Слож­но­сти и успе­хи рын­ка ОСАГО: опыт ев­ро­пей­ских стран

Finansovi poslugy - - СОДЕРЖАНИЕ -

И вновь «обя­за­лов­ка»!

Это сло­во за­зву­ча­ло в на­ча­ле 90-х, пу­гая вла­дель­цев ав­то­транс­порт­ных средств и про­сто за­ко­но­по­слуш­ных граж­дан чем-то необыч­ным, непо­нят­ным, вы­зы­ва­ю­щим тре­во­гу и да­же внут­рен­ний про­тест: от «ну вот опять!», до «за что бо­ро­лись?».

Од­но­вре­мен­но по­яв­ля­лось чув­ство ка­кой-то при­над­леж­но­сти к то­му, за что дей­стви­тель­но «бо­ро­лись», а так­же роб­кое ожи­да­ние уве­рен­но­сти, что не при­дет­ся боль­ше вздра­ги­вать, услы­шав в кри­ти­че­ских для се­бя об­сто­я­тель­ствах «ну па­рень, ты по­пал!»

И вот свер­ши­лось! Пер­вой сре­ди быв­ших «рес­пуб­лик сво­бод­ных» ста­ла Эсто­ния, ко­то­рая быст­ро и ре­ши­тель­но пре­одо­лев стра­хи по­ли­ти­ков, что вла­дель­цы «средств пе­ре­дви­же­ния» – из­би­ра­те­ли! – ото­мстят им на бли­жай­ших вы­бо­рах за до­пол­ни­тель­ных на­лог, при­ня­ла за­кон об обя­за­тель­ном стра­хо­ва­нии от­вет­ствен­но­сти вла­дель­цев ав­то­транс­порт­ных средств.

По­сте­пен­но, осто­рож­но, осо­зна­ние необ­хо­ди­мо­сти «обя­за­тель­но от­ве­чать за при­чи­нен­ный ма­те­ри­аль­ный и те­лес­ный ущерб» по­стра­дав­шим укреп­ля­лось в со­зна­нии вла­дель­цев ТС и в дру­гих рес­пуб­ли­ках: там то­же, но зна­чи­тель­но поз­же, бы­ли при­ня­ты за­ко­ны об «обя­за­лов­ке». Прав­да, они от­ли­ча­лись и от­ли­ча­ют­ся до сих пор друг от дру­га ли­ми­та­ми от­вет­ствен­но­сти, де­та­ля­ми про­цес­са ре­гу­ли­ро­ва­ния убыт­ков, но по­сте­пен­но со­мне­ний в це­ле­со­об­раз­но­сти и необ­хо­ди­мо­сти в стра­хо­ва­нии, по­ни­май, в за­щи­те ма­те­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия сво­е­го ближ­не­го и сво­е­го в том чис­ле – нет.

…и опять «обя­за­лов­ка»! Но по­че­му же опять?! По­че­му быв­ший счаст­ли­вым за­ко­но­по­слуш­ный об­ла­да­тель стра­хо­во­го по­ли­са на­чи­на­ет вол­но­вать­ся и про­те­сто­вать, и его про­те­сты вы­плес­ки­ва­ют­ся в общество че­рез сред­ства мас­со­вой ин­фор­ма­ции, вновь пу­гая по­ли­ти­ков (со­бы­тия в этом го­ду в Лат­вии)? Ответ прост: це­на. Це­на стра­хо­во­го по­ли­са.

По­че­му це­на? Да по­то­му, что в ней от­ра­жа­ет­ся все: и по­ли­ти­ка, и эко­но­ми­ка, и ин­те­ре­сы иг­ро­ков, во­вле­чен­ных в стра­хо­вой биз­нес: са­мих стра­хо­вых ком­па­ний, по­сред­ни­ков (ав­то-про­да­жа, ав­то-ре­монт, ав­то-фи­нан­си­ро­ва­ние), ме­ди­ци­на (те­лес­ные по­вре­жде­ния), со­ци­аль­ная по­ли­ти­ка (по­те­ря тру­до­спо­соб­но­сти, ре­а­би­ли­та­ция, пен­сии), да и сам стра­хо­ва­тель со сво­и­ми ожи­да­ни­я­ми. И все эти иг­ро­ки име­ют свои ма­те­ри­аль­ные и, что гре­ха та­ить, субъ­ек­тив­но мер­кан­тиль­ные ин­те­ре­сы. Источ­ник удо­вле­тво­ре­ния по­след­них – це­на, вер­нее про­цесс це­но­об­ра­зо­ва­ния.

Стра­хо­вой про­дукт «обя­за­лов­ка», как мы все зна­ем, со­сто­ит из трех со­став­ных ча­стей. Поз­во­лю се­бе на­пом­нить о них. Од­на часть про­дук­та – ма­те­ри­аль­ный ущерб (транс­порт­но­му сред­ству, ин­фра­струк­ту­ре). Вто­рая – те­лес­ный ущерб (здо­ро­вье), в ка­че­стве тре­тьей ча­сти вы­сту­па­ет нема­те­ри­аль­ный или мо­раль­ный ущерб. Ес­ли ма­те­ри­аль­ный и мо­раль­ный ви­ды ущер­ба воз­ме­ща­ют­ся в от­но­си­тель­но ко­рот­кие сро­ки ( год-два), то воз­ме­ще­ние те­лес­но­го ущер­ба, вклю­чая со­ци­аль­ную со­став­ля­ю­щую (пен­сии по ин­ва­лид­но­сти и т.д.), мо­гут длить­ся го­да­ми и де­ся­ти­ле­ти­я­ми! На весь пе­ри­од сво­ей от­вет­ствен­но­сти стра­хо­вая ком­па­ния долж­на рас­счи­тать сум­му по­кры­тия и об­ра­зо­вать так на­зы­ва­е­мые ре­зер­вы (по­рой очень вну­ши­тель­ные!) по­кры­тия ущер­ба. Та­ким об-

ра­зом, со­став­ля­ю­щи­ми эле­мен­та­ми стра­хо­вой пре­мии/та­ри­фа «обя­за­лов­ки» яв­ля­ют­ся: по­кры­ва­е­мый ущерб (ма­те­ри­аль­ный, нема­те­ри­аль­ный и те­лес­ный), рас­хо­ды ком­па­нии на ве­де­ние дел по это­му ви­ду стра­хо­ва­ния, сто­и­мость ак­ви­зи­ции (по­лу­че­ния) биз­не­са, до­хо­ды от вло­жен­но­го в стра­хо­вую ком­па­нию ка­пи­та­ла.

Пре­мия долж­на быть та­кой, что­бы воз­ме­стить/по­крыть пе­ре­чис­лен­ные вы­ше ви­ды рас­хо­дов, при­ни­мая во вни­ма­ние ли­ми­ты от­вет­ствен­но­сти по ви­дам убыт­ков, ко­то­рые уста­нав­ли­ва­ют­ся го­су­дар­ством. Прак­ти­че­ски все, да­же про­фес­си­о­наль­ные, из­да­ния, ока­зы­ва­ют мед­ве­жью услу­гу стра­хо­во­му рын­ку, пуб­ли­куя циф­ры о по­лу­чен­ной стра­хов­щи­ка­ми пре­мии и о вы­пла­чен­ных убыт­ках, не по­ка­зы­вая за­ре­зер­ви­ро­ван­ные для по­сле­ду­ю­щих вы­плат сум­мы, ко­то­рые по­рой мо­гут во мно­го раз пре­вы­шать уже по­лу­чен­ную по­тер­пев­шим часть необ­хо­ди­мо­го воз­ме­ще­ния. Та­ким об­ра­зом, ис­ка­жа­ет­ся кар­ти­на ре­аль­ной от­вет­ствен­но­сти стра­хов­щи­ка пе­ред его кли­ен­том.

Вы­ше бы­ла упо­мя­ну­та Лат­вия, в ко­то­рой в 2017 го­ду це­на за го­до­вой по­лис ОСАГО рез­ко под­ня­лась, при­чем в ра­зы (!), что вы­зва­ло воз­му­ще­ние у стра­хо­ва­те­лей (по­ни­май – из­би­ра­те­лей). Стра­хов­щи­ки по­яс­ня­ют это од­ной фра­зой, что на­до­е­ло ра­бо­тать в убы­ток. Мо­тор­ное бю­ро, по­яс­няя рост цен от­ме­ча­ет, что на 100 EUR пре­мии при­хо­дят­ся 138 EUR вы­плат на убыт­ки, со­зда­ние на­коп­ле­ний и взно­сы в Га­ран­тий­ный фонд.

По­ста­ра­ем­ся разо­брать­ся в си­ту­а­ции и по­смот­рим на циф­ры, ко­то­рые ха­рак­те­ри­зу­ют раз­ви­тие ОСАГО в дру­гих стра­нах. Итак, по дан­ным Фе­де­ра­ции национальных со­ю­зов стра­хов­щи­ков и пе­ре­стра­хов­щи­ков Ев­ро­пы сред­няя це­на го­до­во­го по­ли­са в 2014 го­ду со­став­ля­ла в EUR: Ита­лии – 403, Гер­ма­нии – 245, Ис­па­нии – 185, Поль­ше – 113, Эсто­нии – 94, Лат­вии –62 (са­мая ма­лень­кая в спис­ке стран).

Как при­ве­ден­ные це­ны ска­зы­ва­лись на фи­нан­со­вом здо­ро­вье ком­па­ний? Срав­ним Гер­ма­нию и Лат­вию.

Как вид­но из цифр фи­нан­со­вая ста­биль­ность стра­хо­вых ком­па­ний в Лат­вии в от­но­ше­ние ОСАГО дей­стви­тель­но под угро­зой. И нега­тив­ные ре­зуль­та­ты в «обя­за­лов­ке» ры­нок Лат­вии по­ка­зы­ва­ет уже око­ло 10 лет. И по­вы­ше­ние цен – объ­ек­тив­ная необ­хо­ди­мость. Стра­хо­ва­те­ли же рез­ко кри­ти­ку­ют стра­хо­вые ком­па­нии под­чер­ки­вая, что они в кон­ку­рент­ной борь­бе за до­ли на рын­ке, ра­бо­та­ли за неадек­ват­ную це­ну, до­ти­руя свои убыт­ки за счет пре­мии по дру­гим стра­хо­вым про­дук­там, где та­ри­фы за стра­хо­вое по­кры­тие долж­но быть за­вы­ше­ны.

Спра­вед­ли­вы ли упре­ки стра­хо­ва­те­лей? Ве­ро­ят­но – да.

И еще раз о ро­ли «обя­за­лов­ки» в об­ще­стве. Она на­ше «все». Она за­тра­ги­ва­ет и про­ни­зы­ва­ет прак­ти­че­ски все сфе­ры на­шей жиз­ни: каж­дую се­мью, фир­му, го­су­дар­ствен­ное учре­жде­ние. И каж­дый по­ку­па­тель по­ли­са дол­жен знать, как об­ра­зу­ет­ся це­на за него в каж­дый кон­крет­ный пе­ри­од. И за­да­чей стра­хо­во­го рын­ка – стра­хов­щи­ков и их со­ю­зов – яв­ля­ет­ся объ­яс­не­ние прин­ци­пов це­но­об­ра­зо­ва­ния для то­го, что­бы под­дер­жи­вать и удер­жи­вать до­ве­рие стра­хо­ва­те­лей к се­бе.

В по­след­ние го­ды для бал­тий­ских рын­ков был ак­ту­аль­ным еще один во­прос: ве­ли­чи­на нема­те­ри­аль­но­го ущер­ба. Са­мо пра­во по­стра­дав­ших на воз­ме­ще­ние мо­раль­но­го ущер­ба за­креп­ле­но в Граж­дан­ском ко­дек­се рес­пуб­ли­ки. Но ве­ли­чи­на воз­ме­ще­ния?

По­ста­нов­ле­ние Ка­би­не­та Ми­ни­стров Лат­вии (2005 год), огра­ни­чив­шее его раз­мер, бы­ло оспо­ре­но. В ре­ше­ние это­го во­про­са в Лат­вии бы­ли во­вле­че­ны все воз­мож­ные ин­стан­ции, вплоть до Вер­хов­но­го су­да, а поз­же и Кон­сти­ту­ци­он­но­го. Разъ­яс­не­ние при­шли от Европейского Су­да, вер­дикт ко­то­ро­го зву­чал так: стра­хо­ва­ние ОСАГО долж­но по­кры­вать ком­пен­са­цию за нема­те­ри­аль­ный ущерб; max сум­ма ком­пен­са­ции не может быть ни­же уста­нов­лен­ной в Ди­рек­ти­вах ЕС min сум­мы; раз­ре­ше­но уста­нав­ли­вать кри­те­рии для ко­ли­че­ствен­ной оцен­ки ущер­ба.

Но­вые Правила Ка­би­не­та ми­ни­стров Лат­вии (2014 го­да):

– не уста­нав­ли­ва­ют мак­си­маль­ные ли­ми­ты, а толь­ко ба­зо­вые сум­мы,

– раз­мер ми­ни­маль­ной за­ра­бот­ной пла­ты, как один из кри­те­ри­ев для опре­де­ле­ния объ­е­ма нема­те­ри­аль­но­го ущер­ба, от­ра­жа­ет эко­но­ми­че­скую си­ту­а­цию в Лат­вии (на дан­ный мо­мент – 320 EUR); каж­дый слу­чай рас­смат­ри­ва­ет­ся ин­ди­ви­ду­аль­но (в за­ви­си­мо­сти от кон­крет­ных об­сто­я­тельств мож­но уве­ли­чить или умень­шить опре­де­лен­ную в но­вых Пра­ви­лах сум­му); воз­мож­ность для по­стра­дав­ших об­ра­тить­ся к стра­хов­щи­ку или в Бю­ро с прось­бой о пе­ре­смот­ре ре­ше­ния или об­ра­тить­ся в суд; стра­хов­щик или Бю­ро ком­пен­си­ру­ет нема­те­ри­аль­ный ущерб.

Пред­став­ля­ет­ся, что об­мен опы­том стран, на­чав­ших раз­ви­вать­ся с од­ной стар­то­вой ли­нии, бо­лее по­ле­зен друг дру­гу, чем про­сто об­щее зна­ком­ство с ис­то­ри­ей раз­ви­тия стра­хо­вых рын­ков.

Ми­ха­ил КУХАРЕНОК, Ге­не­раль­ный ди­рек­тор кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии МКу-Consulting SIA, Лат­вия

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.