«ФРА­ЗУ «КТО ТАК СТРО­ИТ?!» В «ЧАРОДЕЯХ» ПРИ­ДУ­МАЛ СЕНЯ»

Все­на­род­но лю­би­мо­му ак­те­ру ис­пол­ни­лось бы 85 лет

Fakty i kommentarii - - ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКИ - Оль­га СМЕТАНСКАЯ

«Ро­ди­те­ли ему из­на­чаль­но ска­за­ли, что актер — не профессия

для муж­чи­ны»

— Сеня очень ча­сто бы­вал в Укра­ине, — го­во­рит Ма­ри­на Ви­та­льев­на. — Его ро­ди­те­ли пе­ре­еха­ли в Моск­ву из Но­во­гра­да-Во­лын­ско­го. Се­ни­на ма­ма Ида Да­вы­дов­на бы­ла уди­ви­тель­ной жен­щи­ной. Ко­гда его не хо­те­ли при­ни­мать в Ба­у­ман­ское учи­ли­ще, она, не имея ни­ка­ких свя­зей и зна­комств, до­би­лась, что­бы ре­зуль­та­ты эк­за­ме­нов бы­ли пе­ре­смот­ре­ны. Спра­вед­ли­вость вос­тор­же­ство­ва­ла, и он по­сту­пил. Ида Да­вы­дов­на ра­бо­та­ла про­ви­зо­ром в ап­те­ке и все­гда всех ле­чи­ла. А еще за­пом­ни­лось, как за­ме­ча­тель­но она пе­ла укра­ин­ские пес­ни. Ида Да­вы­дов­на об­ла­да­ла пре­крас­ным чув­ством юмо­ра. Сеня по­шел в нее. К сло­ву, был так же на­стой­чив, как его ма­ма. Все­го в сво­ей жиз­ни он до­стиг сам. Ему ни­кто не по­мо­гал. В их се­мье ни­ко­гда не бы­ло ак­те­ров.

— Вс­по­ми­на­ет­ся ис­то­рия о Ло­мо­но­со­ве. На од­ном из вы­со­ких при­е­мов некий вель­мо­жа ре­шил уко­лоть зна­ме­ни­то­го уче­но­го: «На­вер­ное, у вас бы­ли зна­ме­ни­тые пред­ки?» На что Ло­мо­но­сов от­ре­а­ги­ро­вал мол­ние­нос­но: «Я сам зна­ме­ни­тый пре­док!»

— Сеня бы так ни­ко­гда не ска­зал — он был необы­чай­но скром­ный че­ло­век. Ни­ко­гда не го­во­рил, что он зна­ме­ни­тый, на­род­ный ар­тист. Это бы­ло не в его ха­рак­те­ре.

— За эту скром­ность и чув­ство юмо­ра Се­ме­на Ль­во­ви­ча очень лю­би­ли его ки­ев­ские дру­зья: Да­вид Чер­кас­ский, Ев­ге­ний Па­пер­ный…

— Это очень при­ят­но. Ки­ев — рос­кош­ный го­род. Как нас пре­крас­но все­гда при­ни­ма­ли! Сеня мно­го ра­бо­тал в Ки­е­ве. Еще до то­го, как стал ар­ти­стом, семь лет ра­бо­тал ин­же­не­ром и изъ­ез­дил мно­гие го­ро­да Укра­и­ны. Ро­ди­те­ли ведь ему из­на­чаль­но ска­за­ли, что актер — не профессия для муж­чи­ны. Но, по­лу­чив ди­плом Ба­у­ман­ско­го, Сеня стал за­ни­мать­ся те­ат­ром. Иг­рал у Ма­ри­ка Ро­зов­ско­го в эст­рад­но-те­ат­раль­ной сту­дии «Наш дом», по­это­му при­шел к нам в Те­атр на Та­ган­ке уже го­то­вым ар­ти­стом. У Се­ни был та­лант от Бо­га. Его юмор, уме­ние го­во­рить, дер­жать па­у­зу — на­учить все­му это­му нель­зя. Это да­но свы­ше. Ка­кие за­ме­ча­тель­ные у Се­ни бы­ли спек­так­ли! Я вме­сте с ним ра­бо­та­ла в по­ста­нов­ке «Эк­за­мен на пер­вом курсе». Он иг­рал сту­ден­та-недо­те­пу. Из всех кар­ма­нов вы­тас­ки­вал шпар­гал­ки. И так это по­тря­са­ю­ще де­лал, что зри­те­ли па­да­ли со сту­льев. А я иг­ра­ла пе­да­го­га и за всем этим на­блю­да­ла.

— Юрий Лю­би­мов при­гла­сил ва­ше­го му­жа в Те­атр на Та­ган­ке, невзи­рая на то, что у Се­ме­на Ль­во­ви­ча не бы­ло те­ат­раль­но­го об­ра­зо­ва­ния. В этом бы­ла до­ля ве­зе­ния?

— Ко­неч­но. У Юрия Пет­ро­ви­ча был глаз опыт­но­го пе­да­го­га. Он ви­дел Се­ню в по­ста­нов­ках у Ро­зов­ско­го. От­но­сил­ся к Сене очень хо­ро­шо, бе­реж­но.

— Се­мен Ль­во­вич ве­рил в судь­бу? И слу­ча­лись ли в его жиз­ни чу­де­са?

— Ду­маю, ве­рил. Он сам был чу­дом. А во­об­ще, для него са­мым боль­шим чу­дом бы­ло рож­де­ние ре­бен­ка. У него до это­го не бы­ло де­тей. И ко­гда я по­чти в со­рок лет ро­ди­ла ему Миш­ку, Сеня был счаст­лив. Он его все вре­мя це­ло­вал, об­ни­мал. Сеня был очень доб­рым че­ло­ве­ком.

— Се­мен Ль­во­вич ро­дил­ся 31 де­каб­ря. Как он обыч­но от­ме­чал день рож­де­ния?

— Шел с дру­зья­ми в ба­ню. А по­том все при­хо­ди­ли к нам до­мой. Стол был уже на­крыт.

Мил­ли­о­нам зри­те­лей Се­мен Фа­ра­да за­пом­нил­ся по сво­им ро­лям в филь­мах «Га­раж», «Ча­ро­деи», «Тот са­мый Мюнх­гау­зен», «Фор­му­ла люб­ви», «Мил­ли­он в брач­ной кор­зине», «Че­ло­век с буль­ва­ра Ка­пу­ци­нов». На сче­ту Се­ме­на Ль­во­ви­ча в ки­но бо­лее ста эпи­зо­ди­че­ских ро­лей. И ка­ких!

Го­ло­сом Фарады го­во­рил Джу­лио Бан­дит­то в мульт­филь­ме Да­ви­да Чер­кас­ско­го «При­клю­че­ния ка­пи­та­на Врун­ге­ля» и Бар­ма­лей в «Док­то­ре Ай­бо­ли­те»...

Судь­ба от­ме­ри­ла Се­ме­ну Фа­ра­де 75 лет. Она бы­ла у него очень яр­кой. По­сле окон­ча­ния тех­ни­че­ско­го учеб­но­го за­ве­де­ния он семь лет ра­бо­тал ин­же­не­ром. Но увле­че­ние те­ат­ром взя­ло верх. И не имея ак­тер­ско­го об­ра­зо­ва­ния, Фа­ра­да стал ар­ти­стом. По­след­ние де­сять лет вы­да­лись нелег­ки­ми. Пе­ре­не­ся ин­сульт, Се­мен Ль­во­вич уже не мог ве­сти тот ак­тив­ный об­раз жиз­ни, к ко­то­ро­му при­вык. Все­на­род­но лю­би­мый ар­тист ока­зал­ся при­ко­ван к ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке. О том, ка­ким че­ло­ве­ком был Се­мен Фа­ра­да, «ФАК­ТАМ» рас­ска­за­ла его вдова — ак­три­са Те­ат­ра на Та­ган­ке Ма­ри­на Полицеймако. И по­сте­пен­но за­сто­лье пе­ре­хо­ди­ло в празд­но­ва­ние Но­во­го го­да. В до­ме все­гда бы­ла жи­вая ел­ка. Ко­гда Сеня в по­след­ние го­ды очень бо­лел и уже не мог вый­ти из до­му, по­здра­вить его при­хо­ди­ли лю­ди пря­мо с ули­цы, — на­при­мер, про­дав­цы тех ла­реч­ков, где он по­ку­пал си­га­ре­ты и га­зе­ты. А сколь­ко пи­сем он по­лу­чал! Его ста­ра­лись под­дер­жать мно­гие зри­те­ли. По­мо­га­ли и кол­ле­ги: Ва­ле­рий Зо­ло­ту­хин, Юрий Лю­би­мов, Ма­рик Ро­зов­ский… Сеня обо­жал вра­чей, ко­то­рые его ле­чи­ли.

— Ин­сульт у ва­ше­го му­жа слу­чил­ся по­сле по­хо­рон Гри­го­рия Го­ри­на. Они дру­жи­ли?

— Да, очень. К сло­ву, Сеня ве­ли­ко­леп­но чи­тал его тек­сты. И ко­гда Гри­ши не ста­ло, по­шел на его по­хо­ро­ны. Я умо­ля­ла, что­бы он это­го не де­лал, зная, как муж пе­ре­жи­вал. Но он ме­ня не по­слу­шал, а на сле­ду­ю­щий день слу­чил­ся ин­сульт.

— Де­сять лет Се­мен Ль­во­вич бо­рол­ся с тя­же­лым неду­гом. Вам вы­па­ло нелег­кое ис­пы­та­ние.

— Мне и на­ше­му с Се­ней сы­ну Ми­ше. Он вы­нуж­ден был уй­ти из те­ат­ра, так как нуж­ны бы­ли день­ги. От­пра­вил­ся на воль­ные хле­ба, стал за­ни­мать­ся по­ста­нов­ка­ми. И очень мно­го по­мо­гал па­пе.

— Вы­хо­дит, сла­ва не обес­пе­чи­ла Се­ме­на Ль­во­ви­ча до­стой­но в ма­те­ри­аль­ном смыс­ле?

— Нет. Под­дер­жи­ва­ли дру­зья, кол­ле­ги, зна­ко­мые.

«Юрий Лю­би­мов не раз го­во­рил: «От­се­бя­ти­ну Фарады оста­вить!»

— Ка­кая роль му­жа у вас лю­би­мая?

— Я люб­лю все его филь­мы. Осо­бен­но кар­ти­ны «Фор­му­ла люб­ви» и «Ча­ро­деи». В свои ро­ли мно­гое он при­вно­сил от се­бя. На­при­мер, фра­зу «Кто так стро­ит?!» в «Чародеях» при­ду­мал Сеня. По сце­на­рию его ге­рой по­чти ни­че­го не дол­жен был го­во­рить. И в те­ат­ре Сеня мно­гое при­ду­мы­вал. Юрий Лю­би­мов не раз го­во­рил: «От­се­бя­ти­ну Фарады оста­вить!» Муж был че­ло­ве­ком необы­чай­но ост­ро­ум­ным и тон­ким. Очень мне нра­ви­лось, как он иг­рал в спек­так­ле по рас­ска­зам Иса­а­ка Ба­бе­ля. Это бы­ло ве­ли­ко­леп­но.

— Сколь­ко лет вы про­жи­ли с Се­ме­ном Ль­во­ви­чем?

— Трид­цать два го­да. Мы по­зна­ко­ми­лись в те­ат­ре. Пыш­ной сва­дьбы не устра­и­ва­ли: не бы­ло де­нег. Про­сто от­ме­ти­ли со­бы­тие до­ма. У ме­ня да­же не бы­ло бе­ло­го пла­тья, на­де­ла го­лу­бень­кое.

— Муж ча­сто да­рил вам цве­ты, при­зна­вал­ся в люб­ви?

— Да. Он лю­бил ме­ня об­нять, по­це­ло­вать. Все­гда неж­но на­зы­вал Ма­шень­кой.

— Ка­кой по­да­рок му­жа для вас осо­бен­но це­нен?

— Ми­ша. Еще до его рож­де­ния, ко­гда мы шли в го­сти, Сеня все вре­мя хо­тел мне по­ка­зать, как лю­бит де­тей. Ста­но­вил­ся на чет­ве­рень­ки, ре­бе­нок за­ле­зал к нему на спи­ну, и он во­зил его по ком­на­те.

— В чем сек­рет столь проч­но­го се­мей­но­го со­ю­за?

— Труд­но по­нять. Так по­лу­чи­лось. Сеня был очень ин­те­рес­ный че­ло­век. Ко­гда я его пер­вый раз уви­де­ла, он был со­вер­шен­но не по­хож на «актер ак­те­ры­ча». Се­мен был про­стой, скром­ный, мол­ча­ли­вый. Зна­е­те, не­смот­ря на то, что на экране он иг­рал ве­се­лые, ко­ми­че­ские ро­ли, в жиз­ни был че­ло­ве­ком за­мкну­тым.

— Слож­но в это по­ве­рить.

— Я же не бу­ду при­ду­мы­вать. Бы­ва­ло, ужи­на­ет, а я ему го­во­рю: «Ну что ты так быст­ро ешь, буд­то ма­ши­ну за­прав­ля­ешь бен­зи­ном?» А он в от­вет: «Нет вре­ме­ни». У него бы­ло столь­ко дел. Весь день рас­пи­сан. С утра нуж­но пой­ти в ма­га­зин, вы­гу­лять со­ба­ку, (у нас жи­ла ов­чар­ка), а по­том на­чи­на­лась ра­бо­та.

— По­сколь­ку в мо­ло­до­сти ваш муж был ин­же­не­ром, на­вер­ное, до­ма все сам чи­нил?

— Нет, ни­че­го это­го не бы­ло. Он толь­ко мог чай­ник по­ста­вить (улы­ба­ет­ся). Пом­ню как-то на да­че они с со­се­дом пы­та­лись по­чи­нить ко­ло­дец. Для это­го при­шлось нести сос­ну, ко­то­рую спи­ли­ли. По­том у него спи­на бо­ле­ла жут­ко. Так что ру­ка­ми он ни­че­го не умел де­лать. При этом был в се­мье опо­рой. Я бы­ла за ним как за ка­мен­ной сте­ной. Сеня был че­ло­ве­ком сло­ва и де­ла. Я все­гда мог­ла на него рас­счи­ты­вать. Он за­бо­тил­ся о се­мье. — За гра­ни­цей ваш муж ча­сто бы­вал? — Ез­дил на га­стро­ли в Поль­шу, Фин­лян­дию, Фран­цию, США, Из­ра­иль…

— За мо­дой сле­дил?

— Оде­вал­ся очень про­сто. Пред­по­чи­тал джин­сы, сви­те­ра, джин­со­вую кур­точ­ку. А еще у него бы­ла лю­би­мая май­ка с над­пи­сью «young», что в пе­ре­во­де с ан­глий­ско­го озна­ча­ет «мо­ло­дой». Ее он обыч­но на­де­вал на Но­вый год.

— Чув­ство­вал се­бя мо­ло­дым?

— Да.

— Ка­кое блю­до бы­ло у него лю­би­мым? — Лю­бил борщ, хо­ло­дец, от­бив­ные, жа­ре­ную кар­тош­ку, се­ле­доч­ку, фор­шмак. При этом был че­ло­ве­ком аб­со­лют­но непри­ве­ред­ли­вым в еде. Лю­бил, как я го­тов­лю.

— У Се­ме­на Ль­во­ви­ча бы­ло ка­кое-то хоб­би?

— Он обо­жал фут­бол. Ко­гда по те­ле­ви­зо­ру смот­рел его, и вдруг кто-то за­би­вал гол, в до­ме та­кое тво­ри­лось. Крик, шум! Он знал мно­гих фут­бо­ли­стов. И сам хо­ро­шо иг­рал в фут­бол в те­ат­раль­ной ко­ман­де.

— Как вы ду­ма­е­те, ваш муж был счаст­ли­вым че­ло­ве­ком?

— Без­услов­но, ес­ли бы не те де­сять лет, ко­гда бо­лел... Он мно­го сде­лал лю­дям добра — по­мог с по­лу­че­ни­ем жи­лья, ре­ше­ни­ем про­блем, свя­зан­ных со здо­ро­вьем, мно­го ра­до­сти до­ста­вил. Сеня очень лю­бил сы­на, обо­жал вну­ков.

— Вы чув­ству­е­те связь с му­жем спу­стя го­ды?

— Ко­неч­но. Я очень ча­сто о нем ду­маю. Его порт­рет у ме­ня все вре­мя пе­ред гла­за­ми.

— Что бы вы ска­за­ли ва­ше­му му­жу се­го­дня, ес­ли бы он мог вас услышать?

— До­ро­гой мой, те­бя не за­бы­ли. Спасибо те­бе за все, что ты сде­лал. Без те­бя пло­хо.

Пес­ня «Уно мо­мен­то» в исполнении Се­ме­на Фарады и Алек­сандра Аб­ду­ло­ва — один из са­мых яр­ких эпи­зо­довв филь­ме «Фор­му­ла люб­ви»

Ма­рия Полицеймако: «Сеня мно­го ра­бо­тал в Ки­е­ве. Рос­кош­ный го­род! Как нас пре­крас­но все­гда при­ни­ма­ли!»

Ка­д­риз­филь­ма«Ча­ро­деи»

Фа­ра­да бле­стя­ще В ки­но­ко­ме­дии «Ча­ро­деи» Се­менсыг­рал роль го­стя с юга

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.