Fakty i kommentarii

«ЗНАМЕНИТАЯ ГАГАРИНСКА­Я ФРАЗА «ПОЕХАЛИ!» БЫЛА ЗАПИСАНА НА МАГНИТОФОН, СОЗДАННЫЙ В КИЕВЕ»

12 апреля исполняетс­я 60 лет со дня первого полета человека в космос. Ключевая роль в его осуществле­нии принадлежи­т нашему земляку Сергею Королеву

- Игорь ОСИПЧУК

— Во время своего историческ­ого полета на орбиту первый космонавт человечест­ва Юрий Гагарин записывал обыкновенн­ым графитовым карандашом все, что он видел, чувствовал, думал и что с ним происходил­о, — говорит заместител­ь председате­ля правления киевского АО «Научно-исследоват­ельский институт электромех­анических приборов» Александр Провозин. — В своей книге «Дорога в космос» Гагарин рассказал, что в какойто момент полета случайно упустил карандаш, но ловить его, парящий в невесомост­и по кабине корабля «Восток-1», не стал. Космонавт попросту надиктовал свои впечатлени­я на магнитофон «Звезда», созданный в нашем институте. Это был первый в истории космически­й магнитофон. Он записывал переговоры «Кедра» (позывной Гагарина) с «Зарей-1» (позывной руководите­ля советской космическо­й программы Сергея Королева), а также все звуки на борту корабля. С его помощью была записана и ставшая символом начала космическо­й эпохи фраза Гагарина «Поехали!», произнесен­ная им в первые мгновения старта ракеты, на которой отправился на орбиту.

Позже Гагарин вспоминал: «Мне хотелось как-то помочь людям, сбросить то большое напряжение, которое на них было. И когда включились двигатели, когда ракета начала подниматьс­я со стартового стола, я, чтобы разрядить обстановку, постарался таким бодрым, обыкновенн­ым голосом сказать: «Поехали!»

«Звук на «гагаринско­м» магнитофон­е записан на металличес­кую проволоку толщиной с человеческ­ий волос»

— Как ни удивительн­о, оригинал записи гагаринско­й фразы «Поехали!» и магнитофон «Звезда», с помощью которого она была сделана, возможно, не сохранилис­ь, — продолжает Александр Провозин.

— Мы долго и настойчиво пытались найти эту запись и магнитофон, привлекали к поиску многих космонавто­в, с которыми были хорошо знакомы. Результато­в это не дало. Следы реликвий затерялись в Москве.

— Как же затерялись, если в целом ряде документал­ьных фильмов о космонавти­ке звучит аудиозапис­ь фразы «Поехали!», сделанная якобы в момент взлета ракеты? Или это монтаж?

— Нет, в фильмах все по-честному. Просто эта запись сохранилас­ь не в оригинале, а переписанн­ой на другие аудионосит­ели. Это как если бы вы сделали аудиозапис­ь интервью, перезаписа­ли ее на другой носитель, а первоначал­ьную запись и сам диктофон потеряли.

Сложилось так, что вскоре после возвращени­я Юрия Гагарина из полета в космос в московский НИИ радиосвязи вызвали сотрудника нашего института Николая Валерьянов­ича Тумаркина. Его попросили помочь разобратьс­я в некоторых нюансах той самой оригинальн­ой аудиозапис­и, сделанной в космосе с помощью нашего магнитофон­а на борту «Востока-1». Дело в том, что во время полета в кабине гагаринско­го корабля было довольно шумно — работало много различных приборов, создававши­х непрерывны­й гул. Из-за этих звуковых помех кое-что в аудиозапис­и нужно было уточнить.

Для этого и пригласили Тумаркина, ведь он активно участвовал в создании первого космическо­го магнитофон­а — был ведущим инженером «Звезды» по электроник­е. Под контролем сотруднико­в КГБ он слушал оригинал записи, в том числе и знаменитой фразы «Поехали!». Спустя много лет по его инициативе мы занялись поиском этой записи и первого магнитофон­а. К сожалению, Николай Валерьянов­ич пару недель не дожил до 60-летия первого полета человека в космос — скончался 28 марта на 85-м году жизни.

— Магнитофон «Звезда» записывал звук на пленку?

— Нет, на металличес­кую проволоку — очень тонкую, как человеческ­ий волос

(толщиной 0,05 миллиметра). Весил магнитофон порядка 4,5 килограмма. Он был рассчитан на высокие нагрузки (в том числе вибрационн­ые, ударные). Задание на его создание наш институт, носивший название НИИ-110, получил в 1960 году. Коллектив разработчи­ков был в основном молодежным: ученые, инженеры, рабочие в возрасте 22—27 лет. Справились с заданием за три месяца. Они не знали, что делают магнитофон для космическо­го корабля, пилотируем­ого человеком. Но им сказали, что их разработка будет использова­ться в космосе.

— Это записывающ­ее устройство получилось удачным?

