КИМ КАРДАШЬЯН: «Я СТРЕМЛЮСЬ ИЗ­МЕ­НИТЬ НА­ШУ СИ­СТЕ­МУ ПРАВОСУДИЯ ВО ИМЯ МО­ИХ ДЕ­ТЕЙ. ХО­ЧУ, ЧТО­БЫ ОНИ ЖИ­ЛИ В БО­ЛЕЕ СПРАВЕДЛИВ­ОМ ОБ­ЩЕ­СТВЕ»

Скан­даль­но из­вест­ная мил­ли­о­нер­ша по­шла учить­ся на юриста и те­перь по­мо­га­ет жен­щи­нам, ко­то­рые, как ей ка­жет­ся, бы­ли неспра­вед­ли­во при­го­во­ре­ны к су­ро­вым тю­рем­ным сро­кам

Fakty i kommentarii - - ТОЛЬКО В «ФАКТАХ» -

Ким Кардашьян от­но­сит­ся к ка­те­го­рии лю­дей, ко­то­рых в Аме­ри­ке при­ня­то на­зы­вать self-made — са­ми се­бя сде­ла­ли. Дей­стви­тель­но, дочь из­вест­но­го ад­во­ка­та Ро­бер­та Кар­да­шья­на са­ма до­би­лась бо­гат­ства и сла­вы и на се­го­дняш­ний день вхо­дит в спи­сок са­мых вли­я­тель­ных пер­сон в ми­ре. Во вся­ком слу­чае, так счи­та­ет аме­ри­кан­ский жур­нал Time. С этим из­да­ни­ем труд­но не со­гла­сить­ся. По дан­ным на 2019 год, состояние Ким оце­ни­ва­ет­ся при­бли­зи­тель­но в 370 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Она яв­ля­ет­ся звез­дой са­мо­го по­пу­ляр­но­го ре­а­ли­ти-шоу в ми­ре — «Се­мей­ство Кардашьян», ко­то­рое вы­дер­жа­ло уже 17 се­зо­нов! У нее сот­ни мил­ли­о­нов под­пис­чи­ков в Instagram и Twitter. Жур­нал Vogue на­зы­ва­ет Ким «фе­но­ме­ном поп-куль­ту­ры». Она яв­ля­ет­ся яр­чай­шим пред­ста­ви­те­лем ка­те­го­рии звезд Famous for being famous. Этот тер­мин ввел аме­ри­кан­ский со­цио­лог Дэни­ел Бур­стин еще в 1961 го­ду — «Че­ло­век из­ве­стен тем, что он из­ве­стен».

Ис­то­рия взле­та Ким Кардашьян на­ча­лась в 2003 го­ду. То­гда она по­яви­лась в несколь­ких эпи­зо­дах ре­а­ли­ти-шоу «Про­стая жизнь» Па­риж Хи­л­тон. Ким дру­жи­ла с мо­ло­дой мил­ли­о­нер­шей и бы­ла ее сти­ли­стом. Кардашьян по­чув­ство­ва­ла, что жанр ре­а­ли­ти спо­со­бен при­не­сти ей успех.

«За­све­тив­шись», как сей­час го­во­рят, в те­ле­ви­зо­ре, Ким с дву­мя сво­и­ми род­ны­ми сест­ра­ми Корт­ни и Хло­ей от­кры­ла ма­га­зин одеж­ды тор­го­вой мар­ки D-A-S-H в Ка­ла­ба­са­се, штат Ка­ли­фор­ния. Это бы­ло в 2006 го­ду. А спу­стя несколь­ко ме­ся­цев — в фев­ра­ле 2007 го­да — в США ста­ло до­ступ­но до­маш­нее пор­но, сня­тое пя­тью го­да­ми ра­нее. На ви­део Ким за­ни­ма­лась сек­сом со сво­им то­гдаш­ним бой­френ­дом Ray J.

Ка­за­лось, это ко­нец толь­ко что стар­то­вав­шей ка­рье­ры! Кардашьян дей­ство­ва­ла сна­ча­ла шаб­лон­но — по­да­ла в суд на ком­па­нию Vivid Entertainm­ent, ко­то­рая за­ни­ма­лась рас­про­стра­не­ни­ем это­го скан­даль­но­го ви­део. Фильм по­лу­чил на­зва­ние «Ким Кардашьян. Су­пер­стар». Но­во­ис­пе­чен­ная биз­нес-ле­ди тре­бо­ва­ла за­пре­тить про­да­жу кас­сет и дис­ков. Од­на­ко вско­ре Ким из­ме­ни­ла стра­те­гию. Она за­клю­чи­ла до­го­вор с Vivid и по­лу­чи­ла от фир­мы 5 мил­ли­о­нов дол­ла­ров!

К это­му вре­ме­ни Ким уже по­яви­лась об­на­жен­ной в жур­на­ле Playboy. Ее фо­то­гра­фии и до­маш­нее пор­но ста­ли пре­крас­ной ре­кла­мой для пер­во­го се­зо­на «Се­мей­ства Кардашьян». А по­том все пошло как по мас­лу. Ким за­пус­ка­ла ли­ней­ки раз­лич­ных то­ва­ров — от про­дук­тов пи­та­ния до кос­ме­ти­ки, от ниж­не­го бе­лья и ку­паль­ни­ков до одеж­ды и юве­лир­ных укра­ше­ний. Ей все при­но­си­ло день­ги. Все, кро­ме по­пы­ток стать ак­три­сой и пе­ви­цей. Су­пер­звез­да ре­а­ли­ти-шоу так и не на­учи­лась иг­рать и петь. Ким по­лу­чи­ла ан­ти­пре­мию «Зо­ло­тая ма­ли­на» как худ­шая ак­три­са за роль в ко­ме­дии «Се­мей­ный кон­суль­тант». А за­пи­сан­ный ею син­гл Jam (Turn It Up) был при­знан худ­шей пес­ней 2011 го­да.

Кардашьян хва­ти­ло здра­во­го смыс­ла оста­вить эти по­пыт­ки и за­ни­мать­ся тем, что у нее по­лу­ча­ет­ся. Бла­го­да­ря ее де­ло­вой хват­ке се­го­дня пре­крас­но чув­ству­ют се­бя все пред­ста­ви­те­ли кла­на Кар­да­шьянД­жен­нер. Ее род­ные сест­ры Корт­ни и Хлоя за­ня­ты се­мей­ны­ми и соб­ствен­ны­ми про­ек­та­ми. Еди­но­утроб­ные сест­ры Кен­далл и Кай­ли Джен­нер да­же пре­взо­шли са­му Ким! Кен­далл ста­ла са­мой вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мой в ми­ре мо­де­лью, а Кай­ли — са­мой мо­ло­дой мил­ли­ар­дер­шей в ис­то­рии, ко­то­рая са­ма за­ра­бо­та­ла свое бо­гат­ство. Во вся­ком слу­чае, та­ко­вой ее объ­явил жур­нал Forbes осе­нью 2019 го­да.

Ка­за­лось, что еще нуж­но Ким Кардашьян? Лич­ная жизнь то­же в пол­ном по­ряд­ке. По­сле двух неудач­ных бра­ков она на­ко­нец на­шла сво­е­го муж­чи­ну. Им стал из­вест­ный рэпер Ка­нье Уэст. Су­пру­ги жи­вут в бра­ке уже шесть лет. У них чет­ве­ро де­тей. Дочь Норд и сы­на Сейн­та Ким ро­ди­ла са­ма. Млад­шие — дочь Чи­ка­го и сын Са­ам — по­яви­лись на свет с по­мо­щью сур­ро­гат­ной ма­те­ри. Биз­нес про­цве­та­ет. Мил­ли­о­ны под­пис­чи­ков в соц­се­тях с нетер­пе­ни­ем ждут каж­дый но­вый пост или твит.

Од­на­ко, как ока­за­лось, у Ким бы­ла меч­та. Она хо­те­ла стать юри­стом. И по­шла учить­ся. И вот уже два го­да Кардашьян по­мо­га­ет жен­щи­нам, ко­то­рые, как ей ка­жет­ся, бы­ли неспра­вед­ли­во при­го­во­ре­ны к су­ро­вым тю­рем­ным сро­кам. Звез­да Instagram от­но­сит­ся к этой сво­ей де­я­тель­но­сти очень се­рьез­но. Она уже до­би­лась осво­бож­де­ния двух жен­щин. Ра­ди од­ной из них Ким да­же встре­ча­лась с пре­зи­ден­том США До­наль­дом Трам­пом, ко­то­рый при­гла­сил ее в Бе­лый дом. Кардашьян об­су­ди­ла с ним необ­хо­ди­мость су­деб­ной ре­фор­мы в США. И гла­ва го­су­дар­ства ее услы­шал.

И вот в кон­це фев­ра­ля Ким взя­лась за но­вый те­ле­ви­зи­он­ный про­ект. Это бу­дет до­ку­мен­таль­ный фильм «Ким Кар­да­шьянУ­эст: Пра­во­су­дие». Она на­ме­ре­на вме­сте с

опыт­ны­ми юри­ста­ми по­се­тить аме­ри­кан­ские тюрь­мы, что­бы рас­ска­зать ис­то­рии еще че­ты­рех че­ло­век, от­бы­ва­ю­щих на­ка­за­ние, ко­то­рое пред­став­ля­ет­ся слиш­ком су­ро­вым.

О том, что зна­чит для нее юри­ди­че­ская де­я­тель­ность и как это за­ня­тие по­вли­я­ло на ее лич­ную жизнь, Ким Кардашьян от­кро­вен­но рас­ска­за­ла в ин­тер­вью, экс­клю­зив­ное пра­во на пуб­ли­ка­цию ко­то­ро­го в Укра­ине «ФАКТЫ» по­лу­чи­ли от The Interview People.

«Весь этот год я каж­дый день

вста­ва­ла в 5:40»

— Ким, преж­де все­го при­ми­те по­здрав­ле­ния с успеш­ным окон­ча­ни­ем ва­ше­го пер­во­го го­да обу­че­ния в юри­ди­че­ской шко­ле.

— О, спа­си­бо боль­шое!

— Нас­коль­ко мне из­вест­но, вы по­лу­чи­ли выс­шие бал­лы по ито­гам всех те­стов.

— Ес­ли чест­но, это бы­ло неслож­но для ме­ня. Те­сты ка­са­лись за­клю­че­ния кон­трак­тов. За свою ка­рье­ру в шоу-биз­не­се и не толь­ко я этих кон­трак­тов столь­ко про­чи­та­ла и на­пи­са­ла са­ма, что дав­но уже на прак­ти­ке изу­чи­ла все тон­ко­сти и под­вод­ные кам­ни. Но я не от­лы­ни­ва­ла. Уче­ба есть уче­ба. Кое-что важ­ное я все же узна­ла для се­бя. Мне ка­за­лось, что бу­дет скуч­но, но, к сча­стью, ошиб­лась. На са­мом де­ле, мне нра­вит­ся ко­пать­ся в по­доб­ных ве­щах, изу­чать ма­лей­шие де­та­ли. На­при­мер, мно­го по­лез­но­го я узна­ла от­но­си­тель­но дей­ству­ю­щих пра­вил о трав­мах, по­лу­чен­ных во вре­мя вы­пол­не­ния слу­жеб­ных обя­зан­но­стей. Но труд­нее все­го бы­ла не са­ма уче­ба, а то, как мне при­шлось из­ме­нить свой еже­днев­ный рас­по­ря­док.

— Хотелось бы узнать об этом по­по­дроб­нее.

— Глав­ная про­бле­ма — де­ти. Их у нас с му­жем чет­ве­ро. И все они еще ма­лень­кие. По­про­буй­те объ­яс­нить ма­лы­шам, по­че­му их ма­моч­ка не мо­жет по­гу­лять с ни­ми или по­иг­рать. Они бы­ли очень удив­ле­ны, узнав, что ма­ма по­шла в шко­лу (сме­ет­ся). Или что ма­ме нуж­но вы­пол­нить до­маш­нее за­да­ние. А еще ма­ма ра­бо­та­ет, сни­ма­ет­ся в шоу, са­ма сни­ма­ет фильм. Так вот, весь этот год я каж­дый день вста­ва­ла в 5:40. Это бы­ло нуж­но, что­бы успеть с утра сде­лать все мои упраж­не­ния. В 7:05 я бу­ди­ла де­тей, мы быст­ро зав­тра­ка­ли, а в 7:40 я от­прав­ля­лась на уче­бу. Воз­вра­ща­лась до­мой ча­ще все­го ве­че­ром. Де­ти на­бра­сы­ва­лись на ме­ня и не от­пус­ка­ли до тех пор, по­ка сон не сва­ли­вал их. Вот та­кой у ме­ня те­перь рас­по­ря­док.

— Ска­жу чест­но, ме­ня по­ра­жа­ет, сколь­ко дел вам нуж­но из­лов­чить­ся впих­нуть в 24 ча­са!

— Ме­ня то­же удив­ля­ет. Но это важ­но. Я уве­ре­на, что де­ти, гля­дя на ме­ня, мно­го­му учат­ся са­ми. Они ви­дят, нас­коль­ко важ­на в жиз­ни мо­ти­ва­ция. У ме­ня есть цель, и я до­би­ва­юсь ее во что бы то ни ста­ло. Ко­гда еду в тюрьму, что­бы встре­тить­ся там с оче­ред­ной за­клю­чен­ной, обя­за­тель­но рас­ска­зы­ваю де­тям, по­че­му нуж­но по­мочь этой жен­щине. И они на­чи­на­ют ме­ня по­ни­мать.

Дру­гая боль­шая про­бле­ма — мои дру­зья. Им ока­за­лось ку­да слож­нее объ­яс­нить, для че­го мне все это нуж­но и по­че­му я не смо­гу, ска­жем, в пят­ни­цу по­ту­сить с ни­ми в клу­бе, как рань­ше. Мно­гие так и не по­ня­ли. Мне в бук­валь­ном смыс­ле при­шлось из­ме­нить но­мер мо­биль­но­го. Не по­то­му, что мне кто-то угро­жал, а для то­го, что­бы ме­ня не от­вле­ка­ли пу­сты­ми раз­го­во­ра­ми об од­ном и том же. Я за­яви­ла всем сво­им зна­ко­мым: «Мне необ­хо­ди­мы че­ты­ре го­да пол­ной фо­ку­си­ров­ки. Ре­бя­та, я обя­за­тель­но вер­нусь к вам! Но толь­ко че­рез че­ты­ре го­да. Не оби­жай­тесь». И я не жа­лею. Мои ин­те­ре­сы из­ме­ни­лись, но от это­го жизнь не ста­ла скуч­нее, как ду­ма­ют не­ко­то­рые. На­чал­ся но­вый этап, ко­то­рый ме­ня неве­ро­ят­но за­хва­тил.

— И все же, как вам уда­ет­ся ба­лан­си­ро­вать меж­ду уче­бой, пра­во­за­щит­ной де­я­тель­но­стью, биз­не­сом и се­мьей?

— Я без­мер­но бла­го­дар­на му­жу. Ка­нье ме­ня во всем под­дер­жи­ва­ет. Без него ни­че­го бы не по­лу­чи­лось. Но рас­по­ря­док, как я уже ска­за­ла, при­шлось из­ме­нить пол­но­стью. От че­го-то при­шлось отказаться. На­при­мер, от мас­са­жа. Рань­ше я де­ла­ла его еже­днев­но в стро­го опре­де­лен­ное вре­мя. Вот уже год об­хо­жусь без это­го. Зна­е­те, ко­гда пе­ред то­бой воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость вы­би­рать меж­ду мас­са­жем и ро­ман­ти­че­ским ужи­ном с му­жем или се­мей­ной про­гул­кой с детьми, от­вет лич­но для ме­ня од­но­зна­чен. Так что те­перь моя лич­ная жизнь на­чи­на­ет­ся по­сле 22:00 (сме­ет­ся). А в 23:00 уже са­ма уми­раю от же­ла­ния лечь спать. Но я не жа­лу­юсь. Нет, ни в ко­ем слу­чае. Де­ти и муж — вот моя жизнь. Ра­ди них я го­то­ва отказаться от ка­ких-то лич­ных ма­лень­ких удо­воль­ствий, от об­ще­ния с дру­зья­ми, ес­ли потребуетс­я. Соб­ствен­но, я так и сде­ла­ла. Мы да­же пе­ре­ста­ли с Ка­нье хо­дить в ки­но. Ино­гда смот­рим до­ма, ес­ли очень хо­чет­ся. Про­ана­ли­зи­ро­вав свой рас­по­ря­док, я про­сто от­сек­ла все лиш­нее, что­бы по­лу­чить вре­мя на уче­бу, со­сре­до­то­чи­лась на са­мом глав­ном. Так что под­ни­маю де­тей по утрам, корм­лю всех зав­тра­ком, и мы от­прав­ля­ем­ся в шко­лу. Де­ти — в свою, а я — в свою.

«По­ня­ла, что боль­ше ни­ко­гда не смо­гу ска­зать «нет» лю­дям, ко­то­рые нуж­да­ют­ся в мо­ей по­мо­щи»

— Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что вы толь­ко сей­час об­ре­ли глав­ную цель в жиз­ни.

— Так и есть. Я по­ня­ла, что боль­ше ни­ко­гда не смо­гу ска­зать «нет» лю­дям, ко­то­рые нуж­да­ют­ся

в мо­ей по­мо­щи. И я знаю, что мо­гу им по­мочь.

— Что для вас са­мое тя­же­лое в этой ра­бо­те с за­клю­чен­ны­ми?

— До­бить­ся пе­ре­смот­ра де­ла или до­сроч­но­го осво­бож­де­ния, а еще луч­ше — по­ми­ло­ва­ния, яв­ля­ет­ся очень слож­ной юри­ди­че­ской про­це­ду­рой. Она не тер­пит спеш­ки, по­верх­ност­но­го под­хо­да. Это боль­шая бу­маж­ная ра­бо­та. Важ­на каж­дая де­таль, каж­дый до­ку­мент, ко­то­рый мы го­то­вим. Знаю точ­но: са­ма бы я не спра­ви­лась. Мне уда­лось со­брать ко­ман­ду от­лич­ных юри­стов. Но ра­бо­тать в ко­ман­де слож­но. Это­му при­хо­дит­ся учить­ся то­же.

— А как вы от­би­ра­е­те за­клю­чен­ных, ко­то­рым на­ме­ре­ны по­мо­гать? Есть ка­кие-то кри­те­рии?

— Да. Каж­дый та­кой слу­чай я долж­на глу­бо­ко про­чув­ство­вать. Толь­ко по­сле то­го, как де­ло ста­но­вит­ся для ме­ня фак­ти­че­ски лич­ным, мы бе­рем­ся за него. Это­му пред­ше­ству­ет до­ста­точ­но дли­тель­ный и слож­ный пе­ри­од. На­чи­на­ет­ся все с пи­сем или те­ле­фон­ных звон­ков. Лю­ди уже зна­ют о нас. По­это­му ищут в ос­нов­ном нас, а не мы ищем та­кие слу­чаи. Ча­сто бы­ва­ет так, что я ви­жу опре­де­лен­ную неспра­вед­ли­вость, но это де­ло цеп­ля­ет мое серд­це. В та­ких слу­ча­ях я на­прав­ляю че­ло­ве­ка к дру­гим юри­стам, с ко­то­ры­ми мы со­труд­ни­ча­ем. И они ему ква­ли­фи­ци­ро­ван­но по­мо­га­ют. Ме­ня ин­те­ре­су­ют де­ла, ко­гда пре­ступ­ле­ние дей­стви­тель­но бы­ло со­вер­ше­но, но суд вы­нес слиш­ком су­ро­вый приговор, не учел де­та­ли, предыс­то­рию.

— Ким, мно­гие счи­та­ют и да­же от­кры­то вас кри­ти­ку­ют, утвер­ждая, что вы все это де­ла­е­те с од­ной це­лью. И она за­клю­ча­ет­ся не в ока­за­нии по­мо­щи дру­гим, а в улуч­ше­нии ва­ше­го ими­джа. Все это вы за­те­я­ли для то­го, что­бы иным спо­со­бом при­влечь осла­бе­ва­ю­щее вни­ма­ние пуб­ли­ки к ва­шей се­мье.

— Зна­е­те, за свою жизнь я при­вык­ла к по­доб­ной кри­ти­ке, — про­дол­жа­ет Ким Кардашьян. — В чем толь­ко ме­ня не об­ви­ня­ли! Так что ме­ня труд­но сбить с ног. Вы ду­ма­е­те, я ста­ла бы жерт­во­вать сво­им лич­ным вре­ме­нем, от­ры­вать 20 ча­сов в неде­лю от об­ще­ния с детьми, лю­би­мым му­жем ра­ди пи­а­ра? Ес­ли бы так бы­ло на са­мом де­ле, я обя­за­тель­но опуб­ли­ко­ва­ла бы ку­чу шо­ки­ру­ю­щих ма­те­ри­а­лов по каж­до­му из дел, ко­то­ры­ми мы за­ни­ма­ем­ся. Но я не де­лаю это­го, посколь­ку это мо­жет на­вре­дить тем, ко­му мы стре­мим­ся по­мочь. Лю­ди до­ве­ри­лись мне. Я не мо­гу их пре­дать ра­ди соб­ствен­но­го ими­джа. Ни­ка­кая кри­ти­ка, злоб­ные на­пад­ки за­вист­ни­ков и хей­те­ров не смо­гут за­ста­вить ме­ня отказаться от де­ла, важ­ность ко­то­ро­го я ощу­щаю каж­дой сво­ей кле­точ­кой.

Спро­си­те у Элис Джонсон, ко­то­рая те­перь на сво­бо­де по­сле 21 го­да тюрь­мы: Ким Кардашьян по­мог­ла ей ра­ди соб­ствен­но­го ими­джа?! Да, она за­ни­ма­лась про­да­жей нар­ко­ти­ков в Мем­фи­се. Мы не от­ри­ца­ем это. Но по­че­му она ре­ши­лась на пре­ступ­ле­ние? По­че­му про­ку­рор умол­чал об этом во вре­мя су­да? По­че­му ад­во­кат не за­ост­рил на этом вни­ма­ние? Элис с пя­тью детьми на ру­ках бро­сил муж. Она чест­но ра­бо­та­ла 10 лет в ком­па­нии FedEx, а по­том ее вы­швыр­ну­ли на ули­цу. Ее млад­ший сын по­гиб в ав­то­ка­та­стро­фе. Ни­кто не хо­тел ей по­мочь. Да, она ста­ла про­да­вать нар­ко­ти­ки. Об­ви­не­ние сде­ла­ло из нее эта­кую крест­ную мать Мем­фи­са. И ей да­ли по­жиз­нен­ное!

Раз­ве это на­зы­ва­ет­ся пра­во­су­ди­ем, ко­гда оди­на­ко­вое на­ка­за­ние по­лу­ча­ют мать-оди­ноч­ка, по­пав­ша­я­ся пер­вый раз на про­да­же нар­ко­ти­ков, и Чарльз Мэн­сон, ор­га­ни­зо­вав­ший се­рию кро­ва­вых убийств в Лос-Ан­дже­ле­се в 1969 го­ду? Что-то в на­шей си­сте­ме не так. Я встре­ти­лась с Элис. Мы мно­го раз с ней раз­го­ва­ри­ва­ли. Я услы­ша­ла ее ис­то­рию, под­лин­ную ис­то­рию. Она из­ме­ни­ла мое от­но­ше­ние к жиз­ни, а я по­мог­ла ей вый­ти на сво­бо­ду. Уве­ре­на, Элис сто­крат оку­пи­ла свою ви­ну пе­ред об­ще­ством. Ее слу­чай очень по­ка­за­те­лен. Та­ких дел в Аме­ри­ке ты­ся­чи. А мы зна­ем о них лишь то, что нам удо­су­жи­лись рас­ска­зать СМИ. И ча­сто мы не зна­ем, что на са­мом де­ле слу­чи­лось с че­ло­ве­ком, за­ста­ви­ло его со­вер­шить пре­ступ­ле­ние, пусть да­же та­кое, как убий­ство.

