СЕ­ГО­ДНЯ В «ФАКТАХ»:

Из­вест­ный укра­ин­ский жур­на­лист объ­яс­нил, по­че­му на­де­ет­ся на ско­рые по­зи­тив­ные пе­ре­ме­ны в стране

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Оль­га БЕСПЕРСТОВ­А

Ро­ман Скры­пин: «Как толь­ко по­явят­ся ка­кие-то при­зна­ки пре­да­тель­ства и сда­чи ин­те­ре­сов, по­верь­те, я пер­вый вста­ну и ска­жу: «Слу­шай­те, ре­бя­та, так не пой­дет»

«Сей­час идет столк­но­ве­ние двух си­стем. Мы на сло­ме, я так вос­при­ни­маю. Ста­рые кад­ры го­во­рят: «Без нас у вас ни­че­го не по­лу­чит­ся». Нет, по­лу­чит­ся. Я уве­рен».

Из­вест­ный укра­ин­ский жур­на­лист объ­яс­нил, по­че­му на­де­ет­ся на ско­рые

по­зи­тив­ные пе­ре­ме­ны в стране.

За очень ко­рот­кое вре­мя в Укра­ине про­изо­шла пол­ная перезагруз­ка вла­сти, и мы ока­за­лись в иной по­ли­ти­че­ской ре­аль­но­сти, ко­то­рая мно­гих обос­но­ван­но пу­га­ет. Гро­мадье пла­нов и по­су­лы новых/ста­рых пер­со­на­жей, иг­ры по пра­ви­лам и в под­дав­ки, на­зна­че­ния и сня­тия с долж­но­стей, ре­ван­ши и ре­ин­кар­на­ции, ини­ци­а­ти­вы и сек­рет­ные до­го­во­рен­но­сти — все­го это­го те­перь в из­быт­ке.

К ка­ким по­след­стви­ям при­ве­дет бур­ная де­я­тель­ность ко­ман­ды пре­зи­ден­та, есть ли у хо­зя­ев выс­ших ка­би­не­тов ка­кой-то план на пер­спек­ти­ву или де­таль­но про­пи­сан­ный сце­на­рий, го­во­ря их язы­ком, не зна­ет ни­кто. Во­про­сов к но­во­из­бран­ным у каж­до­го вме­ня­е­мо­го граж­да­ни­на Укра­и­ны огром­ное ко­ли­че­ство. Са­мый глав­ный: че­го нам ждать и к че­му го­то­вить­ся?

Обо всем этом «ФАКТЫ» по­го­во­ри­ли с жур­на­ли­стом Ро­ма­ном Скры­пи­ным, ко­то­рый, как из­вест­но, за сло­вом в кар­ман не ле­зет.

«У боль­шин­ства на­ших граж­дан се­рьез­ный де­фи­цит об­ще­ния»

— Ро­ман, у вас нет ощу­ще­ния, что стра­на ле­тит в про­пасть с кос­ми­че­ской ско­ро­стью?

— Во­об­ще нет. Прав­да, нет. В ка­кую про­пасть?

— Призна­юсь, лич­но мне страш­нее, чем в 2014 го­ду. То­гда я зна­ла, кто пре­да­тель, кто кол­ла­бо­рант, кто за­щит­ник. А сей­час вро­де бы все в вы­ши­ван­ках, все пат­ри­о­ты…

— Ну, ми­мик­рия в вы­ши­ван­ках это не по­ка­за­тель. Не на­до смот­реть на внеш­ние про­яв­ле­ния, на эту пе­ну. Очень важ­но об­щать­ся с людь­ми. Мне это про­сто го­во­рить, по­то­му что мы сде­ла­ли тур по Укра­ине под на­зва­ни­ем «Дурне пої­ха­ло в турне».

— И?

— Так вот, те­перь зна­ем, чем ды­шат лю­ди в раз­ных ре­ги­о­нах. Мы за два дня до при­ез­да в го­род да­ва­ли объ­яв­ле­ние в соц­се­тях: «Бу­дем там-то, при­хо­ди­те». Ни­кто ни­ко­го на эти встре­чи не сго­нял. Лю­ди при­хо­ди­ли, что­бы по­слу­шать и по­го­во­рить о том, что их бес­по­ко­ит. У боль­шин­ства граж­дан на­шей стра­ны се­рьез­ный де­фи­цит об­ще­ния. Я те­перь по­ни­маю, чем жи­вет Харь­ков, на­при­мер.

— Ау­ди­то­рия в раз­ных ре­ги­о­нах силь­но раз­нит­ся?

— Нет. Это же на­ши зри­те­ли. То есть цен­ност­но мы сов­па­да­ем про­цен­тов на де­вя­но­сто. Это на­ши дру­зья, по боль­шо­му сче­ту. Что очень здо­ро­во.

На са­мом де­ле ме­диа в Укра­ине неред­ко ото­рва­ны от зри­те­лей и чи­та­те­лей. А тут ты го­во­ришь, гля­дя им в гла­за, от­ве­ча­ешь на их во­про­сы, они — на твои. В об­щем, ин­те­ре­сы у всех оди­на­ко­вые. Вез­де.

— Ка­мер­тон для вас — это лю­ди?

— Я мно­го об­ща­юсь. Но у ме­ня есть и соб­ствен­ные ощу­ще­ния. Пы­та­юсь не впа­дать в об­щее те­че­ние ти­па «ой, все, зра­да-зра­да-зра­да», а смот­реть на то, что про­ис­хо­дит. Кто мне не нра­вит­ся в но­вой вла­сти? Не нра­вит­ся Бо­г­дан, Ко­ло­мой­ский, часть фрак­ции «Слу­га на­ро­да». Но но­вый Ка­б­мин, кро­ме Ава­ко­ва, — нра­вит­ся. Эти молодые лю­ди пре­крас­но по­ни­ма­ют, что нуж­но де­лать. Дай Бог им му­же­ства и сил, ведь ко­гда по­па­да­ешь в го­су­дар­ствен­ную си­сте­му, она все твои по­ры­вы со­зна­тель­но тор­мо­зит.

Знаю мно­гих из этих ре­бят. Во­об­ще по­ло­ви­на ны­неш­не­го со­ста­ва Вер­хов­ной Ра­ды уже по­бы­ва­ла у ме­ня в эфи­ре.

— И ка­кие впе­чат­ле­ния? Ото­всю­ду толь­ко и слыш­но: неком­пе­тент­ные и непро­фес­си­о­наль­ные.

— Пой­ми­те, в на­шей стране нет ком­пе­тент­ных лю­дей от сло­ва «со­всем». Вы хо­ти­те Аза­ро­ва? Он был ком­пе­тент­ным.

— Вот его точ­но не хо­чу.

— По­ни­ма­е­те, сей­час идет столк­но­ве­ние двух си­стем. Мы на сло­ме, я так вос­при­ни­маю. Ста­рые кад­ры го­во­рят: «Без нас у вас ни­че­го не по­лу­чит­ся». Нет, по­лу­чит­ся. Я уве­рен.

Ни­кто из нас не ро­дил­ся из­бран­ным. Ни Джордж Ва­шинг­тон, ни Уин­стон Чер­чилль, ни Мар­га­рет Тэт­чер, ни Ан­ге­ла Мер­кель… Дай­те лю­дям ре­а­ли­зо­вать­ся. Ко­гда го­во­рят, что у них от­сут­ству­ет управ­лен­че­ский опыт, то это же о со­вет­ской си­сте­ме, ко­гда, что­бы дать до­ку­мен­ту жизнь, нуж­но бы­ло пой­ти по ми­ни­стер­ствам и ве­дом­ствам, со­брать под­пи­си, ко­го-то уго­во­рить, уло­мать и т. д. Со­вре­мен­ный биз­нес так не жи­вет. Знаю по се­бе. У ме­ня от ре­ше­ния до его во­пло­ще­ния — один день. Я ре­а­ли­зую идею, ни­че­го ни с кем не со­гла­со­вы­вая.

— А ошиб­ки при та­кой ско­ро­сти ча­сто слу­ча­ют­ся?

— Ошиб­ки все­гда бы­ва­ют. В лю­бом ре­ше­нии. Вы ни­ко­гда не мо­же­те се­бя обез­опа­сить от них.

Но де­ло в том, что я несу пер­со­наль­ную от­вет­ствен­ность за свою ошиб­ку, а в го­су­дар­ствен­ных ре­ше­ни­ях по­лу­ча­ет­ся кол­лек­тив­ная от­вет­ствен­ность. Лит­вин по­нес пер­со­наль­ную от­вет­ствен­ность за ра­ти­фи­ка­цию в 2010 го­ду Харь­ков­ских со­гла­ше­ний, под­пи­сан­ных Яну­ко­ви­чем? Нет. Ра­да, ко­то­рая им­пле­мен­ти­ро­ва­ла это? Нет.

Но­вые ре­бя­та, ко­то­рые при­шли в пра­ви­тель­ство, тот же пре­мьер­ми­нистр Гон­ча­рук, ми­нистр Ка­би­не­та ми­ни­стров Ду­би­лет, ви­це-пре­мьер-ми­нистр Ку­ле­ба и т. д., пре­крас­но по­ни­ма­ют, как ра­бо­та­ет биз­нес. У ме­ня боль­шая на­деж­да, что они из­ме­нят ре­гла­мент при­ня­тия ре­ше­ний и все это гро­мозд­кое ста­рое ба­рах­ло (имею в ви­ду со­гла­со­ва­ния и про­чее) про­сто убе­рут. А по­том это все мож­но бу­дет им­пле­мен­ти­ро­вать в го­су­дар­ствен­ную си­сте­му, что­бы при­ня­тие ре­ше­ний шло на­мно­го быст­рее. Но это не зна­чит, что нач­нет­ся анар­хия.

Вспом­ни­те, как пы­та­лась тор­мо­зить ре­ше­ния мо­но­боль­шин­ства фрак­ция «Ев­ро­пей­ская со­ли­дар­ность» на пер­вом за­се­да­нии Ра­ды 29 ав­гу­ста? «Рас­пе­ча­тай­те нам, по­жа­луй­ста, все на бу­ма­ге». Да не на­до ни­че­го пе­ча­тать! Все же есть в элек­трон­ном ви­де на сай­те пар­ла­мен­та, зай­ди­те и про­чти­те. Су­ще­ству­ет хоть один де­пу­тат, не уме­ю­щий поль­зо­вать­ся га­д­же­том? У всех те­ле­фо­ны, план­ше­ты, ком­пью­те­ры. На­до те­бе рас­пе­ча­тать — пой­ди и рас­пе­ча­тай. По­да­ри­те прин­тер Ге­ра­си­мо­ву. Ведь это ре­аль­но бред си­вой ко­бы­лы, ко­гда в Ра­де пе­ред за­се­да­ни­я­ми раз­да­ют пач­ки бу­маг.

У нас в офи­се сто­ит прин­тер. Мы им поль­зу­ем­ся крайне ред­ко, посколь­ку у нас все в элек­трон­ном ви­де. У со­труд­ни­ков есть до­ступ к до­ку­мен­там.

— Но вам ведь то­же по­тре­бо­ва­лось в свое вре­мя пе­ре­ло­мить се­бя, что­бы по­нять, что все мож­но де­лать быст­рее и эф­фек­тив­нее. Вы же не вы­пуск­ник ин­сти­ту­та про­шло­го го­да.

— Я вы­пуск­ник 1997 го­да. Застал ста­рую си­сте­му. И она ме­ня бе­си­ла. Я ра­бо­тал в га­зе­те «Ком­со­мо­лец Пол­тав­щи­ны», ко­то­рую пе­ча­та­ли на ли­но­ти­пе. Это был ужас.

И на те­ле­ви­де­нии по­пал в та­кую же си­сте­му. Ко­гда мы пе­ре­шли на УТ, там бы­ло маш­бю­ро, тек­сты пе­ре­пе­ча­ты­ва­лись мил­ли­он раз по­сле прав­ки. По­том, ко­гда вме­сто ма­ши­нок «Ятрань» ку­пи­ли Olivetti, ма­ши­нист­ки ска­за­ли: «Нам на­до пе­ре­учи­вать­ся, это тя­же­ло». Поз­же их уса­ди­ли за ком­пью­те­ры. Че­рез вре­мя по­ста­ви­ли ком­пью­те­ры для жур­на­ли­стов и ска­за­ли: «Каж­дый на­би­ра­ет текст сам». Бы­ло жут­кое со­про­тив­ле­ние та­ко­му на­си­лию: «Как? Есть же ма­ши­нист­ки. Ка­кой ком­пью­тер? Вы что? Мы не уме­ем!»

На «5 ка­на­ле» мы то­же про­ве­ли тех­но­ло­ги­че­скую ре­во­лю­цию по­сле по­езд­ки в Поль­шу, где по­смот­ре­ли, как ра­бо­та­ет те­ле­ка­нал но­во­стей TVN24 и жур­на­ли­сты са­ми мон­ти­ру­ют сю­же­ты. Ко­гда пе­ре­са­ди­ли на­ших жур­на­ли­стов на са­мо­сто­я­тель­ный мон­таж, то­же сто­ял страш­ный вой: «Я не знаю, я не умею». Все­му мож­но на­учить­ся. Так что, ко­гда что-то сей­час про эти бу­маж­ки рас­ска­зы­ва­ют, ме­ня это вы­во­дит из се­бя.

«Не нуж­но ис­кус­ствен­но сши­вать стра­ну бе­лы­ми нит­ка­ми. Она и так еди­ная»

— Се­го­дня вся власть в стране, по су­ти, со­сре­до­то­че­на в од­них ру­ках…

— Опас­ность узур­па­ции есть все­гда. На­до по­жить в но­вой по­ли­ти­че­ской ре­аль­но­сти, что­бы по­нять, что по­чем. А ес­ли бу­дут ка­кие-то невер­ные ша­ги пред­при­ни­мать­ся… По­ни­ма­е­те, каж­дый наш пре­зи­дент вы­стра­и­вал и под­ми­нал си­сте­му под се­бя. У нас все­гда бы­ла пре­зи­дент­ская рес­пуб­ли­ка, по боль­шо­му сче­ту, а пар­ла­мент­ской ни­ко­гда не бы­ло. Ка­кие-то по­пыт­ки при Ющен­ко — это бы­ли иг­ры, не бо­лее.

Мне очень нра­вит­ся, как ра­бо­та­ет немец­кая де­мо­кра­тия. Там имен­но пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка. Ес­ли бы мы мог­ли ско­пи­ро­вать это и пе­ре­не­сти в Укра­и­ну…

— Но ведь это уто­пия.

— Нет. Я очень тща­тель­но изу­чил немец­кую Кон­сти­ту­цию. Сей­час ска­жу страш­ную вещь: ма­ло то­го, я за фе­де­ра­тив­ное устрой­ство Укра­и­ны. Но по немец­ко­му об­раз­цу. Ес­ли бы у нас бы­ло пра­виль­ное фе­де­ра­тив­ное устрой­ство, ни­ка­ких «ДНР» и «ЛНР» не бы­ло бы и с Кры­мом то­же ни­че­го не слу­чи­лось.

В Гер­ма­нии у зе­мель (го­су­дар­ство со­сто­ит из 16 ча­стич­но неза­ви­си­мых зе­мель. — Авт.) есть эко­но­ми­че­ская са­мо­сто­я­тель­ность. Но они не мо­гут за­явить: «Мы вы­хо­дим из со­ста­ва Гер­ма­нии». В этом плане, кста­ти, с боль­ши­ми рис­ка­ми обу­стро­е­на Ве­ли­ко­бри­та­ния. Шот­лан­дия мо­жет спо­кой­но объ­явить неза­ви­си­мость, Уэльс то­же, и то­гда стра­на раз­ле­тит­ся на кус­ки.

В Гер­ма­нии фе­де­ра­тив­ная зем­ля не впра­ве ска­зать: «У нас те­перь не немец­кий язык, а ита­льян­ский». Та­ких пол­но­мо­чий у них нет. Язы­ко­вой во­прос там не под­ни­ма­ет­ся во­об­ще.

Как ре­ша­ет­ся язы­ко­вой во­прос в Ев­ро­пе, что ни у ко­го не воз­ни­ка­ет про­блем? Все очень про­сто. Вы хо­ти­те ре­ги­о­наль­ный язык? По­жа­луй­ста. Дуб­ли­руй­те над­пи­си. До­пу­стим, в Чер­но­го­рии и в Ма­ке­до­нии все над­пи­си дуб­ли­ру­ют­ся на ал­бан­ском. Но сред­ства из го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та на это не тра­тят.

У нас то­же мож­но сде­лать вы­вес­ку «Книж­ки» на укра­ин­ском, а по­том в два ра­за мель­че — «Кни­ги» или на лю­бом дру­гом язы­ке. Над­пи­си улиц — по­жа­луй­ста, хоть на трех язы­ках. Но не за счет го­су­дар­ства. Фи­нан­си­руй­те раз­ви­тие ре­ги­о­наль­но­го язы­ка са­ми. И кто за­хо­чет это де­лать? Ни­кто. Та­кой под­ход ото­бьет лю­бое же­ла­ние.

Ко­гда в Ев­ро­пе смот­рят на на­ши язы­ко­вые ба­та­лии, то недо­уме­ва­ют: «Есть же ре­ше­ние, вот оно». По­ез­жай­те в Юж­ный Ти­роль в Ита­лии. Там все про­дуб­ли­ро­ва­но на немец­ком, по­то­му что нем­цы хо­тят по­ка­зать, что они там есть. Но они это фи­нан­си­ру­ют из сво­е­го мест­но­го бюд­же­та. В Сло­ве­нии та же са­мая ис­то­рия.

— Нас все ча­ще убеж­да­ют, что на­до раз­го­ва­ри­вать с ок­ку­пи­ро­ван­ным Дон­бас­сом. Что ска­же­те?

— Все­гда есть с кем раз­го­ва­ри­вать, ес­ли речь идет о лю­дях.

У на­шей ко­ман­ды есть та­кая тра­ди­ция. Мы ми­ни­мум раз в год обя­за­тель­но ез­дим в Ма­ри­у­поль. Ес­ли по­лу­ча­ет­ся, еще в Кра­ма­торск и Сла­вянск. Про­сто для об­ще­ния с людь­ми.

В Кра­ма­тор­ске к нам в 2014 го­ду при­шел аб­со­лют­но ват­ный тип. Мы с ним по­го­во­ри­ли. Че­рез год уви­де­лись. Он поменял свою точ­ку зре­ния, стал по-дру­го­му раз­го­ва­ри­вать.

У нас от­сут­ству­ет об­ще­ствен­ный ди­а­лог внут­ри стра­ны. Я уже сто раз рас­ска­зы­вал ис­то­рию: ко­гда в 2004 го­ду по­сле «оран­же­вой» ре­во­лю­ции в сту­дии «Сво­бо­ды сло­ва», ко­то­рую вел Шу­стер, Юлия Мо­сто­вая спро­си­ла: «У вас есть со­об­ра­же­ния, что де­лать с Дон­бас­сом?», от­ве­та ни у ко­го не бы­ло. Он и не по­явил­ся. Но, ес­ли вы хо­ти­те по­лу­чить ре­зуль­тат, нуж­но, из­ви­ни­те, не про­па­ган­ду вклю­чать — «эти пло­хие, а эти хо­ро­шие», не на­вя­зы­вать что-то, а ве­сти ди­а­лог. На­род нуж­но уметь убеж­дать. Еще раз по­вто­рю, что у лю­дей оди­на­ко­вые цен­но­сти.

— Все хо­тят од­но­го и то­го же. — Ко­неч­но. Все хо­тят про­сто луч­ше жить. У всех есть за­прос на спра­вед­ли­вость, на до­сто­ин­ство, на до­ста­ток. Как ми­ни­мум. Пи­ра­ми­ду Мас­лоу (иерар­хи­че­ская мо­дель по­треб­но­стей че­ло­ве­ка, пред­ло­жен­ная аме­ри­кан­ским пси­хо­ло­гом Мас­лоу. — Авт.) ни­кто не от­ме­нял.

Не на­до при­ду­мы­вать что-то, ис­кус­ствен­но сши­вая стра­ну бе­лы­ми нит­ка­ми. Она и так еди­ная. Про­сто нуж­но об­щать­ся. У нас же прак­ти­че­ски нет внутреннег­о ту­риз­ма.

Вот я на­блю­даю за че­ло­ве­че­ски­ми транс­фор­ма­ци­я­ми. В по­след­ние пять лет, ко­гда на­ши рус­ско­языч­ные лю­ди по­па­да­ют за ру­беж, они на­чи­на­ют го­во­рить по-укра­ин­ски меж­ду со­бой. В том же Егип­те, в той же Тур­ции. Спра­ши­ваю их: «А за­чем?»

«Не­дав­но в Бер­лине мне пред­ло­жи­ли плю­нуть на все: «От­кро­ем ре­сто­ран, и бу­дешь

ва­рить борщ»

— Что­бы ди­стан­ци­ро­вать­ся от рос­си­ян?

— Ко­неч­но. «Они же нас не пой­мут. А мы зна­ем, о чем они го­во­рят». Это смеш­ная си­ту­а­ция, с од­ной сто­ро­ны. С дру­гой — очень по­ка­за­тель­ная.

Так что, воз­вра­ща­ясь к на­ча­лу раз­го­во­ра, сно­ва по­вто­рю, что стра­на ни­ку­да не ле­тит. Да­вай­те без па­ни­ки. Как толь­ко по­явят­ся ка­кие-то при­зна­ки пре­да­тель­ства и сда­чи ин­те­ре­сов, по­верь­те, я пер­вый вста­ну и ска­жу: «Слу­шай­те, ре­бя­та, так не пой­дет». По­ка ме­ня ра­ду­ет то, что на­род про­сто взял и пе­ре­за­гру­зил пол­но­стью всю си­сте­му. Нра­вит­ся ли мне Зе­лен­ский? Я аб­со­лют­но не его из­би­ра­тель. Вот чест­но. Из­би­ра­тель ли я «Слу­ги на­ро­да»? Нет. Цен­но­сти, ко­то­рые про­па­ган­ди­ро­вал «95 квар­тал», не мои, я не их зри­тель. Но лю­ди сде­ла­ли та­кой вы­бор. — Это дан­ность…

— …ко­то­рую нуж­но при­нять. Вы не мо­же­те ска­зать: «Хо­чу по­ме­нять на­род, за­ве­зи­те дру­гой». Не за­ве­зут. Есть имен­но та­кой.

Один из пу­тей транс­фор­ма­ции (мо­жет про­ис­хо­дить как ла­гід­на україні­за­ція, так и ла­гід­на транс­фор­ма­цiя) — ко­гда лю­дям с по­мо­щью этих ин­стру­мен­тов мож­но до­но­сить со­вер­шен­но дру­гие цен­но­сти. Да, тот же «95 квар­тал» иг­ра­ет на пош­ло­сти и ту­по­сти. Но дру­го­го ин­стру­мен­та­рия нет. Ес­ли вы по­са­ди­те их зри­те­лей слу­шать Ба­ха или Гайд­на, они спро­сят: «А где «Ру­ки вверх»?

Но ес­ли этим ин­стру­мен­том вли­я­ния пра­виль­но и с умом поль­зо­вать­ся, мож­но по­сте­пен­но по­вер­нуть в нуж­ное рус­ло. Вот се­ри­а­лы «Слу­га на­ро­да» и «Сва­ты» аб­со­лют­но несов­ме­сти­мы. «Сва­ты» — эта­кое ра­фи­ни­ро­ван­ное «рус­ско­мир­ское» жлоб­ство. А в «Слу­ге на­ро­да» вро­де вло­же­ны ка­кие-то идеи.

— Но раз­ве не нуж­но ауди­то­рию под­тя­ги­вать к бо­лее вы­со­ко­му уров­ню?

— Вы не мо­же­те ее под­тя­нуть, ис­поль­зуя hochdeutsc­h — «вы­со­кий немец­кий». Лю­ди не го­во­рят на ли­те­ра­тур­ном язы­ке, по­это­му нуж­но с ни­ми об­щать­ся на том, на ко­то­ром об­ща­ют­ся они. И до­но­сить неко­то­рые цен­но­сти, нена­вяз­чи­во впле­тая их в об­щий кон­текст.

(Окон­ча­ние на стр. 6)

«По­ни­ма­е­те, сей­час идет столк­но­ве­ние двух си­стем. Мы на сло­ме, я так вос­при­ни­маю. Ста­рые кад­ры го­во­рят: «Без нас у вас ни­че­го не по­лу­чит­ся». Нет, по­лу­чит­ся. Я уве­рен», — го­во­рит Ро­ман Скры­пин

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.