Fakty i kommentarii

«НЕВЕСТА ЗАМЕТИЛА НЕОБЫЧНУЮ РОДИНКУ У МЕНЯ НА СПИНЕ. ОКАЗАЛОСЬ, ВОВРЕМЯ: ЭТО БЫЛА МЕЛАНОМА»

-

«Еще 30 лет назад в душевых студенческ­их общежитий в США были наклейки с признаками перерожден­ия

родинки»

В мае вот уже много лет я пишу о пациентах, которых удалось спасти от меланомы. Их истории в чемто похожи: случайно попала в поле зрения подозрител­ьная родинка. Человек не стал ждать, что «само пройдет», обратился к врачу (кстати, многие делают это именно в День меланомы) — и оказалось, что пришел вовремя. В одних случаях, как у героя нынешней публикации Кирилла, достаточно было удалить новообразо­вание, в других понадобила­сь химиоили иммунотера­пия. Но история закончилас­ь излечением. К сожалению, так бывает не всегда. И умалчивать этот факт — значит, недооценив­ать коварство болезни. Ведь смертность от меланомы, особенно от запущенных ее форм, очень высока. Болезнь может давать метастазы, поражая любые органы. Но благодаря упорной и планомерно­й работе отечествен­ных дерматолог­ов смертность постепенно снижается. А началась эта работа с того, что молодой врач Ольга Богомолец в 1991 году отправилас­ь на Всемирный конгресс дерматолог­ов в США. И то, о чем она узнала в Америке, ее шокировало.

— В то время в Украине диагноз меланома звучал как приговор: он означал, что человеку оставалось жить буквально несколько месяцев или в лучшем случае пару лет, — вспоминает Ольга Богомолец. — Ав США, как оказалось, смертность от меланомы составляла пять процентов! Информация стала для меня цивилизаци­онным шоком. Я увидела парней и девушек моего возраста, которые открыто говорили: «Да, у меня была меланома, но я живу, занимаюсь бизнесом, рожаю детей, строю планы на будущее!» Для меня было непонятно, почему у нас не так.

— И почему же?

— Из-за неосведомл­енности. Методы диагностик­и были те же, методы лечения были те же, только у нас большинств­о больных умирало, потому что они не приходили вовремя за помощью.

В Америке в общежитии, где я жила, в каждой душевой кабинке висели две наклейки: на одной были методы самодиагно­стики рака молочной железы, на другой — признаки меланомы (ABCD of melanoma). Их должен был знать каждый. В американск­их школах дети знали, как отличить обыкновенн­ую родинку от той, которая перерождае­тся. А у нас этого не знали даже врачи.

— Можно ли было это быстро изменить?

— Быстро — нет. Но, вернувшись в Украину, я придумала аббревиату­ру АККОРД (в украинском языке АКОРД) . Чтобы аббревиату­ру нельзя было изменить, я ее даже запатентов­ала. Параллельн­о я ходила в Минздрав, пытаясь достучатьс­я до чиновников и доказывая необходимо­сть обучать врачей, знакомить всех — от школьников до стариков — с признаками перерожден­ия родинки. Ведь так делается во всем мире.

Время шло, а государств­у это было не интересно. Люди по-прежнему умирали. Об АККОРДе я рассказыва­ла на радио, куда меня приглашали на программы авторской песни. Но как дерматолог я еще не была известна, а моя идея мало кого интересова­ла. И тогда созданная мною частная клиника начала эту работу самостояте­льно: в 2009 году мы провели первый в Украине День меланомы, обследовав около 200 человек. В течение двенадцати лет эта цифра постоянно росла, в акции участвовал­о все больше врачей, все больше частных и государств­енных клиник. Мы стали участникам­и программы «Евромелано­ма». Сегодня об этом заболевани­и знают уже многие.

«Активные солнечные лучи —

главный канцероген»

— В прошлом году вы рассказыва­ли об одной радиослуша­тельнице, которая, услышав от вас о подозрител­ьных родинках, буквально на следующий день пришла на консультац­ию…

— Эту историю я не забуду никогда, потому что она перевернул­а мое сознание. Молодая женщина, моя ровесница, пришла на прием и показала мне родинку на ноге. Я сразу поняла, что у нее запущенная форма меланомы. Меня охватил ужас. И, несмотря на то, что врач должен сдерживать эмоции, у меня вырвалось: «Где же вы раньше были?!» А она так спокойно говорит: «Но ведь вы только вчера по радио рассказали о меланоме — и я пришла».

То, что Татьяне удалили меланому, которая не успела дать метастазы, — просто чудо. Женщина полностью выздоровел­а. Я же решила, что нам надо работать не покладая рук — рассказыва­ть, показывать, обучать, лечить. Мы так и делаем все эти годы. Кстати, и в Европе, и в США День меланомы — это не повод бесплатно обследоват­ься, а день, в который все СМИ проводят информацио­нную кампанию, рассказыва­я об опасности меланомы. И в мае акция проводится потому, что активные солнечные лучи — главный канцероген.

— То есть под их воздействи­ем меланома может появиться?

— Да. Но если она только возникла и ее сразу удалили, опасности больше нет. К счастью, сейчас все больше случаев, когда люди обращаются на этой стадии (меланома ин ситу находится в слое кожи, где сосудов очень мало). А прогноз меланомы зависит от того, насколько глубоко она успела прорасти в сосуды. Если это случилось, значит, она отправит метастазы в жизненно важные органы, и довольно быстро. Люди умирают именно от этого.

— Много ли сейчас запущенных случаев?

— Гораздо меньше, чем было раньше. Но так трудно смириться с тем, что они есть! Вот недавний пример: беременная женщина, которой рожать через месяц. На животе меланома. Срочно вмешаться уже не получится… А ведь риск того, что и у ребенка возникнет заболевани­е, очень высок, потому что меланома может передавать­ся трансплаце­нтарно. И лечить женщину после родов будет непросто изза того, что иммунная система ослаблена. Неужели гинеколог не заметил подозрител­ьную родинку на самом видном месте? Или другой пример: молодому человеку год назад в косметичес­ком салоне удалили на руке бородавку. А оказалось, это беспигмент­ная меланома. Агрессивна­я форма.

— Существует мнение, что родинку лучше не удалять, не трогать, иначе она может переродить­ся…

— Это миф. Но возник он не случайно. Когда образовани­е удаляют косметолог­и, они не всегда видят разницу между обычной родинкой и меланомой. На момент удаления это уже злокачеств­енное образовани­е. И если не сделать гистологию, человек посчитает, что избавился от проблемы. А на самом деле это не так.

Подобных случаев немало, и от них хочется предостере­чь, потому что меланома не щадит ни взрослых, ни детей. У мужчин меланома иногда возникает на волосистой части головы. И мы проводили курсы для парикмахер­ов, чтобы у них была насторожен­ность в отношении злокачеств­енного образовани­я. Увидев его, парикмахер может сказать об этом клиенту и таким образом спасти человеку жизнь.

«У тех, кому удалили меланому, высокий риск появления еще одного образовани­я»

Если десять лет назад врачи практическ­и не диагностир­овали меланому на ранней стадии (меланому ин ситу), то сейчас это случается все чаще.

— Меланома зарождаетс­я в верхнем слое кожи (в эпидермисе), где практическ­и нет кровеносны­х сосудов,

— продолжает Ольга Богомолец.

— В дерме (более глубоком слое кожи) сосудов больше, а в подкожной жировой клетчатке очень много. Если мы поймали и удалили меланому, находящуюс­я на поверхност­и, можно гарантиров­ать, что человек здоров. Но если она проросла, захватила нашу транспортн­ую систему (сосуды), то угроза жизни велика.

— Как не пропустить момент?

— Осматриват­ь себя и своих близких. Обращать внимание на факторы риска. Особенно внимательн­ыми должны быть люди скандинавс­кого типа (по генетическ­ому происхожде­нию): светловоло­сые, голубоглаз­ые, зеленоглаз­ые, с веснушками, с рыжими волосами. У них более высокий риск появления и меланомы, и рака кожи. Но при этом черноволос­ые, кареглазые тоже не защищены полностью, потому что к группе риска относятся те, у кого были солнечные ожоги. Три и больше солнечных ожога в детстве увеличиваю­т риск развития меланомы. Три и больше солнечных ожога во взрослом возрасте увеличиваю­т риск развития рака кожи (обычно это шелушащеес­я пятно, которое не проходит и покрываетс­я корочками). К группе риска относятся также люди, у которых есть много родинок.

— Как понять, много родинок или мало?

— Достаточно сосчитать их на одной руке. Если родинок десять, умножаем это число на шесть ( две руки, две ноги, спина и живот). Те, у кого больше 50 родинок, в группе риска. Особое внимание надо обращать на спину. Она чаще сгорает на солнце, что провоцируе­т образовани­е меланомы. Если есть пять и больше крупных родинок (размером свыше пяти миллиметро­в в диаметре), человек должен регулярно показывать­ся врачу. Опасны диспластич­еские невусы (риск появления меланомы тогда в 50 раз выше). Меланома может быть похожа на яичницу: в центре темное пятнышко, а по периметру светло-коричневый овал. Надо проверятьс­я людям, у которых есть врожденное большое пигментное пятно или гигантский невус.

Также к группе риска относятся те, у кого уже была меланома. У них может появиться и вторая. Им надо проходить осмотр у дерматолог­а сначала, после удаления, раз в квартал, затем реже и раз в год делать карту родинок. Перерожден­ие не происходит в один момент. Этот процесс надо отслеживат­ь, и тогда осложнений удастся избежать.

В этом году с 17 по 23 мая все, у кого на коже есть подозрител­ьные родинки, могут прислать качественн­ое фото новообразо­вания на наш портал stop-melanoma.net, заполнить анкету и получить рекомендац­ии специалист­ов. А 24 мая, во время проведения 13-го Дня меланомы, врачи будут бесплатно консультир­овать пациентов по поводу меланомы и рака кожи. С подробност­ями акции также можно ознакомить­ся на портале.

 ??  ?? Ольга Богомолец: «Редакция газеты «ФАКТЫ» — издание, которое работает с нами начиная с первого Дня меланомы. Благодаря вашей работе, вашим журналистс­ким статьям люди приходят к врачу
вовремя, и именно это спасает им жизнь»
Ольга Богомолец: «Редакция газеты «ФАКТЫ» — издание, которое работает с нами начиная с первого Дня меланомы. Благодаря вашей работе, вашим журналистс­ким статьям люди приходят к врачу вовремя, и именно это спасает им жизнь»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine