ТА­ТЬЯ­НА КОТЮЖИНСКА­Я: «БОЛЬ­ШЕ ВСЕ­ГО МЕ­НЯ УДИВ­ЛЯ­ЕТ, ЧТО ЗА­КО­НЫ О СМИ НА­ПИ­СА­ЛИ МО­ЛО­ДЫЕ ЛЮ­ДИ. ОНИ ТОЛ­КА­ЮТ НАС К «СОВКУ», КО­ТО­РО­ГО НЕ ВИ­ДЕ­ЛИ, И НЕ ПО­НИ­МА­ЮТ, КА­КОЙ ЭТО УЖАС»

Гла­ва прав­ле­ния На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции укра­ин­ских ме­диа объ­яс­ни­ла, чем чре­ва­то принятие за­ко­но­про­ек­тов о ме­диа и дез­ин­фор­ма­ции

Fakty i kommentarii - - ГОЛОВНА СТОРІНКА - Оль­га БЕСПЕРСТОВ­А

Скан­даль­ные за­ко­но­про­ек­ты о но­во­вве­де­ни­ях для жур­на­ли­стов и СМИ вы­зва­ли огром­ный ре­зо­нанс. Ко­гда пар­ла­мент их при­мет (в чем со­мне­вать­ся во­об­ще не при­хо­дит­ся), на сво­бо­ду сло­ва бу­дет на­бро­ше­на удав­ка, счи­та­ют мно­гие экс­пер­ты и ра­бот­ни­ки мас­сме­диа.

За­ко­но­про­ек­тов два. Пер­вый — «О вне­се­нии из­ме­не­ний в не­ко­то­рые за­ко­но­да­тель­ные ак­ты Укра­и­ны от­но­си­тель­но обес­пе­че­ния на­ци­о­наль­ной ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти и пра­ва на до­ступ к до­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции», так на­зы­ва­е­мый за­кон о дез­ин­фор­ма­ции (ав­тор — ми­нистр куль­ту­ры Бородянски­й) — по­ка не за­ре­ги­стри­ро­ван в пар­ла­мен­те, его ак­тив­но об­суж­да­ют. Он вро­де бы при­зван бо­роть­ся с фей­ка­ми, а на са­мом де­ле бу­дет жест­ко ре­гу­ли­ро­вать де­я­тель­ность жур­на­ли­стов. Вто­рой — «О ме­диа» (вне­сен в пар­ла­мент быв­шим ген­ди­рек­то­ром ка­на­ла «1+1», а ныне гла­вой пар­ла­мент­ско­го Ко­ми­те­та по во­про­сам гу­ма­ни­тар­ной и ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ки Тка­чен­ко в ком­па­нии с По­ту­ра­е­вым, Бо­гуц­кой и их еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми) — за­ре­ги­стри­ро­ван 27 де­каб­ря про­шло­го го­да. Его дей­ствие рас­про­стра­нит­ся на все ви­ды СМИ, а так­же сай­ты, соц­се­ти, YouTube-ка­на­лы и про­чие аудио­ви­зу­аль­ные сер­ви­сы. Ини­ци­а­то­ры обо­их до­ку­мен­тов де­кла­ри­ру­ют за­щи­ту укра­ин­цев от фей­ков и дез­ин­фор­ма­ции, со­зда­ние луч­ших усло­вий для ра­бо­ты ре­дак­ций, га­ран­ти­ру­ют сво­бо­ду сло­ва и умень­ше­ние вме­ша­тель­ства го­су­дар­ства в ме­диа­ры­нок. Од­на­ко на са­мом де­ле неугод­ных вла­сти СМИ и жур­на­ли­стов ждут санк­ции, за­пре­ты, огра­ни­че­ния, бло­ки­ро­ва­ния и иные ре­прес­сии. Же­ла­ние дер­жать мас­сме­диа на крюч­ке и пе­ре­крыть им кис­ло­род оче­вид­но…

Гла­ва прав­ле­ния На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции укра­ин­ских ме­диа Та­тья­на Котюжинска­я очень эмо­ци­о­наль­но ком­мен­ти­ру­ет гря­ду­щие но­вел­лы, по­сколь­ку чет­ко по­ни­ма­ет, что со­всем ско­ро ны­неш­ние про­бле­мы и непри­ят­но­сти по­ка­жут­ся жур­на­ли­стам су­щей ерун­дой.

«Да­же са­мая ак­тив­ная часть об­ще­ства уже не ве­рит в то, что мож­но

до­сту­чать­ся до вла­сти»

— Та­тья­на, по­че­му, на ваш взгляд, жур­на­лист­ское со­об­ще­ство так вя­ло ре­а­ги­ру­ет на но­во­вве­де­ния, ко­то­рые мо­гут ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­нить на­шу про­фес­си­о­наль­ную де­я­тель­ность? Да, эти за­ко­ны жест­ко кри­ти­ку­ют и в ана­ли­ти­че­ских ста­тьях, и в соц­се­тях, и на ТВ. Но что-то нет ни пи­ке­тов, ни ми­тин­гов, ни воз­зва­ний…

— С од­ной сто­ро­ны, жур­на­ли­сты, как и мно­гие укра­ин­цы, разо­ча­ро­ва­ны про­ис­хо­дя­щим в стране, с дру­гой — разу­ве­ри­лись в акциях, по­сколь­ку они ни­че­го не ме­ня­ют.

На­при­мер, в 2017—2018 го­дах на­ша На­ци­о­наль­ная ас­со­ци­а­ция укра­ин­ских ме­диа ста­ла ини­ци­а­то­ром ря­да ак­ций — од­но­вре­мен­но в стране вы­шло око­ло 200 га­зет с тре­бо­ва­ни­ем из­ме­нить по­ли­ти­ку «Укр­по­чты», ре­гу­ляр­но по­вы­ша­ю­щей та­ри­фы на до­став­ку прес­сы и при этом все бо­лее ухуд­ша­ю­щей ка­че­ство до­став­ки га­зет. Но ме­ры так и не бы­ли при­ня­ты (та­кой же ну­ле­вой ре­зуль­тат был и по тре­бо­ва­ни­ям обес­пе­чить немо­но­поль­ные по­став­ки га­зет­ной бу­ма­ги и по про­чим). Мы пре­ду­пре­жда­ли: дей­ствия «Укр­по­чты» при­ве­дут к то­му, что лю­ди пе­ре­ста­нут вы­пи­сы­вать прес­су. Не бу­дут вы­пи­сы­вать прес­су — бу­дет мень­ше кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния. Мень­ше кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния — боль­ше по­пу­ли­стов на вы­бо­рах. Боль­ше по­ли­ти­ков-по­пу­ли­стов — су­ще­ствен­но сни­зит­ся ка­че­ство за­ко­нов, что тут же нега­тив­но от­ра­зит­ся на всех граж­да­нах, и Укра­и­на про­иг­ра­ет гло­баль­но.

Про­шла од­на ак­ция, вто­рая, тре­тья, мы пи­са­ли пись­ма — во­об­ще ни­ка­ко­го эф­фек­та… Ре­ак­ция на на­ши пре­тен­зии к «Укр­по­чте» слу­чи­лась толь­ко в се­ре­дине 2018-го, ко­гда гос­по­дин Сме­лян­ский за­явил, что не бу­дет до­став­лять пен­сии. По­сле встре­чи в ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та По­ро­шен­ко бы­ли ка­кие-то по­движ­ки, но аб­со­лют­но кос­ме­ти­че­ские — аби бу­ло.

Что ка­са­ет­ся стран­но­го по­ве­де­ния жур­на­ли­стов. Как ви­ди­те, да­же са­мая ак­тив­ная часть об­ще­ства уже не ве­рит в то, что мож­но до­сту­чать­ся до вла­сти и быть услы­шан­ной. Ко­гда Зе­лен­ский по­бе­дил, ис­поль­зуя ло­зун­ги о на­ро­до­вла­стии и обе­ща­ния все­гда со­ве­то­вать­ся с на­ро­дом, из­би­ра­те­ли за это очень рез­во про­го­ло­со­ва­ли, на­де­ясь, что те­перь-то их услы­шат. И что в ито­ге? В ито­ге мы с ва­ми рас­суж­да­ем о том, по­че­му жур­на­ли­сты не вы­хо­дят «сту­чать кас­ка­ми».

Ак­ции мас­со­во­го про­те­ста сви­де­тель­ству­ют толь­ко о том, что на­ли­цо про­бле­ма ком­му­ни­ка­ции вла­сти с граж­да­на­ми.

— Вы в по­след­нее вре­мя все ча­ще при­зы­ва­е­те не опус­кать ру­ки и бо­роть­ся про­тив при­ня­тия этих двух за­ко­нов. Как оста­но­вить дви­жу­щий­ся на всех па­рах по­езд?

— Мы под­го­то­ви­ли бо­лее ше­сти ты­сяч по­пра­вок, ис­поль­зу­ем все возможные пра­во­вые ме­ха­низ­мы и ин­фор­ма­ци­он­ные пло­щад­ки, что­бы на­род тоже по­нял, что на са­мом де­ле со­всем ско­ро жур­на­ли­стов креп­ко при­щу­чат. Да, лю­ди мо­гут ска­зать: «Так им и на­до». Тем не ме­нее мы пы­та­ем­ся до­сту­чать­ся до граж­дан, что­бы они по­ня­ли: ес­ли дей­стви­тель­но все бу­дет так, как на­пи­са­но в за­ко­но­про­ек­те «О ме­диа», в стране оста­нет­ся лишь три те­ле­ка­на­ла и три га­зе­ты, и это непре­мен­но от­ра­зит­ся на жиз­ни укра­ин­цев. Не толь­ко жур­на­ли­сты по­стра­да­ют.

Рас­ска­жу о том, ка­ким об­ра­зом пи­са­ли за­ко­но­про­ект «О ме­диа». Вна­ча­ле неболь­шая предыс­то­рия. В 2010 го­ду Ев­ро­со­юз при­нял ди­рек­ти­ву об аудио­ви­зу­аль­ных ме­ди­а­услу­гах. В этом бы­ла необ­хо­ди­мость, по­сколь­ку со сред­ства­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции уже кон­ку­ри­ро­ва­ли мно­гие сер­ви­сы — YouTube, ви­део на «Фейс­бу­ке», раз­ные фор­мы те­ле­ви­де­ния и так да­лее. Что­бы они мог­ли об­ме­ни­вать­ся кон­тен­том, а ма­лень­кие про­дю­сер­ские цен­тры мог­ли по­пасть в боль­шие СМИ, и был при­нят пра­виль­ный и свое­вре­мен­ный до­ку­мент.

В со­от­вет­ствии с со­гла­ше­ни­ем об ас­со­ци­а­ции с ЕС Укра­и­на обя­за­лась эту хо­ро­шую ди­рек­ти­ву им­пле­мен­ти­ро­вать в свое за­ко­но­да­тель­ство в 2018 го­ду. Бы­ла идея при­нять изменения в За­кон «О те­ле­ви­де­нии и ра­дио­ве­ща­нии» и со­здать но­вый за­кон об аудио­ви­зу­аль­ных ме­ди­а­услу­гах. Эти услу­ги дол­жен был ре­гу­ли­ро­вать Нац­со­вет по во­про­сам те­ле­ви­де­ния и ра­дио­ве­ща­ния (как про­пи­са­но в ди­рек­ти­ве ЕС, боль­шее ре­гу­ли­ро­ва­ние долж­ны по­лу­чать те­ле­ви­де­ние и ра­дио, мень­шее — про­вай­де­ры и так да­лее). Но и с этим за­ко­но­про­ек­том, и со сле­ду­ю­щим, на­пи­сан­ным на его ос­но­ве (ав­тор Вик­то­рия Сю­мар, был за­ре­ги­стри­ро­ван в де­каб­ре 2017 го­да), не со­гла­си­лись боль­шие те­ле­ка­на­лы.

Од­на­ко в 2018 го­ду ЕС при­нял изменения в свою из­на­чаль­ную ди­рек­ти­ву, по­сколь­ку за во­семь лет, про­шед­ших по­сле 2010-го, слу­чил­ся боль­шой тех­но­ло­ги­че­ский ска­чок. Ре­а­лии ста­ли ины­ми: бло­ге­ры, ак­ка­ун­ты и стра­ни­цы в соц­се­тях имеют ауди­то­рию ино­гда боль­ше, чем тра­ди­ци­он­ные СМИ. ЕС все это учел. Ес­ли срав­нить с преды­ду­щей ди­рек­ти­вой, это два аб­со­лют­но раз­ных до­ку­мен­та, толь­ко на­зва­ние то же и бо­лее-ме­нее оди­на­ко­вые це­ли. Но наш пар­ла­мент преды­ду­ще­го со­зы­ва не успел при­нять за­кон в со­от­вет­ствии с но­вой ди­рек­ти­вой.

Яв­ля­ет­ся ли она обя­за­тель­ным до­ку­мен­том? ЕС неод­но­крат­но го­во­рил: вы мо­же­те са­ми ре­шить, ко­гда вам удоб­но при­нять свой за­кон. В об­щем, мож­но бы­ло про­сто вне­сти изменения в За­кон «О те­ле­ви­де­нии и ра­дио­ве­ща­нии», что­бы при­ве­сти ба­зу в со­от­вет­ствие с ев­ро­пей­ской.

— То­гда по­че­му Тка­чен­ко с кол­ле­га­ми так под­су­е­ти­лись?

— Бо­лее то­го, они же на­пи­са­ли свой за­кон «О ме­диа» не на ос­но­ве ди­рек­ти­вы ЕС, а ру­ко­вод­ству­ясь «хо­тел­ка­ми», из­ви­ни­те за эпи­тет. Сей­час Ко­ми­тет по во­про­сам гу­ма­ни­тар­ной и ин­фор­ма­ци­он­ной по­ли­ти­ки Вер­хов­ной Ра­ды за­ка­зал экс­пер­ти­зу это­го за­ко­но­про­ек­та. Экс­пер­ты, по­мо­гав­шие им его го­то­вить, долж­ны под­твер­дить, что есть со­от­вет­ствие за­ко­но­про­ек­та и ди­рек­ти­вы. А как быть с осталь­ным? На­при­мер, с со­от­вет­стви­ем Кон­сти­ту­ции? Как быть с тем, что ди­рек­ти­ва ЕС — об аудио­ви­зу­аль­ных ме­ди­а­услу­гах, а этот за­кон — о ме­диа. Это небо и зем­ля, во­об­ще-то.

По­че­му я на­зы­ваю их ви­де­ние «хо­тел­ка­ми»? В первую оче­редь по­то­му, что они же­ла­ют под­чи­нить Нац­со­ве­ту по те­ле­ви­де­нию и ра­дио­ве­ща­нию все ме­диа, вклю­чая пе­чат­ные СМИ, ко­то­рые сей­час го­су­дар­ствен­ные ор­га­ны не ре­гу­ли­ру­ют. Не нра­вит­ся пуб­ли­ка­ция — в суд. Да­же ес­ли хо­те­лось во вре­мя вы­бо­ров ка­кое-то СМИ при­влечь к от­вет­ствен­но­сти, а ЦИК не же­ла­ла с этим во­зить­ся, все рав­но — толь­ко суд. А те­перь по­явит­ся воз­мож­ность про­ве­рить га­зе­ту, за­пре­тить ее ре­ги­стра­цию, в об­щем по­кош­ма­рить за го­су­дар­ствен­ный счет.

Что ка­са­ет­ся во­про­са, ко­го счи­тать он­лай­н­ме­диа, а ко­го — нет, то они умуд­ри­лись в за­ко­но­про­ек­те дать та­кое опре­де­ле­ние ме­диа (это нечто, пуб­ли­ку­ю­щее ка­кую-то ин­фор­ма­цию и вы­хо­дя­щее под по­сто­ян­ным на­зва­ни­ем), со­глас­но ко­то­ро­му моя стра­ни­ца в «Фейс­бу­ке» от­ве­ча­ет всем па­ра­мет­рам.

«Это же про­сто паль­цы в ро­зет­ку»

— Вы как-то по­шу­ти­ли, что да­же дос­ка объ­яв­ле­ний от­ныне мо­жет счи­тать­ся ме­диа.

— Вполне, по­сколь­ку там под по­сто­ян­ным на­зва­ни­ем пуб­ли­ку­ют ка­кую-то ин­фор­ма­цию. А еще есть стен­га­зе­ты, школь­ные га­зе­ты…

Сле­ду­ю­щий мо­мент. Ес­ли ме­диа не за­ре­ги­стри­ро­ва­но, уста­нав­ли­ва­ет­ся ад­ми­ни­стра­тив­ная от­вет­ствен­ность. Ад­ми­ни­стра­тив­ные штра­фы по­ка от пя­ти ты­сяч до по­лу­мил­ли­о­на гри­вен. Хо­тя эти циф­ры вполне мо­гут уве­ли­чить­ся.

— Мо­же­те на­звать плю­сы это­го за­ко­на? — На­при­мер, про­вай­де­ры ви­дят по­зи­тив в том, что они сей­час долж­ны по­лу­чать ли­цен­зии, а по­том бу­дет толь­ко ре­ги­стра­ция. Для них это упро­ще­ние. На­вер­ное, ка­кие-то плю­сы от­ме­ча­ют и боль­шие те­ле­ка­на­лы. Сей­час Нац­со­вет при­ни­ма­ет ре­ше­ние, в ка­ком уг­лу экра­на сле­ду­ет ста­вить све­чу в день на­ци­о­наль­но­го тра­у­ра. Те­перь это бу­дет са­мо­ре­гу­ли­ро­ва­ние. Непо­нят­но, ка­ким об­ра­зом со­здан­ная Нац­со­ве­том ор­га­ни­за­ция зай­мет­ся ре­ше­ни­ем про­бле­мы, в ка­ком уг­лу ста­вить све­чу. Для те­ле­ка­на­лов, на­вер­ное, это чрез­вы­чай­но важ­но. Шу­чу.

Боль­ше плю­сов не на­зо­ву. Для пе­чат­ных СМИ — од­но­знач­но толь­ко ми­ну­сы. Их ждет во­об­ще ужас.

Сей­час пе­чат­ные СМИ ре­ги­стри­ру­ют­ся в областном управ­ле­нии юс­ти­ции или в Ми­ни­стер­стве юс­ти­ции, ес­ли это все­укра­ин­ское из­да­ние. Срок ре­ги­стра­ции — 30 дней. Чет­ко ука­за­но, кто мо­жет вы­сту­пать учре­ди­те­ля­ми: фи­зи­че­ское ли­цо, юри­ди­че­ское ли­цо, тру­до­вой кол­лек­тив пред­при­я­тия, учре­жде­ния, ор­га­ни­за­ции. Что преду­смот­ре­но в за­коне на­счет учре­ди­те­лей? По­да­вая за­яв­ку в Нац­со­вет, на­до обя­за­тель­но предо­ста­вить фи­нан­со­вую от­чет­ность (из это­го мож­но сде­лать вы­вод, что учре­ди­те­лем мо­жет быть толь­ко юри­ди­че­ское ли­цо). Этот Нац­со­вет име­ет пра­во при­влечь лю­бые ор­га­ны (бан­ков­ские учре­жде­ния, фис­каль­ную служ­бу, СБУ, ГБР, НАБУ), что­бы про­ве­рить фи­нан­со­вую до­ку­мен­та­цию и от­ка­зать в ре­ги­стра­ции.

— Для про­вер­ки фи­нан­со­вых до­ку­мен­тов нуж­ны очень ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные спе­ци­а­ли­сты. При­чем нема­ло.

— Пра­виль­но. На­до бу­дет уве­ли­чить штат. К сло­ву, за­ко­ном преду­смот­ре­но уве­ли­че­ние зар­плат чле­нам Нац­со­ве­та и ап­па­ра­та.

Во всем ми­ре уже дав­но дей­ству­ет мак­си­маль­но свободная ре­ги­стра­ция пе­чат­ных СМИ, по­сколь­ку это са­мое эф­фек­тив­ное сред­ство для вы­ра­же­ния соб­ствен­но­го мне­ния (сей­час по­яви­лись еще и он­лайн-ме­диа). В ци­ви­ли­зо­ван­ных стра­нах дей­ству­ет прин­цип: «Я уве­дом­ляю го­су­дар­ство, что из­даю га­зе­ту». У нас же Нац­со­вет сна­ча­ла раз­ре­ша­ет или не раз­ре­ша­ет ре­ги­стра­цию, а по­том в любой мо­мент мо­жет ее от­ме­нить, на­при­мер, из-за пре­тен­зий к фи­нан­со­вой от­чет­но­сти. Ав­то­ры за­ко­но­про­ек­та обе­ща­ют, что все рас­при бу­дет ре­шать суд. Но та­ки­ми про­бле­ма­ми — вни­ма­ние! — бу­дет за­ни­мать­ся один суд на всю стра­ну: Ки­ев­ский окруж­ной ад­ми­ни­стра­тив­ный суд. В сто­ли­цу при­едут су­дить­ся га­зет­чи­ки из Пол­тав­ской об­ла­сти, За­кар­па­тья, Лу­ган­щи­ны — ото­всю­ду.

Еще ню­анс. От­ме­нить ре­ги­стра­цию Нац­со­вет мо­жет по со­кра­щен­ной про­це­ду­ре. Ему по­тре­бу­ет­ся мак­си­мум два дня. А ко­гда вы нач­не­те оспа­ри­вать его ре­ше­ния, ни­ка­кой со­кра­щен­ной про­це­ду­ры нет. Пред­ставь­те, сколь­ко бу­дет длить­ся рассмотрен­ие ва­ше­го де­ла в этом един­ствен­ном су­де.

5 фев­ра­ля про­шли обыс­ки на «плю­сах». Поз­же у Тка­чен­ко спро­си­ли: «Бу­де­те ли вы те­перь го­ло­со­вать за свой за­кон?» Он от­ве­тил, что «там нет ни­ка­ких рис­ков». Так вот, ес­ли бы за­кон «О ме­диа» дей­ство­вал, в тот же ве­чер «плю­сов» уже не бы­ло бы как ме­диа. Пусть и ре­ше­ни­ем су­да пер­вой ин­стан­ции.

А посмот­ри­те на ре­ше­ние Нац­со­ве­та по во­про­сам те­ле­ви­де­ния и ра­дио­ве­ща­ния из-за так на­зы­ва­е­мой нецен­зур­ной лек­си­ки По­яр­ко­ва (9 ян­ва­ря Нац­со­вет на­зна­чил вне­пла­но­вую вы­езд­ную про­вер­ку те­ле­ка­на­ла «Пря­мой» из­за то­го, что По­яр­ков «по­ся­га­ет на честь и до­сто­ин­ство пре­зи­ден­та Укра­и­ны Зе­лен­ско­го, оскорб­ля­ет его се­мью, от­дель­ных пер­со­на­жей, эт­но­сы и го­су­дар­ство, упо­треб­ля­ет нецен­зур­ную брань». — Авт.). Там да­же не по­тре­бо­ва­лась экс­пер­ти­за, что­бы уста­но­вить, нецен­зур­ная ли это лек­си­ка. Их это не вол­ну­ет?

(Окон­ча­ние на стр. 6)

«Чест­но го­во­ря, эти за­ко­но­про­ек­ты я без воз­му­ще­ния чи­тать не мо­гу. Они на каж­дом ша­гу о Кон­сти­ту­цию про­сто но­ги вы­ти­ра­ют», — эмо­ци­о­наль­но ком­мен­ти­ру­ет гря­ду­щие но­во­вве­де­ния для жур­на­ли­стов и СМИ Та­тья­на Котюжинска­я

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.