КЁЛЬНСКАЯ ГРЯЗЬ

Football (Ukraine) - - ГЕРМАНИЯ СКАНДАЛ - Ар­тем ФРАНКОВ

Ес­ли хо­ти­те, я очень про­сто объ­яс­ню, по­че­му по­чти не по­стра­да­ли клу­бы и от­вет­ствен­ность, в ос­нов­ном, лег­ла на от­дель­ных пер­со­на­жей. Ви­ной то­му бун­дес­ли­га и толь­ко бун­дес­ли­га, ко­то­рая не вы­ле­за­ла из скан­да­лов все де­вять лет су­ще­ство­ва­ния и хва­та­лась за каж­дую дойч­мар­ку со стра­стью уто­па­ю­ще­го и жад­но­стью боль­но­го на всю го­ло­ву скря­ги. Тут сле­ду­ет по­ни­мать, что в на­ча­ле 70-х необ­хо­ди­мость су­ще­ство­ва­ния про­фес­си­о­наль­но­го фут­бо­ла имен­но в та­ком, бун­дес­ли­го­вом ви­де, а та­к­же про­фут­бо­ла в це­лом от­нюдь не для всех бы­ла оче­вид­ной. Бун­дес­ли­гу, а с ней и ДФБ дол­ба­ли не толь­ко за дух стя­жа­тель­ства, во­ца­рив­ший­ся в фут­бо­ле, но и за сла­бое управ­ле­ние про­цес­сом, и за го­тов­ность по­жерт­во­вать чем угод­но ра­ди до­хо­дов, и за стрем­ле­ние скрыть всё, что мо­жет по­вре­дить ре­пу­та­ции кон­то­ры… Так вот, ес­ли бы зна­чи­тель­ное чис­ло ко­манд сня­ли с про­бе­га – а та­кая ме­ра вы­ри­со­вы­ва­лась чет­ко, то кон­тракт с те­ле­ви­де­ни­ем, ос­нов­ной спо­соб за­ра­бот­ка, а там и по­ступ­ле­ния от спон­со­ров, пре­вра­ти­лись бы в ни­что! Ведь каж­дый матч это опре­де­лен­ная сум­ма, и ли­ге мог­ло стать очень кис­ло… Вот ДФБ и спу­сти­ло всё это де­ло на тор­мо­зах, по­то­му что кар­ти­на вы­ри­со­вы­ва­лась ку­да бо­лее удру­ча­ю­щая, чем вы­шла в ито­ге рас­сле­до­ва­ния и на­ка­за­ний. Да­же рас­смат­ри­вал­ся ди­кий по ны­неш­ним вре­ме­нам вариант – ко­ман­ды про­дол­жат иг­рать, но для дис­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ко­манд они не бу­дут счи­тать­ся. Уж не знаю, ко­му из функ­ци­о­не­ров – франк­фурт­цу ли Ру­доль­фу Грам­ли­ху, ган­но­вер­цу ли Аль­фре­ду Штро­те – всё же при­шло в го­ло­ву: так зри­те­ли не при­дут на по­доб­ные мат­чи! Вах-вах-вах. Ну то­гда и дис­ква­ли­фи­ка­ции сле­ду­ет оп­ти­ми­зи­ро­вать – вы­вод оче­ви­ден. Что и бы­ло про­де­ла­но.

Дви­жи­мый же­ла­ни­ем то ли ото­мстить, то ли вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость, Ка­не­льяс вме­сто с ад­во­ка­том док­то­ром Йо­зе­фом Ауг­ш­тей- ном как раз и при­гла­си­ли для да­чи по­ка­за­ний кёльн­ца Пе­те­ра-ге­ор­га Фр­из­дор­фа. Их це­лью, по­ми­мо оправ­да­ния пре­зи­ден­та «Кик­кер­са», бы­ло до­ка­зать, что речь идет не об от­дель­ных слу­ча­ях кор­руп­ции, но о системе, ос­но­ва­тель­но разъ­ев­шей не­мец­кий фут­бол из­нут­ри, о том, что при­ня­то име­но­вать ма­фи­ей. Имен­но в этот мо­мент Ка­не­льяс по- на­сто­я­ще­му стал пер­со­ной нон гра­та для лю­дей, ко­то­рые рань­ше с удо­воль­стви­ем за­та­ри­ва­лись у него фрук­та­ми по опто­вым це­нам и все­ми се­мья­ми по­се­ща­ли его ве­че­рин­ки – от­ныне гла­ва «Кик­кер­са» угро­жал ку­да бо­лее зна­чи­мой их кор­муш­ке. ( Кор­муш­ке, хм… Зву­чит как немец­кая фа­ми­лия! – Ред.)

ПЕР­ВАЯ ВСТРЕ­ЧА С ХАГЕНОМ. НЕ ПОМИНАЙТЕ ГОС­ПО­ДА ВСУЕ!

Итак, последний тур, ка­нун глав­но­го до­го­вор­ня­ка со­сто­яв­ше­го­ся («Гер­та» – «Ар­ми­ния») и глав­но­го до­го­вор­ня­ка со­рван­но­го («Кёльн» – «Кик­керс » ) . Как мы пом­ним, Хорст- Гре­го­рио Ка­не­льяс лич­но от­пра­вил­ся в Кёльн, дабы пе­ре­дать 100 ты­сяч гол­ки­пе­ру мест­ной ко­ман­ды Ман­фре­ду Ман­гли­цу – ему и еще пя­те­рым неиз­вест­ным иг­ро­кам. Ве­че­ром Ка­не­льяс по­ка­зы­ва­ет Ман­гли­цу день­ги – тот хо­чет за­брать их сра­зу, но пре­зи­дент «Кик­кер­са» го­во­рит, что так не пой­дет, и на­зна­ча­ет встре­чу на­зав­тра в 12.45 – за три ча­са до иг­ры. (В тек­сте дя­ди Бо­бы эта вер­сия при­во­дит­ся как вспо­мо­га­тель­ная – «Шпи­гель» же пи­шет толь­ко о ней.) Не­до­воль­ный Ман­глиц ухо­дит, но вско­ре в оте­ле «Шлосс Ау­эль», где оста­но­вил­ся и за­пер в сейф день­ги Ка­не­льяс, по­яв­ля­ет­ся но­вый пред­ста­ви­тель «Кёль­на»: «Ме­ня зо­вут Ха­ген. Луч­ше вам от­дать день­ги, ина­че ни­ка­ких шан­сов на по­бе­ду нет и быть не мо­жет». Ка­не­льяс: «Толь­ко зав­тра».

