«Ес­ли вы за­ни­ма­е­тесь сек­сом с ма­ло­зна­ко­мы­ми людь­ми, рас­пис­ка не по­ме­ша­ет»

Об из­ме­не­ни­ях в за­ко­но­да­тель­ство по предот­вра­ще­нию до­маш­не­го и сек­су­аль­но­го на­си­лия «ФАК­ТАМ» рас­ска­зал юрист Ни­ко­лай Хав­ро­нюк

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ана­то­лий ГАВРИШ

«Что­бы осу­дить за из­на­си­ло­ва­ние, кро­ме слов за­яви­те­ля, нуж­ны до­ка­за­тель­ства то­го, что со­вер­ше­но имен­но из­на­си­ло­ва­ние. Ес­ли же до­ка­за­тельств нет, то­гда по­лу­чит­ся сло­ва про­тив слов. В та­кой си­ту­а­ции осу­дить че­ло­ве­ка невоз­мож­но».

11 ян­ва­ря всту­па­ют в си­лу из­ме­не­ния в Уго­лов­ный и Уго­лов­ный про­цес­су­аль­ный ко­дек­сы — о предот­вра­ще­нии на­си­лия от­но­си­тель­но жен­щин и до­маш­не­го на­си­лия. В на­зва­нии несу­ще­го из­ме­не­ния за­ко­на муж­чи­на не ука­зан, под­со­зна­тель­но ас­со­ци­и­ру­ясь имен­но с на­силь­ни­ком. Но боль­шин­ство но­вых норм за­ко­но­да­тель­ства при­зва­ны за­щи­тить и жертв муж­чин. Впро­чем, на­ка­зать на­силь­ни­ков, по-ви­ди­мо­му, во мно­гих слу­ча­ях бу­дет невоз­мож­но. Как рас­ска­зал «ФАК­ТАМ» со­труд­ник по­ли­ции, рас­крыв­ший нема­ло по­ло­вых пре­ступ­ле­ний, осу­дить по­до­зре­ва­е­мых в сек­су­аль­ном на­си­лии за­ча­стую непро­сто. И но­вые из­ме­не­ния си­ту­а­цию не улуч­шат. Кро­ме то­го, по мне­нию ис­точ­ни­ка «ФАК­ТОВ», неко­то­рые фор­му­ли­ров­ки за­ко­на да­ют до­пол­ни­тель­ные воз­мож­но­сти неко­то­рым «жерт­вам» для шан­та­жа или ме­сти «на­силь­ни­ку».

О том, из­ме­нит­ся ли что-то для укра­ин­цев в сек­су­аль­ных и се­мей­ных от­но­ше­ни­ях, «ФАК­ТЫ» спро­си­ли юри­ста, со­ав­то­ра на­уч­но-прак­ти­че­ско­го ком­мен­та­рия к ука­зан­ным из­ме­не­ни­ям за­ко­но­да­тель­ства, про­фес­со­ра Ни­ко­лая Хав­ро­ню­ка.

— Ос­нов­ное, что интересует укра­ин­цев сей­час: на­до ли тре­бо­вать пе­ред сек­сом рас­пис­ку о со­гла­сии парт­не­ра?

— Ну, это пре­уве­ли­че­ние, ко­неч­но.

— В ста­рой фор­му­ли­ров­ке за­ко­на при­зна­ка­ми из­на­си­ло­ва­ния бы­ли фи­зи­че­ское на­си­лие, ис­поль­зо­ва­ние бес­по­мощ­но­го со­сто­я­ния. Те­перь же это «от­сут­ствие доб­ро­воль­но­го со­гла­сия». Но как по­ли­цей­ский мо­жет узнать, бы­ло со­гла­сие или нет.

— Это уста­нав­ли­ва­ет­ся на ос­но­ва­нии со­во­куп­но­сти до­ка­за­тельств. На­при­мер, при на­ли­чии те­лес­ных по­вре­жде­ний или сви­де­те­лей, слы­шав­ших кри­ки. Это мо­жет быть по­рван­ная одеж­да, сле­ды ка­ких-то ве­ществ в кро­ви. Для то­го что­бы осу­дить ко­го­то за из­на­си­ло­ва­ние, как рань­ше, так и сей­час нуж­ны бу­дут до­ка­за­тель­ства то­го, что про­ис­хо­ди­ло фи­зи­че­ское или пси­хо­ло­ги­че­ское на­си­лие, или же то­го, что че­ло­век на­хо­дил­ся в со­сто­я­нии, ко­то­рое не поз­во­ля­ло ему дать свое доб­ро­воль­ное со­гла­сие.

— Па­рень с де­вуш­кой встре­ти­лись в клу­бе, за­шли в туа­лет и за­ня­лись сек­сом (та­кое неред­ко слу­ча­ет­ся). Оба бы­ли не про­тив, не го­во­ри­ли «нет»… А по­том де­вуш­ка за­яви­ла, что со­гла­сия не бы­ло. Экс­пер­ти­зы по­ка­за­ли, что у за­яви­тель­ни­цы есть трав­мы, на одеж­де ото­рва­на пу­го­ви­ца…

— Что­бы осу­дить за из­на­си­ло­ва­ние, кро­ме слов за­яви­те­ля, нуж­ны до­ка­за­тель­ства то­го, что со­вер­ше­но имен­но из­на­си­ло­ва­ние. Од­ной ото­рван­ной пу­го­ви­цы в ка­че­стве до­ка­за­тельств для су­да, ско­рее все­го, бу­дет недо­ста­точ­но. Ес­ли же до­ка­за­тельств нет, то­гда по­лу­чит­ся, что сло­ва про­тив слов. В та­кой си­ту­а­ции осу­дить че­ло­ве­ка невоз­мож­но.

— То есть все оста­нет­ся, как и рань­ше: ес­ли пре­ступ­ле­ние со­вер­ше­но в усло­ви­ях неоче­вид­но­сти, то мо­гут до­ка­зать, а мо­гут и не до­ка­зать.

— Но шут­ки по по­во­ду то­го, что нуж­но по­лу­чить рас­пис­ку, на са­мом де­ле шут­ки лишь на­по­ло­ви­ну. Ес­ли ма­ло­зна­ко­мые лю­ди ре­ши­ли за­нять­ся сек­сом ра­ди раз­вле­че­ния, ду­маю, им не по­ме­ша­ло бы взять рас­пис­ку друг у дру­га, что они доб­ро­воль­но за­ни­ма­ют­ся сек­сом.

— В Уго­лов­ный ко­декс Укра­и­ны вво­дит­ся но­вая ста­тья о до­маш­нем на­си­лии — фи­зи­че­ском, пси­хо­ло­ги­че­ском, эко­но­ми­че­ском. На­при­мер, при­хо­дит муж до­мой, а же­на его пи­лит: мол, и за­ра­ба­ты­ва­ет ма­ло, и в по­сте­ли им­по­тент. Пси­хо­ло­ги­че­ское на­си­лие? Муж от­да­ет жене все за­ра­бо­тан­ные день­ги, а она за­яви­ла в по­ли­цию, что тот ее эко­но­ми­че­ски ти­ра­нит, да­ет недо­ста­точ­но де­нег. А вдруг муж дей­стви­тель­но не да­ет де­нег жене? Ка­кие до­ка­за­тель­ства ви­нов­но­сти/неви­нов­но­сти нуж­но предо­ста­вить? Опять-та­ки, клас­си­че­ская си­ту­а­ция, ко­гда муж «хо­чет», а же­на нет. Муж упор­но на­по­ми­на­ет о су­пру­же­ском дол­ге, и же­на вро­де бы «доб­ро­воль­но­при­ну­ди­тель­но» со­глас­на. Но фак­ти­че­ски это бу­дет счи­тать­ся на­си­ли­ем?

— Со­би­рать до­ка­за­тель­ства — это де­ло сле­до­ва­те­ля. Су­пру­ги мо­гут ве­сти днев­ник, по­жа­ло­вать­ся психологу и род­ным, предо­ста­вить кви­тан­ции, ме­ди­цин­ские вы­пис­ки, ре­зуль­та­ты ана­ли­зов и так да­лее. Все это след­ствие по­том изу­чит. Лю­ди, ко­то­рые счи­та­ют се­бя жерт­ва­ми, мо­гут об­ра­щать­ся в со­от­вет­ству­ю­щие ин­сти­ту­ции. Раз об­ра­ща­ют­ся, два, три, со­став­ля­ет­ся ад­мин­про­то­кол от­но­си­тель­но на­силь­ни­ка, про­во­дят­ся опре­де­лен­ные ме­ро­при­я­тия, про­ис­хо­дит си­сте­ма­ти­че­ская ра­бо­та. И толь­ко ко­гда та­кая ра­бо­та не да­ет же­ла­е­мо­го эф­фек­та, воз­ни­ка­ет во­прос о при­вле­че­нии к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти.

Как пра­ви­ло, до то­го, как жертва ре­ша­ет­ся за­явить о на­си­лии, оно про­ис­хо­дит в се­мье неод­но­крат­но. За это вре­мя на­кап­ли­ва­ют­ся до­ка­за­тель­ства, на­хо­дят­ся свидетели — со­се­ди или род­ствен­ни­ки, ко­то­рым рас­ска­зы­ва­ют об этой си­ту­а­ции, участ­ко­вые, ме­ди­ки, ко­то­рые при­ез­жа­ли на вы­зов, и так да­лее.

Но в Укра­ине дей­ству­ет пре­зумп­ция неви­нов­но­сти, и че­ло­век, ко­то­ро­го при­вле­ка­ют к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти, ни­че­го ни­ко­му не дол­жен до­ка­зы­вать, он мо­жет про­сто мол­чать, име­ет пол­ное пра­во. Пол­но­стью ин­тер­вью чи­тай­те

на на­шем сай­те fakty.ua

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.