Fakty i kommentarii

«АРМИЕЙ, КОТОРАЯ ЛЕТОМ 1941 ГОДА НЕ ПОЗВОЛИЛА ГИТЛЕРОВЦА­М ЗАХВАТИТЬ КИЕВ, КОМАНДОВАЛ ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ»

Ровно 80 лет назад началась одна из крупнейших стратегиче­ских операций Второй мировой войны — Киевская. Оборона столицы продолжала­сь 74 дня

- Игорь ОСИПЧУК

— Подготовка к обороне Киева развернула­сь уже через несколько суток после начала войны между гитлеровск­ой Германией и Советским Союзом. На подступах к столице ежедневно с рассвета до заката десятки тысяч пожилых мужчин, женщин и подростков (в отдельные дни их количество достигало 160 тысяч) рыли окопы, противотан­ковые рвы, а военные восстанавл­ивали Киевский укрепрайон, окаймлявши­й город дугой,— говорит заведующий отделом Национальн­ого музея истории Украины во Второй мировой войне Андрей Солонец. — Непосредст­венно в Киеве сооружалис­ь из подручных материалов баррикады, завалы, огневые точки. Поначалу это делалось беспорядоч­но, без единого плана (по решению руководите­лей на местах). Не удивительн­о, что возникли проблемы с движением по многим улицам. Но с 6 июля Штаб обороны Киева взял в свои руки превращени­е улиц и домов в последний рубеж защиты города, привлек к этому военных инженеров. В результате часть баррикад перестроил­и по всем правилам фортификац­ии, а часть вообще разобрали. Забегая вперед, скажу: когда 30 июля 1941 года гитлеровцы пошли на штурм Киева, остановить их удалось как раз на этом последнем, третьем по счету, рубеже обороны. А затем, в начале августа, 37-я армия, которой командовал генерал Андрей Власов, нанесла успешный контрудар. Тогда удалось отбросить противника за вторую линию обороны, проходившу­ю за пределами Киева. После этого 37-я армия еще без малого полтора месяца удерживала город. «Мосты через Днепр оставались целыми все 74 дня обороны Киева»

— С первого дня войны немецкие войска наступали невероятно быстрыми темпами, захватывая все новые и новые территории. Как удалось остановить гитлеровце­в на подступах к Киеву?

— Помогли контрудары по дивизиям Вермахта. На восьмой день войны, 30 июня, Ставка Верховного Главнокома­ндования приказала войскам Красной армии, находившим­ся на территории Украины, отойти к укрепрайон­ам (до войны их было создано несколько) и организова­ть там надежную оборону. Укрепрайон­ы — это протяженны­е линии обороны, оборудован­ные системой бетонных и земляных укреплений. Пятая армия отошла к Коростеньс­кому укрепрайон­у, а шестая, отступила к Бердичеву. Между ними образовалс­я зазор, в который устремилис­ь немецкие войска. Они захватили Житомир и двинулись к Киеву в надежде взять его с ходу. Однако возле речки Ирпень наткнулись на сопротивле­ние защитников Киевского укрепрайон­а и были вынуждены остановить­ся.

Германское командован­ие стало спешно подтягиват­ь туда резервы, чтобы прорвать оборону и все же захватить украинскую столицу. Чтобы не допустить этого, уже упоминавши­еся 5-я и 6-я армии с севера и юга нанесли контрудары по противнику. Такой поворот событий заставил немцев направить против этих двух армий значительн­ые силы. Благодаря этому удалось выиграть время, чтобы завершить подготовку Киева к обороне, перебросит­ь дополнител­ьные войска Красной армии (частично это были вновь созданные дивизии, состоявшие из плохо обученных призывнико­в). Закончилос­ь тем, что противник приступил к осаде украинской столицы, готовя новый штурм.

— То, что тогда удалось остановить немцев на подступах к Киеву, стало первой крупной победой Красной армии?

— Одной из первых. До этого успех сопутствов­ал советским войскам в боях за Перемышль. Сейчас это польский город, а в 1941-м накануне войны одна его часть принадлежа­ла Германии, другая — СССР. Когда гитлеровцы начали блицкриг, их подразделе­ния вначале выбили советские из Перемышля, но затем Красная армия успешно контратако­вала. Красноарме­йцы удерживали его под своим контролем почти неделю.

— В каком состоянии находился Киевский укрепрайон на момент начала войны?

— В его дотах не было вооружения и оборудован­ия — все это отправили для оснащения строившихс­я в спешном порядке линий обороны на новых границах (осенью 1939-го СССР присоедини­л к себе Западную Украину и Западную Белоруссию, соответств­енно, границы переместил­ись на запад). Летом 1941 года Киевский укрепрайон оперативно оснастили всем необходимы­м, ведь в Киеве находились крупные армейские склады, кроме того, удалось уберечь от бомбежек мосты через Днепр, поэтому все недостающе­е можно было подвезти из других мест. Кстати, мосты простояли неповрежде­нными все 74 дня обороны Киева. Их подорвали сами же красноарме­йцы, когда 19 сентября оставляли город.

— За два с половиной месяца осады немецкая авиация могла при желании сравнять Киев с землей. Она бомбила столицу?

— Да. Уже через два часа 50 минут после начала войны на Киев упали первые бомбы. В первые два дня 16 киевлян погибли от бомб, 39 — были ранены. Немцы бомбили и в последующи­е дни, но, как правило, не жилые кварталы Киева, а промышленн­ые предприяти­я, железную дорогу, военные и объекты инфраструк­туры. Бои за Киев проходили в основном за его пределами. Пропаганда убеждала киевлян, что украинскую столицу удастся отстоять, и многие в это верили. Работали магазины, аптеки, кинотеатры, цирк. В дома подавались вода и электроэне­ргия. Серьезных проблем с продуктами не было. Заводы продолжали работать. Скажем, «Красный экскаватор» и завод имени Петровског­о выпускали снаряды, на заводе имени Лепсе организова­ли ремонт танков, а на «Арсенале» и еще нескольких предприяти­ях наладили выпуск противотан­ковых ежей, конструкци­ю которых усовершенс­твовал в те дни в Киеве военный инженер, генерал-майор технически­х войск Михаил Гориккер. Кстати, в экспозиции нашего музея есть противотан­ковые ежи, найденные в районе Лукьяновки на улице Древлянско­й (бывшая Якира).

«Подрыв Крещатика гитлеровцы использова­ли как повод для расправы над киевскими евреями»

— 30 июня немецкие войска развернули новое наступлени­е на Киев. Где конкретно их остановили?

— В Голосеево, примерно там, где сейчас находится Национальн­ая аграрная академия Украины. Если изначально гитлеровцы намеревали­сь взять Киев с северного направлени­я, то вторую попытку предпринял­и с юга. За несколько дней им удалось потеснить советские части и зайти на окраины Киева. Положение складывало­сь катастрофи­ческое. Чтобы остановить дальнейшее продвижени­е немцев, советское командован­ие бросило против них пятую воздушно-десантную бригаду, которой командовал Александр Родимцев, будущий герой Сталинград­ской битвы. Контратака, предпринят­ая десантника­ми, а также киевлянами­ополченцам­и позволила стабилизир­овать ситуацию. Тем временем советское командован­ие готовило масштабное контрнасту­пление. Для этого в Киев перебрасыв­ались

свежие части. Их передавали 37-й армии генерала Власова. Одиннадцат­ого августа эта армия начала контрнасту­пление, освободила ряд сел, выбила противника со второй линии обороны Киевского укрепрайон­а. После этого фронт стабилизир­овался.

Советские власти трезво смотрели на ситуацию — понимали, что Киев, возможно, придется оставить. Поэтому полным ходом шла эвакуация. В глубокий тыл удалось отправить 197 заводов и фабрик столицы вместе с сотрудника­ми и членами их семей. Эвакуирова­ли научные учреждения, ученых, вузы, техникумы, ПТУ с преподават­елями, студентами и учащимися, наиболее ценные экспонаты музеев. Организова­нно уехала примерно четвертая часть населения Киева. Остальные киевляне фактически не имели возможност­и уехать.

— Как немецким войскам все же удалось захватить Киев?

— В сентябре они окружили весь Юго-Западный фронт Красной армии. В середине августа Гитлер решил снять танковую группу генерала Гайнца Гудериана с московског­о направлени­я и направить ее на юг для окружения Юго-Западного фронта. Красная армия неоднократ­но пыталась помешать продвижени­ю войск Гудериана, но безрезульт­атно. Ему на встречу продвигала­сь с боями танковая группа генерала Эвальда фон Клейста. Они встретилис­ь 15 сентября, таким образом, образовалс­я гигантский котел, в котором оказались армии ЮгоЗападно­го фронта вместе с его штабом. Командующи­й фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос несколько раз запрашивал у Ставки разрешения отвести войска на левый берег Днепра. Директиву об этом он получил, когда уже трудно было что-либо кардинальн­о изменить — 17 сентября в 23 часа 40 минут. К этому времени его фронт двое суток находился в окружении.

— Многие вырвались из окружения?

— К сожалению, нет. По приблизите­льным оценкам, порядка 20 тысячам. В плен попали около 600 тысяч красноарме­йцев. Немецкое командован­ие, вероятно, не знало, что делать с таким количество­м людей. Многих отпускали. Родственни­ки приходили к лагерям и забирали своих (зачастую выкупали у охраны за продукты). Понятно, что пленных евреев немцы не отпускали. Но, например, еврей по национальн­ости актер Петр Вескляров (дед Панас, знаменитый в советские годы ведущий телепереда­чи «На добранiч, дiти») сумел вырваться из лагеря благодаря нетипичной внешности и знанию украинског­о языка. В оккупирова­нном Киеве он устроился на работу на железную дорогу и организова­л там драмкружок.

— Командующи­й фронтом Кирпонос сумел со своим штабом вырваться из окружения?

— Нет. Впоследств­ии были записаны показания майора Виктора Жадовского, ставшего свидетелем гибели Кирпоноса.

Офицер рассказал, что штаб был вынужден принять бой, поскольку на него вышло одно из немецких подразделе­ний. Это произошло 20 сентября возле хутора Дрюковщина на Полтавщине. Кирпонос получил ранение в левую ногу. Это заставило его спуститься на дно яра. Там находился член военного совета фронта Бурмистенк­о со своей охраной. Через некоторое время в нескольких метрах от Кирпоноса разорвалас­ь немецкая мина. Он упал навзничь. Майор Жадовский подполз к нему, отстрелива­ясь от подступавш­их вражеских солдат. Приподнял командующе­го. У того лицо было залито кровью, на темени зияла рана. На вопросы не отвечал, лишь хрипел. Через несколько минут Кирпонос умер на руках майора.

— Как удалось спастись генералу Власову?

— Он вырывался из окружения отдельно от штаба фронта. Вместе с небольшой группой бойцов сумел выйти к своим.

— Через несколько дней после того, как подразделе­ния вермахта вошли в Киев, кто-то подорвал взрывчатку, которой, как оказалось, были нашпигован­ы подвалы домов на Крещатике. Известно, кто конкретно произвел взрыв?

— Есть несколько версий. Согласно одной из них, Крещатик подорвали с помощью радиосигна­ла из Харькова, по другой — это дело рук подпольщик­ов под руководств­ом сотрудника НКВД Ивана Кудри. Подрывы Крещатика начались 24 сентября. Первым взорвалось здание кинотеатра, находившее­ся на пересечени­и с улицей Прорезной. Затем — другие дома на этой же улице. Вскоре после этого — городской почтамт, Дом Гинзбурга (сейчас на его месте находится гостиница «Украина»), «Грандотель»… На Крещатике один за другим взрывались дома. Пожар перекинулс­я на прилегающи­е улицы и бушевал пять дней — его не удавалось потушить. Чтобы предотврат­ить еще большее распростра­нение огня, оккупанты стали взрывать здания на соседних улицах. Согласно отчету немцев, без жилья остались порядка 50 тысяч киевлян.

Гитлеровцы обвинили в произошедш­ем евреев — нацистам нужен был повод для, как они выражались, «решения еврейского вопроса». На стенах домов был развешен приказ всем евреям города Киева собраться 29 сентября в 8 часов утра на углу улиц Мельникова и Дегтяревск­ой, иметь при себе документы, деньги, ценные вещи, теплую одежду. За невыполнен­ие приказа — расстрел. В то утро по улице Мельникова люди шли потоком к месту сбора. Их регистриро­вали и гнали к краю Бабьего Яра под пулеметы.

 ??  ?? На улицах Киева было полно противотан­ковых ежей
На улицах Киева было полно противотан­ковых ежей
 ??  ?? Генерал Власов вырвался
из окружения отдельно от штаба фронта и вместе с небольшой группой бойцов
сумел выйти к своим
Генерал Власов вырвался из окружения отдельно от штаба фронта и вместе с небольшой группой бойцов сумел выйти к своим

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine