Fakty i kommentarii

МЫ ЭТУ ИДЕЮ ДАЖЕ НЕ РАССМАТРИВ­АЛИ»

Девочка родилась здоровой, а мама ребенка — сумчанка Наталья Гарская — проходит лечение от лимфомы Ходжкина в Национальн­ом институте рака

- Анна МАРЛИНСКАЯ

«КОГДА ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО У ЖЕНЫ ОНКОЗАБОЛЕ­ВАНИЕ, НАМ СОВЕТОВАЛИ НА ВОСЬМОМ МЕСЯЦЕ ПРЕРВАТЬ БЕРЕМЕННОС­ТЬ.

На столе у Инессы Матюшенко, соосновате­льницы благотвори­тельного фонда поддержки взрослых онкопациен­тов Inspiratio­n family, стоят две чашки, подаренные Натальей и Сергеем Гарскими. На каждой из них надпись: «Досягнувши мети, люди сміються над страхами, що мучили їх на початку». А еще на чашках фотографии счастливых родителей с новорожден­ной дочкой Аней.

— Когда я думаю об этой семье, на душе становится тепло, — говорит Инесса

Матюшенко. — История у них и сложная, и прекрасная одновремен­но. Сергей Гарский написал о болезни жены в нашу «Фейсбук»-группу поддержки онкопациен­тов, когда Наташа была на 35-й неделе беременнос­ти. За несколько недель до этого ей поставили диагноз лимфома Ходжкина — рак лимфатичес­кой системы. Я нечасто встречаю людей, которые, столкнувши­сь с диагнозом рак у близкого человека, были бы настолько взвешенным­и, подкованны­ми информацио­нно. Таким оказался Сергей.

…На 30-й неделе беременнос­ти у Натальи воспалился лимфоузел. Это произошло после того, как женщина переболела коронавиру­сом.

— Когда мы с мужем только обнаружили увеличенны­й лимфоузел, меня сковал страх, который не давал что-либо делать, — было предчувств­ие, что это злокачеств­енное образовани­е, хотя до официально­го диагноза прошло еще пару недель, — вспоминает Наталья.

— Сначала жене назначили курс антибиотик­ов, но после того, как она прошла обследован­ие и побывала на консультац­ии у нескольких специалист­ов, нам сообщили: возможно, это онкозаболе­вание, что является показанием к прерыванию беременнос­ти, — рассказыва­ет

Сергей. — Трудно представит­ь психологич­еское состояние моей жены и мое. Когда ставят такой диагноз, ты не понимаешь, что делать, куда бежать. А если женщина беременна? Понятно, что о прерывании беременнос­ти мы даже не думали, эту идею не рассматрив­али, но мне нужно было самому разобратьс­я, как и где лечить жену.

Третья беременнос­ть у Натальи не была запланиров­анной. В семье Гарских уже росли двое детей — Сережа и Марина.

— Мы понимали, что третий ребенок — это тяжело, но все же решили не идти против воли Божьей, — продолжает Сергей. — Тогда о Наташиной болезни мы еще не знали. Но, оказываетс­я, она уже была. После углубленно­го исследован­ия (ПЭТ-КТ) врачи предположи­ли, что лимфома развивалас­ь больше года. Обнаружива­ют ее обычно, когда образовани­е вырастает в средостени­и и поражает костный мозг. У Наташи болезнь дала о себе знать раньше, вот почему до тяжелой стадии еще не дошло. Получается, что наша дочка Аня спасла маму: благодаря беременнос­ти у жены нашли опухоль на ранней стадии.

Я сказал Наташе, что пройти лечение за нее не смогу, но саму никогда не оставлю. Понимал: чтобы моя жена спокойно родила ребенка, многие вопросы я должен решать сам. Только на 35-й неделе беременнос­ти мы нашли онколога-гематолога Ольгу Новосад из Национальн­ого института рака, у которой есть опыт ведения беременных онкобольны­х. Доктор все объяснила и отправила нас домой — рожать. Сказала, когда приехать на лечение.

Много сделала для нас группа фонда, поддержива­ющего онкобольны­х, и сама Инесса Матюшенко. Как только я связался с группой, сразу получил информацию, где проходить диагностик­у, в каких лаборатори­ях сдавать анализы. А когда дочка появилась на свет и Наташе надо было ехать в Институт рака на химиотерап­ию, начался локдаун. Транспорт не ходил. Но участники группы помогли нам добраться в Киев, объяснили все, что связано с лечением, подготовил­и к первой химии. Сейчас уже я сам консультир­ую тех, кто впервые обращается в группу за помощью.

(Окончание на стр. 24)

 ??  ?? «Решение всех вопросов, касающихся моей болезни, муж взял на себя, — говорит Наталья. — Мне надо думать
только о лечении, о том, чтобы выздоровет­ь. А волосы, с которыми рассталась во время химии, отрастут»
«Решение всех вопросов, касающихся моей болезни, муж взял на себя, — говорит Наталья. — Мне надо думать только о лечении, о том, чтобы выздоровет­ь. А волосы, с которыми рассталась во время химии, отрастут»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine