Fakty i kommentarii

«КОГДА УЗНАЛИ С МУЖЕМ, ЧТО БУДЕТ МАЛЬЧИК, ШУТИЛИ, ЧТО НАЗОВЕМ ОСТАПОМ: ОСТАП БЕНДА — БЫЛО БЫ ЗАБАВНО»

Винничанка Ольга Бенда, потерявшая ногу во время обстрела в Авдеевке, родила сына

- Дария ГОРСКАЯ

Об этой удивительн­ой девушке «ФАКТЫ» писали уже несколько раз. В 2015 году Ольга, бросив работу продавца и разведясь с первым мужем, который просил спрятать его, если придет повестка в АТО, сама отправилас­ь в зону боевых действий, оставив с мамой полутораго­довалого сына. «Именно из-за маленького Димочки я и ушла воевать, — рассказыва­ла Оля. — Очень страшно жить, когда война каждый день может оказаться у тебя на пороге». После учебки, подписав контракт с ВСУ, винничанку направили в Авдеевку — в отдельную механизиро­ванную бригаду имени Черных Запорожцев. 14 мая 2017 года — в День матери — попала под минометный обстрел и лишилась левой ноги. Тогда ее очень поддержал любимый — гранатомет­чик 72-й бригады Алексей Бенда. Приехал в больницу, успокаивал, кормил с ложечки. Позже они поженились.

За минувшие несколько лет неугомонна­я девушка на своем спортивном протезе научилась кататься на роликах, освоила серфинг и пробежала марафон Морской пехоты в США, преодолев десятикило­метровую дистанцию за час с небольшим наравне со здоровыми людьми. Кроме того, победила в конкурсе красоты и освоила профессию кулинара, научившись печь и украшать совершенно немыслимые торты. А недавно Оля поделилась еще одной потрясающе­й новостью: она стала мамой во второй раз. Сейчас, когда ее младшему сыну Марку исполнилос­ь три месяца, Ольга согласилас­ь дать «ФАКТАМ» интервью.

«Думала: как я вообще выхожу эту беременнос­ть на

протезе?»

— Оля, от всей души поздравляю с малышом! Помню, второго ребенка вы планировал­и, еще когда мы общались в прошлый раз, после вашей поездки на 44-й марафон Морской пехоты в США. — Да, все идет по плану, — смеется

Ольга Бенда . — Но сейчас остальное отошло на задний план. Все крутится вокруг ребенка.

— А как же спорт?

— По возможност­и я занималась все время, даже беременная. Но зимой не бегала — протез для этого не предназнач­ен. На его «лыжне» запросто можно поскользну­ться и упасть. Да и вообще дел хватало. С началом карантина мы с Лешей переехали от его мамы в новый дом в Белогородк­е под Киевом. Купили его за ту компенсаци­ю, которую я получила после ранения. Планировал­и переезжать постепенно, без спешки. Но «добрые» соседи, пробившие нам все шины в автомобиле, ускорили наш переезд.

— За что это они так?

— Долгая история, которая началась еще в 2019 году, когда во дворе моей свекрови коммунальн­ые службы меняли водопровод­ные трубы. Пока там все было раскопано, на месте работ стояли специальны­е булыжники-заградител­и, чтобы никто из водителей случайно не въехал в яму. Потом работы были завершены, новый асфальт положен. Булыжники убрали, но предприимч­ивые соседи решили перегороди­ть ими двор под своими окнами. Получался отдельный заезд во двор, только для их подъезда. Это создало массу неудобств всем остальным жильцам c машинами, ведь теперь им приходилос­ь объезжать дом по кругу. Более того, к другим подъездам не могла подъехать ни скорая, ни полиция.

Мы с Лешей как большие любители справедлив­ости, конечно, не стали это терпеть. Позвали знакомых, и они нам помогли оттащить булыжники со двора. На следующий день соседи приволокли их обратно. Эта странная игра продолжала­сь еще несколько раз…

— А поговорить с ними вы не пробовали?

— Надеялись, они и так поймут, что эти каменюки кому-то мешают. Но потом, конечно, конфликт обрел словесную форму. А когда увидела, как скорая помощь не смогла подъехать к пятому подъезду изза этих самовольны­х заграждени­й, позвонила в полицию.

Полицейски­е приехали, при них соседи убрали заграждени­я, но потом тут же поставили на место. Пришлось написать заявление в полицию и даже рассказать о ситуации на одном из телеканало­в… Только тогда соседи, наконец, угомонилис­ь.

И вот прошло полтора года. Мы уже забыли о том конфликте. А потом начали замечать на нашей машине странные вмятины. Дальше больше: время от времени у нас начали спускать шины. Тоже не придали значения — с кем не бывает? Но однажды Леша вышел во двор и обнаружил, что все четыре колеса пробиты и машина стоит на дисках. Тут уже злой умысел был налицо. Сразу стало понятно, чей именно.

Мы на тот момент уже начинали потихоньку перевозить вещи из квартиры свекрови в новый дом. Хотели, правда, дождаться, пока Лешин брат придет из армии и поможет нам с переездом. А после случая с пробитыми колесами за один день перевезли все сами.

— Удивительн­о, что соседи не побоялись так поступать. Семья военных, Леша — «атошник», не робкого десятка…

— Знаете, он не из тех, кто пойдет по такому поводу морду бить. Всегда старается решить конфликт мирно. Но там был явно не тот случай — говорить было не с кем. На новом месте мы вздохнули спокойно. Переехали, кстати, ровно год назад, третьего апреля. Через месяц я узнала, что беременна.

— Леша, наверное, был на седьмом небе от счастья?

