«МЕДСЕСТРОЙ Я СТА­ЛА ПО­ТО­МУ, ЧТО БОЛЬ­НЫХ РАКОМ ДЕ­ТЕЙ ПО­НИ­МАЮ КАК НИ­КТО ДРУ­ГОЙ»

На борь­бу с ред­кой фор­мой он­ко­за­бо­ле­ва­ния у 19-лет­ней Кри­сти­ны из Ль­во­ва ушло по­чти три го­да, столь­ко же дли­лось вос­ста­нов­ле­ние по­сле бо­лез­ни. Те­перь де­вуш­ка осва­и­ва­ет про­фес­сию ре­а­би­ли­то­ло­га

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Ири­на ДУБСКАЯ

На борь­бу с ред­кой фор­мой он­ко­за­бо­ле­ва­ния у 19-лет­ней Кри­сти­ны из Ль­во­ва ушло по­чти три го­да, столь­ко же дли­лось вос­ста­нов­ле­ние по­сле бо­лез­ни. Те­перь де­вуш­ка осва­и­ва­ет про­фес­сию ре­а­би­ли­то­ло­га

Кри­сти­на рос­ла здо­ро­вым ре­бен­ком. Очень жи­вая, ак­тив­ная. В де­вять лет она в оче­ред­ной раз по­еха­ла в ла­герь ска­у­тов.

— Сме­на уже за­кан­чи­ва­лась, но в по­след­ний день мы чем-то отра­ви­лись, — вспо­ми­на­ет Кри­сти­на. — Мне бы­ло очень пло­хо, жи­вот раз­дул­ся. В боль­ни­це ни­как не мог­ли по­ста­вить ди­а­гноз, пред­по­ла­га­ли ас­цит — жид­кость в брюш­ной по­ло­сти. Но за­тем вы­яс­ни­ли, что это ред­кая фор­ма ра­ка — ме­зо­те­лио­ма. Я бы­ла слиш­ком ма­лень­кой, что­бы по­ни­мать, что это. Зна­ла глав­ное — на­до ле­чить­ся, что­бы не уме­реть. Опе­ра­ция в этом слу­чае не под­хо­дит, нуж­на очень агрес­сив­ная хи­мио­те­ра­пия.

— Ко­гда львов­ские вра­чи по­ста­ви­ли ди­а­гноз, мы не по­ве­ри­ли сра­зу, — рас­ска­зы­ва­ет ма­ма де­вуш­ки Зо­ря­на. — Ез­ди­ли в од­ну из кли­ник Ми­ла­на, кон­суль­ти­ро­ва­лись у спе­ци­а­ли­стов в Ки­е­ве. Ошиб­ки не бы­ло: рак. Ко­неч­но, вся се­мья пе­ре­жи­ла шок. У ме­ня трое де­тей, Кри­сти­на млад­шая. При­шлось взять се­бя в ру­ки и ска­зать: «Это мой ре­бе­нок и я его ни­ко­му не от­дам. На­до най­ти вы­ход». При этом доч­ка не долж­на бы­ла ви­деть мо­их пе­ре­жи­ва­ний, а мне нель­зя бы­ло да­же мыс­ли до­пус­кать, что что-то пой­дет не так. Не да­ва­ла от­ча­и­вать­ся и ле­ча­щий врач Кри­сти­ны — Зо­ря­на Пет­ров­на Ки­зи­ма, ра­бо­та­ю­щая в За­пад­но­укра­ин­ском спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном дет­ском ме­ди­цин­ском цен­тре.

— Пред­став­ля­е­те, Зо­ря­на Пет­ров­на и моя ма­ма — тез­ки,— про­дол­жа­ет Кри­сти­на. — А я ведь счи­таю доктора вто­рой ма­мой. И в ме­ди­ци­ну ре­ши­ла пой­ти по­то­му, что хо­те­ла быть по­хо­жей на Зо­ря­ну Пет­ров­ну. Она ста­но­вит­ся род­ным че­ло­ве­ком для каж­до­го ре­бен­ка, ко­то­ро­го ле­чит.

— Сей­час ты ра­бо­та­ешь в том же от­де­ле­нии, где про­хо­ди­ла ле­че­ние?

— Да. Я ста­ла медсестрой, по­то­му что боль­ных раком де­тей по­ни­маю как ни­кто дру­гой.

— Что вхо­дит в твои обя­зан­но­сти?

— Де­лаю неко­то­рые ма­ни­пу­ля­ции, ве­ду до­ку­мен­та­цию, раз­го­ва­ри­ваю с детьми. Это нуж­но и им, и мне. Во­об­ще-то я со­би­ра­лась ра­бо­тать в аку­шер­стве, и медицинский кол­ледж окон­чи­ла по этой спе­ци­аль­но­сти, но за­тем пе­ре­ду­ма­ла. А еще учусь в уни­вер­си­те­те, осва­и­ваю про­фес­сию ре­а­би­ли­то­ло­га. Но точ­но знаю, что ра­бо­тать бу­ду имен­но с дет­ка­ми.

(Окон­ча­ние на стр. 24)

По­бе­див рак, Кри­сти­на ре­ши­ла стать ме­ди­ком и сей­час ра­бо­та­ет в том же от­де­ле­нии, где несколь­ко лет на­зад про­хо­ди­ла ле­че­ние

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.