ЮРИЙ ЛУЦЕНКО: «В УСЛО­ВИ­ЯХ ЭПИ­ДЕ­МИИ ЛУЧ­ШЕ ОГРАНИЧИТЬ СЕ­БЯ НА МЕ­СЯЦ-ДВА-ТРИ, ЧЕМ ТЕРЯТЬ ТЫ­СЯ­ЧИ ЛЮ­ДЕЙ ЕЖЕНЕДЕЛЬН­О»

Быв­ший ге­не­раль­ный про­ку­рор в ин­тер­вью «ФАКТАМ» за­явил, что Укра­и­ну на­кры­ва­ет иде­аль­ный шторм — ко­гда все воз­мож­ные нега­тив­ные фак­то­ры сло­жи­лись в од­ну мощ­ную за­са­сы­ва­ю­щую вниз во­рон­ку

Fakty i kommentarii - - КОММЕНТАРИ­И - Оль­га БЕСПЕРСТОВ­А

На стра­нич­ке Юрия Луценко в «Фейс­бу­ке» на­пи­са­но, что те­перь он про­сто об­ще­ствен­ный де­я­тель. В на­сто­я­щее вре­мя на­род­ный де­пу­тат Укра­и­ны несколь­ких со­зы­вов, быв­ший гла­ва МВД и ге­не­раль­ный про­ку­рор Укра­и­ны за­ни­ма­ет­ся для ду­ши, как он го­во­рит, бла­го­тво­ри­тель­ной «Фун­да­цією князів Острозь­ких», ко­то­рую ос­но­ва­ла его се­мья, ре­шив­шая под­дер­жать укра­ин­ское кни­го­из­да­ние.

Бе­се­да с «ФАКТАМИ» по­лу­чи­лась раз­но­пла­но­вой — от вли­я­ния эпи­де­мии ко­ро­на­ви­ру­са на эко­но­ми­ку до рас­сле­до­ва­ний ка­та­стро­фы MH17 и рас­стре­ла Не­бес­ной сот­ни.

«Пра­ви­тель­ство Гон­ча­ру­ка во­об­ще

не за­ни­ма­лось про­мыш­лен­но­стью»

— Юрий Ви­та­лье­вич, су­дя по про­гно­зам, со­всем ско­ро эпи­де­мия ко­ро­на­ви­ру­са за­хлест­нет Укра­и­ну, од­на­ко в ап­те­ках днем с ог­нем не най­ти про­стей­шие сред­ства за­щи­ты. По­всю­ду объ­яв­ле­ния: «Ме­ди­цин­ских ма­сок и ан­ти­бак­те­ри­аль­ных пре­па­ра­тов нет». Лю­ди где­то их по­ку­па­ют, но по со­вер­шен­но за­об­лач­ным це­нам. Это нын­че сверх­при­быль­ный биз­нес. Но ужас да­же не в этом, а в том, что огром­ные пар­тии ма­сок бы­ли про­да­ны за гра­ни­цу. Вы на­пи­са­ли на сво­ей стра­ни­це в «Фейс­бу­ке», что за по­след­ние три ме­ся­ца из стра­ны вы­ве­зе­но око­ло 990 тонн ма­сок. От­ку­да взя­ли та­кие циф­ры?

— Это дан­ные Го­су­дар­ствен­ной та­мо­жен­ной служ­бы. Я про­сто сде­лал скрин с их стра­нич­ки, по­ка­зы­ва­ю­щий пол­ную кар­ти­ну. Сре­ди фирм, вы­вез­ших мас­ки за ру­беж, есть и ФОПы, и ки­тай­ская диас­по­ра в Укра­ине, и вся­кие ООО. Од­на­ко иро­ния в том, что на­угад вы­бран­ная мной стра­ни­ца на­ча­лась с ООО «Ма­мо­на Трейд», а ма­мо­на — это биб­лей­ское по­ня­тие, озна­ча­ю­щее алч­ность.

Впро­чем, у нас сво­бод­ный ры­нок, по­се­му ни­ка­ких пра­во­вых пре­тен­зий к тем, кто вы­вез мас­ки, быть не мо­жет.

— А мо­раль­ная сто­ро­на? — Тут есть ню­анс, как го­во­рит­ся. Од­на­ко са­мый глав­ный во­прос все же сле­ду­ет за­дать пра­ви­тель­ству. По­че­му оно, в от­ли­чие от пра­ви­тельств дру­гих ев­ро­пей­ских стран, не за­пре­ти­ло экс­порт жиз­нен­но необ­хо­ди­мых ма­те­ри­а­лов в пред­две­рии эпи­де­мии?

— Это бы­ло сде­ла­но, но, мяг­ко го­во­ря, позд­но. 11 мар­та Ка­би­нет ми­ни­стров огра­ни­чил экс­порт то­ва­ров про­ти­во­эпи­де­ми­че­ско­го на­зна­че­ния до 1 июня.

— Ну да. Ко­гда вы­вез­ли по­чти ты­ся­чу тонн.

Го­во­рят, что в кап­ле ро­сы от­ра­жа­ет­ся весь мир. Те­перь очень хо­ро­шо вид­но, чем за­ни­ма­лось, а ско­рее не за­ни­ма­лось, пра­ви­тель­ство Гон­ча­ру­ка. За са­мо­ка­та­ми и ви­до­си­ка­ми они про­сто за­бы­ли пред­при­нять эле­мен­тар­ные ме­ры, ко­то­рые пред­при­нял уже весь мир. У нас ведь бы­ла огром­ная фо­ра в два ме­ся­ца, что­бы про­ду­мать ка­кие-то дей­ствия, ор­га­ни­зо­вать се­рьез­ные шта­бы, хо­тя бы ско­пи­ро­вать удач­ные ма­нев­ры дру­гих стран. Но ни­че­го это­го не бы­ло сде­ла­но. Да и сей­час, чест­но го­во­ря, осо­бой ор­га­ни­зо­ван­но­сти в вер­хах не на­блю­даю.

— Тем вре­ме­нем все ча­ще зву­чат ед­ва ли не апо­ка­лип­ти­че­ские прогнозы.

— Не об­ла­дая необ­хо­ди­мы­ми

ме­ди­цин­ски­ми зна­ни­я­ми, ком­мен­ти­ро­вать эти прогнозы не бу­ду. Но мо­гу вы­ска­зать свою точ­ку зре­ния. Посколь­ку каж­дое утро на­чи­наю с чте­ния CNN, ВВC, The Guardian, The New York Times (у ме­ня по­яви­лось боль­шое ок­но в мир — по­сле изу­че­ния ан­глий­ско­го язы­ка в Лон­доне сво­бод­но чи­таю за­пад­ные СМИ). Клю­че­вой яв­ля­ет­ся про­бле­ма с лег­ки­ми у лю­дей стар­ше­го по­ко­ле­ния. Симп­то­мы по­яв­ля­ют­ся у зна­чи­тель­ной ча­сти за­бо­лев­ших, ко­гда лег­кие уже по­ра­же­ны. По­это­му есть ост­рая необ­хо­ди­мость в ап­па­ра­тах ис­кус­ствен­ной вен­ти­ля­ции лег­ких. По мо­им дан­ным, их сей­час от 500 до 600 на всю стра­ну. Раз­но­го ка­че­ства. За­ку­пить их уже невоз­мож­но, так как ко всем ми­ро­вым про­из­во­ди­те­лям вы­стро­и­лась оче­редь из стран, ко­то­рые встре­пе­ну­лись рань­ше.

По­это­му, ес­ли у нас на­столь­ко плохо де­ло с ме­ди­ка­мен­та­ми, за­щит­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми и про­чим, надо вводить мак­си­маль­но жест­кий за­прет на пе­ре­дви­же­ние по стране. Луч­ше ограничить се­бя на ме­сяц-два-три, чем терять ты­ся­чи лю­дей еженедельн­о.

— Вполне ло­гич­но.

— Но я рас­суж­даю как ин­же­нер. А со­ве­ты ме­ди­ков, ко­неч­но, долж­ны быть пер­вич­ны­ми.

Без­услов­но, са­мое глав­ное — че­ло­ве­че­ские жиз­ни. Но есть еще один не ме­нее важ­ный ас­пект. Это вли­я­ние эпи­де­мии ко­ро­на­ви­ру­са на эко­но­ми­ку. В ми­ре уже во­всю на­блю­да­ет­ся па­де­ние на фи­нан­со­вых рын­ках, за­ми­ра­ют це­лые от­рас­ли. Но да­вай­те сей­час го­во­рить конкретно об Укра­ине.

Я не го­ло­со­вал за Зе­лен­ско­го. Тем не ме­нее же­лаю ему успе­хов. При этом с го­ре­чью кон­ста­ти­рую, что се­го­дня наш пре­зи­дент по­пал в то, что в на­у­ке на­зы­ва­ет­ся иде­аль­ным штор­мом — все воз­мож­ные нега­тив­ные фак­то­ры сло­жи­лись в од­ну мощ­ную за­са­сы­ва­ю­щую вниз во­рон­ку.

Что я имею в ви­ду? Преды­ду­щее пра­ви­тель­ство Гон­ча­ру­ка, с мо­ей точ­ки зре­ния, во­об­ще не за­ни­ма­лось про­мыш­лен­но­стью. У них бы­ла «за­ме­ча­тель­ная тум­боч­ка» Ок­са­ны Мар­ка­ро­вой (быв­ший ми­нистр фи­нан­сов. — Авт.). Сколь­ко на­ло­гов пла­тит экономика, их не очень вол­но­ва­ло, по­то­му что вы­пус­ка­лись об­ли­га­ции бир­же­во­го внут­рен­не­го зай­ма (ОБВЗ) на лю­бую сум­му, ка­кую за­хо­ти­те. Надо от­дать долж­ное Мар­ка­ро­вой, она очень успеш­но на­ра­щи­ва­ла этот ры­нок. И у пра­ви­тель­ства бы­ли день­ги. Од­на­ко в по­след­ние неде­ли ра­бо­ты Ка­б­ми­на Гон­ча­ру­ка слу­чил­ся сбой. Эхо ки­тай­ско­го эко­но­ми­че­ско­го па­де­ния и на­ча­ло аме­ри­кан­ско­го па­де­ния быст­ро до­ка­ти­лось до Укра­и­ны. Меж­ду­на­род­ные спе­ку­лян­ты пе­ре­ста­ли по­ку­пать укра­ин­ские цен­ные бу­ма­ги. По­след­ние два аук­ци­о­на за­кон­чи­лись ни­чем, и пи­ра­ми­да ста­ла ру­шить­ся. То есть доход от это­го, ка­за­лось бы, неис­чер­па­е­мо­го, но нечест­но­го по от­но­ше­нию к на­се­ле­нию, ко­то­ро­му че­рез два­дцать лет при­дет­ся от­да­вать день­ги, ме­то­да был ис­чер­пан.

Вто­рая со­став­ля­ю­щая штор­ма — ис­кус­ствен­ное за­ни­же­ние кур­са дол­ла­ра, ко­то­рое, увлек­шись упо­мя­ну­той пи­ра­ми­дой, сде­ла­ли ра­ди при­вле­че­ния по­ку­па­те­лей этих об­ли­га­ций. Экс­порт­ный кон­тракт — это, как пра­ви­ло, 10—15 про­цен­тов рен­та­бель­но­сти. Ес­ли дол­лар упал на 20 про­цен­тов, ты ра­бо­та­ешь в убы­ток. Так за­кры­лись сот­ни (!) швей­ных и де­ре­во­об­ра­ба­ты­ва­ю­щих пред­при­я­тий, де­сят­ки ме­тал­лур­ги­че­ских ком­би­на­тов — все, кто ра­бо­тал на экс­порт. В ре­зуль­та­те по­чти вся экс­порт­ная про­мыш­лен­ность Укра­и­ны бы­ла уби­та. Но пра­ви­тель­ство это во­об­ще не вол­но­ва­ло. Се­го­дня, ко­гда дол­лар на­чал рас­ти, ка­за­лось бы, к экс­пор­те­рам долж­но вер­нуть­ся вто­рое ды­ха­ние. Но нет. По­то­му что вос­ста­но­вить разо­рван­ные кон­трак­ты очень и очень слож­но. Да еще и в усло­ви­ях, ко­гда во всем ми­ре ску­ко­жи­лось по­треб­ле­ние.

Есть еще од­на сто­ро­на ме­да­ли. Это до­хо­ды в бюд­жет. Фис­каль­ная и та­мо­жен­ная служ­бы со­би­ра­ют при­мер­но оди­на­ко­вые сум­мы. Так вот, ко­гда «уби­ли» экс­порт, на­ло­го­ви­ки ста­ли со­би­рать зна­чи­тель­но мень­ше средств. И эта тен­ден­ция про­дол­жит­ся.

А те­перь по­смот­рим на им­порт­ную со­став­ля­ю­щую та­мож­ни. Ка­за­лось бы, мы долж­ны ра­до­вать­ся то­му, что в ре­зуль­та­те вой­ны на неф­тя­ном рын­ке меж­ду Рос­си­ей и ара­ба­ми нефть по­де­ше­ве­ла. Но ведь это од­но­вре­мен­но и за­мет­ное сни­же­ние на­ло­гов от энер­ге­ти­ки, а это 40 про­цен­тов всех та­мо­жен­ных сбо­ров. Умень­шил­ся и им­порт ки­тай­ских то­ва­ров.

Вот та­кой иде­аль­ный (в нега­тив­ном, ра­зу­ме­ет­ся, зна­че­нии) эко­но­ми­че­ский шторм вы­пал на до­лю пре­зи­ден­та Зе­лен­ско­го, эко­но­ми­че­ские зна­ния ко­то­ро­го, на­вер­ное, не иде­аль­ны.

«Нель­зя го­во­рить, что у вла­сти нет пла­на»

— В од­ном ин­тер­вью вы ска­за­ли, что об­ща­е­тесь с ру­ко­во­ди­те­ля­ми Офи­са пре­зи­ден­та. С кем конкретно? И о чем го­во­ри­те? На ваш взгляд, там осо­зна­ют на­дви­га­ю­щу­ю­ся ка­та­стро­фу?

— Я все­гда ста­рал­ся быть чест­ным сам с со­бой и по от­но­ше­нию к стране. Не раз­де­ляя мно­гих по­зи­ций ны­неш­ней вла­сти, тем не ме­нее пы­та­юсь до­не­сти до них то, в чем аб­со­лют­но убеж­ден. На­при­мер, в во­про­сах пра­во­охра­ни­тель­но­го бло­ка, в оче­вид­ной необ­хо­ди­мо­сти из­ме­нить эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку, в неко­то­рых ас­пек­тах внеш­ней по­ли­ти­ки. Ста­ра­юсь пе­ре­дать на са­мый верх укра­ин­ской вла­сти то, где ви­жу боль­шу­щие угро­зы, и, мне ка­жет­ся, знаю от­ве­ты, как их из­бе­жать. Прин­цип «чем ху­же — тем луч­ше» не для ме­ня. По­это­му вы­хо­жу на Зе­лен­ско­го че­рез ми­ни­стра внут­рен­них дел, по­мощ­ни­ков пре­зи­ден­та, ру­ко­во­ди­те­ля СБУ и дру­гих лю­дей, с ко­то­ры­ми он кон­так­ти­ру­ет. Обрат­ной свя­зи нет. Так что не знаю, учи­ты­ва­ет­ся ли мое мне­ние. Тем не ме­нее как от­вет­ствен­ный граж­да­нин, зна­ю­щий мно­го о на­шей стране, пы­та­юсь ей по­мочь.

— Есть ли на Бан­ко­вой ка­кая-то внят­ная стра­те­гия, ку­да дви­жет­ся Укра­и­на?

— Ви­жу, что окру­же­ние Зе­лен­ско­го с са­мо­го на­ча­ла взя­ло курс на од­но гло­баль­ное ре­ше­ние — вве­сти ры­нок зем­ли, за счет это­го при­влечь в Укра­и­ну око­ло 50 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров ин­ве­сти­ций, что при­ве­дет, по их мне­нию, к фи­нан­со­во­му бу­му. При этом се­мьи соб­ствен­ни­ков па­ев смо­гут по­лу­чить от 20 до 30 ты­сяч дол­ла­ров (в за­ви­си­мо­сти от области), про­дав свои зем­ли. По за­дум­ке тех, кто это со­ве­ту­ет.

— Кто?

— На­зо­вем так: один оли­гарх, ко­то­рый ини­ци­и­ро­вал та­кой эко­но­ми­че­ский курс. Ку­пить зем­лю по цене при­мер­но две ты­ся­чи дол­ла­ров за гек­тар долж­ны бу­дут круп­ней­шие за­пад­ные ин­ве­сти­ци­он­ные ком­па­нии и пен­си­он­ные фон­ды. Это часть пла­на, с ко­то­рой озна­ко­ми­ли пре­зи­ден­та. Но, мне ка­жет­ся, ему «за­бы­ли» ска­зать, что есть вто­рая часть — до­стичь так на­зы­ва­е­мо­го ми­ра, пусть да­же в фор­ме ка­пи­ту­ля­ции, по­сле че­го ис­чез­нет фор­сма­жор, свя­зан­ный с вой­ной, и укра­ин­скую зем­лю мож­но бу­дет про­да­вать по цене, со­по­ста­ви­мой, на­при­мер, с поль­ской — 8—10 ты­сяч дол­ла­ров за гек­тар. Для лю­бо­го меж­ду­на­род­но­го спе­ку­лян­та рост в че­ты­ре ра­за…

— …это успех.

— …при­чем очень боль­шой. А даль­ше читайте, что ци­ти­ру­ет в сво­их тру­дах немод­ный ныне бо­ро­да­тый клас­сик. Имею в ви­ду не Ко­ло­мой­ско­го, а Кар­ла Марк­са. Он ча­сто вспо­ми­нал бри­тан­ско­го пуб­ли­ци­ста То­ма­са Дан­нин­га, ко­то­рый го­во­рил: «Обес­печь­те 10 про­цен­тов при­бы­ли, и ка­пи­тал со­гла­сен на вся­кое при­ме­не­ние, при 20 про­цен­тах он ста­но­вит­ся ожив­лен­ным, при 50 про­цен­тах по­ло­жи­тель­но го­тов сло­мать се­бе го­ло­ву, при 100 про­цен­тах он по­пи­ра­ет все че­ло­ве­че­ские за­ко­ны, при 300 про­цен­тах нет та­ко­го пре­ступ­ле­ния, на ко­то­рое он не риск­нул бы, хо­тя бы под стра­хом ви­се­ли­цы». А в на­шем слу­чае мы го­во­рим о че­ты­рех­стах про­цен­тах.

Мы по­чти год на­блю­да­ем за тем, что лю­ди дей­ству­ют чет­ко по это­му сце­на­рию. Это под­твер­жда­ет дан­ную вер­сию. По­это­му нель­зя го­во­рить, что у вла­сти нет пла­на.

Я лич­но то­же счи­таю, что зем­лю нуж­но сде­лать то­ва­ром. Это един­ствен­ный способ под­нять ВВП стра­ны и обес­пе­чить ее эко­но­ми­че­ский подъ­ем. Во­прос толь­ко, ко­гда это сде­лать и как. Но его ни­кто не об­суж­да­ет. Мне ка­жет­ся, вла­сти не хва­та­ет кон­так­та с се­рьез­ны­ми оте­че­ствен­ны­ми экс­пер­та­ми. Самоизоляц­ия от ум­ных, пусть не все­гда ло­яль­ных лю­дей, это глав­ная про­бле­ма в ре­а­ли­за­ции и это­го их пла­на, и всех осталь­ных.

«Укра­ин­ские спец­служ­бы и укра­ин­ские ха­ке­ры —

луч­шие в ми­ре»

— 9 мар­та в ни­дер­ланд­ском го­ро­де Схи­п­хол на­чал­ся суд над об­ви­ня­е­мы­ми в ги­бе­ли рей­са MH17, сби­то­го в небе над Дон­бас­сом 17 июля 2014 го­да. Про­цесс про­хо­дит при от­сут­ствии под­су­ди­мых. Это три граж­да­ни­на Рос­сии: быв­ший пол­ков­ник ФСБ Гир­кин, ко­то­рый ле­том 2014 го­да был «ми­ни­стром обо­ро­ны ДНР», быв­ший под­пол­ков­ник ВС РФ Пу­ла­тов, быв­ший со­труд­ник ГРУ РФ Ду­бин­ский, то­гда воз­глав­ляв­ший «ГРУ ДНР», и граж­да­нин Укра­и­ны Хар­чен­ко, быв­ший «ко­ман­дир раз­вед­ба­та­льо­на ДНР». Ес­ли суд утвер­дит об­ви­не­ние, Меж­ду­на­род­ная след­ствен­ная груп­па (Joint Investigat­ion Team — JIT) обе­ща­ет про­дол­жить рас­сле­до­ва­ние, что­бы уста­но­вить всех от­вет­ствен­ных за тра­ге­дию. Вы не раз под­чер­ки­ва­ли, что 90 про­цен­тов до­ка­за­тельств по де­лу «Бо­ин­га» — за­слу­га имен­но укра­ин­ской сто­ро­ны.

— Сна­ча­ла ска­жу, что ни­дер­ланд­цы про­сят по­мень­ше вы­да­вать ин­фор­ма­цию. По­это­му рас­крыть все по­дроб­но­сти не мо­гу. Ста­ра­юсь го­во­рить толь­ко о том, что не при­не­сет вре­да про­цес­су.

Что ка­са­ет­ся озву­чен­ной циф­ры, это сло­ва мо­е­го ни­дер­ланд­ско­го кол­ле­ги гос­по­ди­на Фре­де­ри­ка Ве­стер­бе­ка: «90 про­цен­тов до­ка­за­тельств бы­ли со­бра­ны бла­го­да­ря со­труд­ни­че­ству с укра­ин­ской сто­ро­ной». Се­го­дня эту циф­ру мож­но кор­рек­ти­ро­вать в сто­ро­ну уве­ли­че­ния за­слуг ни­дер­ланд­цев, ко­то­рые уже от­дель­но от нас, как по­ка­зы­ва­ет су­деб­ный про­цесс, смог­ли за­по­лу­чить очень важ­ных сви­де­те­лей под при­кры­ти­ем. Тут я сни­маю шля­пу пе­ред ни­ми. Но, ко­неч­но, и это де­ла­лось с по­мо­щью укра­ин­ской сто­ро­ны.

Сра­зу по­сле тра­ге­дии бы­ло яс­но, что мы име­ем де­ло с пре­ступ­ле­ни­ем но­мер один, со­вер­шен­ным вер­хуш­кой как ми­ни­мум во­ен­ной, а ско­рее все­го, и по­ли­ти­че­ской вла­сти Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. По­это­му на рас­сле­до­ва­ние бы­ли мо­би­ли­зо­ва­ны луч­шие спе­ци­а­ли­сты в первую оче­редь СБУ и раз­вед­ки, вклю­чая во­ен­ную (ко­то­рая дей­ству­ет на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях), а та­к­же Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Укра­и­ны. Очень мно­го по­мо­га­ли укра­ин­ские граж­дане, ко­лос­саль­ный вклад внес­ли пат­ри­о­тич­ные ха­ке­ры. В ито­ге мы со­бра­ли огром­ный мас­сив ин­фор­ма­ции о рос­сий­ском втор­же­нии в Крым, а по­том и на Донбасс. Но эта ин­фор­ма­ция ста­но­вит­ся ле­галь­ной бла­го­да­ря про­фес­си­о­наль­ным дей­стви­ям про­ку­ро­ров. Вы же по­ни­ма­е­те, что в юри­ди­че­ских про­цес­сах важ­но, что­бы она бы­ла за­кон­но до­бы­та. Тем бо­лее это крайне важ­но, ко­гда мы со­труд­ни­ча­ем с та­ким ра­фи­ни­ро­ван­ным пра­во­су­ди­ем, как в Ни­дер­лан­дах.

— Да, на­ши лю­ди ра­бо­та­ли в экс­тре­маль­ных усло­ви­ях, — про­дол­жа­ет Юрий Луценко. — Взять хо­тя бы один эпи­зод. Как бла­го­да­ря на­шей аген­ту­ре был вы­чис­лен Це­мах, как его из Снеж­но­го вы­вез­ли на под­кон­троль­ную тер­ри­то­рию (во вре­мя спе­цо­пе­ра­ции был убит ко­ман­дир взво­да 74-го раз­ве­ды­ва­тель­но­го ба­та­льо­на ВСУ Алек­сандр Ко­ло­дяж­ный и тя­же­ло ра­нен Дмит­рий Гер­жан. — Авт.). Мень­ше из­вест­но о том, как со­труд­ни­ки служ­бы без­опас­но­сти и во­ен­ной контр­раз­вед­ки до­став­ля­ли ча­сти сби­то­го «Бо­ин­га» еще до то­го, как тер­ро­ри­сты со­гла­си­лись от­дать ос­нов­ные де­та­ли бор­та. Мо­же­те се­бе пред­ста­вить, как все это про­ис­хо­ди­ло в усло­ви­ях вой­ны.

— Не мо­гу во­об­ще. Это на­сто­я­щий по­двиг.

— Од­но­знач­но. По­том очень боль­шую по­мощь нам ока­за­ли укра­ин­ские экс­пер­ты, в част­но­сти лич­но ди­рек­тор Цен­тра су­деб­но-ме­ди­цин­ских экс­пер­тиз Алек­сандр Ру­вин.

Это правда, что мы в хо­де след­ствен­ных дей­ствий вме­сте с ни­дер­ланд­ски­ми кол­ле­га­ми еще про­во­ди­ли экс­пе­ри­мен­ты с дву­мя «Бу­ка­ми». Что­бы до­ка­зать, что са­мо­лет был сбит ра­ке­той имен­но это­го ком­плек­са, «Бук» надо бы­ло сна­ча­ла разо­брать. Но ин­струк­ции по раз­бор­ке во­об­ще не су­ще­ству­ет. Трех­сот­стра­нич­ное тех­ни­че­ское усло­вие опи­сы­ва­ет, как экс­плу­а­ти­ро­вать «Бук», но как от­со­еди­нить, гру­бо го­во­ря, про­вод­ки, ни­кто не знал. Вот че­ло­век смот­рит на 156-й зе­ле­ный про­во­док и го­во­рит: «Ка­жет­ся, он».

— Это ис­то­рия для филь­ма.

— Да, надо бы снять до­ку­мен­таль­ное ки­но.

Те­перь о том, что ме­ня вол­ну­ет. Ко­гда ген­про­ку­ро­ры пя­ти стран, граж­дане ко­то­рых по­гиб­ли, под­пи­са­ли со­гла­ше­ние о со­зда­нии сов­мест­ной след­ствен­ной груп­пы, все со­гла­си­лись с тем, что след­ствие долж­ны ко­ор­ди­ни­ро­вать ни­дер­ланд­цы, а суд дол­жен прой­ти на тер­ри­то­рии Ни­дер­лан­дов. Для это­го укра­ин­ский парламент да­же при­нял спе­ци­аль­ный за­кон.

Со­труд­ни­че­ство про­хо­ди­ло сле­ду­ю­щим об­ра­зом: ма­те­ри­а­лы укра­ин­ско­го уго­лов­но­го про­из­вод­ства пе­ре­да­ва­ли ни­дер­ланд­ской сто­роне в офи­ци­аль­ном по­ряд­ке. Они ве­ри­фи­ци­ро­ва­ли (по-че­ло­ве­че­ски го­во­ря, про­ве­ря­ли убе­ди­тель­ность) до­ка­за­тель­ства и юри­ди­че­скую чи­сто­ту про­цес­са, очень мед­лен­но и ще­пе­тиль­но раз­би­ра­ли все де­та­ли, за­да­ва­ли нам сот­ни во­про­сов. И вот, ко­гда мы вы­шли на пер­вых, под­чер­ки­ваю, че­ты­рех об­ви­ня­е­мых, это ста­ло очень мощ­ным сиг­на­лом о том, что сов­мест­ная ра­бо­та ре­зуль­та­тив­на.

Я при­сут­ство­вал на пре­зен­та­ции об­ви­не­ния этим че­ты­рем фи­гу­ран­там. Нам надо учить­ся у ни­дер­ланд­цев: всех род­ствен­ни­ков жертв со­бра­ли в од­ном за­ле, и гос­по­дин Ве­стер­бек с кол­ле­га­ми несколь­ко ча­сов рас­ска­зы­ва­ли о до­бы­тых до­ка­за­тель­ствах.

За­ме­чу, что на­ша пуб­ли­ка не за­ме­ти­ла один очень ин­те­рес­ный мо­мент. Ни­дер­ланд­ская сто­ро­на та­к­же про­де­мон­стри­ро­ва­ла пе­ре­хват раз­го­во­ров меж­ду Сур­ко­вым, Кон­стан­ти­но­вым и еще несколь­ки­ми пер­со­на­жа­ми. И вот что ин­те­рес­но: но­ме­ра те­ле­фо­нов Кон­стан­ти­но­ва и Сур­ко­ва от­ли­ча­ют­ся толь­ко на

од­ну по­след­нюю циф­ру. Это за­кры­тая крем­лев­ская связь! А сле­ду­ю­щий но­мер — у гос­по­ди­на Мед­вед­чу­ка… Так что укра­ин­ские спец­служ­бы и укра­ин­ские ха­ке­ры — луч­шие в ми­ре.

Сра­зу упре­жу ваш во­прос. Я упо­мя­нул Мед­вед­чу­ка. Но это не зна­чит, что он участ­во­вал в этой ис­то­рии с «Бо­ин­гом». Про­сто да­вай­те сфор­му­ли­ру­ем так: при­вет Вик­то­ру Вла­ди­ми­ро­ви­чу Мед­вед­чу­ку, у ко­то­ро­го та­кой ин­те­рес­ный но­мер те­ле­фо­на.

«Я был ка­те­го­ри­че­ски про­тив вы­да­чи Це­ма­ха»

— По ва­шим сло­вам, сле­ду­ю­щим об­ви­ня­е­мым вполне мог стать ге­не­рал ФСБ, быв­ший «ми­нистр обо­ро­ны Юж­ной Осе­тии» во вре­мя рос­сий­ской агрес­сии, участ­во­вав­ший в ан­нек­сии Кры­ма и раз­вя­зы­ва­нии вой­ны на Дон­бас­се Олег Иван­ни­ков.

— Да. О нем уже на­пи­са­ло из­вест­ное агент­ство Bellingcat. Толь­ко по­это­му поз­во­ляю се­бе на­зы­вать его фа­ми­лию.

Ес­ли мы го­во­рим о том, что этот про­цесс — про­тив крем­лев­ской вер­хуш­ки во­ен­ных пре­ступ­ни­ков, то роль это­го ге­не­ра­ла чрез­вы­чай­на. Вот по­че­му кри­ти­че­ски важ­но, с мо­ей точ­ки зре­ния, со­хра­нить груп­пу про­ку­ро­ров и ра­бот­ни­ков СБУ, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся этим рас­сле­до­ва­ни­ем. Ни­дер­ланд­цы пись­мен­но про­си­ли ру­ко­вод­ство Ген­про­ку­ра­ту­ры обес­пе­чить ста­биль­ность груп­пы, в том чис­ле тех про­ку­ро­ров, ко­то­рые на­чи­на­ли это де­ло. А пер­вое их пись­мо — это прось­ба не вы­да­вать Це­ма­ха Рос­сии.

— Но мы его от­да­ли…

— Я был ка­те­го­ри­че­ски про­тив вы­да­чи Це­ма­ха и несколь­ко раз го­во­рил об этом пре­зи­ден­ту. Кремль, нас­коль­ко я по­ни­маю ар­гу­мен­ты пре­зи­ден­та, от­ка­зы­вал­ся про­ве­сти до­ста­точ­но боль­шой об­мен без Це­ма­ха. Да, очень слож­но, на­вер­ное, да­же невоз­мож­но со­из­ме­рить, что важ­нее: жизнь и здо­ро­вье на­ших плен­ных или уста­нов­ле­ние ис­ти­ны и на­ка­за­ние тер­ро­ри­стов.

— Тем бо­лее что ни­дер­ланд­цы чет­ко вы­ска­за­лись на эту тему.

— Да для всех нас оче­вид­но: ес­ли про­цесс идет толь­ко в за­оч­ном ре­жи­ме — это один эф­фект, а ес­ли на ска­мье под­су­ди­мых си­дит кон­крет­ный че­ло­век, при­част­ный к тра­ге­дии, это со­всем иное. По сло­вам мо­их под­чи­нен­ных, Це­мах с пер­во­го дня рас­счи­ты­вал на об­мен. Но, ко­гда узнал о по­зи­ции ГПУ (а я жест­ко на­ста­и­вал, что его нель­зя об­ме­ни­вать), он «по­плыл». В об­щем, был шанс, что он на­чал бы да­вать по­ка­за­ния. Я скло­нен до­ве­рять про­ку­ро­рам, ко­то­рые не раз смот­ре­ли в гла­за по­доб­ным об­ви­ня­е­мым, они тон­кие пси­хо­ло­ги. Они утвер­жда­ли, что он был го­тов рас­ко­лоть­ся.

— Ни­дер­ланд­цы его все­та­ки до­про­си­ли?

— Да, до­про­си­ли, но он от­ка­зал­ся го­во­рить. То есть он рас­счи­ты­вал на об­мен.

— Вы счи­та­е­те, что Ря­бо­шап­ка за­чи­стил ГПУ от про­фес­си­о­на­лов. В том чис­ле «под раз­да­чу» по­па­ли два клю­че­вых про­ку­ро­ра по де­лу МН17. Сюр ка­кой-то.

— Гос­по­дин Ря­бо­шап­ка изна­чаль­но со­вер­шил, с мо­ей точ­ки зре­ния, прин­ци­пи­аль­ную ошиб­ку, ре­шив вме­сто то­го, что­бы опе­реть­ся на по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство про­фес­си­о­наль­ных и чест­ных про­ку­ро­ров, всех за­чи­стить. Ко­неч­но, не се­крет, что в про­ку­ра­ту­ре, как и в лю­бом дру­гом го­су­дар­ствен­ном (и да­же него­су­дар­ствен­ном) ор­гане, есть лю­ди, склон­ные к кор­руп­ции. Но вы­яв­лять их, за­да­вая те­сты на со­об­ра­зи­тель­ность и зна­ние за­ко­но­да­тель­ства, это мяг­ко го­во­ря, не тот путь. В ре­зуль­та­те у нас се­го­дня фак­ти­че­ски раз­гром­лен­ная про­ку­ра­ту­ра. По­ло­ви­на лю­дей ли­бо от­ка­за­лись про­хо­дить неза­кон­ную с их точ­ки зре­ния ат­те­ста­цию, ли­бо не про­шли ее, а дру­гая по­ло­ви­на те­перь де­мо­ра­ли­зо­ва­на из-за двой­ной на­груз­ки. Те­перь эта вся кам­па­ния по­нес­лась до­би­вать про­ку­ра­ту­ру в ре­ги­о­нах.

Что­бы не за­цик­ли­вать­ся на этом во­про­се, про­сто ска­жу, что на при­ме­ре де­ла по МН17 все оче­вид­но. Ру­ко­во­ди­тель груп­пы про­ку­ро­ров от­ка­зал­ся про­хо­дить ат­те­ста­цию, по­то­му что на мо­мент под­пи­са­ния за­ко­на за­ни­мал долж­ность за­ме­сти­те­ля на­чаль­ни­ка управ­ле­ния и с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния не дол­жен это де­лать. Его уво­ли­ли. Спа­си­бо за­ме­сти­те­лю ген­про­ку­ро­ра Ма­ме­до­ву, ко­то­рый со­хра­нил его хо­тя бы в ка­че­стве гос­слу­жа­ще­го.

А у вто­ро­го про­ку­ро­ра, про­фес­си­о­на­ла экс­т­ра-клас­са, во вре­мя сда­чи ат­те­ста­ции за­вис ком­пью­тер. Ей за­счи­та­ли толь­ко те от­ве­ты, ко­то­рые она успе­ла сдать. Не хва­ти­ло пол­бал­ла. Вот и все. Эти два че­ло­ве­ка уже не ра­бо­та­ют про­ку­ро­ра­ми.

— Ну, ес­ли мы раз­бра­сы­ва­ем­ся та­ки­ми кад­ра­ми… Объ­яс­ни­те мне ло­ги­ку.

— Ло­ги­ка боль­ше­вист­ская — мы хо­тим всех пе­ре­ат­те­сто­вать, по­то­му что все до нас бы­ли пло­хи­ми.

Еще раз по­вто­рю. Я по­ни­маю, что в цен­траль­ном ап­па­ра­те ГПУ ра­бо­та­ли не очень эф­фек­тив­ные и склон­ные к кор­руп­ции лю­ди. Но, чест­ное сло­во, де­ся­ток кор­руп­ци­о­не­ров точ­но не сто­ит то­го, что­бы несколь­ко сот про­фес­си­о­на­лов, ко­то­рых со­би­ра­ли по кру­пи­цам по­след­ние де­сять лет, бы­ли про­сто от­ту­да из­гна­ны.

— След­ствие вплот­ную по­до­бра­лось к Иван­ни­ко­ву, а те­перь, по­лу­ча­ет­ся, все за­тор­мо­зит­ся.

— Что­бы сле­ду­ю­щим об­ви­ня­е­мым в ни­дер­ланд­ском про­цес­се стал он, нуж­но до­стичь еще ря­да ре­зуль­та­тов. Не имею пра­ва ска­зать боль­ше. Сме­на кол­лек­ти­ва в этой си­ту­а­ции, ско­рее все­го, не уни­что­жит на­ши до­сти­же­ния, но очень от­тя­нет же­ла­е­мый ис­ход. Что­бы вы по­ни­ма­ли, обыч­но в по­доб­ных де­лах свы­ше ты­ся­чи то­мов. Про­сто пред­ставь­те, нас­коль­ко слож­но но­во­му, да­же опыт­но­му про­ку­ро­ру вой­ти в курс. Надо же еще знать, в ка­ком от­се­ке огром­но­го хра­ни­ли­ща ле­жит то, что те­бе надо.

«Вли­я­ние Рос­сии и ее со­юз­ни­ков в Ин­тер­по­ле

очень вы­со­ко»

— Еще од­на ошибка Ря­бо­шап­ки — то, что 29 де­каб­ря про­шло­го го­да бы­ли об­ме­ня­ны пять «бер­ку­тов­цев», про­хо­дя­щих по рас­сле­до­ва­нию мас­со­вых убийств на Май­дане в фев­ра­ле 2014 го­да, — Зин­чен­ко, Абрось­кин, Яни­шев­ский, Ма­рин­чен­ко и Там­ту­ра.

— Это то­же был слож­ней­ший мо­раль­ный вы­бор. Оче­ред­ной об­мен был свя­зан с вы­да­чей ОРДЛО имен­но этих пя­те­рых «бер­ку­тов­цев». А ведь до окон­ча­ния су­деб­но­го след­ствия оста­ва­лись счи­та­ные ме­ся­цы: за­слу­шать бук­валь­но несколь­ко сви­де­те­лей за­щи­ты, на­чать де­ба­ты сто­рон и вы­но­сить приговор об ис­пол­ни­те­лях пре­ступ­но­го при­ка­за. Мы дол­го жда­ли это­го. Ес­ли бы мы по­лу­чи­ли приговор, сле­ду­ю­щим ша­гом ста­ло предъ­яв­ле­ние об­ви­не­ния тем, кто его от­дал. У ме­ня на сто­ле ле­жа­ло по­до­зре­ние Яну­ко­ви­чу, За­хар­чен­ко, Яки­мен­ко и Шу­ля­ку на несколь­ко сот стра­ниц, ко­то­рые, по вер­сии след­ствия, сде­ла­ли это. И мы жда­ли при­го­во­ра су­да, сце­пив зу­бы и не об­ра­щая вни­ма­ния на шквал кри­ти­ки, неудо­воль­ствия, от­тор­же­ния, нена­ви­сти, посколь­ку надо бы­ло в кон­це кон­цов по­ста­вить точ­ку в рас­сле­до­ва­нии, на что был огром­ный за­прос об­ще­ства.

От­дель­но хо­чу под­черк­нуть: сказ­ки о том, что кто-то что-то скры­ва­ет, о ка­ких-то ми­фи­че­ских гру­зин­ских снай­пе­рах, о про­пав­ших до­ка­за­тель­ствах, о пе­ре­оде­тых спец­на­зов­цах — все это бред. У нас есть ви­део прак­ти­че­ски всех убийств ак­ти­ви­стов Май­да­на и ра­бот­ни­ков МВД. Мы зна­ем точ­но, где и в ка­кую се­кун­ду кто сто­ял, от­ку­да стре­ля­ли, по ка­кой тра­ек­то­рии во­шла пу­ля и ка­кие жиз­нен­ные ор­га­ны по­вре­ди­ла.

— Все-та­ки есть на­деж­да, что мы услы­шим от­вет на ос­нов­ной во­прос?

— Гло­баль­ную прав­ду невоз­мож­но до­стичь од­ним про­цес­сом. В силу то­го, что Яну­ко­вич ока­зал­ся не про­сто ме­га­во­ром и го­су­дар­ствен­ным пре­да­те­лем, но еще и тру­сом, ид­ти свер­ху вниз бы­ло невоз­мож­но. По­это­му мы по­шли сни­зу вверх. К со­жа­ле­нию, еще до мо­е­го на­зна­че­ния ряд очень важ­ных по­до­зре­ва­е­мых и да­же об­ви­ня­е­мых убе­жа­ли на тер­ри­то­рию Рос­сии. Имен­но по­это­му эти пять «бер­ку­тов» бы­ли кра­е­уголь­ным кам­нем для окон­ча­ния столь мас­штаб­но­го де­ла. Ис­пол­ни­те­ли пре­ступ­но­го при­ка­за от­кры­ва­ли нам до­ро­гу к тем, кто от­да­вал его.

Ес­ли вы ска­же­те, что вро­де бы два из них вер­ну­лись в Укра­и­ну (8 фев­ра­ля по­яви­лась ин­фор­ма­ция, что Ма­рин­чен­ко и Там­ту­ра доб­ро­воль­но вер­ну­лись на под­кон­троль­ную тер­ри­то­рию. — Авт.), от­ве­чу: да, го­во­рят. Толь­ко есть один ню­анс. Ес­ли хо­тя бы один из них не при­е­дет на суд, су­деб­ное за­се­да­ние невоз­мож­но. А Яни­шев­ский, пер­вый от­крыв­ший ав­то­мат­ный огонь по де­мон­стран­там, воз­вра­щать­ся во­об­ще не со­би­ра­ет­ся. Со­от­вет­ствен­но, перспектив­ы за­кон­чить это де­ло крайне низ­ки.

— Но их же мож­но осу­дить за­оч­но?

— Тео­ре­ти­че­ски да. Ко­гда я за­сту­пал на долж­ность, по­ни­мал, что су­дить оч­но Яну­ко­ви­ча не удаст­ся, он сю­да не при­е­дет. По­это­му парламент нам по­чти на три го­да дал пра­во за­оч­но­го осуж­де­ния. Од­на­ко по ис­те­че­нии это­го сро­ка Ра­да, не­смот­ря на все мои прось­бы, не про­дли­ла его. Со­от­вет­ствен­но, оста­лась еще од­на воз­мож­ность — за­оч­ное осуж­де­ние, ес­ли че­ло­ве­ка объ­яв­ля­ют в меж­ду­на­род­ный ро­зыск. Но по­лу­чить так на­зы­ва­е­мую крас­ную кар­точ­ку Ин­тер­по­ла хо­тя бы для ко­го-то за все го­ды по­сле Май­да­на не уда­лось ни­ко­му. Вли­я­ние Рос­сии и ее со­юз­ни­ков в Ин­тер­по­ле очень вы­со­ко. Они бло­ки­ру­ют лю­бые по­пыт­ки объ­явить в меж­ду­на­род­ный ро­зыск лю­дей, ко­то­рые со­вер­ша­ли и убий­ства, и рас­хи­ще­ния го­су­дар­ствен­ной каз­ны Укра­и­ны.

Что ка­са­ет­ся пер­спек­тив за­вер­ше­ния де­ла Май­да­на, на этот во­прос дол­жен от­ве­чать тот, кто при­ни­мал ре­ше­ние от­дать «бер­ку­тов» Рос­сии.

— В ин­тер­вью «Цен­зо­ру», опуб­ли­ко­ван­ном 3 фев­ра­ля, вы ска­за­ли, что «се­рьез­но обес­по­ко­е­ны уве­ли­че­ни­ем вли­я­ния про­рос­сий­ских де­я­те­лей в окру­же­нии пре­зи­ден­та Зе­лен­ско­го». Зон­ди­ру­ю­щие за­яв­ле­ния о вы­бо­рах в ОРДЛО, вы­пла­те пен­сий всем жи­те­лям Дон­бас­са и необ­хо­ди­мо­сти дать во­ду в Крым вы на­зва­ли по­пыт­кой при­учить нас к то­му, что ка­пи­ту­ля­ция — это хо­ро­шо.

— Да­вай­те вер­нем­ся к на­ча­лу на­ше­го диа­ло­га об эко­но­ми­че­ском кур­се вла­сти. Я го­во­рил о том, что один укра­ин­ский оли­гарх лоб­би­ро­вал про­да­жу зем­ли ино­стран­ным фон­дам с даль­ней­шим окон­ча­ни­ем вой­ны для че­ты­рех­пя­ти­крат­но­го ро­ста сто­и­мо­сти скуп­лен­ной зем­ли. Та­ков был план, с мо­ей точ­ки зре­ния. Вот-вот парламент про­го­ло­су­ет за­кон о зем­ле. Крайне важ­но, как про­го­ло­су­ют. У ме­ня есть ин­фор­ма­ция, что по­сле это­го до кон­ца ап­ре­ля в Вер­хов­ной Ра­де объ­явят ка­ран­тин.

Вто­рая часть это­го про­рос­сий­ско­го ба­ле­та — как мож­но быст­рее за­клю­чить мир не на укра­ин­ских усло­ви­ях. Это очень опас­ная иг­ра, ко­то­рая как ми­ни­мум раз­ди­ра­ет укра­ин­ское об­ще­ство. В усло­ви­ях это­го страш­но­го эко­но­ми­че­ско­го и эпи­де­мио­ло­ги­че­ско­го штор­ма рас­ка­лы­вать об­ще­ство смер­ти по­доб­но. По­это­му все эти аван­тю­ры и Ер­ма­ка, и Си­во­хи, и Ара­ха­мии дол­жен жест­ко пре­кра­тить пре­зи­дент. Я по­ре­ко­мен­до­вал бы по­дать в парламент за­кон об ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях, в ко­то­ром сле­ду­ет чет­ко про­пи­сать, на ка­ких усло­ви­ях Укра­и­на го­то­ва ре­ин­те­гри­ро­вать Крым и Донбасс. А они очень по­нят­ные: разору­же­ние бо­е­ви­ков, меж­ду­на­род­ная по­ли­цей­ская мис­сия, кон­тро­ли­ру­ю­щая это разору­же­ние, меж­ду­на­род­ная во­ен­ная мис­сия, ко­то­рая возь­мет под кон­троль гра­ни­цу, ам­ни­стия непри­част­ных к убий­ствам и пыт­кам граждан, люст­ра­ция всех, кто слу­жил в ок­ку­па­ци­он­ных вой­сках, вос­ста­нов­ле­ние укра­ин­ско­го ин­фор­ма­ци­он­но­го вли­я­ния на тер­ри­то­ри­ях, а че­рез два-три го­да мест­ные вы­бо­ры, по­том еще че­рез три-че­ты­ре го­да — пар­ла­мент­ские.

Это не мои фан­та­зии. Бу­дучи ми­ни­стром внут­рен­них дел, я каж­дый год несколь­ко раз ез­дил в Ко­со­во, где в ми­ро­твор­че­ских по­ли­цей­ских си­лах слу­жил наш укра­ин­ский кон­тин­гент. Ко­неч­но, эта стра­на на­мно­го мень­ше Укра­и­ны, но у нее точ­но та­кой же агрес­сив­ный со­сед, ко­то­рый че­рез серб­ский ан­клав под­ли­вал бен­зин в их ко­стер. Но Ко­со­во со­сто­я­лось.

Ес­ли бы та­кой за­кон об ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях был вне­сен в Ра­де и про­го­ло­со­ван, не оста­лось бы ме­ста для шан­та­жа пре­зи­ден­та со сто­ро­ны Пу­ти­на и его пя­той ко­лон­ны в Укра­ине. «Вот, гос­по­да, за­кон, там про­пи­сан ме­ха­низм, и я ни­че­го дру­го­го сде­лать не имею пра­ва». Бы­ло бы и Зе­лен­ско­му лег­че, и стране спо­кой­нее.

— Тем вре­ме­нем в Мин­ске до­го­во­ри­лись со­здать некий Кон­суль­та­тив­ный со­вет. Те­перь вполне мо­жет слу­чить­ся, что Рос­сия об­ре­тет статус по­сред­ни­ка, а не участ­ни­ка кон­флик­та.

— Все на­ча­лось рань­ше — 5 июня про­шло­го го­да, ко­гда гос­по­дин Куч­ма в Мин­ске пред­ло­жил за­пре­тить ВСУ от­ве­чать ог­нем на об­стре­лы про­тив­ни­ка и снять эко­но­ми­че­скую бло­ка­ду ок­ку­пи­ро­ван­но­го Дон­бас­са. На сле­ду­ю­щий день по­сле это­го я как ген­про­ку­рор за­ре­ги­стри­ро­вал фак­то­вое уго­лов­ное де­ло о го­сиз­мене и пре­пят­ствии де­я­тель­но­сти Во­ору­жен­ным Си­лам Укра­и­ны. Его ве­дет СБУ.

— Что та­кое фак­то­вое де­ло?

— По­то­му что это бы­ли толь­ко сло­ва, а за сло­ва, да­же са­мые пло­хие, в де­мо­кра­ти­че­ских стра­нах не ка­ра­ют. Од­на­ко на сей раз под ре­ше­ни­ем Трех­сто­рон­ней кон­такт­ной груп­пы уже сто­ят под­пи­си кон­крет­ных лиц — Ку­ч­мы и Ер­ма­ка (впер­вые с 2014 го­да долж­ност­ное ли­цо по­ста­ви­ло под­пись под сов­мест­ным до­ку­мен­том вме­сте с пред­ста­ви­те­ля­ми тер­ро­ри­стов. — Авт.). С мо­ей точ­ки зре­ния, СБУ уже долж­на от­пра­вить по­вест­ки этим двум граж­да­нам. Не мо­гу ска­зать, бы­ло ли пре­ступ­ле­ние, но знаю од­но: они долж­ны дать по­ка­за­ния сле­до­ва­те­лям СБУ.

«Путь к эф­фек­тив­но­му про­ще­нию ле­жит че­рез по­ка­я­ние и на­ка­за­ние»

— Вы ве­ри­те, что Укра­и­на вы­сто­ит?

— Жизнь ме­ня на­учи­ла: ко­гда те­бе очень слож­но и да­же хре­но­во, — смей­ся и шу­ти. И на двух Май­да­нах, и в тюрь­ме, и во вре­мя до­нец­ких со­бы­тий я все­гда пы­тал­ся иро­ни­зи­ро­вать. По­пы­та­юсь и сей­час. Чи­тая каж­дое утро укра­ин­ские но­во­сти, ка­жет­ся, что — все, уже ха­на. Од­на­ко к ве­че­ру ока­зы­ва­ет­ся, что это да­ле­ко не ха­на. И так длит­ся уже очень дол­го. Уве­рен, что все бу­дет хо­ро­шо.

А ес­ли го­во­рить се­рьез­но, счи­таю, что в та­кие вре­ме­на са­мое глав­ное — объ­еди­нять­ся. Ко­лос­саль­ную ошиб­ку де­ла­ют те, кто рас­ка­лы­ва­ет об­ще­ство. Имею в ви­ду не толь­ко власть. Да, к со­жа­ле­нию, власть еще не вы­шла из вы­бо­ров и про­дол­жа­ет нас раз­де­лять на сво­их и чу­жих. Но и оп­по­зи­ция, увы, то­же не вы­шла. Стра­на сей­час на­хо­дит­ся в мак­си­маль­но опас­ной си­ту­а­ции с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки, эпи­де­мии, по­ли­ти­ки, вой­ны. Един­ствен­ный способ вы­сто­ять — про­тя­нуть друг дру­гу ру­ку.

— Ка­кой вы ви­ди­те по­бе­ду в войне? Ко­гда мы смо­жем ска­зать «Укра­и­на по­бе­ди­ла»?

— Толь­ко ко­гда бу­дут разору­же­ны эти неза­кон­ные во­ору­жен­ные фор­ми­ро­ва­ния, ко­гда на ули­цах по­явит­ся укра­ин­ская по­ли­ция, а на гра­ни­це — укра­ин­ская ар­мия, ко­гда, в кон­це кон­цов, бу­дут ра­бо­тать укра­ин­ское ра­дио, те­ле­ви­де­ние и из­да­вать­ся га­зе­ты.

Мой оп­ти­мизм ба­зи­ру­ет­ся на уве­рен­но­сти, что на­ше об­ще­ство не от­даст то, что от­во­е­ва­но та­кой кро­вью. Мой друг, ми­нистр внут­рен­них дел Гру­зии, го­во­рил: «На­ши сол­да­ты, не­смот­ря на то, что име­ли на­тов­скую тех­ни­ку, по­бе­жа­ли быст­ро. И толь­ко по­ли­ция дер­жа­ла арьер­гар­ды. А ва­ши хлоп­цы с ав­то­ма­та­ми и пуш­ка­ми 70—80-х го­дов дер­жа­лись за каж­дый овраг».

Мы и бу­дем дер­жать­ся за каж­дый овраг. Но на­ша власть не по­ни­ма­ет, что Пу­ти­ну нуж­ны ни Крым, ни Донбасс, ни да­же ло­яль­ное пра­ви­тель­ство в Ки­е­ве, как не­ко­то­рые ду­ма­ют. Крем­лю нуж­на дез­ин­те­гра­ция Укра­и­ны. То есть про­сто рас­пав­ша­я­ся стра­на.

«Мой оп­ти­мизм ба­зи­ру­ет­ся на уве­рен­но­сти, что на­ше об­ще­ство не от­даст то, что от­во­е­ва­но та­кой кро­вью», — го­во­рит Юрий Луценко

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.