«Ко­гда я го­во­ри­ла, что мне нра­вит­ся ра­бо­та сле­до­ва­те­ля или ад­во­ка­та,

это вы­зы­ва­ло у всех смех»

— Хо­ро­шо, вы по­мо­га­е­те этим жен­щи­нам вый­ти на сво­бо­ду. Мно­гие из них про­ве­ли за ре­шет­кой го­ды и го­ды. Им крайне труд­но вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни, най­ти ра­бо­ту.

— Со­вер­шен­но вер­но! Это еще од­на за­да­ча, ко­то­рую мы ста­ра­ем­ся ре­шить. Мы свя­за­ны с несколь­ки­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, ко­то­рые по­мо­га­ют быв­шим за­клю­чен­ным адап­ти­ро­вать­ся. И это, по­жа­луй, са­мая вол­ну­ю­щая часть на­шей де­я­тель­но­сти, ко­гда ви­дишь, как че­ло­век об­ре­та­ет нор­маль­ную жизнь.

— Ко­гда впер­вые вас по­се­ти­ла идея за­нять­ся этим? Мо­же­те рас­ска­зать, как все про­изо­шло, что ста­ло сти­му­лом?

— Уве­ре­на, что под­со­зна­тель­но я стре­ми­лась к это­му всю жизнь. Мой отец был пре­крас­ным ад­во­ка­том. Ре­бен­ком я ча­са­ми мог­ла на­блю­дать за ним, ко­гда он ра­бо­тал у се­бя в ка­би­не­те. Имен­но па­па при­учил ме­ня к то­му, что нуж­но на все иметь кон­тракт. Он за­вел та­кое пра­ви­ло для ме­ня. Ко­гда я за­яви­ла, что хо­чу ма­ши­ну, он не стал воз­ра­жать, но под­го­то­вил кон­тракт, в ко­то­ром го­во­ри­лось, что он ку­пит мне ав­то­мо­биль, а я обя­зу­юсь за­прав­лять ма­ши­ну на соб­ствен­ные день­ги и раз в неде­лю мыть ее.

Я бы­ла под­рост­ком, ко­гда отец за­щи­щал в су­де О. Дж. Симп­со­на (гром­кое де­ло о двой­ном убий­стве, фи­гу­ран­том ко­то­ро­го был из­вест­ный в про­шлом аме­ри­кан­ский фут­бо­лист и по­пу­ляр­ный ак­тер О. Дж. Симп­сон. — Ред.). Я украд­кой про­би­ра­лась в ка­би­нет от­ца и по мно­гу раз пе­ре­чи­ты­ва­ла до­ку­мен­ты, над ко­то­ры­ми он ра­бо­тал. Ме­ня уже то­гда ин­те­ре­со­ва­ли де­та­ли — кос­вен­ные ули­ки, по­ка­за­ния Симп­со­на и сви­де­те­лей, мне­ние экс­пер­тов, по­ли­цей­ские про­то­ко­лы. Все это жи­ло во мне мно­го лет, про­сто я по­че­му-то не за­ме­ча­ла.

Зна­е­те, сей­час я ино­гда про­смат­ри­ваю свои ин­тер­вью, ко­то­рые да­ва­ла лет шесть­семь на­зад. И вся­кий раз, ко­гда ме­ня спра­ши­ва­ли, чем бы я хо­те­ла за­ни­мать­ся, ес­ли бы не сни­ма­лась в ре­а­ли­ти-шоу, от­ве­ча­ла, что мне нра­вит­ся ра­бо­та сле­до­ва­те­ля или ад­во­ка­та. То­гда у всех мои сло­ва вы­зы­ва­ли смех, иро­нию, улыб­ки. Да я и са­ма по­рой по­сме­и­ва­лась над со­бой. И толь­ко ис­то­рия Элис Джонсон за­ста­ви­ла ме­ня се­рьез­но от­не­стись к сво­им под­со­зна­тель­ным стрем­ле­ни­ям. Вот что я вам ска­жу — у ме­ня дей­стви­тель­но есть лич­ный ин­те­рес в том, что сей­час де­лаю. Мо­же­те да­же на­звать его ко­рыст­ным. Моя лич­ная вы­го­да за­клю­ча­ет­ся в том, что стремлюсь из­ме­нить на­шу си­сте­му правосудия во имя мо­их де­тей. Хо­чу, что­бы они и их дру­зья жи­ли в бо­лее справедлив­ом об­ще­стве. На­ша си­сте­ма нуж­да­ет­ся в ре­мон­те. Вы бы до­пу­сти­ли, что­бы ва­ши де­ти жи­ли в до­ме, где все раз­ва­ли­ва­ет­ся? Ко­неч­но, нет. Вот я и ре­ши­ла за­нять­ся ре­мон­том. Это и есть моя глав­ная мо­ти­ва­ция.

— Бла­го­да­ря но­вой ра­бо­те вы ста­ли луч­ше по­ни­мать ва­ше­го от­ца?

— Ду­маю, да. Отец умер в 2003 го­ду. Но он не жил с на­ми с 1991 го­да. То­гда они с ма­мой раз­ве­лись. Не мо­гу ска­зать, что мне их ре­ше­ние при­шлось по ду­ше. По­том я не по­ни­ма­ла, по­че­му па­па не мо­жет ни­как устро­ить свою лич­ную жизнь. Сра­зу по­сле раз­во­да он объ­явил о по­молв­ке с дру­гой жен­щи­ной, но они так и не по­же­ни­лись. В 1998 го­ду за­клю­чил брак с Джен Эшли, а че­рез 30 дней по­сле сва­дьбы ан­ну­ли­ро­вал его. Тре­тий раз отец же­нил­ся за шесть недель до сво­ей смер­ти…

Толь­ко став ма­те­рью, я по­ня­ла, что он по­сле раз­во­да с ма­мой ви­дел смысл жиз­ни в нас — сво­их де­тях. И очень за нас бес­по­ко­ил­ся. К сча­стью, у ма­мы хва­ти­ло муд­ро­сти не ме­шать на­ше­му об­ще­нию с от­цом. Это я по­ня­ла уже несколь­ко лет на­зад. Но толь­ко сей­час мне ста­ло яс­но, по­че­му отец так лю­бил свою ра­бо­ту и столь­ко вре­ме­ни по­свя­щал ей. И ко­гда по­рой мне ста­но­вит­ся тя­же­ло, я чув­ствую жут­кую усталость и хо­чет­ся все бро­сить, сра­зу вспо­ми­наю от­ца. У него то­же бы­ло чет­ве­ро де­тей. И он умуд­рял­ся и ра­бо­тать, и про­во­дить вре­мя с на­ми. Я люб­лю его и гор­жусь им.

«Пра­во на за­щи­ту есть у каж­до­го»

— Есть ли не­кая грань, че­рез ко­то­рую вы ни­ко­гда не пе­ре­сту­па­е­те, бе­рясь за но­вый слу­чай? Ко­гда вы го­во­ри­те се­бе: нет, этим де­лом я за­ни­мать­ся не бу­ду.

— Это очень слож­ный во­прос. Ко­неч­но, по­доб­ные со­мне­ния тер­за­ют лю­бо­го ад­во­ка­та. Но я уве­ре­на, что пра­во на за­щи­ту есть у каж­до­го. На за­щи­ту и спра­вед­ли­вый суд. «Пра­во­су­дие для всех» — это не пу­стые сло­ва. Я успе­ла услы­шать мно­го ужас­ных ис­то­рий. Ино­гда предо­став­ле­ние воз­мож­но­сти из­лить ду­шу уже яв­ля­ет­ся су­ще­ствен­ной по­мо­щью. Зна­е­те, по­рой мне ка­жет­ся, что на­ши кри­ми­наль­ные те­ле­се­ри­а­лы ку­да спра­вед­ли­вее, чем ре­аль­ные су­деб­ные про­цес­сы или по­ли­цей­ские рас­сле­до­ва­ния. Я очень люб­лю смот­реть та­кие се­ри­а­лы. Да­же сей­час, ко­гда каж­дый день за­ни­ма­юсь по­доб­ны­ми ве­ща­ми. Но в этих се­ри­а­лах крайне ред­ко по­ка­зы­ва­ют об­рат­ную сто­ро­ну. Я сно­ва и сно­ва воз­вра­ща­юсь к то­му, что на­ша су­деб­ная си­сте­ма устро­е­на непра­виль­но. Об­ви­не­ние умыш­лен­но не го­во­рит о предыс­то­рии пре­ступ­ле­ния. За­щи­та ча­сто счи­та­ет все это неваж­ным. И я не по­ни­маю, по­че­му.

Взять хо­тя бы еще один слу­чай. Мы им сей­час за­ни­ма­ем­ся. Это ис­то­рия жен­щи­ны, ко­то­рая в воз­расте 30 лет уби­ла сво­е­го при­ем­но­го де­да. Она за­ре­за­ла его и за­бра­ла немно­го де­нег, ко­то­рые на­шла у него. Ко­гда я про­чи­та­ла об этом в га­зе­тах, все бы­ло сна­ча­ла так оче­вид­но! Ка­кая-то нар­ко­ман­ка же­сто­ко уби­ла по­жи­ло­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый, ко­гда она бы­ла ре­бен­ком, за­ни­мал­ся ее вос­пи­та­ни­ем. Пер­вое чув­ство, ко­то­рое воз­ник­ло у ме­ня и, как мне ка­жет­ся, у боль­шин­ства аме­ри­кан­цев, услы­шав­ших об этом убий­стве в Палм-Спрингс, бы­ло спра­вед­ли­вое воз­му­ще­ние. Та­кие лю­ди долж­ны сгнить за ре­шет­кой! Раз­ве нет?

Но по­том я по­лу­чи­ла от этой жен­щи­ны пись­мо — ис­то­рию на 10 стра­ни­цах, на­пи­сан­ных от ру­ки. Я по­еха­ла в Палм-Спрингс, по­го­во­ри­ла с людь­ми, ко­то­рые зна­ли и жерт­ву, и убий­цу. И вот что я узна­ла. На нар­ко­ти­ки ее при­са­дил он, ее при­ем­ный дед. Она по­па­ла к нему, ко­гда ей бы­ло пять лет. И он на­си­ло­вал ее с то­го са­мо­го воз­рас­та! Она ока­зы­ва­лась по­сле это­го в боль­ни­це несколь­ко раз. Но ни­кто не по­мог ей. Ни вра­чи, ни по­ли­ция, ни со­ци­аль­ные служ­бы. Ни­ко­му не бы­ло де­ла до ма­лень­кой де­воч­ки. Она сбе­жа­ла от на­силь­ни­ка, как толь­ко под­рос­ла. Но уже бы­ла нар­ко­ман­кой. К 30 го­дам несчаст­ная ро­ди­ла се­ме­рых де­тей! И все — от раз­ных парт­не­ров. Ни од­но­му из этих муж­чин не бы­ло ни­ка­ко­го де­ла до нее.

И вот од­на­жды, со­вер­шен­но от­ча­яв­шись, она при­шла к сво­е­му при­ем­но­му де­ду и по­про­си­ла о по­мо­щи. Ей бы­ли сроч­но нуж­ны день­ги, что­бы ку­пить еду де­тям. А он сно­ва из­на­си­ло­вал ее! И вот то­гда она взя­лась за нож… Ска­жи­те мне, по­че­му вся эта ис­то­рия оста­лась за сте­на­ми су­да? По­че­му ее ад­во­кат не рас­ска­зал су­ду ни­че­го из этих ужас­ных по­дроб­но­стей? Да, мы име­ем де­ло с убий­ством. С нар­ко­ти­ка­ми и про­сти­ту­ци­ей. Но раз­ве мы име­ем пра­во от­ка­зать в по­мо­щи этой жен­щине еще раз? Ей всю жизнь от­ка­зы­ва­ли в этом.

«Уве­ре­на, что мо­гу и даль­ше вы­став­лять свои фо­то­гра­фии в «Ин­с­та­гра­ме»

— Ким, вы на­ме­ре­ны про­дол­жить уче­бу? — Да, я так ре­ши­ла. Вы­пуск­ные эк­за­ме­ны в юри­ди­че­ской шко­ле мне пред­сто­ит сдать в 2022 или 2023 го­ду. Все бу­дет за­ви­сеть от то­го, как прой­дут остав­ши­е­ся кур­сы обу­че­ния.

— Вы ре­ши­ли за­ни­мать­ся столь важ­ны­ми и се­рьез­ны­ми ве­ща­ми, как ре­фор­ма су­деб­ной си­сте­мы, по­мощь тем, с кем дей­ству­ю­щая си­сте­ма обо­шлась неспра­вед­ли­во.

— Да, все пра­виль­но.

— При этом вы не со­би­ра­е­тесь бро­сать то, чем за­ни­ма­лись до сих пор? Съем­ки в ре­а­ли­ти-шоу, рекла­ма ку­паль­ни­ков в соц­се­тях…

— Я по­ни­маю, к че­му вы кло­ни­те. Не ду­маю, что мои сел­фи в би­ки­ни мо­гут по­ме­шать. Не ви­жу ни­ка­ко­го про­ти­во­ре­чия. Уве­ре­на, что мо­гу и даль­ше вы­став­лять свои фо­то­гра­фии в «Ин­с­та­гра­ме» и де­лать то, что мне нра­вит­ся и хо­чет­ся. Это то­же часть ме­ня. Я пе­ре­ста­ла бы быть Ким Кардашьян, ес­ли бы от­ка­за­лась от все­го это­го.

Ким Кардашьян вхо­дит в спи­сок са­мых вли­я­тель­ных пер­сон в ми­ре

Ра­ди осво­бож­де­ния од­ной из за­клю­чен­ных Ким да­же встре­ча­лась с пре­зи­ден­том США До­наль­дом Трам­пом, ко­то­рый при­гла­сил ее в Бе­лый дом

У Ким и ее му­жа — рэпе­ра Ка­нье Уэ­с­та — чет­ве­ро де­тей

Бла­го­да­ря де­ло­вой хват­ке Ким пре­крас­но чув­ству­ют се­бя все сест­ры Кардашьян и их мать (край­няя сле­ва)

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.