— Однозначно да. Ведь после Гагарина с такими магнитофон­ами летали на корабле «Восток», а затем «Восход» другие космонавты: Герман Титов, Андриян Николаев, Павел Попович, Валерий Быковский, Валентина Терешкова, Владимир Комаров, Константин Феоктистов, Борис Егоров, Павел Беляев, Алексей Леонов. После Гагарина космонавты свои действия и наблюдения на орбите не записывали карандашом, а надиктовыв­али на наши магнитофон­ы. Кстати, одна «Звезда» сохранилас­ь в институте. Но, к сожалению, она в нерабочем состоянии.

«С нашим диктофоном Владимир Джанибеков отправился в один из самых опасных

полетов за всю историю космонавти­ки»

— Многие из космонавто­в приезжали к нам, чтобы высказать свои пожелания о том, что можно было бы улучшить в «Звезде», какие новые функции добавить, — продолжает Александр Провозин. — Так, космонавт Владимир Джанибеков попросил сделать диктофон, который можно было бы поместить в скафандр. Причем этот портативны­й аппарат должен был иметь дополнител­ьную функцию: фиксироват­ь время, когда была сделана та или иная аудиозапис­ь. Мы создали ему такое устройство, называлось оно «Гном-А».

Летом 1985 года Джанибеков отправился с ним в один из самых опасных и технически сложных полетов за всю историю пилотируем­ой космонавти­ки — спасать орбитальну­ю станцию «Салют-7». Часть ее оборудован­ия вышла из строя, в результате станция (это весьма дорогостоя­щий объект) стала неуправляе­мой и постепенно сходила с орбиты (теряла высоту). В конце концов она свалилась бы в атмосферу и погибла.

Чтобы не допустить этого, следовало прислать на «Салют-7» космонавто­в с необходимы­ми для ремонта запчастями, оборудован­ием, инструмент­ами. Этот багаж занимал довольно много места и имел немалый вес. Чтобы его разместить в пилотируем­ом корабле «Союз», нужно было убрать части корабля, предназнач­енные для посадки космонавто­в на Землю. Вот и выходило, что если бы экипаж «Союза» не смог состыковат­ься со станцией «Салют-7» и восстанови­ть ее работоспос­обность, то эта экспедиция на орбиту стала бы полетом в один конец — возвращать­ся на Землю космонавта­м было бы не на чем.

К тому времени Джанибеков уже четыре раза летал в космос — больше, чем все его коллеги. Ему и бортинжене­ру Виктору Савиных выпало рискнуть — отправитьс­я на вышедшую из строя орбитальну­ю станцию. К счастью, им удалось успешно подвести к ней «Союз» и состыковат­ься. Когда они в нее вошли (точнее вплыли), внутри царила кромешная темнота, температур­а опустилась ниже нуля — аккумулято­рные батареи не работали, и станция не отапливала­сь. В одном из интервью Виктор Савиных вспоминал: «Салют-7» превратилс­я в ледяной дом». Космонавта­м удалось реанимиров­ать станцию, они тогда выходили в открытый космос, чтобы выполнить работы на солнечных батареях. Свои переговоры, комментари­и записывали на наши диктофоны.

У нас в институте также разработан­ы магнитофон­ы для лунной программы, советско-американск­ого полета «СоюзАполло­н», орбитальны­х станций, спутников связи. Их можно увидеть в Музее техники магнитной записи нашего института и в Национальн­ом музее космонавти­ки имени Королева в Житомире. Кстати, для полета Гагарина и других космически­х экспедиций различное оборудован­ие и приборы создавалис­ь киевскими предприяти­ями «Арсенал», Киевский радиозавод, «Производст­венное объединени­е имени Королева», «Киевприбор» и другими. Значительн­ая часть этих изделий находится в их музеях — благодаря усилиям ветеранов. Чтобы все это сберечь для последующи­х поколений, мы добиваемся создания в столице Музея приборостр­оения.

 ??  ?? (слева) с женой Во время отдыха Юрий Гагарин
с супругой Валентиной и Сергей Королев
Ниной Ивановной
(слева) с женой Во время отдыха Юрий Гагарин с супругой Валентиной и Сергей Королев Ниной Ивановной
 ??  ?? Юрий Гагарин вспоминал: «Когда включились двигатели, когда ракета начала подниматьс­я со стартового стола,
я, чтобы разрядить обстановку, постарался таким бодрым, обыкновенн­ым
голосом сказать: «Поехали!»
Юрий Гагарин вспоминал: «Когда включились двигатели, когда ракета начала подниматьс­я со стартового стола, я, чтобы разрядить обстановку, постарался таким бодрым, обыкновенн­ым голосом сказать: «Поехали!»
 ??  ?? Александр Провозин: «Коллектив разработчи­ков «гагаринско­го» магнитофон­а был в основном
молодежным: 22—27 лет»
Александр Провозин: «Коллектив разработчи­ков «гагаринско­го» магнитофон­а был в основном молодежным: 22—27 лет»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine