«СЫ­НА ЖЕСТОКО ИЗБИЛИ. ЭТО СКА­ЖЕТ ЛЮ­БОЙ, КТО ВИ­ДЕЛ ЕГО ТЕ­ЛО»

Не­смот­ря на оче­вид­ные до­ка­за­тель­ства убий­ства най­ден­но­го на рель­сах 14-лет­не­го под­рост­ка, по­ли­ция При­лук Чер­ни­гов­ской об­ла­сти по­счи­та­ла его ги­бель несчаст­ным слу­ча­ем. Воз­му­щен­ные необъ­ек­тив­но­стью рас­сле­до­ва­ния лю­ди вы­шли на ак­ции про­те­ста

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Екатерина КОПАНЕВА

Не­смот­ря на оче­вид­ные до­ка­за­тель­ства убий­ства най­ден­но­го на рель­сах 14-лет­не­го

под­рост­ка, по­ли­ция При­лук Чер­ни­гов­ской об­ла­сти по­счи­та­ла его ги­бель несчаст­ным слу­ча­ем. Воз­му­щен­ные необъ­ек­тив­но­стью рас­сле­до­ва­ния лю­ди вы­шли

на ак­ции про­те­ста

«При­мер­но в двух­стах мет­рах от же­лез­но­до­рож­ных пу­тей об­на­ру­жи­ли сле­ды кро­ви»

Жи­те­ли При­лук вы­шли на ак­ции про­те­ста по­сле то­го, как мест­ная по­ли­ция от­ка­за­лась рас­смат­ри­вать дру­гие вер­сии ги­бе­ли под­рост­ка, кро­ме несчаст­но­го слу­чая. Не­смот­ря на трав­мы ре­бен­ка, сло­ва ме­ди­ков и по­ка­за­ния по­мощ­ни­ка ма­ши­ни­ста, уго­лов­ное про­из­вод­ство до сих пор от­кры­то по ста­тье «Нео­сто­рож­ное об­ра­ще­ние с транс­порт­ным сред­ством». Ро­ди­те­ли Де­ни­са тре­бу­ют, что­бы де­ло рас­сле­до­ва­ли как умыш­лен­ное убий­ство. Кста­ти, ро­ди­те­лей под­рост­ка при­зна­ли по­тер­пев­ши­ми толь­ко по­сле про­те­стов и под­жо­га шин под зда­ни­ем по­ли­ции.

— В по­ли­ции де­ло вся­че­ски пы­та­ют­ся за­мять, — ска­зал «ФАКТАМ» отец Де­ни­са Ча­лен­ко Вик­тор. — По­ли­цей­ские не при­зна­ют оче­вид­ных улик и до­ка­за­тельств. Мы с род­ствен­ни­ка­ми и ад­во­ка­том несколь­ко дней под­ряд осмат­ри­ва­ли ме­сто про­ис­ше­ствия и окрест­но­сти. При­мер­но в двух­стах мет­рах от же­лез­но­до­рож­ных пу­тей, на ко­то­рых на­шли Де­ни­са, об­на­ру­жи­ли сле­ды кро­ви. Сле­дов бы­ло мно­го, они ве­ли к част­но­му сек­то­ру. След об­ры­ва­ет­ся на неболь­шом участ­ке, где сей­час пе­ре­ко­па­на зем­ля. Это яв­но бы­ло сде­ла­но все­го несколь­ко дней на­зад. По­до­зре­ваю, что кто-то за­ме­тал сле­ды. Воз­мож­но, Де­ни­са на этом ме­сте и уби­ли. По­сле че­го при­вез­ли на ма­шине к же­лез­но­до­рож­ным пу­тям и по­ло­жи­ли меж­ду рель­са­ми.

Во втор­ник, 5 но­яб­ря, Де­ни­са Ча­лен­ко по­хо­ро­ни­ли. До это­го те­ло под­рост­ка во­зи­ли в Ки­ев — по на­сто­я­нию ро­ди­те­лей суд­мед­экс­пер­ти­зу про­ве­ли в сто­ли­це.

— Мест­ным суд­мед­экс­пер­там мы не до­ве­ря­ем, — при­зна­ет­ся Вик­тор Ча­лен­ко. — Ес­ли у мест­ной по­ли­ции сто­ит цель до­ка­зать, что мой сын шел по рель­сам и «слу­чай­но не за­ме­тил по­езд», со­мне­ва­юсь, что ре­зуль­та­ты про­ве­ден­ной в При­лу­ках или да­же Чер­ни­го­ве суд­мед­экс­пер­ти­зы мог­ли бы быть объ­ек­тив­ны­ми. Сы­на жестоко избили. Это ска­жет лю­бой, кто ви­дел его те­ло. Огром­ные ге­ма­то­мы под гла­за­ми, нос раз­бит, про­би­та че­реп­ная ко­роб­ка (ве­ро­ят­нее все­го, ка­ким-то ту­пым пред­ме­том), на­до­рва­но ухо, на ру­ке ге­ма­то­ма и сса­ди­на, как буд­то он пы­тал­ся ко­го-то бить ку­ла­ком. Ре­б­ра при этом це­лы (хо­тя, ес­ли бы его дей­стви­тель­но пе­ре­ехал по­езд, ре­б­ра, по сло­вам экс­пер­тов, бы­ли бы по­ло­ма­ны). Я уви­дел сы­на сра­зу по­сле то­го, как его на­шли. То есть по­езд толь­ко про­ехал. И сын уже был хо­лод­ный! Жен­щи­ны-ме­ди­ки, ко­то­рые там его осмат­ри­ва­ли, сра­зу ска­за­ли: «Ре­бе­нок ле­жит здесь не ме­нее двух ча­сов».

Вик­тор Ча­лен­ко го­во­рит, что 29 ок­тяб­ря его сын вы­шел из до­му око­ло пя­ти ча­сов ве­че­ра:

— Утром Де­нис был в шко­ле, у них еще бы­ла фо­то­сес­сия для вы­пуск­но­го (он учил­ся в де­вя­том клас­се). По­том при­шел до­мой, а в пять ча­сов дол­жен был ид­ти на тре­ни­ров­ку по бок­су. Но на тре­ни­ров­ке не по­явил­ся. Уже сей­час я вы­яс­нил, что в по­след­нее вре­мя тре­ни­ров­ки он ино­гда про­пус­кал. По вхо­дя­щим и ис­хо­дя­щим вы­зо­вам на его те­ле­фоне уда­лось уста­но­вить, что он со­би­рал­ся встре­тить­ся с дру­зья­ми. Это его ро­вес­ни­ки, с ко­то­ры­ми он ча­сто об­щал­ся. В 17:24 сын по­зво­нил од­но­му из этих ре­бят и ска­зал, что уже идет к ним (дру­зья это под­твер­ди­ли). По­том еще раз по­зво­нил, что­бы уточ­нить, где имен­но они на­хо­дят­ся. И по­сле это­го про­пал.

На встре­чу с дру­зья­ми Де­нис так и не при­шел. На их звон­ки не от­ве­чал. Они до­го­ва­ри­ва­лись встре­тить­ся непо­да­ле­ку от на­ше­го до­ма. А сын в ре­зуль­та­те ока­зал­ся в че­ты­рех ки­ло­мет­рах от это­го ме­ста! Ни на вок­за­ле, ни воз­ле де­по его ни­кто не ви­дел. Ско­рее все­го, в тот мо­мент, ко­гда он шел к дру­зьям, кто-то пе­ре­хва­тил его по до­ро­ге и на ма­шине от­вез к же­лез­но­до­рож­ным пу­тям. Там же, непо­да­ле­ку, его и избили. Это под­твер­жда­ют сле­ды кро­ви, о ко­то­рых я го­во­рил рань­ше.

Я в тот день был на ра­бо­те. Же­на жда­ла Де­ни­са к вось­ми ча­сам ве­че­ра. Где бы сын ни был — на тре­ни­ров­ке или с дру­зья­ми, он все­гда при­хо­дил до­мой к это­му вре­ме­ни. У нас был стро­гий ре­жим: в 20:00 он дол­жен был быть до­ма, в 22:30 — ло­жить­ся спать. А в этот раз ни в во­семь, ни в пол­де­вя­то­го Де­нис до­ма не по­явил­ся. Же­на несколь­ко раз ему зво­ни­ла, но его те­ле­фон был от­клю­чен. Я то­же про­бо­вал на­брать, но бес­по­лез­но. В ре­зуль­та­те мы по­еха­ли его ис­кать.

Иска­ли в первую оче­редь в тех ме­стах, где он обыч­но бы­вал с дру­зья­ми. В цен­тре го­ро­да, воз­ле шко­лы, воз­ле ларь­ков… Ка­кие-то маль­чиш­ки, ко­то­рые бы­ли с Де­ни­сом зна­ко­мы,

В При­лу­ках Чер­ни­гов­ской об­ла­сти раз­ра­зил­ся об­ще­ствен­ный про­тест из-за смер­ти 14-лет­не­го под­рост­ка Де­ни­са Ча­лен­ко. Три дня воз­му­щен­ные без­дей­стви­ем по­ли­ции лю­ди сто­я­ли под зда­ни­ем мест­но­го рай­от­де­ла, жгли ши­ны и тре­бо­ва­ли спра­вед­ли­во­го рас­сле­до­ва­ния.

Де­ни­са Ча­лен­ко на­шли ле­жа­щим меж­ду рель­са­ми 29 ок­тяб­ря. В по­ли­ции ска­за­ли, что маль­чи­ка сбил по­езд. Яко­бы он шел в на­уш­ни­ках по же­лез­но­до­рож­ным пу­тям, не услы­шал зву­ка при­бли­жа­ю­ще­го­ся ло­ко­мо­ти­ва, а ма­ши­нист не успел за­тор­мо­зить. Но толь­ко об­на­ру­жен­ные на те­ле ре­бен­ка трав­мы ни­как не сов­па­да­ли с этой вер­си­ей. По сло­вам от­ца Де­ни­са, у под­рост­ка под­би­ты оба гла­за, на­до­рва­но ухо и про­бит че­реп. Ме­ди­ки, осмат­ри­вав­шие те­ло на ме­сте ЧП, ска­за­ли, что под­ро­сток умер за несколь­ко ча­сов до то­го, как про­ехал по­езд. А по­мощ­ник ма­ши­ни­ста за­явил: ло­ко­мо­тив пар­ня не сби­вал. По его сло­вам, ко­гда по­езд про­ез­жал, ре­бе­нок уже ле­жал на шпа­лах. На­ка­нуне про­изо­шед­ше­го Де­ни­су Ча­лен­ко по­сту­па­ли угро­зы. «ФАКТЫ» вы­яс­ни­ли по­дроб­но­сти ре­зо­нанс­ной ис­то­рии. ска­за­ли, что он мо­жет быть в рай­оне же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла. Я еще уди­вил­ся: что ему там де­лать, это же да­ле­ко! Маль­чиш­ки ска­за­ли, что там жи­вет де­воч­ка, с ко­то­рой Де­нис в по­след­нее вре­мя об­щал­ся. Мы с же­ной по­еха­ли на вок­зал. Опра­ши­ва­ли ра­бот­ни­ков, дис­пет­че­ров, но Де­ни­са ни­кто не ви­дел. Дис­пет­чер со­об­щи­ла, что не­дав­но ото­шел по­езд на Гре­бен­ки и, де­скать, воз­мож­но, он на нем уехал. И тут по­зво­ни­ли из по­ли­ции и ска­за­ли, что на рель­сах на­шли под­рост­ка.

«За день до ги­бе­ли сын рас­ска­зал, что один па­рень при­сы­ла­ет ему угро­зы: мол, я те­бя убью,

за­ре­жу, за­ко­паю...»

— Я узнал Де­ни­са из­да­ле­ка по кур­точ­ке, — про­дол­жа­ет Вик­тор. — То­гда же уви­дел его по­бои, по­го­во­рил с ме­ди­ка­ми… И был шо­ки­ро­ван, ко­гда по­ли­цей­ские за­яви­ли, что «им все по­нят­но»: де­скать, сын в на­уш­ни­ках шел по шпа­лам, не услы­шал, что при­бли­жа­ет­ся по­езд, и его сбил ло­ко­мо­тив. Мне да­же по­ка­за­ли на­уш­ни­ки. Но толь­ко это бы­ли не его на­уш­ни­ки. Сын ни­ко­гда не но­сил про­вод­ные на­уш­ни­ки, он слу­шал му­зы­ку по Bluetooth. А чьи это бы­ли на­уш­ни­ки, не­по­нят­но. Я несколь­ко раз спра­ши­вал у полицейски­х, где те­ле­фон сы­на. Они ни­че­го не от­ве­ча­ли, а по­том я на­шел те­ле­фон Де­ни­са в по­ли­цей­ской ма­шине. Он да­же не был опе­ча­тан, про­сто ва­лял­ся в са­лоне.

Вер­сию полицейски­х о том, что под­ро­сток не за­ме­тил по­езд, опро­вер­га­ют и ма­ши­ни­сты. По­мощ­ник ма­ши­ни­ста по­ез­да Сер­гей Кли­мен­ко со­об­щил жур­на­ли­стам ТСН сле­ду­ю­щее:

— Ре­бе­нок ле­жал на рель­сах уже мерт­вый, по­езд его не сби­вал. Вы ви­де­ли это­го ре­бен­ка? То, ка­ким он был по­би­тым, ка­кие там бы­ли ге­ма­то­мы под гла­за­ми?

По сло­вам Сер­гея Кли­мен­ко, им с ма­ши­ни­стом по­ли­цей­ские на­стой­чи­во на­вя­зы­ва­ли вер­сию о том, что ре­бен­ка сбил по­езд.

— Ска­жем так, они пред­ла­га­ли нам та­кую вер­сию... Но ес­ли мы его не сби­ва­ли, то как мы мо­жем ска­зать, что мы его сби­ли?

— Ма­ши­нист рас­ска­зы­вал мне, что в том ме­сте по­езд ехал со ско­ро­стью 30 ки­ло­мет­ров в час, — го­во­рит Вик­тор Ча­лен­ко. — Ко­гда ма­ши­нист уви­дел, что на рель­сах ле­жит че­ло­век, тут же на­чал тор­мо­зить. По его сло­вам, че­ло­век не дви­гал­ся и, ско­рее все­го, был мертв.

Вик­тор Ча­лен­ко рас­ска­зал еще об од­ном ин­те­рес­ном об­сто­я­тель­стве. Ока­за­лось, что на­ка­нуне его сы­ну по­сту­па­ли угро­зы.

— Де­нис сам мне об этом го­во­рил, — вспо­ми­на­ет Вик­тор. — Бук­валь­но за день до ги­бе­ли сын ска­зал, что один па­рень при­сы­ла­ет ему угро­зы: мол, я те­бя убью, за­ре­жу, за­ко­паю… Он да­же по­ка­зал мне эту пе­ре­пис­ку. Я спро­сил, что это за че­ло­век и что меж­ду ни­ми про­изо­шло. Де­нис ска­зал, что пар­ня зо­вут Ан­дрей, он на несколь­ко лет стар­ше, а кон­фликт у них из-за де­вуш­ки. «Я за­сту­пил­ся за де­воч­ку, и на­ча­лось», — объ­яс­нил Де­нис. Он да­же по­ка­зал мне фо­то это­го Ан­дрея. Но Де­нис не вос­при­ни­мал его угро­зы все­рьез. Он толь­ко по­сме­и­вал­ся: «Пап, все в по­ряд­ке».

А по­сле ги­бе­ли сы­на мне ста­ли при­сы­лать ано­ним­ные со­об­ще­ния. Су­дя по го­ло­со­вым со­об­ще­ни­ям, их при­сы­ла­ют со­всем мо­ло­дые лю­ди. Не ис­клю­че­но, что та­кие же под­рост­ки, как Де­нис. И они что-то зна­ют. Од­на девушка со­об­щи­ла мне, что Де­ни­са из­би­ва­ли чет­ве­ро. Сре­ди них — тот са­мый Ан­дрей, ко­то­рый угро­жал сы­ну. Поз­же я слы­шал то же са­мое еще от несколь­ких че­ло­век.

Под­рост­ки рас­ска­зы­ва­ют, что Ан­дрей и трое его дру­зей — из­вест­ные в При­лу­ках де­бо­ши­ры. По­сто­ян­но «за­би­ва­ют стрел­ки», ищут се­бе жертв. Еще мне рас­ска­за­ли, что их раз­бор­ки с Де­ни­сом ка­са­лись как раз той са­мой де­вуш­ки, ко­то­рая жи­вет в рай­оне же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла. Я пы­тал­ся с ней по­го­во­рить, но она не идет на кон­такт.

Ре­бя­та, ко­то­рые это рас­ска­зы­ва­ют, бо­ят­ся да­вать по­ка­за­ния по­ли­ции. Го­во­рят, что как ми­ни­мум у од­но­го участ­ни­ка той ком­па­нии есть вли­я­тель­ные род­ствен­ни­ки в пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нах. Я не знаю, прав­да ли это. Но, су­дя по то­му, как се­бя ве­дет по­ли­ция, вполне ве­ро­ят­но. Кста­ти, ко­гда уже по­сле ги­бе­ли сы­на вскры­ли его пе­ре­пис­ки в соц­се­тях, я сам уви­дел там со­об­ще­ния с угро­за­ми от Ан­дрея. Но ни он, ни кто-ли­бо из его друж­ков не яв­ля­ют­ся по­до­зре­ва­е­мы­ми. В де­ле во­об­ще нет по­до­зре­ва­е­мых. Для по­ли­ции это по­преж­не­му «несчаст­ный слу­чай».

«Мы все ули­ки на­шли са­ми, по­ли­цей­ским оста­ва­лось толь­ко

их за­фик­си­ро­вать»

Вик­тор го­во­рит, что, ко­гда вме­сте с ад­во­ка­том и род­ствен­ни­ка­ми он на­шел сле­ды кро­ви не­да­ле­ко от же­лез­но­до­рож­ных пу­тей, ему при­шлось бук­валь­но за­став­лять по­ли­цию ра­бо­тать.

— Мы все ули­ки на­шли са­ми, по­ли­цей­ским оста­ва­лось толь­ко их за­фик­си­ро­вать, — рас­ска­зы­ва­ет Вик­тор. — Но да­же это­го ни­кто не хо­тел де­лать. Я несколь­ко раз зво­нил в по­ли­цию, но ме­ня це­лый час от­фут­бо­ли­ва­ли под раз­ны­ми пред­ло­га­ми. А еще ни­кто по сей день не удо­су­жил­ся про­ве­рить ка­ме­ры ви­део­на­блю­де­ния. В При­лу­ках их немно­го, но они есть! И за­пи­си на них хра­нят­ся опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство дней. Воз­мож­но, ка­ме­ры — это един­ствен­ный шанс от­сле­дить пе­ре­ме­ще­ния Де­ни­са и по­нять, где на него напали пре­ступ­ни­ки.

— В по­ли­ции дей­стви­тель­но не хо­те­ли да­же слы­шать дру­гих вер­сий, — со­об­щил «ФАКТАМ» ад­во­кат се­мьи Ча­лен­ко Вла­ди­мир Би­лык. — По­гиб­ший ре­бе­нок был звер­ски из­бит. Я сам ви­дел те­ло, и это страш­но. Там оче­вид­ные по­бои, при­чем уда­ры яв­но на­но­сил про­фес­си­о­нал. У по­гиб­ше­го маль­чи­ка пе­ре­би­ты суставы — это го­во­рит о том, что на­па­да­ю­щие зна­ли, ку­да бить. А ре­б­ра це­лые, что бы­ло бы со­вер­шен­но невоз­мож­но, ес­ли бы маль­чи­ка пе­ре­ехал по­езд. Вни­ма­тель­но осмот­рев те­ло, ме­сто про­ис­ше­ствия и окрест­но­сти, я при­е­хал к на­чаль­ни­ку след­ствия, но тот да­же не вы­шел ко мне. Ко­гда я по­пал на при­ем к на­чаль­ни­ку го­р­от­де­ла по­ли­ции и уже в его при­сут­ствии спро­сил у на­чаль­ни­ка след­ствия, ко­го он по­кры­ва­ет, тот яв­но ис­пу­гал­ся. Ви­ди­мо, я за­стал его врас­плох. В гла­зах чи­тал­ся та­кой ис­пуг, что на­чаль­ник го­р­от­де­ла по­про­сил его вый­ти из ка­би­не­та. Со­гла­си­тесь, все это весь­ма стран­но.

Еще ме­ня по­ра­зи­ло то, что ро­ди­те­лей Де­ни­са Ча­лен­ко да­же не при­зна­ли по­тер­пев­ши­ми. Тем са­мым их пол­но­стью от­стра­ни­ли от уго­лов­но­го про­из­вод­ства, ли­ши­ли про­цес­су­аль­ных прав. За 18 лет ад­во­кат­ской прак­ти­ки с по­доб­ным по­ве­де­ни­ем по­ли­ции стал­ки­ва­юсь впер­вые. Толь­ко по­сле мас­со­вых про­те­стов ро­ди­те­лей Де­ни­са все-та­ки при­зна­ли по­тер­пев­ши­ми.

— Лю­ди ед­ва не со­жгли рай­от­дел, — го­во­рит Вик­тор Ча­лен­ко. — Сам слу­чай ги­бе­ли Де­ни­са по­тряс весь го­род. А от­каз по­ли­ции при­знать оче­вид­ные ве­щи стал по­след­ней кап­лей.

Ко­гда в При­лу­ках толь­ко на­ча­лись про­те­сты, ру­ко­во­ди­тель мест­но­го го­р­от­де­ла по­ли­ции Алек­сандр Яцык го­во­рил, что «по­ка дан­ных, ко­то­рые мог­ли бы ука­зы­вать на на­силь­ствен­ную смерть ре­бен­ка, нет». Но по­сле ре­зо­нан­са в СМИ про­тив него ини­ци­и­ро­ва­ли слу­жеб­ное рас­сле­до­ва­ние, а его са­мо­го от­стра­ни­ли от долж­но­сти. Де­ло пе­ре­да­ли в Глав­ное след­ствен­ное управ­ле­ние Нац­по­ли­ции. При­е­хав­ший в При­лу­ки за­ме­сти­тель ру­ко­во­ди­те­ля де­пар­та­мен­та внут­рен­ней без­опас­но­сти Нац­по­ли­ции Игорь Ко­роль за­ве­рил ро­ди­те­лей маль­чи­ка, что де­ло бу­дет рас­сле­до­ва­но объ­ек­тив­но.

— Сей­час мы ждем за­клю­че­ния суд­мед­экс­пер­ти­зы, — про­дол­жа­ет Вик­тор. — Я не смо­гу спо­кой­но спать, по­ка не най­ду убийц сво­е­го сы­на. Дол­жен сде­лать это ра­ди па­мя­ти Де­ни­са. Ни мы с же­ной, ни на­ши доч­ки до сих пор, на­вер­ное, до кон­ца не осо­зна­ли, что его нет. На­ши до­че­ри еще со­всем ма­лень­кие. Од­ной — три го­ди­ка, дру­гой — пять лет. Ко­гда все это слу­чи­лось, мы от­вез­ли де­во­чек к ку­мо­вьям. Поз­же пя­ти­лет­няя Со­фий­ка рас­ска­за­ла мне, что, ко­гда она еще не зна­ла о смер­ти бра­та, у нее бы­ло стран­ное ви­де­ние. «Мы иг­ра­ли, и вдруг я уви­де­ла, как к нам на крас­ном ша­ри­ке при­ле­тел Де­ня. Он ска­зал мне, что­бы мы слу­ша­лись ро­ди­те­лей и что я те­перь за стар­шую. Его ви­де­ла толь­ко я». Воз­мож­но, сын та­ким об­ра­зом дей­стви­тель­но дал по­нять, что он ря­дом? Я мо­люсь, что­бы он мне при­снил­ся и дал ка­кую-то под­сказ­ку. Пре­ступ­ни­ки не долж­ны остать­ся без­на­ка­зан­ны­ми.

Где сей­час па­рень, ко­то­рый на­ка­нуне угро­жал Де­ни­су Ча­лен­ко, до­сто­вер­но не из­вест­но. Тем вре­ме­нем жи­те­ли При­лук на­пи­са­ли в «Фейс­бу­ке», что ве­че­ром 29 ок­тяб­ря ви­де­ли его ма­ши­ну воз­ле же­лез­но­до­рож­но­го вок­за­ла. «ФАКТЫ» бу­дут сле­дить за раз­ви­ти­ем со­бы­тий.

Де­ни­са Ча­лен­ко на­шли ле­жа­щим меж­ду рель­са­ми. Ма­ши­нист по­ез­да утвер­жда­ет, что не сби­вал под­рост­ка

Неза­дол­го до тра­ге­дии у Де­ни­са воз­ник кон­фликт с од­ним из мест­ных пар­ней

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.