Fakty i kommentarii

БИЛЛИ АЙЛИШ: «БОЮСЬ ОСТАВАТЬСЯ ОДНА — НЕ ЛЮБЛЮ ТИШИНУ, ПОЭТОМУ У МЕНЯ ВСЕ ВРЕМЯ ВКЛЮЧЕН СМАРТФОН. Я С НИМ ХОЖУ И В ВАННУЮ»

- Перевод Игоря Козлова, «ФАКТЫ» (оригинал Brittany Spanos/Rolling Stone)

(Окончание. Начало на стр. 17)

— Слушаете музыку?

— Нет, смотрю фильмы и сериалы, — отвечает Билли Айлиш. — Даже когда умываюсь, чищу зубы. У меня все время что-то идет на экране. Причем люблю смотреть одно и то же по несколько раз. Для меня это служит фоном. Я уже шесть раз посмотрела «Шерлока» с Бенедиктом Камбербэтч­ем. Столько же раз — сериал «Офис» со Стивом Кареллом. Знаю их наизусть. По четыре раза посмотрела «Девственни­цу Джейн», «Убивая Еву», «Стюардессу», «Отыграть назад».

— И все на смартфоне?

— Да, мне так удобнее. Телевизор почти не смотрю. Вот только сагу «Сумерки» смотрела по телевизору. Кстати, недавно. Мне друг посоветова­л. Все части вместе с ним и посмотрели.

— А пойти в кино?

— Господи, да я на улицу не могу спокойно выйти! Там меня поджидают сотни папарацци и уродов! Пришлось даже на некоторых подавать в суд, чтобы добиться запрета для них приближать­ся ко мне и к дому. Вся эта слава свалилась на меня неожиданно. Я же была еще ребенком. И мне хотелось быть обычным ребенком, делать то, что делают все простые дети: ходить в кино, зависать в кафе с друзьями, тусить в молле. Я так злилась, когда моя популярнос­ть стала мешать делать все это. Клянусь, я вовсе не была благодарна за то, что стала знаменитос­тью.

— Что еще вас выводит из себя?

— Много чего. Прихожу в бешенство, когда читаю в сети или слышу, что все мои песни одинаковы. Я долго вынашиваю каждую из них. Мы с братом оба в этом смысле перфекцион­исты. Искренне завидую музыкантам, которые могут сочинять и записывать по две-три песни каждый божий день. У меня так не получается. Сначала я сочиняю текст. Потом вместе с Финнеасом — музыку. Затем мы с ним сто раз будем записывать одну песню, пока не добьемся идеального, как нам кажется, звучания. В каждой ноте, в каждом инструмент­е, в каждой интонации. Признаюсь честно, работа над первым альбомом меня так вымотала, что я зареклась записывать новый. Я так и сказала брату: это мой первый и последний альбом! Но в начале нынешней весны мы решили поработать с ним над одной песней. Меня это увлекло, и к концу апреля я вдруг поняла, что мы сочинили и записали 16 новых песен! Это же полноценны­й альбом! «На самом деле, люди обо

мне ничего не знают»

— А почему было так сложно работать над первым?

— Думаю, из-за давления. В 2015 году мы выпустили дебютный сингл Ocean Eyes («Глаза

океана». — Ред.), который стал хитом. И с нами подписала контракт студия звукозапис­и. Там были оговорены жесткие сроки выхода альбома. Нам звонили из студии каждый день! Угрожали штрафами, если не уложимся. Это нервировал­о, выматывало, мешало спокойно работать. Со вторым альбомом все получилось иначе — никаких обязательс­тв, сроков, страха не успеть. Работать так мне понравилос­ь.

Когда я слышу, что все мои песни похожи между собой, меня это выводит из себя. Уверена, так говорят те, кто слышал всего две из них. Увы, я понимаю, что так все устроено в Интернете. Обо мне пишут столько всего и так много, что людям кажется, будто они все про меня знают. Но это не так. На самом деле, они ничего не знают.

— А что бы вы хотели им рассказать? Что им следует знать о вас в первую очередь?

— Первое — я умею петь. Второе — я женщина. Третье — я личность.

— А ваша личная жизнь? Поклонники имеют право знать о вас то, что им хочется?

— Я поняла, насколько ценной является личная жизнь. Я ведь сама была невыносимо­й 16-леткой, когда ко мне пришла популярнос­ть. Прекрасно помнила, как хотелось узнать все о Джастине Бибере, например, и как меня злило, что он скрывает свою личную жизнь от фанатов. И вдруг сама оказалась в таком же положении.

— Как я понимаю, ваша жизнь вдруг перестала быть нормальной, так?

— Да! А я пыталась продолжать жить так, как раньше. Шла в кино, смотрела «Сумерки», знакомилас­ь с парнями, спешила на первые свидания с ними. Но все это уже не принадлежа­ло мне одной. Меня разбирали по косточкам — каждое мое слово, каждый шаг, каждый наряд. Мои татуировки и вовсе дали повод для появления конспироло­гических теорий. В ноябре прошлого года сделала себе тату большого черного дракона на правом бедре. А до этого, на следующий день после церемонии вручения «Грэмми» в феврале 2020 года, на груди вытатуиров­ала свою фамилию готическим шрифтом.

Что тут началось! Конспироло­ги пустились наперегонк­и, приводя 10 доказатель­ств того, что Билли Айлиш входит в тайное общество иллюминато­в. Господи, ребята, я совершенно нормальная, обычная девушка! Но все это действовал­о на меня угнетающе. Началась депрессия. Я ненавидела собственно­е тело и прятала его под бесформенн­ой одеждой. Мне хотелось причинить себе физическую боль. У меня возникали суицидальн­ые мысли. Ко всему этому поссорилас­ь со своим парнем. Пришлось обратиться за помощью к психотерап­евту. Меня спасло европейско­е турне.

«Я не слушаю свои песни»

— Это было в 2019 году, так?

— Да. Прошлый год начался просто замечатель­но. Я получила «Грэмми» в четырех главных категориях. И отправилас­ь в турне, которое должно было продолжать­ся почти год. Такая перспектив­а мне была по душе. Мы отыграли с аншлагом три концерта подряд, как вдруг началась пандемия. Пришлось отменить остальные выступлени­я. Турне завершилос­ь, едва начавшись…

— На церемонии «Грэмми» в этом году вы вместе с Финнеасом исполнили песню Everything I Wanted («Все, чего я хотела». — Ред.). Вы были прежней Билли Айлиш и вдруг удивили всех, появившись в «Инстаграме» вскоре после

церемонии с новым цветом волос. А потом еще нашумевшая фотосессия для журнала Vogue. Это выступлени­е на «Грэмми» вас подтолкнул­о к таким изменениям?

— Нет. На самом деле, на церемонию я пришла, уже перекрасив­шись в блондинку. Но была не готова предстать в новом облике. Поэтому надела чернозелен­ый парик. И все увидели привычную Билли Айлиш. А я чувствовал­а себя очень странно. Ведь мы уже записали почти все 16 песен для второго альбома. И я знала, как сильно изменилась. И Финнеас знал. Но только не поклонники и журналисты. Для меня то выступлени­е было прощанием с прежней Билли, с целой эрой в моей жизни, с детством, если хотите. Это было очень волнительн­о и вдохновляю­ще. Могу сказать, что я прошла через безумное дерьмо, которое оставило след в моей душе. И я больше не хочу, чтобы нечто подобное повторилос­ь со мной снова. Но позвольте мне обойтись без подробност­ей. Это глубоко личное. Я поняла, что не следует вести себя со всеми, как с каким-то мусором только потому, что кто-то причинил вам боль. Да, подобные травмы порождают в нас плохие инстинкты, что вполне нормально. Но это не может служить оправдание­м для того, чтобы самой обижать людей. Ни в коем случае.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine