит­ри­ев­ской церк­ви, ко­то­рую в се­ре­дине XI ве­ка по­стро­ил отец Свя­то­пол­ка князь Изя­с­лав в честь сво­е­го небес­но­го па­тро­на свя­то­го Дмит­рия. Изя­с­лав ос­но­вал ро­до­вой Дмит­ри­ев­ский мо­на­стырь, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го Свя­то­полк по­стро­ил Ми­хай­лов­скую Зла­то­верхую цер­ковь. Че­рез неко­то­рое вре­мя мо­на­стырь стал на­зы­вать­ся Ми­хай­лов­ским.

К на­ча­лу XVIII сто­ле­тия от Дмит­ри­ев­ской церк­ви (она сто­я­ла при­мер­но там, где сей­час на­хо­дит­ся зда­ние БТИ на ули­це Трех­свя­ти­тель­ской) со­хра­ни­лись толь­ко фун­да­мен­ты. Ка­мен­ные ба­ре­лье­фы из это­го хра­ма раз­ме­сти­ли на внеш­ней стене Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра.

«На ме­сте мо­на­сты­ря дол­жен был воз­вы­шать­ся 50-мет­ро­вый

па­мят­ник Ле­ни­ну»

— По­сле при­хо­да к вла­сти боль­ше­ви­ков Ми­хай­лов­ский мо­на­стырь за­кры­ли?

— Да, в 1922 го­ду. В па­ла­тах на­сто­я­те­ля от­кры­ли клуб, часть по­ме­ще­ний от­да­ли под скла­ды. На со­бор по­ве­си­ли за­мок. О сно­се хра­ма то­гда речь не шла. Во­прос об этом вла­сти под­ня­ли в 1934 го­ду, ко­гда сто­ли­цу Укра­ин­ской ССР пе­ре­во­ди­ли из Харь­ко­ва в Ки­ев. На­ча­лась кам­па­ния по сно­су ки­ев­ских церк­вей. Ми­хай­лов­ский Зла­то­вер­хий со­бор был ши­ро­ко из­ве­стен как один из круп­ней­ших и са­мых древ­них хри­сти­ан- цен­тров. По­это­му ре­шать его судь­бу про­сто ро­счер­ком пе­ра чи­нов­ни­ка вла­сти не за­хо­те­ли. Со­бра­ли ко­мис­сию, в ко­то­рую, кро­ме пар­тий­ных ра­бот­ни­ков, вклю­чи­ли ав­то­ри­тет­ных историков, ар­хи­тек­то­ров, ис­кус­ство­ве­дов. Толь­ко один из них — ис­кус­ство­вед и ар­хео­лог про­фес­сор Ни­ко­лай Ма­ка­рен­ко — на­шел в се­бе сме­лость не по­ста­вить под­пись под ре­ше­ни­ем ко­мис­сии сне­сти со­бор. Его кол­ле­га про­фес­сор Ху­до­же­ствен­ной ака­де­мии Ип­по­лит Мор­ги­лев­ский при­шел по­сле это­го в ауди­то­рию, ска­зал сту­ден­там: «Ма­ка­рен­ко не под­пи­сал, а я под­пи­сал» и раз­ры­дал­ся. Для Мор­ги­лев­ско­го по­ста­вить под­пись под пре­ступ­ным до­ку­мен­том ока­за­лось очень тя­же­ло, ведь он был че­ло­ве­ком глу­бо­ко ве­ру­ю­щим. Нуж­но от­дать долж­ное это­му уче­но­му: он со сво­и­ми уче­ни­ка­ми успел вы­пол­нить по­дроб­ней­шие чер­те­жи, ри­сун­ки, фо­то­гра­фии со­бо­ра. Эта до­ку­мен­та­ция со­хра­ни­лась и по­мог­ла во вто­рой по­ло­вине 1990-х го­дов вос­со­здать древ­ний храм.

— А как сло­жи­лась судь­ба про­фес­со­ра Ма­ка­рен­ко?

— Его рас­стре­ля­ли в на­ча­ле 1938 го­да. Уче­ным уда­лось до­бить­ся, что­бы пе­ред тем, как со­бор взо­рвут, с его стен сня­ли древ­ние мо­за­и­ки и фрес­ки. Эти ра­бо­ты воз­гла­ви­ли про­фес­со­ра Ки­плик из Ле­нин­гра­да и Фро­лов из Моск­вы. Со­вет­ская прес­са на­зы­ва­ла их «лю­би­те­ля­ми ста­рья».

Со­бор взо­рва­ли 14 ав­гу­ста 1937 го­да в 21:00. Для это­го при­гла­си­ли под­рыв­ни­ков из Одес­сы, за­ло­жив­ших в хра­ме две с по­ло­ви­ной тон­ны ам­мо­на­ла (взрыв­чат­ки).

— Где раз­ме­сти­ли сня­тые со стен со­бо­ра мо­за­и­ки и фрес­ки?

— Их сво­зи­ли в так на­зы­ва­е­мый Му­зей­ный го­ро­док, раз­ме­щав­ший­ся в Ки­е­во-Пе­чер­ской лав­ре. Тут сле­ду­ет ска­зать, что вско­ре по­сле это­го рос­сий­ские му­зей­щи­ки об­ман­ным пу­тем до­биРу­си лись, что­бы од­ни из наи­бо­лее цен­ных про­из­ве­де­ний из Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра ока­за­лись в Москве. Пред­ло­гом для это­го ста­ло то, что там го­то­ви­лась вы­став­ка, по­свя­щен­ная ли­те­ра­тур­но­му про­из­ве­де­нию XII ве­ка «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве». Для нее в Моск­ву по­про­си­ли при­слать из Ки­е­ва об­раз­чи­ки ис­кус­ства Ки­ев­ской Ру­си. Вы­с­ких став­ка так и не со­сто­я­лась, а древ­нюю мо­за­и­ку «Дмит­рий Со­лун­ский», фрес­ку с изоб­ра­же­ни­ем свя­то­го Ни­ко­лая, ор­на­мен­таль­ные фри­зы из Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра, ши­фер­ную пли­ту из Дмит­ри­ев­ской церк­ви и дру­гие ре­лик­вии не вер­ну­ли. До­бить­ся их воз­вра­ще­ния не уда­лось до сих пор.

— Что со­вет­ские вла­сти пла­ни­ро­ва­ли по­стро­ить на ме­сте Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра?

— Точ­но та­кое же зда­ние, в ко­то­ром сей­час раз­ме­ща­ет­ся Ми­ни­стер­ство ино­стран­ных дел Укра­и­ны. Это бы­ло преду­смот­ре­но про­ек­том, по­бе­див­шим в твор­че­ском кон­кур­се. За­мы­сел был та­кой: два оди­на­ко­вых зда­ния сто­ят друг на­про­тив дру­га, об­ра­зуя пло­щадь, на ко­то­рой пла­ни­ро­ва­лось по­ста­вить 50-мет­ро­вый па­мят­ник Ле­ни­ну. Идея так и не бы­ла во­пло­ще­на. Вплоть до раз­ва­ла СССР ме­сто, где рань­ше воз­вы­шал­ся Ми­хай­лов­ский Зла­то­вер­хий со­бор, бы­ло пу­сты­рем.

— На­вер­ня­ка, пре­жде чем на­чать от­стра­и­вать за­но­во этот храм, ар­хео­ло­ги ис­сле­до­ва­ли тер­ри­то­рию. Что им уда­лось най­ти?

— Са­мые ин­те­рес­ные на­ход­ки де­мон­стри­ру­ют­ся в на­шем му­зее. Это клад XII ве­ка из­де­лий из зо­ло­та и се­реб­ра: брас­ле­ты, перст­ни, укра­шен­ные аме­ти­стом оче­лья, 23 се­реб­ря­ные грив­ны ве­сом 160 грам­мов каж­дая. Кста­ти, за 40 гри­вен мож­но бы­ло по­стро­ить кня­же­ские ка­мен­ные па­ла­ты.

Ар­хео­ло­ги так­же на­шли ба­ре­льеф XI ве­ка из на­ту­раль­но­го ши­фе­ра, неко­гда укра­шав­ший Дмит­ри­ев­скую цер­ковь, о ко­то­рой я вам уже рас­ска­зы­ва­ла. Глав­ным ар­хи­тек­то­ром про­ек­та вос­ста­нов­ле­ния Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра стал ар­хи­тек­тор-ре­став­ра­тор Юрий Ло­сиц­кий из Ки­е­ва. Я уже го­во­ри­ла, что в раз­ное вре­мя к хра­му до­стра­и­ва­ли но­вые при­де­лы и дру­гие по­ме­ще­ния. Нуж­но бы­ло ре­шить, в ка­ком ви­де вос­ста­нав­ли­вать со­бор. Оста­но­ви­лись на том, что­бы сде­лать его та­ким, ка­ким он стал по­сле ре­кон­струк­ции 1742 го­да. Раз­ра­бот­чи­ки про­ек­та ис­поль­зо­ва­ли в сво­ей ра­бо­те боль­шое ко­ли­че­ство со­хра­нив­ших­ся чер­те­жей, фо­то­гра­фий, ри­сун­ков.

Смаль­ту для со­зда­ния мо­за­ик де­ла­ли на од­ном из за­во­дов Ки­е­ва. Ико­но­стас из ли­пы из­го­тов­ля­ли ча­стя­ми ма­сте­ра из несколь­ких ре­ги­о­нов Укра­и­ны. По­том фраг­мен­ты при­вез­ли в со­бор и смон­ти­ро­ва­ли це­ли­ком. Из­го­тов­ле­ние ко­пии фи­гу­ры Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла опла­ти­ли братья Клич­ко. Ва­лю­ту на по­куп­ку в Гер­ма­нии око­ло ше­сти ки­ло­грам­мов зо­ло­та для по­зо­ло­ты ку­по­лов предо­ста­ви­ла УПЦ Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та. Ко­ло­ко­ла ве­сом от од­ной до вось­ми тонн от­ли­ва­ли в Но­во­во­лын­ске (Во­лын­ская об­ласть) в ста­рей­шей из су­ще­ство­вав­ших в Укра­ине ко­ло­коль­ной ма­ну­фак­ту­ре. А ко­ло­ко­ла ве­сом от двух с по­ло­ви­ной ки­ло­грам­мов до тон­ны от­ли­ли в Ки­е­ве на за­во­де «Ави­ант». Каж­дые 15 ми­нут на ко­ло­кольне со­бо­ра ис­пол­ня­ет­ся та или иная ме­ло­дия. Это де­ла­ет управ­ля­е­мый ком­пью­те­ром ка­ри­льон. Его по­стро­и­ли ки­ев­ляне братья Сер­гей и Лео­нид Бот­вин­ко. Кста­ти, су­ще­ству­ет по­ве­рье: ес­ли стать под са­мым боль­шим вось­ми­тон­ным ко­ло­ко­лом Ми­хай­лов­ско­го со­бо­ра и за­га­дать же­ла­ние, оно обя­за­тель­но сбу­дет­ся.

На­та­лья Се­ли­ва­че­ва: «Од­но из са­мых ча­сто за­га­ды­ва­е­мых же­ла­ний де­ву­шек — вый­ти за­муж»

Так из­на­чаль­но вы­гля­де­ла Ми­хай­лов­ская Зла­то­вер­хая цер­ковь (на фо­то сле­ва). Со­бор вос­со­зда­ли в том ви­де, ко­то­рый он по­лу­чил по­сле ре­кон­струк­ции в 1742 го­ду

Зо­ло­тая под­вес­ка вре­мен Ки­ев­ской Ру­си — часть кла­да, най­ден­но­го ар­хео­ло­га­ми на тер­ри­то­рии Ми­хай­лов­ско­го мо­на­сты­ря

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.