Что бы­ло по­том, вы уже зна­е­те… Но не всё.

Итак, Ка­не­льяс про­из­нес свою речь, об­на­ро­до­вал плен­ки и пе­ре­дал их в ДФБ. Та­мош­ние ру­ко­во­ди­те­ли смо- тре­ли на бо­би­ны, как на ядо­ви­тых га­дюк, и слов­но гип­но­ти­зи­ро­ва­ли их, на­де­ясь, что они ис­чез­нут, рас­со­сут­ся или ку­да-то упол­зут. Увы, скандал уже раз­вер­нул­ся в та­кую ширь, что при­шлось на­чи­нать рас­сле­до­ва­ние. Пер­вым под раз­да­чу уго­дил, ко­неч­но же, Ка­не­льяс. «Мо­жет, все-та­ки от­ка­же­тесь от сво­их слов?» – су­ро­во спро­сил его чест­ный до пре­де­ла Ганс Кин­дер­манн. «Ни­ко­гда».

Ка­не­льяс по­вел соб­ствен­ное рас­сле­до­ва­ние. Он но­сил­ся по всей стране, ор­га­ни­зо­вы­вал тай­ные встре­чи, со­би­рал по­ка­за­ния. По­до­зри­тель­ные мат­чи по­лез­ли, слов­но гри­бы по­сле до­ждя: «Ган­но­вер» – «Айн­трахт» Бр. – 4:0 (сно­ва доб­рый Хорст Вол­тер в рам­ке!), «Ба­ва­рия» – «Айн­трахт» Бр. – 4:1 (в ту же кас­су!)… Ком­про­ма­та бы­ло столь­ко, что, ка­за­лось, сте­ны штаб-квар­ти­ры ДФБ, что во Франк­фур­те на Цеп­пе­ли­нал­лее, при­ня­лись мел­ко дро­жать. Пер­вым по­нял, что ни­че­го не удаст­ся за­мы­лить, са­мый ум­ный – Кин­дер­манн. С опре­де­лен­но­го мо­мен­та он объ­еди­нил­ся с Ка­не­лья­сом и на­чал НА­СТО­Я­ЩЕЕ след­ствие. Под ко­то­рое уго­дил и вско­ре по­плыл под грузом до­ка­за­тельств да­же все­силь­ный Ма­ас­сен. Впро­чем, для него при бо­лее стро­гом от­но­ше­нии мог­ло обер­нуть­ся и ху­же, но ка­рье­ру ему всё-та­ки в ито­ге по­ло­ма­ли. А ведь как ли­це­ме­рил: «Я не про­шу, что­бы Бог за­щи­тил ме­ня – но я про­шу, что­бы Бог не по­мо­гал мо­им за­кля­тым вра­гам!»

ВТО­РАЯ ВСТРЕ­ЧА С ХАГЕНОМ. БО­ЛО­ТО БУН­ДЕС­ЛИ­ГИ

В кон­це июня в до­ме Канельяса за­зво­нил те­ле­фон. Это был Ха­ген: «От­лич­но, что вы за­ва­ри­ли весь этот скандал в бун­дес­ли­ге. Я хо­чу вам по­мочь». Ка­не­льяс вос­тор­жен­но вос­клик­нул: «Вы по­слан­ник небес! Я пы­тал­ся най­ти вас и уже по­чти разу­ве­рил­ся, что вы су­ще­ству­е­те. Точ­но знаю толь­ко, что вас зо­вут не Ха­ген…»

Ка­не­льяс нема­ло сил по­свя­тил по­ис­кам на­сто­я­щих ор­га­ни­за­то­ров до­го­вор­ных

мат­чей. Увы, все эти по­сред­ни­ки- те­не­ви­ки ве­ли се­бя очень осто­рож­но и по­чти ни­ко­гда не на­зы­ва­лись на­сто­я­щи­ми име­на­ми. Пре­зи­дент «Кик­кер­са» (де-фа­кто быв­ший, по­то­му что его от­стра­ни­ли сра­зу – мол, вы не име­ли пра­ва вести та­кие пе­ре­го­во­ры и про­во­ци­ро­вать взят­ки!) уже знал несколь­ких пер­со­на­жей та­ко­го ро­да, но не имел ни ма­лей­ших до­ка­за­тельств их де­я­тель­но­сти.

Ха­ген осто­рож­ни­чал. Он со­гла­сил­ся на встре­чу, но для за­щи­ты при­вел с со­бой бе­ло­ку­ро­го ги­ган­та-дзю­до­и­ста: «Ме­ня зо­вут Бей­ер, ар­хи­тек­тор Рай­н­хольд Бей­ер». Сам Ха­ген быст­ро при­знал­ся, что его зо­вут Пе­тер-ге­орг Фр­из­дорф и он тор­го­вец недви­жи­мо­стью из Опла­де­на-в-рей­н­лан­де. И по­шел от­кро­вен­ный раз­го­вор, в хо­де ко­то­ро­го пе­ред Ка­не­лья­сом по­сте­пен­но вы­ри­со­ва­лась об­щая непри­гляд­ная кар­ти­на, ко­то­рая бы­ла ку­да ши­ре до­го­вор­ных мат­чей… По­во­дом ко все­му ста­ли, во-пер­вых, при­ход в фут бол­боль ших де­нег, во-вто­рых, несу­раз­ность неко­то­рых пра­вил бун­дес­ли­ги, в част­но­сти, огра­ни­че­ния на зар­пла­ту и бо­ну­сы иг­ро­ков, от­ку­да мо­мен­таль­но про­ис­тек­ли двой­ные кон­трак­ты и неле­галь­ные вы­пла­ты, а та­к­же по­то­лок транс­фер­ных сумм – клу­бам бун­дес­ли­ги за­пре­ща­лось при­об­ре­тать иг­ро­ков до­ро­же 50 ты­сяч ма­рок, и при­хо­ди­лось вся­че­ски из­во­ра­чи­вать­ся, подыс­ки­вая на боль­шую часть ре­аль­ной сум­мы мни­мых спон­со­ров со сто­ро­ны. Как кра­си­во под­ме­че­но в «Шпи­ге­ле», «это со­зда­ло ост­ров при­ну­ди­тель­но­го зем­ле­де­лия по­сре­ди мо­ря ры­ноч­ной эко­но­ми­ки». Воз­ник, раз­вил­ся и рас­цвел ин­сти­тут фут­боль­ных аген­тов, ко­то­рые оста­ва­лись вне клу­бов ивне юрис дик­ции ДФБ. Фу­с­баль­бунд эле­мен­тар­но утра­тил кон­троль над про­ис­хо­дя­щим, хо­тя на по­верх­но­сти всё бы­ло бо­ле­е­мене спо­кой­но. ДФБ по­пы­тал­ся за­пре­тить по­сред­ни­ков – но у него ни­че­го не вы­шло.

Впро­чем, по­сред­ни­ки то­же бы­ли не всем до­воль­ны и вско­ре от­кры­ли для се­бя но­вую до­ход­ную об­ласть – до­го­вор­ные мат­чи. Пер­во­про­ход­цем вы­сту­пил уже упо­ми­нав­ший­ся Рай­монд Шваб из Эс­се­на, быв­ший фут­бо­лист, бок­сер и ак­тер, рвав­ший це­пи в те­ат­ре-ва­рье­те по хо­ду ка­ко­го-то во­де­ви­ля с си­ло­вым ат­трак­ци­о­ном. Он спел­ся с ви­це-пре­зи­ден­том «Гер­ты», быв­шим оберъ­юн­ке­ром из Лейб­штан­дарт- СС Вольф­ган­гом Холь­стом, весь­ма ци­нич­ным ти­пом, ко­то­рый лю­бил по­вто­рять: «Фут­бол это не оа­зис чи­сто­ты и не мо­на­стырь име­ни клу­ба, а иг­ро­ки – не мо­на­хи в этом клу­бе». Пер­вой по­пыт­кой стал под­куп иг­ро­ка «Пройссе­на» из Мюн­сте­ра Ман­фре­да Рум­ме­ля – «Гер­та» ведь бо­ро­лась за вы­жи­ва­ние, и оч­ки ей нуж­ны бы­ли как воз­дух (см. ис­то­ри­че­ский очерк). Шваб по­лу­чил 10 про­цен­тов ко­мис­си­он­ных и вско­ре по­вто­рил за­ход на цель – Аль­фонс Штем­мер, «Мюн­хен-1860», 15 000 ма­рок, пе­ре­дан­ных в ма­шине воз­ле Бер­лин­ской ме­мо­ри­аль­ной церк­ви. Итог: по­бе­да «Гер­ты» 3:1 и ока­зав­ше­е­ся ненуж­ным спасение.

Да­же эпи­зо­ди­че­ская ра­бо­та в ка­че­стве по­сред­ни­ка мог­ла при­не­сти недур­ствен­ный за­ра­бо­ток: Вер­нер Шнай­дер, со­труд­ник за­во­да «Бай­ер» в Ле­вер­ку­зене, под­нял 10 ты­сяч ма­рок на мат­че «Ар­ми­ния» – «Дуйс­бург» всё в том же зло­счаст­ном се­зоне-1970/71, 22 мая (матч № 6 из «мар­ти­ро­ло­га»)…

ОТ­КРО­ВЕ­НИЯ ФР­ИЗ­ДОР­ФА, ЧАСТЬ ВТО­РАЯ. МА­АС­СЕН ПОКУПАЛ МАТ­ЧИ, СЛОВ­НО МЕТЛОЙ МАХАЛ!

Впро­чем, Фр­из­дорф еще не мог знать о Шнай­де­ре, ко­гда при­нял­ся влаж­но меч­тать о по­доб­ной ка­рье­ре – тор­гов­ля шла мут­но, осо­бо­го до­хо­да не при­но­си­ла, сплош­ные непри­ят­но­сти, в том чис­ле и с пра­во­су­ди­ем. При­мер­но те же стрем­ле­ния одо­ле­ва­ли двух его при­я­те­лей – Бей­е­ра и вла­дель­ца двух па­рик­ма­хер­ских Вольф­ган­га Шми­ца. «Та­ким об­ра­зом воз­ник­ло пре­ступ­ное со­об­ще­ство…» И да­лее по тек­сту. Пер­вым кли­ен­том тро­и­цы стал не кто

иной, как Пе­тер Ма­ас­сен, ко­то­ро­му услу­ги по­сред­ни­ков тре­бо­ва­лись по­сто­ян­но. Пр ови нци­аль­ный «Ро­тВайсс» из Оберхаузен­а от­жи­ма­ли от пи­ро­га по­сто­ян­но, ам­би­ци­оз­ный пре­зи­дент клу­ба бе­сил­ся и ме­тал день­ги тем, ко­му не слиш­ком нуж­ны оч­ки. О сдел­ке с «Гер­той» (Це­лен­дорф) мы уже на­пи­са­ли, но это бы­ло еще от­но­си­тель­но без­обид­ное «сти­му­ли­ро­ва­ние тре­тьей сто­ро­ной», а сколь­ко бы­ло пря­мых по­ку­пок оч­ков у тех, ко­му они не очень нуж­ны…

Имен­но Ма­ас­сен и ин­те­ре­сы его «Рот-вайс­са» ста­ли кра­е­уголь­ным кам­нем про­грам­мы тро­и­цы по за­ра­бот­кам. Для на­ча­ла Фр­из­дорф и Шмиц по­зво­ни­ли на­став­ни­ку франк­фурт­ско­го «Айн­трах­та» Эри­ху Риб­бе­ку – мол, 22 ты­ся­чи ма­рок, и мы сде­ла­ем так, что «Кёльн» обыг­ра­ет Обер­ха­у­зен (об ап­пе­ти­тах Ман­гли­ца пре­крас­но знал ко­рен­ной кёль­нец Шмиц). Риб­бек сна­ча­ла по­обе­щал, но за­тем съе­хал с ба­за­ра – мол, не уве­рен, что до­ста­ну день­ги. Шмиц хо­тел по­тор­го­вать­ся, но Фр­из­дорф ткнул его ку­ла­ком: « Обер­ха­у­зен! » Шмиц на­по­сле­док бурк­нул: «Смот­ри, Эрих – не мо­жешь, то­гда де­ла пой­дут ина­че».

Од­на­ко в «Рот-вайс­се» из Оберхаузен­а ве­ли­ким ком­би­на­то­рам не уда­лось до­брать­ся до вер­хуш­ки клу­ба. При­шлось оку­чи­вать «Кёльн», всё то­го же Ман­гли­ца – мол, хо­ро­шо бы Обер­ха­у­зе­ну не про­иг­рать, а то и вы­иг­рать… На­мек был по­нят.

Рва­ну­ли в Обер­ха­у­зен, в отель «Юнг­б­лут», ку­да «Ро­тВайсс» за­ехал на пред­мат­че­вый сбор. Пре­зи­ден­та не за­ста­ли, но тре­нер Гюн­тер Бро­кер по­звал их к те­ле­фо­ну, ко­гда тот по­зво­нил. Ма­ас­сен от­клик­нул­ся охот­но – еще бы! Пе­ре­го­во­ры с ним Шмиц вел в оди­ноч­ку – у те­бя мор­да се­рьез­ная, как у ка­торж­ни­ка, ска­зал Фр­из­дорф, так что долж­но по­лу­чить­ся луч­ше. По­лу­чи­лось.

Немед­лен­но по­зво­ни­ли Ман­гли­цу, то­то­т­вет ил. Шмиц: «Я в Обер­ха­у­зене. Зав­тра они по­ка­жут мне ко­ма­ров, пе­ред са­мым мат­чем. Не взду­май­те иг­рать все­рьез, ина­че всё со­рвет­ся».

По­ве­сив труб­ку, Шмиц зло ска­зал по­дель­ни­ку: «Блин, ка­кой же я ду­рак – стор­го­вал­ся с Ма­ас­се­ном за 30 штук, а мог по­про­сить 50 или 60!» Фр­из­дорф: «Как бу­дем пе­ре­да­вать день­ги? » Шмиц: «Луч­ше я сам». Фр­из­дорф пре­ис­пол­нил­ся по­до­зре­ний – а нет ли здесь эле­мен­тар­но­го ки­да­ло­ва?

Во вре­мя мат­ча ря­дом с ду­э­том – от­ныне Фр­из­дорф не спус­кал с Шми­ца глаз – си­дел вто­рой тре­нер «Рот-вайс­са» Ади Пройсслер, быв­ший иг­рок сбор­ной ФРГ и дорт­мунд­ской «Боруссии». Че­рез несколь­ко ми­нут по­сле фи­наль­но­го свист­ка – Обер­ха­у­зен вы­иг­рал 4:2 – Пройсслер пе­ре- дал Шми­цу сло­жен­ную га­зе­ту. «Что ты лы­бишь­ся, как па­ра­ша? – спро­сил па­рик­ма­хер Фр­из­дор­фа. – В во­семь ве­че­ра в иг­ро­вом са­лоне «Дер­би».

Шмиц не об­ма­нул по край­ней ме­ре на­счет вре­ме­ни и ме­ста встре­чи, сра­зу от­крыл порт­фель и до­стал от­ту­да день­ги. Фр­из­дорф: «Все­го ты­ся­ча? По­че­му так ма­ло?» Шмиц: «Ма­ас­сен, гов­но эта­кое, дал все­го 25 штук. Ман­гли­цу до­ста­лось 21 200. Я и так из его де­нег взял твою до­лю, ви­дел бы ты, как он злил- ся!» Фриц: «Да ну, это ка­кто…» Шмиц: «По­до­жди, по­до­жди – вот оста­вим Обер­ха­у­зен в бун­дес­ли­ге, «ко­ма­ров» бу­дет до фига и боль­ше!»

Од­на­ко по­сле в ыно­са «Вер­де­ра» 3:0 Фр­из­дорф по­лу­чил всё ту же ты­ся­чу. По­до­зре­ния не про­сто окреп­ли – они овла­де­ли всем его су­ще­ством! «Сышь, харэ ме­ня на­ду­вать – ты разъ­ез­жа­ешь на «Фер­ра­ри», ка­та­ешь­ся на ло­ша­дях, в клу­бах от­ви­са­ешь, а я последний хрен без со­ли до­едаю!»

Но Шмиц всё же уго­во­рил Фр­из­дор­фа по­ра­бо­тать на по­след­нем ту­ре, на том са­мом мат­че «Кёльн» – «Кик­керс»: «Ес­ли «Кёльн» вы­иг­ра­ет, Маа­а­сен обе­щал 25 кус­ков!» «Ха­ген»-фр­из­дорф от­пра­вил­ся на встре­чу с Ка­не­лья­сом, но тот, как из­вест­но, утром в день мат­ча окон­ча­тель­но от­ка­зал­ся от сдел­ки: «Их ка­у­фе нихт. Я не по­ку­паю»…

Вы­слу­шав бла­го­уха­ю­щие от­кро­ве­ния об­ма­ну­то­го мо­шен­ни­ка, Ка­не­льяс до­воль­но рас­сме­ял­ся и дал со­вет: «А ты з аго­ни свою ис­по­ведь в «Бильд» – они хо­ро­шо пла­тят». И точ­но – с га­зе­ты Фр­из­дорф лег­ко снял те са­мые 25 ты­сяч ма­рок!

ФР­ИЗ­ДОРФ ШАНТАЖИРУЕ­Т КАНЕЛЬЯСА

Ма­ас­сен не сдал­ся без борь­бы и ре­шил опо­ро­чить Кин­дер­ман­на – штут­гарт­ский про­ку­рор на­ря­ду с Ка­не­лья­сом был клю­че­вой фи­гу­рой де­ла, по­то­му что с гла­вой ДФБ док­то­ром Гер­ма­ном Гёсман­ном и ру­ко­во­ди­те­ля­ми ко­ми­те­та по бун­дес­ли­ге Грам­ли­хом и Штро­те ху­до-бед­но герр Пе­тер смог бы до­го­во­рить­ся. Герр Пе­тер по­пы­тал­ся под­ку­пить ад­ми­ни­стра­то­ра «Кёль­на» Ру­ди Адам­са, что­бы тот дал по­ка­за­ния – мол, Кин­дер­манн и его пред­ше­ствен­ник, а ныне каз­на­чей ДФБ Гу­берт Клес­сен са­ми за­ни­ма­лись устрой­ством до­го­вор­ных мат­чей. К сча­стью, ни­че­го у «Па­ши» не вы­шло.

А по­том Ка­не­льяс, в сто­ро­ну ко­то­ро­го всё боль­ше скло­ня­лось и об­ще­ствен­ное мне­ние (боль­шин­ство участ­ни­ков про­цес­са ак­тив­но бро­ди­ло по те­ле­шоу и раз­да­ва­ло интервью), и пра­во­су­дие, встре­тил воз­ле су­да ста­рых зна­ко­мых, Фр­из­дор­фа и Бей­е­ра: «Эй, му­жи­ки, я мо­гу что­то для вас сде­лать?»

Фр­из­дорф, по­мяв­шись для при­ли­чия, со­об­щил, что Ма­ас­сен обе­щал ему 150 ты­сяч за по­ка­за­ния, ко­то­рые поз­во­лят за­ва­лить Канельяса и обе­лить са­ми зна­е­те кого. Ка­не­льяс: «Герр Фр­из­дорф, будь­те осто­рож­ны – ес­ли вы от­ка­же­тесь от по­ка­за­ний, дан­ных под при­ся­гой, вам это мо­жет очень до­ро­го обой­тись». И сроч­но пе­ре­зво­нил ад­во­ка­ту Рай­н­холь­ду Ши­ф­хау­э­ру. Тот вы­дал весь­ма разо­ча­ро­вы­ва­ю­щую справ­ку: Фр­из­дорф не был под при­ся­гой, так что мо­жет и раз­вер­нуть­ся!

Ка­не­льяс опять встре­тил­ся с Фр­из­дор­фом: «Кто имен­но пред­ла­гал вам день­ги?» Фр­из­дорф, за­и­ка­ясь: «Не важ­но… Вот ес­ли бы вы… ну, со­рок ты­сяч… что­бы я уехал за гра­ни­цу… страш­но-то как… дер­жу серп под кро­ва­тью… вдруг от­ма­хи­вать­ся при­дет­ся…» Ка­не­льяс: «По­про­буй­те сно­ва обра­тить­ся в «Бильд»!»

Но­вая ис­то­рия от Фр­из­дор­фа уви­де­ла свет 9 ок­тяб­ря 1971 го­да. Ни­ку­да эта гни­да бе­жать не со­би­ра­лась – на­про­тив, оста­лась в стране и про­дол­жа­ла кор­мить­ся скан­да­лом, к ко­то­ро­му столь пло­до­твор­но при­со­са­лась.

Ман­гли­ца, Пац­ке и Виль­да осу­ди­ли уже дав­но, по­след- ний от­пра­вил­ся ра­бо­тать в пе­кар­ню сво­их ро­ди­те­лей. Настал че­ред пре­зи­ден­та «Рот-вайс­са» (Обер­ха­у­зен) Пе­те­ра Ма­ас­се­на и вто­ро­го тре­не­ра ко­ман­ды Адоль­фа Пройссле­ра. Тро­и­ца жу­ли­ков по­бо­я­лась пред­стать в су­де и по­ру­чи­ла юри­стам за­чи­тать их пись­мен­ные по­ка­за­ния. Про­ку­рор Кин­дер­манн по­тре­бо­вал ис­клю­че­ния клу­ба из бун­дес­ли­ги и по­жиз­нен­но­го от­лу­че­ния от фут­бо­ла для Ма­ас­се­на и Пройссле­ра. Ма­ас­сен обо­звал Кин­дер­ман­на со­вре­мен­ным Иу­дой. Ад­во­кат док­тор Ша­ке толк­нул про­чув­ство­ван­ную речь: «Ко­му вы по­ве­ри­те – то­му, кто без ма­ло­го чет­верть ве­ка ве­рой и прав­дой слу­жил сво­е­му клу­бу, то­му, кого ви­ди­те пе­ред со­бой, или от­сут­ству­ю­щим здесь бан­ди­там и мо­шен­ни­кам?» – «Да уж, с та­ки­ми ни­кто из нас не за­хо­тел бы пив­ка по­пить!» – за­ме­тил пред­се­да­тель су­да Вер­нер Кирш. – «Со­гла­сен, ти­пич­ные ги­е­ны – ги­е­ны от фут­бо­ла. Но…» – про­го­во­рил Кин­дер­манн.

Тут есть до­ста­точ­но се­рьез­ная юри­ди­че­ская тон­кость, свя­зан­ная с па­рал­лель­ной ра­бо­той спор­тив­но­го су­да и Дфб-ге­рихтсстра­те­ген (соб­ствен­но, то­же су­да), и я вряд ли с уве­рен­но­стью смо­гу разъ­яс­нить вам эти тон­ко­сти. Важ­но, что об уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти ре­чи да­же не за­хо­ди­ло –

все на­ка­за­ния но­си­ли вполне спор­тив­ный ха­рак­тер и да­ле­ко не все­гда ос­но­вы­ва­лись на по­ка­за­ни­ях под при­ся­гой: упо­мя­ну­тые ин­стан­ции не име­ли пра­ва за­став­лять сви­де­те­ля эту при­ся­гу при­ни­мать…

НЕТ НИ­КО­ГО СТРАШ­НЕЕ ОБИЖЕННОЙ ЖЕН­ЩИ­НЫ

От­дель­ная те­ма – какие день­ги уда­лось участ­ни­кам про­цес­са за­ра­бо­тать на соб­ствен­ном уча­стии. По неко­то­рым под­сче­там, Юр­ген Ной­манн из «Ар­ми­нии» мог снять за интервью, в ко­то­рых он вся­че­ски при­кры­вал сво­е­го дру­га Эго­на Пи­ха­че­ка, до 200 000 ма­рок. А вот по­дру­га Ной- ман­на Ин­ге Пе­чу­лат сде­ла­ла иной вы­бор и вы­сту­пи­ла на сто­роне Канельяса.

Оте­льер Хен­нер Ро­де вы­сту­пил по­сред­ни­ком. Он за­явил­ся до­мой к Ка­не­лья­су 10 сен­тяб­ря и пред­ло­жил ему встре­чу с дву­мя де­вуш­ка­ми, ко­то­рые « мно­го зна­ют о скан­да­ле». Ве­че­ром то­го же дня неуго­мон­ный Хор­стГре­го­рио встре­тил­ся с Ин­ге Пе­чу­лат и ее по­дру­гой Кри­стой Ве­бер на дис­ко­те­ке «Бар де ванне». Опо­зна­ва­тель­ные зна­ки: крас­ная гвоз­ди­ка в пет­ли­це и га­зе­та на сто­ле. Шпи­ё­ны, ё-моё…

В сви­де­те­ли Ка­не­льяс взял ре­дак­то­ра «Биль­да» Вер­не­ра Эбер­та. Ин­ге Пе­чу­лат: «Мне не нуж­ны день­ги, но я хо­чу ото­мстить. Я с ним встре­ча­лась, а он вер­нул­ся к жене. Сдам к чер­то­вой ма­те­ри и Ной­ман­на, и его ко­ре­ша Шметт­ман­на – это у него в кнай­пе мы от­ви­са­ли все празд­ни­ки».

Здесь без пол-лит­ра разо­брать­ся бы­ло невоз­мож­но. Ка­ба­чок по­да­рил Шметт­ман­ну не кто иной, как быв­ший муж Пе­чу­лат. Это не ме­ша­ло Ин­ге, ее по­дру­ге Ве­бер, Ной­ман­ну и Шметт­ман­ну жить чуть ли не швед­ской се­мьей – па­ры при­об­ре­та­ли са­мые разные очер­та­ния. Впро­чем, эти ли­ри­че­ские тон­ко­сти сла- бо вол­но­ва­ли Канельяса – ку­да важ­нее бы­ло то, что Пе­чу­лат зна­ла все скан­даль­ные по­дроб­но­сти жиз­ни сво­е­го лю­бов­ни­ка.

Увы, ста­ло толь­ко ху­же. Фут­боль­ный три­бу­нал под­твер­дил пер­вич­ное ре­ше­ние об от­лу­че­нии Канельяса, а по­ка­за­ния да­мо­чек ни ма­лей­ше­го впе­чат­ле­ния на суд не про­из­ве­ли. Ад­во­кат «Ар­ми­нии» Лам­кер да­же вос­поль­зо­вал­ся слу­ча­ем и об­ви­нил Хор­ста-гре­го­рио в под­ку­пе сви­де­те­лей, а поз­же к нему при­со­еди­нил­ся Ма­ас­сен. К то­му же обер­ха­у­зе­нец еще ак­тив­нее ис­кал сви­де­те­лей и на­шел – 24-лет­ний иг­рок дорт­мунд­ской «Боруссии» Гель­мут Друвен по­ка­зал, что сам Ка­не­льяс при нем ку­пил матч. Де­скать, «Кик­керс» иг­рал в Эс­сене про­тив мест­но­го «Рот-вайс­са», и вра­тарь хо­зя­ев Фред Бок­хольт сдал иг­ру ( « Кик­керс » вы­иг­рал 3: 2). Опла­той тру­да по­слу­жил кон­тракт с ко­ман­дой из Оф­фен­ба­ха.

Но с эти­ми по­ка­за­ни­я­ми по­лу­чи­лось нелов­ко. «Гос­по­дин про­ку­рор, ме­ня не бы­ло на этом мат­че – я ле­жал до­ма с пнев­мо­ни­ей! Вот справ­ка, вот сви­де­те­ли» – от­вет­ство­вал Ка­не­льяс. Друвен тут же вклю­чил зад­нюю – де­скать, мог и оши­бить­ся. Что ж ты плел-то, за­ра­за…

Еще силь­нее Ма­ас­сен об­ла­жал­ся с дву­мя дру­ги­ми сви­де­те­ля­ми по име­ни Ге­орг Ру­дольф и Ганс-ге­орг Фельд­ман. Они по­до­шли к пре­зи­ден­ту «Рот-вайс­са», что­бы вы­ка­зать вос­хи­ще­ние его му­же­ством и по­же­лать успе­ха в борь­бе с Ка­не­лья­сом. «О, от­лич­но, ре­бя­та, вы-то мне и нуж­ны – вы не из Оберхаузен­а, а по­то­му цен­ны вдвойне. Я под­го­тов­лю для вас тек­стик – за­чи­та­е­те его пе­ред су­дом?» По­хо­же, Ма­а­сен со­всем от­ча­ял­ся и пу­стил­ся во все тяж­кие. Ру­дольф и Фельд­манн слег­ка со­мле­ли, вы­го­во­ри­ли пра­во по­ду­мать и оста­ви­ли свои но­ме­ра те­ле­фо­нов. По­сле это­го они от­пра­ви­лись… к Ка­не­лья­су и Кин­дер­ман­ну, ку­да ж еще!

ГРАММ ЛИХА И ШТРО­ТЕ В БАНКАХ

Как уже го­во­ри­лось, ру­ко­вод­ство ДФБ от­нюдь не из­лу­ча­ло же­ла­ние очи­стить фут­бол и свои ря­ды, а по­то­му ока­зы­ва­ло рас­сле­до­ва­нию как ми­ни-

мум пас­сив­ное со­про­тив­ле­ние. Соб­ствен­но, так чи­ну­ши и по­сту­па­ли во всё вре­мя прав­ле­ния Гёсман­на, Грам­ли­ха и Штро­те, но кое-что по­рой всё же всплы­ва­ло.

Так, в 1968-м Грам­лих ни­че­го не смог по­де­лать с собс твенн ым фут­бо­лис т о м. Лю­двиг Лан­де­рер не мог про­дол­жать вы­ступ­ле­ния за «Айн­трахт» по со­сто­я­нию здо­ро­вья. Клуб про­сто вы­швыр­нул его на ули­цу, хо­тя при­чи­та­лась ком­пен­са­ция… Лан­де­рер по­шел в суд и вы­иг­рал его, а Грам­ли­ху со скре­же­том зу­бов­ным при­шлось за­пла­тить.

Немно­го по­го­дя гла­ва ко­ми­те­та по бун­дес­ли­ге вы­нуж­ден был при­слать бух­гал­тер­скую про­вер­ку в клуб сво­е­го дру­га и за­ме­сти­те­ля Аль­фре­да Штро­те – «Ган­но­вер»! Уж боль­но во­пи­ю­щей вы­гля­де­ла де­я­тель­ность ниж­не­сак­сон­цев и по­не­сен­ные в ре­зуль­та­те убыт­ки. Вот толь­ко в от­ли­чие от «Гер­ты» «Ган­но­вер» ни­кто не со­би­рал­ся вы­ки­ды­вать из бун­дес­ли­ги. Обо­шлись штра­фом в 27 500 ма­рок, и из­да­тель сель­хоз­жур­на­ла «Крафт­фут­тер» Штро­те от­де­лал­ся лег­ким ис­пу­гом и мощ­ным при­сту­пом ам­фи­био­троп­ной ас­фик­сии.

Од­на­ко ко­гда в 1970- м «Шпи­гель» ре­шил про­ве­сти соб­ствен­ное рас­сле­до­ва­ние фи­нан­со­во­го со­сто­я­ния клу­бов, Грам­лих и Штро­те сроч­но со­бра­ли пре­зи­ден­тов и при­ка­за­ли мол­чать: «Эти га­зет­чи­ки очень опас­ные лю­ди!» На от­кро­вен­ность по­шли толь­ко семь клу­бов.

По­сте­пен­но кли­ка Грам­ли­ха – Штро­те ста­ла вы­зы­вать всё мень­ше до­ве­рия, тем бо­лее со­сто­я­ние их клу­бов как бы на­ме­ка­ло на про­фес­сио нальн ый уро­вень этих управ­лен­цев. Штро­те три­жды по­да­вал в от­став­ку с по­ста пре­зи­ден­та «Ган­но­ве­ра», но клуб с раз­ру­шен­ны­ми фи­нан­са­ми ни­ко­му не был ну­жен. Схо­же раз­во­ра­чи­ва­лись со­бы­тия во­круг «Айн­трах­та», толь­ко там шу­му бы­ло по­боль­ше. Гром­ко хлоп­нув две­рью, ушел глав­ный тре­нер Элек Шварц: «Не со­би­ра­юсь оста­вать­ся в клу­бе, где пре­зи­дент пле­тет про­тив ме­ня ин­три­ги, а в чем-то несо­глас­ных иг­ро­ков по­про­сту уни­что­жа­ет». К нему при­со­еди­нил­ся по­ве­сив­ший бут­сы на гвоздь ка­пи­тан ко­ман­ды Ди­тер Линднер: «Пер­со­наль­ная по­ли­ти­ка Грам­ли­ха мо­жет до­ро­го обой­тись бун­дес­ли­ге».

На­ко­нец, Грам­лих про­из­нес: «У ме­ня боль­ше нет сил вы­дер­жи­вать эту бит­ву!» В его крес­ло пре­зи­ден­та «Айн­трах­та» тут же впрыг­нул пер­со­наж по име­ни Аль­берт с ин­те­рес­ной на­ше­му уху фа­ми­ли­ей Цел­кенс и не ме­нее лю­бо­пыт­ной про­фес­си­ей – быв­ший спор­тив­ный гим­наст, участ­ник ОИ-52, он был каз­на­че­ем в Гим­на­сти­че­ском со­ю­зе и сов­ме­щал сие за­ня­тие с биз­не­сом – про­да­жей по­стель­но­го бе­лья. Мар­ка «Бе­лье Цел­кен­са» бы­ла из­вест­на в Гер­ма­нии с 1854 го­да!

Канельяса Грам­лих все­гда тер­петь не мог – как успеш­но­го биз­не­сме­на и неза­ви­си­мую лич­ность с не все­гда вер­ным, за­то сво­им соб­ствен­ным мне­ни­ем. От­то­го-то и ра­до­вал­ся он 29 мая 1971 го­да, ко­гда его «Айн­трахт» обыг­рал «Кик­керс » из Оф­фен­ба­ха. Вот толь­ко пе­ред мат­чем франк­фур­тец Юр­ген Гра­бов­ски об­ра­тил­ся к Валь­те­ру Бех­толь­ду из Оф­фен­ба­ха: «Про­иг­ра­е­те – по­лу­чишь пять ты­сяч!» Бех­тольд при­знал­ся в том Ка­не­лья­су, но тот сто­и­че­ски за­ме­тил: « Франк­фурт про­сто раз­ма­зал нас».

По­сле слу­чив­ше­го­ся в по­след­нем ту­ре и об­на­ро­до­ва­ния з апи­сей, Грам­лих и Штро­те сде­ла­ли всё, что­бы за­ста­вить Канельяса за­мол­чать. На об­ви­не­ние в том, что они пре­крас­но зна­ли о до­го­вор­ных мат­чах, ру­ко­во­ди­те­ли лишь рас­сме­я­лись: «Это всё бы­ли сло­ва, герр Ка­не­льяс. Вот ес­ли бы вы об­ра­ти­лись в пись­мен­ном ви­де…»

В ок­тяб­ре 71-го, в раз­гар по­ис­ков всё но­вых и но­вых сви­де­те­лей, Ка­не­льяс слу­чай­но встре­тил Штро­те по пу­ти из Франк­фур­та в Ган­но­вер: «Герр Штро­те, вы бы­ли про­ин­фор­ми­ро­ва­ны обо всем за­ра­нее» – «Ко­неч­но, я сра­зу же стал сви­де­те­лем гер­ра Кин­дер­ман­на!» – «Но ма­лей­ший сиг­нал с ва­шей сто­ро­ны ТО­ГДА за­ста­вил бы ДФБ при­нять ме­ры…» – «Ха, мож­но по­ду­мать, я без те­бя не знал, сколь мно­гое у нас воз­мож­но! Впро­чем, уда­чи – со­вер­шен­но не воз­ра­жаю ес­ли пя­ток че­ло­век по­те­ря­ют свои по­зи­ции в бун­дес­ли­ге».

На сле­ду­ю­щий день Ка­не­лья­су по­зво­ни­ли: «Здрав­ствуй­те, я брат Штро­те из Ган­но­ве­ра. Я был в Ис­па­нии и встре­тил там тво­их род­ных, очень сим­па­тич­ных лю­дей. Хо­ро­шо бы и вам по­тру­дить­ся на та­мош­ней зем­ли­це…» Пи­шут, Ка­не­льяс от­ве­тил веж­ли­во. Я не ве­рю.

«ДО­ВОЛЬ­НО ИЗ­ВО­РА­ЧИ­ВАТЬ­СЯ, БЭРРИМОР!»

На опре­де­лен­ном эта­пе рас­сле­до­ва­ния под­клю­чил­ся ви­це-пре­зи­дент ДФБ Гер­ман Ной­бер­гер, о ко­то­ром мы слег­ка под­за­бы­ли. То ли он бо­лее чест­ный че­ло­век, то ли луч­ше про­чих осо­зна­вал, что нуж­но уско­рять­ся, по­сколь­ку до­маш­ний чемпионат ми­ра на но­су, то ли уви­дел от­лич­ный по­вод сва­лить Гёсман­на и за­нять его крес­ло. К сло­ву, это и слу­чи­лось несколь­ко поз­же, в 75-м – Ной­бер­гер за­нял крес­ло пре­зи­ден­та ДФБ на дол­гих 17 лет. Как бы то ни бы­ло, то­гда он яв­ствен­но встал на сто­ро­ну про­ку­ро­ра Кин­дер­ман­на, и по­сте­пен­но объ­еди­нен­ные уси­лия раз­об­ла­чи­те­лей – пусть непо­сле­до­ва­тель­ных, пусть слиш­ком склон­ных к необос­но­ван­ной жа­ло­сти, но всё же раз­об­ла­чи­те­лей ста­ли при­но­сить ре­зуль­тат!

На фи­наль­ных слу­ша­ни­ях све­ли Канельяса и Ма­ас­се­на, ко­то­рый уже ис­чер­пал ар­се­нал юри­ди­че­ских трю­ков и «за­ря­жен­ных» сви­де­те­лей. Срав­не­ние ока­за­лось не в поль­зу пре­зи­ден­та Оберхаузен­а – Ма­ас­сен вер­тел­ся уг­рём, от­ка­зы­вал­ся от преды­ду­щих по­ка­за­ний, по­том как бы вспо­ми­нал, пу­тал­ся в соб­ствен­ных сло­вах… Вер­дик­том бы­ло от­лу­че­ние от фут­бо­ла Ма­ас­се­на и его «Ро­тВайс­са». Од­на­ко вли­я­тель­ных дру­зей у «Па­ши» оста­ва­лось еще бо­лее чем до­ста­точ­но, и он су­мел до­бить­ся пе­ре­смот­ра де­ла – суд выс­шей ин­стан­ции, пря­ча гла­за и за­пи­на­ясь, вы­нес оправ­да­тель­ное за­клю­че­ние; уго­лов­ные ста­тьи о кле­ве­те, под­ку­пе сви­де­те­лей, лже­сви­де­тель­стве под при­ся­гой, мо­шен­ни­че-

стве так и не бы­ли пу­ще­ны в ход. Оста­лась дис­ква­ли­фи­ка­ция на пред­мет фут­боль­ной де­я­тель­но­сти, но и она по ам­ни­стии от­ме­ни­лась в 74-м. Так был фак­ти­че­ски про­щен ма­хи­на­тор, на ко­то­ром негде бы­ло ста­вить про­бы, и его клуб, ко­то­рый на­иг­рал столь­ко до­го­вор­ня­ков, что хва­ти­ло бы на несколь­ко лиг.

О сня­тии дис­ква­ли­фи­ка­ции с Хор­ста-гре­го­ри Канельяса уже ни­кто и не за­и­кал­ся. Его фор­маль­ное от­лу­че­ние от фут­бо­ла про­длит­ся пять с по­ло­ви­ной лет – на год доль­ше, чем у Холь­ста из «Гер­ты», на три с по­ло­ви­ной го­да доль­ше, чем у Ма­ас­се­на, на че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да доль­ше, чем у кол­лег по «Кик­кер­су». Тем бо­лее, эта амнистия, про­ще­ние, по­ми­ло­ва­ние, на­зо­ви­те как хо­ти­те, Ка­не­лья­су не по­на­до­би­лась (лось) – в фут­бол он боль­ше не воз­вра­щал­ся, хва­ти­ло с лих­вой! Пра­во­су­дие, блин.

А вы го­во­ри­те, Украина… Ну не го­во­ри­те – ду­ма­е­те.

ЗА­КЛЮ­ЧЕ­НИЕ. ТЕРПЕЛИВОМ­У ЧИТАТЕЛЮ, ВНЕ­ЗАП­НО ДОЧИТАВШЕМ­У ДОСЮДА

Вот так и про­тя­ну­лось это де­ло, как ска­зал бы ин­спек­тор Ка­пель­ка из « Без па­ни­ки, май­ор Кар­даш!», «слов­но па­с­та «При­то­мин». Не знаю, как вы, но я от него, при­знать­ся, при­лич­но устал. Хо­тел-то лишь вне­сти яс­ность, кто та­кой Фр­из­дорф и нас­коль­ко жал­кой, ни­чтож­ной лич­но­стью был этот мел­кий и неудач­ли­вый плут – впро­чем, мо­жет, и до сих пор есть, по­доб­ная мразь весь­ма жи­ву­ча. На­де­юсь, вы по­лу­чи­ли пред­став­ле­ние, от­че­го дя­дя Бо­ба не за­хо­тел ма­рать ру­ки о по­дроб­но­сти это­го де­ла и, в об­щем- то, огра­ни­чил­ся его фут­боль­ной сто­ро­ной. А я вот рас­пи­сал­ся!

За­ме­чу, что ос­но­вой мо­е­го до­пол­ня­ю­ще­го ма­те­ри­а­ла, без­услов­но по­слу­жи­ла весь­ма из­ряд­ная ста­тья, вы­шед­шая в трех но­ме­рах «Шпи­ге­ля» – №№ 18, 20, 21 в 1972 го­ду. Ак­ту­аль­ная, под Кон­гресс ДФБ, по го­ря­че­му! В № 22 вдо­гон­ку по­яви­лось ядо­ви­тое «опро­вер­же­ние» – ад­во­кат Пац­ке об­ра­тил­ся в ре­дак­цию с тре­бо­ва­ни­ем дез­аву­и­ро­вать по­ро­ча­щее его кли­ен­та утвер­жде­ние, что он яко­бы по­лу­чал день­ги из Би­ле­фель­да. Ага, щас, раз­бе­жа- лись, дер­жи­те ме­ня чет­ве­ро – при­мер­но так от­ве­тил жур­нал. По­ка­за­ния сви­де­те­ля, скры­то­го за псев­до­ни­мом «Мерк», то­го са­мо­го чест­но­го слу­жа­ще­го «Дойч­бан­ка», хра­нят­ся в про­ку­ра­ту­ре Дарм­штад­та. Ко­ли вам то неве­до­мо – съез­ди­те, про­верь­те!

Ко­неч­но, не мог­ло не сло­жить­ся впе­чат­ле­ние, что пи­са­но бы­ло на ос­но­ве бе­сед с Ка­не­лья­сом – он и так при всех ого­вор­ках пред­ста­ет, по­жа­луй, са­мым сим­па­тич­ным пер­со­на­жем этой тра­ги­ко­ме­дии. За ис­клю­че­ни­ем Ди­те­ра Бур­ден­ски, про­шед­ше­го «сто­ро­ной, как про­хо­дит ко­сой дождь»… Ну вот, а тут еще ис­па­но-нем­ца до­пол­ни­тель­но рас­хва­ли­ли. