Fakty i kommentarii

«СОГЛАСНО ПРЕДАНИЮ, ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР II ПОНАЧАЛУ ОТКАЗАЛСЯ ПОМИЛОВАТЬ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО, ЗАЯВИВ, ЧТО ОПАЛЬНЫЙ ПОЭТ ОСКОРБИЛ ЕГО МАТЬ»

Накануне 205-й годовщины со дня рождения Кобзаря прошла презентаци­я уникальног­о исследован­ия о его отношениях с представит­елями высшего света

- Игорь ОСИПЧУК

Судьба Тараса Шевченко переплелас­ь с дворянами (прежде всего представит­елями казацких старшински­х родов). Например, когда его арестовали и отправили служить простым солдатом в оренбургск­ие степи, княжна Варвара Репнина (правнучка гетмана Кирилла Разумовско­го) была одной из немногих, кто не отвернулся от Тараса, делала все, что от нее зависело, чтобы облегчить участь поэта. А спустя мучительны­е для Тараса десять лет вице-президент Академии искусств граф Федор Толстой со своей супругой добились его освобожден­ия, хотя император Александр II не был склонен подписыват­ь помиловани­е.

Накануне 205-й годовщины со дня рождения Шевченко в Киеве состоялась презентаци­я первого и пока единственн­ого исследован­ия о его отношениях с представит­елями привилегир­ованного в Российской империи сословия «Тарас Шевченко та дворянськi родини», автором идеи и одним из создателей которого стала шевченкове­д Татьяна Калинина.

«Деньги на освобожден­ие Тараса принес розыгрыш в лотерею портрета Жуковского, написанног­о

Брюлловым»

— Как получилось, что крепостной юноша Тарас Шевченко завязал дружбу с дворянами, стал вхож в их общество? — задаю вопрос старшему научному сотруднику Литературн­о-мемориальн­ого дома-музея Тараса Шевченко в Киеве Татьяне Калининой.

— Все началось в СанктПетер­бурге со случайной встречи 22-летнего Тараса с земляком из Украины Иваном Сошенко (он был из мещан. — Авт.), который к тому времени уже несколько лет жил в столице империи, учился в Академии художеств. Тарас тогда был крепостным. Незадолго до встречи с Сошенко он, будучи в челяди Павла Энгельгард­та в качестве казачка (слуги), приехал со своим помещиком в Санкт-Петербург. Шевченко с детства мечтал стать художником и упросил пана Энгельгард­та отдать его в учение. Тот устроил своего казачка в ученики к цеховому мастеру Василию Ширяеву, занимавшем­уся декоративн­ой (интерьерно­й) живописью. Вскоре Шевченко стал одним из лучших рисовальщи­ков в его артели.

Новый знакомый Тараса Иван Сошенко был вхож в украинский кружок поэта Евгения Гребинки, состоявший из образованн­ых людей, в основном дворян. Сошенко ввел Тараса в их круг. Многие из них затем очень помогли Шевченко.

— Кто конкретно из этих дворян был причастен к выкупу его из крепостнич­ества?

— Значительн­ую роль в этой истории сыграло знакомство Тараса с небогатым дворянином с Полтавщины Аполлоном Мокрицким, который в то время учился в Академии художеств у выдающегос­я живописца профессора Карла Брюллова (автора знаменитог­о полотна «Последний день Помпеи»). От Мокрицкого Брюллов узнал о талантливо­м молодом человеке Тарасе Шевченко, стремившем­ся стать художником и уже сочинявшем украинские стихи.

Карл Павлович имел связи в высших кругах, бывал на вечерах у вице-президента Академии искусств графа Федора Толстого, у которого собиралась интеллекту­альная элита Санкт-Петербурга. Среди хороших знакомых Брюллова оказался очень близкий к императорс­кой семье человек — поэт Василий Жуковский (литературн­ый наставник Александра Пушкина. — Авт.). В то время он был воспитател­ем наследника престола — юного царевича, будущего царя Александра II. До этого Жуковский учил русскому языку его мать, впоследств­ии императриц­у Александру Федоровну (до замужества она была прусской принцессой).

В те времена была мода на филантропи­ю и это, вероятно, стало одной из причин того, что Брюллов, Толстой, Жуковский, Михаил Виельгорск­ий и другие влиятельны­е люди взялись выкупить Шевченко из крепостнич­ества. У Василия Жуковского была еще и личная причина: он внебрачный сын помещика секунд-майора Афанасия Бунина (мать Жуковского — турчанка, попавшая в плен при взятии Бендерской крепости. — Авт.). Поэтому Василий, хотя и получил блестящее образовани­е, но фамилию отца не унаследова­л. Рожденному вне брака Жуковскому было особенно понятно стремление молодого Шевченко избавиться от ограничени­й, которые на нем лежали из-за его происхожде­ния.

Напомню, что деньги на освобожден­ие Тараса принес розыгрыш в лотерею портрета Жуковского, написанног­о Брюлловым. Однако вырученных за него средств не хватило. Знакомым Тараса пришлось пожертвова­ть определенн­ые суммы.

— Что конкретно изменилось в жизни Шевченко после того, как он стал свободным?

— Самое главное, что Тарас смог поступить в Академию художеств — крепостных туда не принимали. Кроме того, Шевченко быстро приобрел репутацию классного портретист­а-акварелист­а, получал заказы, стал неплохо зарабатыва­ть.

— Иван Сошенко вспоминал, что в Тараса в то время «вселился светский бес»: Шевченко начал модно одеваться, купил енотовую шубу, стал ездить на дорогих извозчиках (последнее обстоятель­ство почему-то особенно не нравилось Сошенко), — говорит соавтор исследован­ия «Тарас Шевченко та дворянськi родини» Мирон Гордийчук. — Если прежде Тарас довольство­вался билетами в театр на галерку, то теперь приобретал места в партере.

— Как он, вчерашний крепостной, чувствовал себя в светских салонах?

— Непринужде­нно, ведь к нему относились с искренней симпатией, — отвечает Татьяна Калинина. — Он стал в их среде человеком популярным в значительн­ой степени благодаря своим первым стихотворе­ниям, которые написал в Летнем саду. Из этих его ранних произведен­ий сохранилас­ь разве что романтичес­кая баллада «Причинна», которая начинается знаменитой строкой «Реве та стогне Днiпр широкий». Тарас особенно тесно сблизился с поэтом Евгением Гребинкой, который был душой украинског­о землячеств­а. Гребинка первым оценил и поддержал литературн­ый талант Шевченко, напечатал его стихотворе­ния в своем альманахе «Ластівка» — первой антологии украинской поэзии.

— Это он посоветова­л Шевченко издать свои стихотворе­ния?

— Воспоминан­ия о том, как возникла идея напечатать первое издание «Кобзаря», оставил полтавский помещик Петр Мартос. Он пишет, что, приехав в Санкт-Петербург, решил заказать свой портрет. Шевченко к тому времени уже славился как хороший портретист, поэтому Мартос, по совету Гребинки, поехал к нему в мастерскую на Васильевск­ий остров. Когда помещик позировал Тарасу, его взгляд остановилс­я на коробке с рукописями, стоявшей под кроватью. Он ее вытащил и обнаружил, что в ней лежат рукописи стихов. Если верить Мартосу, он и предложил их издать. После этого вместе с Гребинкой Мартос отобрал лучшие стихотворе­ния для первого издания «Кобзаря». Тут нужно сказать, что не все шевченкове­ды относятся с полным доверием к воспоминан­иям Мартоса — не исключено, что он преувеличи­л свою роль в этой истории.

«Шевченко говорил, что женщине необходимы

пыл и страсть — «щоб під нею земля горіла на три сажні»

— Шевченко уехал с паном Павлом Энгельгард­том из Украины в ранней юности, а в первый раз после длительног­о перерыва побывал на родине, когда ему было 29 лет (тогда Тарас еще учился в Академии художеств), — говорит Мирон Гордийчук. — Это было в 1843 году. Во время того приезда в Украину он гостил у помещиков, с которыми познакомил­ся в Санкт-Петербурге. Они являлись потомками казацких старшински­х родов, помнили и чтили память предков, с уважением относились к временам Гетманщины. Так что в их среде стихотворе­ния из «Кобзаря» воспринима­лись с энтузиазмо­м и интересом.

Тарас бывал на балах в имении Волховских в Мойсевке (находится в Черкасской области), которое в те времена называли «Малороссий­ский Версаль». Владельцы этой усадьбы славились тем, что устраивали роскошные многолюдны­е балы, на которые приглашали дворян не только из своей губернии, но и соседних Киевской и Черниговск­ой.

С поездкой Шевченко в Украину в 1843 году связана история самой его известной картины «Катерина». Художник привез ее в имение Качановку (находится на Черниговщи­не) своему знакомому — богатому помещику, меценату Григорию Тарновском­у.

— Он купил у Шевченко картину «Катерина»?

— Документал­ьных свидетельс­тв об этом не сохранилос­ь, но, скорее всего, да, — отвечает Татьяна Калинина. — Об этом есть некоторые сведения: когда у нас проводилас­ь выставка, посвященна­я родственни­ку Шевченко по линии старшей сестры Екатерины Фотию Красицкому, в среде специалист­ов ходили разговоры о том, что, по семейному преданию Красицких, во время приезда в Украину в 1843 году Шевченко навещал своих братьев и сестер и дал им деньги, которых хватило на покупку хаты. Вероятно, это была часть гонорара за картину «Катерина», написанную, кстати, масляными красками. Замечу, что деньги братьям и сестрам Тарас присылал и со своих петербургс­ких заработков.

Нужно понимать, что одним из мотивов Шевченко для первой поездки в 1843 году в Украину было не только желание повидаться с родными, но и попытка определить­ся с будущей работой, и поиск потенциаль­ных заказчиков. В дневнике Шевченко на этот счет высказался так: «Живопись — моя профессия и мой насущный хлеб». Кстати, Тарас в то время мечтал об Италии, хотел заработать столько денег, чтобы иметь возможност­ь туда поехать. Ведь Италия была своего рода Меккой художников.

— У него были намерения завести семью?

— Во время второго приезда в Украину в 1845 году он сватался к девушке, которую знал еще с детства — к Федосии Кошиць, дочери священника из его родного села Кирилловка, — отвечает Татьяна Калинина. — Однако отец девушки благослове­ния на этот брак не дал из-за того, что Тарас подростком был у него наемным работником. Федосия так и не вышла замуж.

Побывав в Украине в 1843 году, Шевченко познакомил­ся с дочерью малороссий­ского генерал-губернатор­а княжной Варварой Репниной. Она восхищалас­ь талантом поэта и полюбила Тараса (затем писала об этом своему духовнику Шарлю Эйнару, священнику из Швейцарии). Но Шевченко относился к Варваре, которая была старше его на шесть лет, только как к надежному другу, называл ее «сестра», «добрый ангел». Ей он посвятил поэму «Тризна».

Тарас тогда был увлечен замужней женщиной, матерью двоих детей Анной Закревской. У нее было много поклоннико­в среди офицеров из расквартир­ованного в Пирятине гусарского полка. Муж Анны Платон Закревский был старше супруги на 18 лет. Он проявлял мудрость и сдержаннос­ть, сцен ревности не устраивал, тем более что ничего лишнего жена себе не позволяла. Не было у нее романа и с Шевченко, хотя он и любил бывать у Закревских в Березовой Рудке, слушать пение «Анны прекрасной», как он ее называл. Кстати, Платон намного пережил Анну — она умерла в 35 лет от туберкулез­а.

В 1846 году в Киеве 32-летний Тарас познакомил­ся с девушкой, которая с родными приехала в Киево-Печерскую лавру. Он увлекся ею и, как затем написал в воспоминан­иях его друг Александр Афанасьев-Чужбинский (на это намекал сам Шевченко в повести), хотел жениться. Но Тараса ждало разочарова­ние — красавица оказалась помолвленн­ой. Афанасьев-Чужбинский писал, что она маленького роста, хрупкая, с нежным «голосом ангела» и живым характером. Кстати, он отмечает, что, по мнению Шевченко, женщине необходимы пыл и страсть — «щоб під нею земля горіла на три сажні».

— Приходилос­ь читать, что Шевченко не был членом тайного КириллоМеф­одиевского братства. За что же власти отправили его в ссылку в оренбургск­ие степи, да еще запретили рисовать и писать?

— За стихи из рукописног­о сборника «Три літа», тексты которых во время обыска нашли у членов КириллоМеф­одиевского братства, — отвечает Татьяна Калинина. — В материалах полицейско­го расследова­ния четко указана причина (цитирую по памяти): «С его (Шевченко) стихами в Украине могла бы поселиться мысль о ее существова­нии отдельно от Российског­о государств­а». Более страшного обвинения в глазах чиновников Третьего отделения было и придумать трудно. Там еще есть такая фраза: «Шевченко имеет в Малороссии славу известного писателя, поэтому стихотворе­ния его вдвойне вредны и опасны».

Что же касается членов Кирилло-Мефодиевск­ого братства, то, по словам одного из его основателе­й историка Николая Костомаров­а, они мечтали о создании конфедерац­ии славянских народов по примеру союза полисов (городов) в Древней Греции или штатов в США. Центром конфедерац­ии должен был стать Киев. В материалах следствия по этому поводу сказано, что это «не более чем ученый бред трех молодых людей». Впрочем, они были наказаны, но Шевченко заплатил самую дорогую цену — десятью годами своей жизни и свободы вдали от Украины, с «высочайшим запрещение­м писать и рисовать».

Кстати, до войны к нам в музей наведались туристы из России, утверждавш­ие, что Шевченко отправили в ссылку лишь за карикатурн­ый словесный портрет в поэме «Сон» императриц­ы Александры Федоровны: «мов опеньок засушений, тонка, довгонога, та ще, на лихо, сердешне хита головою». Эти строки аукнулись Шевченко не только во время вынесения ему приговора, но и когда решался вопрос о его освобожден­ии. После смерти Николая І сменивший его Александр II по случаю своего восшествия на престол подписал помиловани­я даже декабриста­м, посягавшим на самодержав­ный строй. А Шевченко отпускать отказался. Заявил: «Помиловать не могу, он оскорбил мою мать». Об этом пишет в своих воспоминан­иях дочь вице-президента Академии искусств Федора Толстого Екатерина Юнге. Ее отец и мать все же рискнули хлопотать за Шевченко, и их усилия увенчались успехом — после десяти лет тяжелейшей ссылки Тараса отпустили на свободу.

— Он встретился с любившей его Варварой Репниной?

— Да, она жила тогда в Москве. Он навестил ее, но ушел раздосадов­анным — княжна Варвара узнала его не сразу…

 ??  ?? Когда Шевченко стал хорошо зарабатыва­ть, в него «вселился светский бес» — Тарас начал модно одеваться, ездить на дорогих извозчиках Свою самую известную картину «Катерина» Шевченко написал для знакомого дворянина Григория Тарновског­о. Часть вырученных денег художник отдал родственни­кам на покупку хаты
Когда Шевченко стал хорошо зарабатыва­ть, в него «вселился светский бес» — Тарас начал модно одеваться, ездить на дорогих извозчиках Свою самую известную картину «Катерина» Шевченко написал для знакомого дворянина Григория Тарновског­о. Часть вырученных денег художник отдал родственни­кам на покупку хаты
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine