«КАЖ­ДОЕ УТРО, ПРОСЫПАЯСЬ, БЛАГОДАРЮ БО­ГА ЗА ТО, ЧТО ДАЛ МНЕ ВОЗ­МОЖ­НОСТЬ ВИ­ДЕТЬ КРА­СО­ТУ БЕЗЛЮДНОГО ОСТ­РО­ВА»

Жи­тель­ни­ца Пол­тав­щи­ны Ла­ри­са Реб­ри­стая — хра­ни­тель­ни­ца быв­шей охот­ни­чьей ба­зы — око­ло два­дца­ти лет оби­та­ет в от­ре­зан­ной от су­ши за­по­вед­ной зоне. Она не поль­зу­ет­ся ни те­ле­ви­зо­ром, ни хо­ло­диль­ни­ком, а мо­биль­ный те­ле­фон за­ря­жа­ет от сол­неч­ных ба­та­рей

Fakty i kommentarii - - ЖИЗНЬ - Ан­на ВОЛКОВА

Те­перь я точ­но знаю, где жи­вут са­мые чи­та­ю­щие лю­ди в Пол­тав­ской области. На ост­ро­ве Виш­ня­ки, ко­то­рый на­хо­дит­ся в Ка­мен­ском (быв­шем Дне­про­дзер­жин­ском) во­до­хра­ни­ли­ще. Его на­се­ле­ние со­став­ля­ет… два че­ло­ве­ка на пол­то­ры ты­ся­чи гек­та­ров. И един­ствен­ным ок­ном в мир для них яв­ля­ет­ся ста­рень­кий ра­дио­при­ем­ник и кни­ги.

— Мы с еге­рем Алек­сан­дром Стра­зи­ком очень лю­бим чи­тать, но уже дав­но нам сю­да ни­кто с «боль­шой зем­ли» не пе­ре­да­вал све­жую ли­те­ра­ту­ру, — улы­ба­ет­ся 63-лет­няя жи­тель­ни­ца ост­ро­ва Ла­ри­са Реб­ри­стая, ко­то­рую мно­гие на­зы­ва­ют управ­ля­ю­щей хо­зяй­ством быв­шей охот­ни­чьей ба­зы на ост­ро­ве. — При­хо­дит­ся по тре­тье­му, а то и чет­вер­то­му ра­зу пе­ре­чи­ты­вать ста­рые де­тек­ти­вы, ис­то­ри­че­ские и лю­бов­ные ро­ма­ны.

Ла­ри­са Ми­хай­лов­на вот уже де­вят­на­дца­тый год жи­вет в ланд­шафт­ном за­по­вед­ни­ке мест­но­го зна­че­ния «Ост­ров Виш­ня­ки» (по на­зва­нию остав­ше­го­ся под во­дой уро­чи­ща), ко­то­рый яв­ля­ет­ся жем­чу­жи­ной Пол­тав­щи­ны. При­е­ха­ла сю­да с му­жем — ему пред­ло­жи­ли здесь долж­ность еге­ря. У Ла­ри­сы ра­бо­ты в то вре­мя не бы­ло, по­это­му от­пра­ви­лась вме­сте с су­пру­гом в изо­ля­цию. По­се­ли­лись в охот­ни­чьем до­ми­ке — рань­ше ост­ров был от­крыт для охо­ты. Но спу­стя че­ты­ре го­да муж умер пря­мо на ра­бо­чем ме­сте, на ост­ро­ве, а Ла­ри­се, как ока­за­лось, неку­да воз­вра­щать­ся: их дом в се­ле Ре­ву­щи­но Ко­бе­ляк­ско­го рай­о­на за че­ты­ре го­да успе­ли рас­та­щить по ку­соч­кам.

Алек­сандр Стра­зик был на­зна­чен еге­рем на ост­ров вме­сто по­кой­но­го му­жа Ла­ри­сы. Он то­же так при­ки­пел ду­шой к здеш­ним ме­стам, что по­сле вы­хо­да на пен­сию боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дит в за­по­вед­ной зоне. Алек­сандр — пер­вый по­мощ­ник для вдо­вы.

— Я уже здесь при­вык­ла жить. Ес­ли бы ска­за­ли, что надо ку­да-то вы­ез­жать, се­ла бы и за­пла­ка­ла, — го­во­рит со­бе­сед­ни­ца.

«Что­бы под­нять уро­жай­ность куль­тур, при­шлось за­во­зить дож­де­вых чер­вей»

— Обыч­но в на­шем за­ли­ве лед доль­ше все­го дер­жит­ся, но в этом го­ду ран­няя вес­на, и мы еще в кон­це фев­ра­ля бы­ли раз­бло­ки­ро­ва­ны, — рас­ска­зы­ва­ет Ла­ри­са. — Прак­ти­че­ски всю зи­му не рис­ко­ва­ли вы­би­рать­ся от­сю­да в Свет­ло­гор­ское (при­бреж­ное се­ло в Ко­бе­ляк­ском рай­оне Пол­тав­ской области. — Авт.): лед был опас­ным — тон­ким, с про­мо­и­на­ми. Хо­ро­шо, что за­па­са про­дук­тов хва­ти­ло. На зи­му, как пра­ви­ло, за­ку­паю па­ру меш­ков му­ки, ме­шок са­ха­ра, лит­ров два­дцать под­сол­неч­но­го мас­ла. Ку­ры, ут­ки, ко­зоч­ки у ме­ня свои: все­гда есть мя­со, яй­ца и мо­ло­ко. Хлеб са­ма пе­ку. А ово­ща­ми нас про­шлой осе­нью один гриб­ник — на­сто­я­тель мо­на­сты­ря из Га­дя­ча — пол­но­стью обес­пе­чил. И еще меш­ка три кар­тош­ки оста­ет­ся.

— Хва­тит на по­сад­ку?

— Нет, картошка здесь не ро­дит. Во-пер­вых, пес­ча­ный грунт, во-вто­рых, сос­ны за­те­ня­ют мой ма­лень­кий — все­го две сот­ки — ого­ро­дик. Бот­ва рас­тет вы­со­чен­ная, а клуб­ни — как го­рох. Не рас­тут ни мор­ковь, ни ка­пу­ста. Зато все­гда есть уро­жай по­ми­до­ров, огур­цов, пер­ца, ба­кла­жа­нов. Мы с Са­шей по­са­ди­ли сад: яб­ло­ни, гру­ши, алы­чу, ви­но­град, аб­ри­ко­сы, пер­си­ки. Пер­си­ков в про­шлом го­ду бы­ло так мно­го, что вет­ки ло­ми­лись. Рас­тет ма­ли­на, клуб­ни­ка, смо­ро­ди­на, йо­шта… Из фрук­тов де­лаю ва­ре­нье.

Что­бы по­вы­сить уро­жай­ность куль­тур, Ла­ри­са Ми­хай­лов­на с Алек­сан­дром Вла­ди­ми­ро­ви­чем де­ла­ют ком­пост из опав­ших струч­ков и ли­стьев ака­ции, ко­то­рая рас­тет по­бли­зо­сти: за­кла­ды­ва­ют при­род­ный ма­те­ри­ал в цел­ло­фа­но­вые меш­ки и за­пус­ка­ют ту­да чер­вей (их спе­ци­аль­но за­вез­ли с «боль­шой зем­ли») по­том удоб­ря­ют гряд­ки и сад.

Муж­чи­на и жен­щи­на ве­дут хо­зяй­ство вме­сте, а жи­вут каж­дый в сво­ем до­ми­ке: он — в

неболь­шом егер­ском, она — в охот­ни­чьем, на пять ком­нат. Алек­сандр обо­гре­ва­ет свое жи­лье эко­ном­ной печ­кой «Бу­ле­рьян», Ла­ри­са то­пит гру­бу. Бла­го, что с су­хо­сто­ем в ле­су нет про­блем. Едят вме­сте на боль­шой кухне-ве­ран­де в до­ме Ла­ри­сы.

— Се­го­дня на завтрак у нас был тво­рог и чай с мас­лом, — рас­ска­зы­ва­ет хо­зяй­ка. — На обед я полный ка­зан ути­но­го мя­са при­го­то­ви­ла.

— А где хра­ни­те про­дук­ты?

— В по­гре­бе. Хо­ло­диль­ни­ка нет. Бо­юсь, мощ­но­сти на­шей сол­неч­ной элек­тро­стан­ции из ше­сти па­не­лей ему не хва­тит. Надо бы еще столь­ко же. Толь­ко где взять ты­ся­чу дол­ла­ров на это? У ме­ня пен­сия 1600 гри­вен, и у Са­ши столь­ко же.

На мой во­прос, где же они на­шли день­ги на энер­го­ге­не­ри­ру­ю­щие ба­та­реи, Ла­ри­са от­ве­ча­ет:

— Нам по­вез­ло, что два го­да на­зад об­ласт­ное управ­ле­ние охот­ни­ков и ры­бо­ло­вов, ко­то­ро­му при­над­ле­жит эта ба­за, вы­ста­ви­ло ее на про­да­жу. На­шел­ся по­ку­па­тель — один из ру­ко­во­ди­те­лей ООО «Ла­сун­ка» из Дне­пра Ва­дим Ива­но­вич Пе­с­чан­ский. Та­кой доб­рый че­ло­век… За­ме­нил ок­на в до­ми­ке, про­бу­рил сква­жи­ну (в ко­лод­це во­да не та­кая вкус­ная), на­чал ре­мон­ти­ро­вать кры­шу. Ко­неч­но, тут уже все из­но­ше­но, ведь эти по­строй­ки еще ше­сти­де­ся­тых го­дов. Они при­над­ле­жа­ли ЦК Ком­пар­тии Укра­и­ны, за­тем — об­ко­му пар­тии, а по­том об­ласт­но­му управ­ле­нию об­ще­ства охот­ни­ков. Но, го­во­рят, до­ку­мен­тов на до­ми­ки нет, по­это­му про­во­дить опе­ра­ции с этой недви­жи­мо­стью нель­зя. И Ва­дим Ива­но­вич при­оста­но­вил ка­пи­та­ло­вло­же­ния. Но он успел уста­но­вить здесь шесть сол­неч­ных па­не­лей — са­мый луч­ший для нас по­да­рок. Те­перь мы мо­жем за­ря­жать мо­биль­ные те­ле­фо­ны, есть свет в до­мах. А рань­ше при­хо­ди­лось пе­ре­да­вать мо­биль­ные в се­ло, что­бы там под­за­ря­ди­ли. Ко­гда солн­ца ма­ло, ста­ра­ем­ся эко­но­мить: по­го­во­ри­ли — вы­клю­чи­ли. Рань­ше осве­ща­ли жи­лье свеч­ка­ми и фо­на­ри­ка­ми. Элек­тро­ге­не­ра­то­ры сто­ят мерт­вым гру­зом — уж боль­но до­ро­гие они в экс­плу­а­та­ции: дви­га­тель бе­рет литр бен­зи­на в час.

«Му­жи­ки по­ка­за­ли, как управ­лять мо­тор­ной лод­кой, и те­перь мне не страшно вы­хо­дить

в мо­ре да­же в гро­зу»

Преж­де чем пе­ре­брать­ся на ост­ров, Ла­ри­са успе­ла по­ра­бо­тать до­яр­кой, те­лят­ни­цей, про­дав­цом в ма­га­зине, при­ем­щи­цей мо­ло­ка. Не бо­я­лась сель­ской ра­бо­ты. На ост­ро­ве под­дер­жи­ва­ет до­ми­ки в чи­сто­те и по­ряд­ке. Ко­гда не ста­ло му­жа, рас­те­ря­лась.

— По­кой­ный Во­ло­дя, по­ка во­да не за­мер­за­ла, мо­тал­ся на мо­тор­ной лод­ке ту­да-об­рат­но, и я с ним, — рас­ска­зы­ва­ет Ла­ри­са. — В ос­нов­ном ез­ди­ли в се­ло за про­дук­та­ми. До Свет­ло­гор­ско­го — че­ты­ре ки­ло­мет­ра по дель­те Вор­ск­лы. Ко­гда оста­лась од­на, ду­ма­ла, не вы­жи­ву. Один раз по­про­си­ла зна­ко­мых при­вез­ти мне хлеб, вто­рой. А что даль­ше? При­шлось на­учить­ся управ­лять лод­кой. Му­жи­ки по­ка­за­ли, как за­во­дить мо­тор. Те­перь, ес­ли надо, не бо­юсь вы­хо­дить в от­кры­тое мо­ре да­же в гро­зу.

Пять лет на­зад на ост­ро­ве умер­ла ма­ма Ла­ри­сы, ко­то­рую жен­щи­на за­бра­ла к се­бе. Что­бы до­ста­вить те­ло на бе­рег, по­на­до­би­лось три дня.

— То­гда, 2 мар­та, воз­ле бе­ре­га еще дер­жал­ся лед, и от­пра­вить по­кой­ни­цу по во­де бы­ло невоз­мож­но, — вспо­ми­на­ет Ла­ри­са. — Ра­бот­ни­ки ба­зы от­ды­ха в Свет­ло­гор­ском риск­ну­ли до­би­рать­ся к ост­ро­ву на лод­ке… Са­ша ско­ло­тил но­сил­ки, и мы вдво­ем ки­ло­метр нес­ли ма­му к при­ча­лу по сне­гу, что­бы по­гру­зить на бар­кас. А ло­доч­ни­ки, что­бы при­стать к бе­ре­гу, вы­нуж­де­ны бы­ли раз­би­вать лед пеш­ня­ми. Спа­си­бо, се­ляне сде­ла­ли гроб, вы­ко­па­ли мо­ги­лу, за­ка­за­ли по­ми­наль­ный обед…

Зи­мой жить на ост­ро­ве тя­же­лее все­го. А ле­том за­гры­за­ют ово­ды и ко­ма­ры. Это пек­ло в раю. Ни­ка­кие сред­ства их не пу­га­ют. Един­ствен­ное на­ше спа­се­ние от них — ве­тер и дождь.

— А ди­кие жи­вот­ные вам не страш­ны? — Они к нам при­вык­ли, мы — к ним. Под­хо­дят к по­дво­рью и веп­ри, и ко­су­ли, и лось-подра­нок. До­маш­ние жи­вот­ные на них мир­но ре­а­ги­ру­ют. К то­му же тер­ри­то­рия ба­зы (она за­ни­ма­ет 25 со­ток) ограж­де­на сет­кой-ра­би­цей. А вот от кор­шу­нов, ор­лов и бер­ку­тов ни­как не за­щи­тишь­ся — во­ру­ют до­маш­нюю пти­цу. Да и с ли­са­ми во­ю­ем. Хо­тя у нас че­ты­ре со­ба­ки, но бы­ва­ет, не справ­ля­ем­ся.

Го­да че­ты­ре на­зад Ла­ри­са ре­ши­ла раз­ве­сти сви­ней. Пла­ни­ро­ва­ла про­дать мя­со, со­брать день­ги и ку­пить соб­ствен­ное жи­лье в Свет­ло­гор­ском...

— Не люб­лю об этом вспо­ми­нать — боль­но, — про­дол­жа­ет жен­щи­на. — Од­на­жды по­яви­лись здесь еге­ря с охот­ни­ка­ми и устро­и­ли от­стрел мо­их сви­ней. Пря­мо во дво­ре всех и по­ло­жи­ли… Де­скать, в свя­зи с аф­ри­кан­ской чу­мой. С тех пор не дер­жу сви­ней. И с меч­той пе­ре­ехать ко­гда-ни­будь в свой дом рас­про­ща­лась.

Ко­гда-то бы­ла в под­соб­ном ост­ров­ном хо­зяй­стве Ла­ри­сы и мо­ло­дая ко­бы­ла, да сбе­жа­ла.

— Я це­лую неде­лю вме­сте с со­ба­ка­ми ис­ка­ла ее по ост­ро­ву, — вспо­ми­на­ет жен­щи­на. — А ост­ров-то око­ло ше­сти­де­ся­ти ки­ло­мет­ров в дли­ну и до пя­ти в от­дель­ных ме­стах в ши­ри­ну. Од­на­жды псы взя­ли след ко­пыт­но­го жи­вот­но­го и вы­ве­ли ме­ня пря­мо на ста­до ди­ких кабанов. Не пом­ню, как я от них убе­жа­ла. На ост­ро­ве есть непро­хо­ди­мые ме­ста, ле­са, в ко­то­рых лег­ко за­блу­дить­ся. Бе­г­лян­ку так и не на­шла. Мне по­том го­во­ри­ли, что она, ско­рее все­го, услы­ша­ла та­бун, ко­то­рый на­хо­дил­ся на со­сед­нем ост­ро­ве, и бро­си­лась вплавь.

Ост­ров Виш­ня­ки об­ра­зо­вал­ся в 1964 го­ду, ко­гда за­то­пи­ли се­ла по рус­лу Дне­пра, что­бы со­здать ис­кус­ствен­ное во­до­хра­ни­ли­ще. Этот кло­чок зем­ли с пер­во­здан­ной при­ро­дой спас­ла его вы­со­та. Сей­час, что­бы про­ехать по лес­ным до­ро­гам, нуж­но брать с со­бой пи­лу. Упав­шие де­ре­вья ча­сто пре­граж­да­ют путь, при­хо­дит­ся рас­чи­щать.

«Для вы­со­ко­по­став­лен­ных охот­ни­ков вы­ве­ли осо­бую по­ро­ду сви­ней: внешне

ди­ких, а «в ду­ше» до­маш­них»

Вот уже де­сять лет ост­ров за­крыт. Что­бы вос­ста­но­вить фло­ру и фа­у­ну, тре­бу­ет­ся еще лет пять. На ост­ро­ве за­пре­ще­но стре­лять, раз­во­дить ко­ст­ры, да и во­об­ще при­ез­жать на него. Но ры­ба­ки и гриб­ни­ки иг­но­ри­ру­ют запреты. На­ве­ды­ва­ют­ся сю­да и бра­ко­нье­ры. В се­ле го­во­рят, ес­ли бы не Ла­ри­са с Са­шей, то от ба­зы дав­но бы уже ни­че­го не оста­лось.

А ко­гда-то ост­ро­ва Дне­про­дзер­жин­ско­го во­до­хра­ни­ли­ща бы­ли из­люб­лен­ным ме­стом от­ды­ха име­ни­тых охот­ни­ков. Неда­ле­ко от Виш­ня­ков охо­тил­ся и Ге­не­раль­ный сек­ре­тарь ЦК КПСС Лео­нид Бреж­нев.

— В на­ча­ле се­ми­де­ся­тых го­дов на Виш­ня­ки пе­ре­пра­ви­ли несколь­ко сви­но­ма­ток от­лич­ной мир­го­род­ской по­ро­ды и вы­пу­сти­ли в ди­кую при­ро­ду, — вспо­ми­на­ет быв­ший лес­ни­чий из Свет­ло­гор­ско­го Алек­сандр Кры­шень. — Спа­рив­шись с ди­ки­ми ка­ба­на­ми, они да­ли ори­ги­наль­ное потом­ство — по­ло­ви­на вы­вод­ка бы­ла по­ло­са­той, по­ло­ви­на ря­бой. Ря­бых изы­ма­ли, а по­ло­са­тые раз­мно­жа­лись даль­ше. Внешне сви­ньи бы­ли по­хо­жи на ди­ких, но «в ду­ше» оста­лись до­маш­ни­ми. Лю­би­ли, на­при­мер, что­бы их по­че­са­ли за ухом. Я то­гда еще под­рост­ком был, но хо­ро­шо пом­ню, как те, кто не знал об экс­пе­ри­мен­те, от стра­ха за­бе­га­ли в во­ду при при­бли­же­нии по­ло­са­тых кабанов. Экс­пе­ри­мент про­во­дил­ся с це­лью обес­пе­чить удач­ную охо­ту для вы­со­ко­по­став­лен­ных лиц.

А в на­ча­ле де­вя­но­стых го­дов сю­да за­вез­ли пят­ни­стых оле­ней. Их не ста­ло уже че­рез несколь­ко ме­ся­цев — бра­ко­нье­ры уни­что­жи­ли.

Где-то под тол­щей во­ды оста­лась и ха­та ро­ди­те­лей Алек­сандра Кры­ше­ня. За­топ­ле­ние про­ис­хо­ди­ло на его гла­зах…

— Это бы­ло ужас­ное зре­ли­ще, — вспо­ми­на­ет муж­чи­на. — Пе­ред тем как вы­вез­ти се­лян на но­вые ме­ста, им при­ка­за­ли хо­ро­шо за­лить вы­греб­ные ямы хлор­кой. Но это не да­ло ров­ным сче­том ни­че­го. По­шла во­да — и все всплы­ло на по­верх­ность. Да, в ис­кус­ствен­ном мо­ре, как нам и обе­ща­ли, ока­за­лось мно­го ры­бы. Толь­ко вся она бы­ла за­ра­же­на гли­ста­ми. Про­шло лет пять, преж­де чем по­яви­лась ры­ба без гли­стов. Пом­ню, пе­ре­се­лен­цы ло­ви­ли ры­бу «там, где ку­рят­ник», «у мель­ни­цы», «на трак­тор­ной бри­га­де»… Они зна­ли, где что бы­ло до то­го, как все за­то­пи­ла во­да.

Алек­сандр Кры­шень ино­гда за­ез­жа­ет в го­сти к ост­ро­ви­тя­нам. Обя­за­тель­но бе­рет для них кни­ги. Су­пру­га еге­ря то­же при­ез­жа­ет на ост­ров про­ве­дать му­жа.

А Ла­ри­са хва­лит­ся, что ей лег­че, ко­гда ря­дом муж­чи­на, да еще ма­сте­ро­ви­тый. И про­чи­тан­ную кни­гу есть с кем об­су­дить. И вме­сте по­вол­но­вать­ся по по­во­ду си­ту­а­ции с ко­ро­на­ви­ру­сом, о ко­то­рой они узна­ют из ра­дио­при­ем­ни­ка.

— Мы очень бла­го­дар­ны всем, кто по­мо­га­ет нам здесь вы­жить, — Ла­ри­са Реб­ри­стая про­сит обя­за­тель­но на­пи­сать об этом в га­зе­те. — Осо­бен­но ча­сто вы­ру­ча­ет во всех во­про­сах ди­рек­тор ба­зы от­ды­ха «Бе­рег» в Свет­ло­гор­ском Юрий Тер­ни­ков. Мы ведь не от­шель­ни­ки, до ци­ви­ли­за­ции нам ру­кой по­дать. Про­сто от­ре­за­ны во­дой от зем­ли. Но каж­дое утро, просыпаясь, я благодарю Бо­га за то, что он дал мне воз­мож­ность ви­деть эту кра­со­ту.

Ла­ри­са Реб­ри­стая проч­но обос­но­ва­лась на ост­ро­ве, об­за­ве­лась до­маш­ним хо­зяй­стом

На­се­ле­ние ост­ро­ва со­став­ля­ет… два че­ло­ве­ка на пол­то­ры ты­ся­чи гек­та­ров

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.