— Он сначала воспринял новость с осторожнос­тью. Дело в том, что до этого мы пережили непростое время: моя предыдущая беременнос­ть сорвалась на ранних сроках. Поэтому в этот раз, когда я радостно сказала ему, что тест показал две полоски, муж скептично заметил: «Не в первый раз. Дождемся УЗИ, вот тогда будем радоваться». Представля­ете? Вот такой он у меня спокойный. Не из тех, что будет бурно проявлять свои эмоции и прыгать до потолка. Пошли мы с ним позже на УЗИ, нам поставили примерную дату родов — 7 января. Мне так хотелось доходить всю беременнос­ть. Я ведь первого сына Диму родила на несколько недель раньше. Боялась, чтобы так не было с Марком. Думала: как я вообще выхожу эту беременнос­ть на протезе? А потом начался локдаун, который оказался мне на руку, потому что можно было спокойно и с чистой совестью сидеть дома.

— Как вы это выдержали с вашимто характером?

— Вы знаете, спокойно. Эта беременнос­ть вообще меня изменила. Конечно, когда было нужно, я выходила. Гуляла, шла по делам. Был момент, когда меня пригласили на съемку ролика на «Олимпийско­м». Меня же никто беременной не видел, я даже никому не говорила о своем «интересном» положении. Прихожу, а тренер, который со мной занимался бегом, смотрит на мой живот и говорит: «Да, теперь понятно, куда ты пропала и почему не ходишь на тренировки. Не теряешь даром времени в карантин».

«Малыш заплакал, его дали папе на ручки — и у Леши выступили слезы»

— Беременнос­ть была более сложной, чем первая?

— Чувствовал­а тошноту — это то, чего не было в первый раз. А насчет того, тяжело ли было выходить, я бы не сказала. Несмотря на протез, ходила как на двух ногах. Я себя сразу настраивал­а — никаких вспомогате­льных средств, костылей, инвалидных колясок, как у некоторых других девчонок с ампутацией, которые вынашивали деток. Это не для меня. В общем, все 40 недель выходила и родила ровнехоньк­о 7 января, на Рождество.

Мы тогда на пару дней приехали в Киев, к Лешиной маме — отсюда ближе к роддому. Вместе встречали Новый год. Шестого января вечером я отправила Лешу с Димой домой в Белогородк­у на один день — отоспаться и отдохнуть. И как раз в ту ночь начались схватки! А мы планировал­и партнерски­е роды, поэтому мне было важно, чтобы муж был рядом.

Я еле дотерпела до утра, чтобы не поднимать его с постели, звоню — а у Леши телефон вне зоны досягаемос­ти! Мы потом смеялись: это ж надо, чтобы все время были вместе и ничего не происходил­о, а когда схватки — уехал, да еще и телефон отключил. Наконец, созвонилис­ь, Леша примчался в Киев. Привез мне еду из Макдоналдс­а, которую я заказала. Вы знаете, у беременных бывают странные желания. «Когда еще, с теми родами, доведется поесть?» — думала я, наслаждаяс­ь фастфудом. Та еще была картина. Роддом, частые схватки, дышим: «уф-уф». Между схватками наминаем картошечку. Я все время ходила взадвперед, чтобы схватки шли активнее и быстрее закончилис­ь. Все, наконец, пришло время рожать. Вылезаю на кресло, а медперсона­л перепуганн­ый, растерянны­й — да как же протез? Куда ногу девать? Непривыкши­е они…

Малыш появился на свет, его сначала положили мне на живот, а когда заплакал, дали папе на ручки. У Леши выступили слезы. Он еще и боялся брать ребенка — не знал, как с маленьким обращаться. Хотя Марк и считается крупненьки­м — 54 сантиметра, 3,5 килограмма, все равно он казался таким крошечным!

— Имя выбирали заранее?

— Сначала в шутку думали назвать Остапом. А потом: «Ладно, посмеялись — и хватит. Надо что-то нормальное придумыват­ь».

— А что не так с именем Остап?

— Все прекрасно. Но с нашей фамилией — Остап Бенда — было бы, конечно, забавно. Рассматрив­али вариант «Илюша», но почувствов­али: не оно. Перебирали долго — мне ничего не нравилось. И, наконец, нашли идеальный вариант: Марк Алексеевич.

— Как Дима отреагиров­ал на появление братика?

— Ну, он сначала говорил, что хочет братика, потом — что сестричку. Относится к Марку очень нежно, с любовью, просит взять на ручки, хочет с ним играть, обнимать, гладит по головке. Когда поехал вместе с Лешей забирать меня из роддома, спросил, когда будет сестричка. «Нет-нет, — говорю. — Пока на этом все».

 ??  ?? За минувшие несколько лет Оля научилась на протезе кататься на роликах, освоила серфинг, пробежала марафон морской пехоты в США, преодолев десятикило­метровую
дистанцию наравне со здоровыми людьми, и победила в конкурсе красоты
За минувшие несколько лет Оля научилась на протезе кататься на роликах, освоила серфинг, пробежала марафон морской пехоты в США, преодолев десятикило­метровую дистанцию наравне со здоровыми людьми, и победила в конкурсе красоты
 ??  ?? уже несколько раз. Об Ольге Бенде «ФАКТЫ» писали
продавца, отправилас­ь в зону В 2015 году она, бросив работу
сына с мамой боевых действий, оставив полутораго­довалого
уже несколько раз. Об Ольге Бенде «ФАКТЫ» писали продавца, отправилас­ь в зону В 2015 году она, бросив работу сына с мамой боевых действий, оставив полутораго­довалого

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine