«Рас­ку­ла­чен­ных кре­стьян це­лы­ми эше­ло­на­ми при­во­зи­ли по­сре­ди зи­мы в тай­гу, где не бы­ло жи­лья. Лю­дям при­хо­ди­лось рыть зем­лян­ки»

Ров­но 90 лет на­зад ста­лин­ский ре­жим раз­вер­нул мас­со­вые ре­прес­сии про­тив за­жи­точ­ных кре­стьян — рас­ку­ла­чи­ва­ние, жерт­ва­ми ко­то­ро­го ста­ли бо­лее по­лу­то­ра мил­ли­о­нов укра­ин­цев

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Игорь ОСИПЧУК

«Се­ла де­ли­ли на участ­ки, в каж­дом на­зна­ча­ли от­вет­ствен­но­го. Ес­ли на участ­ке не уда­ва­лось за­ста­вить кре­стьян сдать столь­ко хле­ба, сколь­ко тре­бо­ва­ла власть, от­вет­ствен­но­го аре­сто­вы­ва­ли вме­сте с ви­нов­ни­ка­ми «са­бо­та­жа».

Ров­но 90 лет на­зад ста­лин­ский ре­жим раз­вер­нул мас­со­вые ре­прес­сии про­тив за­жи­точ­ных кре­стьян —

рас­ку­ла­чи­ва­ние, жерт­ва­ми ко­то­ро­го ста­ли бо­лее по­лу­то­ра

мил­ли­о­нов укра­ин­цев.

— О том, что до­ве­лось пе­ре­жить лю­дям, по­пав­шим под кам­па­нию рас­ку­ла­чи­ва­ния, рас­ска­жу на при­ме­ре од­но­го из них — Ти­мо­фея Ива­но­ви­ча Тель­но­го с Харь­ков­щи­ны (он лич­но по­ве­дал мне свою ис­то­рию), — го­во­рит за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра фи­ли­а­ла «Ин­сти­тут ис­сле­до­ва­ния Го­ло­до­мо­ра» На­ци­о­наль­но­го му­зея Го­ло­до­мо­ра-ге­но­ци­да Ни­на Лап­чин­ская. — Зи­мой 1930 го­да, ко­гда развернула­сь эта кам­па­ния, Ти­мо­фей Ива­но­вич был со­всем еще мо­ло­дым па­рень­ком, ра­бо­тал сле­са­рем в Харь­ко­ве в До­ме офи­це­ров. Его там очень це­ни­ли как ма­сте­ра на все ру­ки. На­до же бы­ло та­ко­му слу­чить­ся, что, ко­гда он при­е­хал в род­ное се­ло на­ве­стить ро­ди­те­лей, к ним в дом на­гря­ну­ли ак­ти­ви­сты в со­про­вож­де­нии со­труд­ни­ка ГПУ (ста­лин­ской спец­служ­бы). Всей се­мье (в ней бы­ло пя­те­ро де­тей, Ти­мо­фей стар­ший) ве­ле­ли немед­лен­но одеть­ся, вый­ти на ули­цу и садиться на под­во­ды. Се­мью Тель­ных и дру­гих рас­ку­ла­чен­ных по­вез­ли на же­лез­но­до­рож­ную стан­цию Казачья Ло­пань (неда­ле­ко от гра­ни­цы с Рос­си­ей). Там им при­ка­за­ли садиться в то­вар­ные ва­го­ны. По­езд ехал мно­го дней. В один из них, ко­гда на­ча­ло ве­че­реть, оста­но­вил­ся по­сре­ди тайги. Кон­вой ве­лел лю­дям вы­гру­жать­ся. Кре­стья­нам при­ка­за­ли разо­брать ло­па­ты и рыть в про­мерз­лой зем­ле тран­шею. Эту работу за­вер­ши­ли глу­бо­кой но­чью. То­гда лю­дям раздали то­по­ры — что­бы на­ру­би­ли ело­вых ве­ток и на­сте­ли­ли их поверх тран­шеи. Сто­ял трес­ку­чий мо­роз, из­му­чен­ные дол­гой до­ро­гой, голодные лю­ди ед­ва не ва­ли­лись с ног.

Ко­гда ги­гант­ская зем­лян­ка бы­ла го­то­ва, охра­на раз­ре­ши­ла лю­дям раз­ме­стить­ся там на ноч­лег. Ти­мо­фей Ива­но­вич рас­ска­зы­вал, что муж­чи­нам кон­вой поз­во­лил по­спать лишь па­ру ча­сов: ра­ним утром, ко­гда еще не рас­све­ло, их по­ве­ли по тай­ге к шах­те. Охра­на за­яви­ла, что там му­жи­ков и покормят, а их же­нам и де­тям еду при­ве­зут днем. Об­щая зем­лян­ка дли­ной с же­лез­но­до­рож­ный со­став так и оста­лась ме­стом жи­тель­ства рас­ку­ла­чен­ных. Оби­та­те­ли бла­го­устро­и­ли ее в ме­ру воз­мож­но­стей: ско­ло­ти­ли на­ры, каж­дая се­мья от­де­ли­ла пе­ре­го­род­ка­ми свои квад­рат­ные мет­ры. Лю­ди узна­ли, что на­хо­дят­ся в несколь­ких ты­ся­чах ки­ло­мет­ров от Укра­и­ны — неда­ле­ко от го­ро­да Кот­ла­са. Кре­стьяне, при­вык­шие тру­дить­ся под от­кры­тым небом, по­пав на при­ну­ди­тель­ные ра­бо­ты под зем­лей, боль­шую часть го­да не ви­де­ли солн­ца. У мно­гих за ко­рот­кое вре­мя раз­ви­вал­ся си­ли­коз — очень тя­же­лое за­бо­ле­ва­ние лег­ких (их «ока­ме­не­ние»), вы­зван­ное вды­ха­ни­ем шахт­ной пы­ли. Ти­мо­фей Тель­ный ре­шил­ся на по­бег. Пря­тал­ся то в уг­ле, то под ва­го­на­ми, ко­то­рые шли на юг в Укра­и­ну. Ему уда­лось до­брать­ся до Харь­ко­ва. Он при­вел се­бя в по­ря­док и явил­ся на работу. Ска­зал ру­ко­вод­ству, что за­дер­жал­ся на несколь­ко ме­ся­цев до­ма из-за бо­лез­ни ро­ди­те­лей. Ти­мо­фею по­вез­ло — его вла­сти не тро­ну­ли. Судь­бой ему бы­ло уго­то­ва­но про­жить боль­ше 90 лет, стать ав­то­ром 15 ин­же­нер­ных изоб­ре­те­ний.

«Ми­ли­ци­о­не­рам по­ла­га­лись та­кие же про­дук­то­вые кар­точ­ки,

что и про­фес­со­рам»

— Жерт­ва­ми рас­ку­ла­чи­ва­ния в Укра­ине ста­ли бо­лее по­лу­то­ра мил­ли­о­нов человек — се­мьи наи­бо­лее ра­бо­тя­щих и пред­при­им­чи­вых кре­стьян, — про­дол­жа­ет Ни­на Лап­чин­ская. — Во вре­ме­на НЭПа (1921—1928 го­ды), ко­гда боль­ше­вист­ская власть раз­ре­ши­ла ры­ноч­ную эко­но­ми­ку, эти лю­ди до­би­лись вы­со­ко­го уров­ня бла­го­со­сто­я­ния. Сель­ское хо­зяй­ство Укра­и­ны пе­ре­жи­ва­ло эко­но­ми­че­ский подъ­ем. В 1925 го­ду про­из­вод­ство аг­рар­ной про­дук­ции в рес­пуб­ли­ке до­стиг­ло уров­ня, ко­то­рый был пе­ред на­ча­лом

Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Мно­гие из укра­ин­ских кре­стьян ста­ли чле­на­ми ко­опе­ра­ти­вов (объ­еди­не­ний про­из­во­ди­те­лей), ко­то­рые по­став­ля­ли про­до­воль­ствие не толь­ко на внут­рен­ний ры­нок, но и за ру­беж. Так, че­рез Лон­дон­скую бир­жу в боль­ших ко­ли­че­ствах про­да­ва­ли жи­вых сви­ней и го­то­вый бе­кон, сли­воч­ное мас­ло, би­тую пти­цу, ко­ноп­ля­ную пря­жу… На вы­ру­чен­ные день­ги ко­опе­ра­ти­вы за­ку­па­ли в Ев­ро­пе элит­ные породы ско­та и пти­цы, сор­та зер­но­вых, но­вей­шие ма­ши­ны, обо­ру­до­ва­ние для из­го­тов­ле­ния рыб­ных и мяс­ных кон­сер­вов и мно­гое дру­гое. В Укра­ине по­яви­лось боль­шое ко­ли­че­ство эко­но­ми­че­ски неза­ви­си­мых про­из­во­ди­те­лей. Пе­ре­жи­ва­ла подъ­ем укра­ин­ская куль­ту­ра (1920-е го­ды за­тем на­зва­ли пе­ри­о­дом на­ци­о­наль­но­го возрождени­я). Еще один важ­ный мо­мент: чле­нов ком­пар­тии Укра­и­ны бы­ло то­гда пол­мил­ли­о­на человек — огром­ная ар­мия. Все это бес­по­ко­и­ло Ста­ли­на: он по­ни­мал, что за го­ды НЭПа в СССР (осо­бен­но в Укра­ине) воз­ник­ли си­лы, ко­то­рые мог­ли ли­шить его вла­сти. По мо­е­му мне­нию, при при­ня­тии ре­ше­ния о сво­ра­чи­ва­нии НЭПа это со­об­ра­же­ние бы­ло для Ста­ли­на не ме­нее ве­со­мым, чем свой­ствен­ное боль­ше­ви­кам от­ри­ца­ние ры­ноч­ной, то есть ка­пи­та­ли­сти­че­ской, эко­но­ми­ки.

— С че­го Ста­лин на­чал на­ступ­ле­ние на эко­но­ми­че­скую са­мо­сто­я­тель­ность кре­стьян?

— С ге­не­раль­ной ре­пе­ти­ции воз­вра­ще­ния к прак­ти­ке на­силь­ствен­но­го изъ­я­тия хле­ба, ко­то­рое при­ме­ня­лось боль­ше­ви­ка­ми во вре­ме­на во­ен­но­го ком­му­низ­ма (в 1917—1922 го­дах). В 1927 го­ду из-за небла­го­при­ят­ных по­год­ных усло­вий на юге Си­би­ри в об­шир­ной об­ла­сти, ко­то­рую на­зы­ва­ют Се­рый Клин (за­се­лен­ной в ос­нов­ном укра­ин­ца­ми), со­бра­ли мень­ше зер­на, чем обыч­но. Но вла­сти от­ка­за­лись умень­шить раз­ме­ры про­до­воль­ствен­но­го на­ло­га. И кре­стьяне ста­ли пря­тать зер­но. В ян­ва­ре 1928 го­да Ста­лин лич­но от­пра­вил­ся в Си­бирь (это бы­ла его пер­вая и по­след­няя ра­бо­чая поездка по тер­ри­то­рии стра­ны). Он со­брал в Но­во­си­бир­ске (сто­ли­це Си­би­ри) парт­кон­фе­рен­цию, на ко­то­рой фак­ти­че­ски дал ука­за­ние при­ме­нить ка­ра­тель­ные ме­ры про­тив кре­стьян. Со­хра­ни­лось ма­ло све­де­ний, что вы­тво­ря­ли направленн­ые в се­ла спе­ци­аль­ные от­ря­ды, но из­вест­но: хлеб они со­бра­ли в за­пла­ни­ро­ван­ных объ­е­мах.

Об­ка­тав тех­но­ло­гию на­си­лия в Се­ром Клине, ста­лин­ский ре­жим вско­ре стал при­ме­нять ее по все­му СССР, в том чис­ле в Укра­ине. В это вре­мя в стране бы­ли низ­кие це­ны на сель­хоз­про­дук­цию и за­вы­шен­ные — на пром­то­ва­ры (так на­зы­ва­е­мые нож­ни­цы цен). Неуди­ви­тель­но, что укра­ин­ские кре­стьяне ста­ли укло­нять­ся от сда­чи зер­на го­су­дар­ству, пря­та­ли его, на­ме­ре­ва­ясь про­дать на бир­же. Ста­лин­ский ре­жим от­ве­тил ре­прес­си­я­ми. Бы­ли воз­вра­ще­ны «чрез­вы­чай­ные ме­то­ды» сбо­ра прод­на­ло­га, а фак­ти­че­ски вер­ну­лась прод­раз­верст­ка: се­ла де­ли­ли на участ­ки, в каж­дом на­зна­ча­ли от­вет­ствен­но­го. Ес­ли на участ­ке не уда­ва­лось за­ста­вить кре­стьян сдать столь­ко хле­ба, сколь­ко тре­бо­ва­ла власть, от­вет­ствен­но­го аре­сто­вы­ва­ли вме­сте с ви­нов­ни­ка­ми «са­бо­та­жа». Так­же вво­дил­ся ин­сти­тут за­лож­ни­че­ства. От­каз от ры­ноч­ных от­но­ше­ний и на­си­лие над се­лом при­ве­ли к то­му, что уже в 1929 го­ду го­су­дар­ство бы­ло вы­нуж­де­но вве­сти в го­ро­дах распределе­ние ос­нов­ных про­дук­тов пи­та­ния по кар­точ­кам. При­ме­ча­тель­но, что ми­ли­ци­о­не­рам по­ла­га­лись та­кие же нормы по кар­точ­кам, как и про­фес­со­рам.

Ста­лин­ская про­па­ган­да при­зы­ва­ла на­род по­тер­петь ра­ди боль­шой це­ли — ин­ду­стри­а­ли­за­ции. А еще аги­та­то­ры, га­зе­ты, ра­дио воз­ла­га­ли ви­ну на кре­стьян, пре­жде все­го за­жи­точ­ных: мол, ку­ла­ки про­кля­тые, хле­бу­шек от ра­бо­че­го клас­са пря­чут. Кста­ти, для ино­стран­ных спе­ци­а­ли­стов, при­е­хав­ших стро­ить за­во­ды пер­вой пя­ти­лет­ки, вла­сти при­ка­зы­ва­ли воз­во­дить жи­лые квар­та­лы с ве­ли­ко­леп­ны­ми квар­ти­ра­ми. А для со­вет­ских ра­бо­чих — тес­ные и хо­лод­ные ба­ра­ки. Ин­ду­стри­а­ли­за­ция по-сталински по­лу­чи­лась од­но­бо­кой — стро­и­ли во­ен­ные за­во­ды, а так­же необ­хо­ди­мые для их ра­бо­ты пред­при­я­тия.

— Что ста­ло толч­ком к мас­со­вым ре­прес­си­ям про­тив наи­бо­лее ини­ци­а­тив­ных и тру­до­лю­би­вых кре­стьян?

— Ре­ше­ние о кол­лек­ти­ви­за­ции, при­чем фор­си­ро­ван­ной. Из­на­чаль­но ее пла­ни­ро­ва­ли про­ве­сти в Укра­ине за три го­да — с 1929-го по 1932-й. При­сы­ла­ли упол­но­мо­чен­ных из Рос­сии. Им вы­да­ва­ли ог­не­стрель­ное ору­жие и под­руч­ных. Лю­дей со­би­ра­ли на сель­ских май­да­нах, при­зы­ва­ли доб­ро­воль­но за­пи­сы­вать­ся в кол­хоз. Ма­ло кто со­гла­шал­ся. То­гда их на­чи­на­ли вы­зы­вать по од­но­му в сель­со­вет. Упол­но­мо­чен­ные раз­го­ва­ри­ва­ли с се­ля­на­ми, по­ло­жив на стол в ка­че­стве «ар­гу­мен­та» ре­воль­вер. В тот год лю­ди мас­со­во ре­за­ли скот, что­бы его не «обоб­ще­стви­ли». Мя­со про­да­ва­ли под­поль­но — част­ная тор­гов­ля уже бы­ла под за­пре­том.

Мас­со­вый ха­рак­тер при­об­ре­ли так на­зы­ва­е­мые во­лын­ки. Это ко­гда на раз­го­вор к упол­но­мо­чен­ным и их со­про­вож­да­ю­щим шли кре­стьяне (в ос­нов­ном, жен­щи­ны) с граб­ля­ми и ви­ла­ми в ру­ках. Со­би­ра­лись на сель­ском май­дане или вы­гоне. Лю­ди ре­ши­тель­но за­яв­ля­ли пред­ста­ви­те­лям вла­стей, что не хо­тят в кол­хоз, что у них нет воз­мож­но­сти от­дать го­су­дар­ству та­кое ко­ли­че­ство зер­на, ко­то­рое от них тре­бу­ют. В за­па­ле «дис­кус­сии» слу­ча­лось, что упол­но­мо­чен­ных со сви­той по­ко­ла­чи­ва­ли, им при­хо­ди­лось уно­сить но­ги. Власть в дол­гу не оста­ва­лась: в се­ло на­прав­ля­ли ка­ра­те­лей — под­раз­де­ле­ния войск ГПУ. Несколь­ко де­сят­ков наи­бо­лее ак­тив­ных жен­щин аре­сто­вы­ва­ли, вез­ли в дом пред­ва­ри­тель­но­го за­клю­че­ния в рай­он­ный или в окруж­ной центр. Их дер­жа­ли неко­то­рое вре­мя в за­клю­че­нии, до­пра­ши­ва­ли, при­ме­ня­ли ме­то­ды фи­зи­че­ско­го и пси­хо­ло­ги­че­ско­го дав­ле­ния. Го­во­ри­ли, на­при­мер, та­кое: «У те­бя сколь­ко де­тей? Пя­те­ро? Так вот, за­пом­ни, ес­ли еще раз к нам по­па­дешь, де­ти боль­ше те­бя не уви­дят». Ко­гда уз­ниц от­пус­ка­ли, за­став­ля­ли дать рас­пис­ку о нераз­гла­ше­нии то­го, что с ни­ми бы­ло в тюрь­ме. При этом че­ки­сты по­ни­ма­ли: жен­щи­ны дол­го мол­чать не смо­гут — все рас­ска­жут род­ным, од­но­сель­чан­кам, тем са­мым на­го­нят на них страх. В этом за­клю­ча­лась од­на из це­лей вла­стей — за­пу­гать кре­стьян.

«Ста­лин счи­тал, что «в Укра­ин­ской

ком­пар­тии об­ре­та­ет­ся нема­ло со­зна­тель­ных и бес­со­зна­тель­ных

пет­лю­ров­цев»

— Ста­лин ре­шил про­ве­сти кол­лек­ти­ви­за­цию в Укра­ине од­ним ма­хом: ве­лел пер­во­му сек­ре­та­рю ЦК ком­пар­тии Укра­и­ны Ста­ни­сла­ву Ко­си­о­ру вы­сту­пить в кон­це 1929 го­да с за­яв­ле­ни­ем о том, что УССР бе­рет на се­бя обязательс­тво за­вер­шить кол­лек­ти­ви­за­цию в те­че­ние 1930 го­да. По­сле это­го прес­синг на кре­стьян рез­ко уси­лил­ся. Они от­ве­ти­ли мас­со­вым со­про­тив­ле­ни­ем: вла­сти за­фик­си­ро­ва­ли в Укра­ине за зи­му 1930 го­да че­ты­ре ты­ся­чи вос­ста­ний! Их ли­де­ра­ми бы­ли наи­бо­лее за­жи­точ­ные се­ляне. Ста­лин за­ра­нее ре­шил по­кон­чить с ни­ми. 5 ян­ва­ря 1930 го­да по­лит­бю­ро ЦК ВКП(б) при­ня­ло по­ста­нов­ле­ние о рас­ку­ла­чи­ва­нии. Не­ли­це­при­ят­ное сло­во «кур­куль» ста­лин­ская про­па­ган­да ста­ла при­ме­нять по от­но­ше­нию ко всем ма­ло-маль­ски со­сто­я­тель­ным кре­стья­нам. Пе­ча­та­ли ка­ри­ка­ту­ры, клей­ми­ли их на со­бра­ни­ях. Зи­мой 1930 го­да се­мьи, ко­то­рые вла­сти за­пи­са­ли в кур­ку­ли, на­ча­ли мас­со­во вы­се­лять, а их иму­ще­ство рек­ви­зи­ро­вать.

— Всех этих кре­стьян, как и се­мью Ти­мо­фея Тель­но­го, от­прав­ля­ли на тя­же­лые ра­бо­ты на се­вер?

— Очень мно­гих, но не всех. Спе­ци­аль­ная ко­мис­сия по­де­ли­ла ку­ла­ков на три ка­те­го­рии. К пер­вой от­нес­ли «контр­ре­во­лю­ци­он­ный ак­тив», са­мых опас­ных для ста­лин­ско­го ре­жи­ма кре­стьян — тех, кто ак­тив­но вы­сту­пал про­тив кол­лек­ти­ви­за­ции. Их аре­сто­вы­ва­ли и да­ва­ли, как пра­ви­ло, три — пять лет ли­ше­ния сво­бо­ды в конц­ла­ге­ре. Се­мьи фак­ти­че­ски бес­сроч­но от­прав­ля­ли на се­вер — ру­бить лес или ра­бо­тать в шах­тах. Ко вто­рой ка­те­го­рии от­нес­ли за­жи­точ­ных кре­стьян, ко­то­рые бы­ли за­ме­че­ны в со­про­тив­ле­нии кол­лек­ти­ви­за­ции и хле­бо­за­го­тов­кам. Их вме­сте с се­мья­ми в пол­ном со­ста­ве от­прав­ля­ли на се­вер на те же ра­бо­ты — в ле­су и в шах­тах. В тре­тьей ка­те­го­рии «ку­ла­ков» ока­за­лись не особо за­жи­точ­ные се­ляне. Для вклю­че­ния их в спис­ки рас­ку­ла­чен­ных бы­ло до­ста­точ­но недо­воль­но­го вы­ска­зы­ва­ния про­тив дей­ствий вла­сти. По­лу­чив­ших яр­лык «под­ку­лач­ник» вы­се­ля­ли из хат и от­ни­ма­ли прак­ти­че­ски все иму­ще­ство. Для таких се­мей ор­га­ни­зо­вы­ва­ли за се­лом на наи­ме­нее цен­ных зем­лях вы­сел­ки. Там без ра­бо­че­го ско­та, сель­хоз­ин­вен­та­ря на­чи­нать хо­зяй­ство с ну­ля бы­ло невоз­мож­но. Ес­ли устра­и­вать вы­сел­ки бы­ло негде, рас­ку­ла­чен­ным при­хо­ди­лось про­сить при­ю­та у род­ствен­ни­ков или со­се­дей ли­бо рыть зем­лян­ку.

Что же ка­са­ет­ся кол­лек­ти­ви­за­ции, то зи­мой 1930 го­да про­ве­сти ее в Укра­ине не уда­лось — уж очень силь­ным ока­за­лось со­про­тив­ле­ние кре­стьян. Ста­лин вы­сту­пил 2 мар­та в га­зе­те «Прав­да» со ста­тьей «Го­ло­во­кру­же­ние от успе­хов», в ко­то­рой на­звал сло­жив­шу­ю­ся си­ту­а­цию «пе­ре­ги­ба­ми на ме­стах» и по­обе­щал кре­стья­нам без­на­ка­зан­ный вы­ход из кол­хо­зов. Лю­ди не пре­ми­ну­ли этим вос­поль­зо­вать­ся. Но Ста­лин про­сто по­шел на вре­мен­ное от­ступ­ле­ние — что­бы за­ста­вить кре­стьян на со­весть про­ве­сти по­сев­ную. Ко­гда со­зрел уро­жай, в се­ла сно­ва бы­ли на­прав­ле­ны ко­ман­ды хле­бо­за­го­то­ви­те­лей.

В ав­гу­сте 1932 го­да Ста­лин, от­ды­хая в Со­чи, пи­сал в пись­ме к бли­жай­ше­му сво­е­му со­рат­ни­ку Ла­за­рю Ка­га­но­ви­чу: «...Са­мое глав­ное сей­час — Укра­и­на. Де­ла в Укра­ине из рук вон пло­хи. Го­во­рят, что в двух об­ла­стях (ка­жет­ся, в Ки­ев­ской и Дне­про­пет­ров­ской) око­ло 50-ти рай­ко­мов вы­ска­за­лись про­тив пла­на хле­бо­за­го­то­вок, при­знав его нере­аль­ным. Ес­ли не возь­мем­ся те­перь же ис­прав­лять по­ло­же­ние в Укра­ине, мо­жем ее по­те­рять. Имей­те в ви­ду, что Пил­суд­ский (ли­дер Поль­ши. — Авт.) не дрем­лет, и его аген­ту­ра в Укра­ине во мно­го раз силь­нее, чем ду­ма­ют Ре­денс или Ко­си­ор (боль­ше­вист­ские во­жди. — Авт.). Имей­те так­же в ви­ду, что в Укра­ин­ской ком­пар­тии (500 ты­сяч чле­нов, хе-хе) об­ре­та­ет­ся нема­ло (да, нема­ло) гни­лых эле­мен­тов, со­зна­тель­ных и бес­со­зна­тель­ных пет­лю­ров­цев, на­ко­нец — пря­мых аген­тов Пил­суд­ско­го… По­ста­вить се­бе цель пре­вра­тить Укра­и­ну в крат­чай­ший срок в на­сто­я­щую кре­пость СССР». Что­бы до­бить­ся этой це­ли, Ста­лин ре­шил­ся так на­пу­гать укра­ин­цев, что­бы они и не по­мыш­ля­ли о со­про­тив­ле­нии боль­ше­вист­ской вла­сти — ор­га­ни­зо­вал мас­со­вое ис­треб­ле­ние кре­стьян го­ло­дом. По­след­ствия Го­ло­до­мо­ра-ге­но­ци­да 1932—1933 го­дов укра­ин­ская на­ция пе­ре­жи­ва­ет по­ныне.

Рас­ку­ла­чен­ных кре­стьян от­прав­ля­ли на се­вер — ва­лить лес или ра­бо­тать в шах­тах

Ни­на Лап­чин­ская: «За го­ды НЭПа в СССР, и осо­бен­но в Укра­ине, по­яви­лось боль­шое ко­ли­че­ство эко­но­ми­че­ски неза­ви­си­мых лю­дей. Ста­лин рас­смат­ри­вал их как угро­зу сво­ей лич­ной вла­сти»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.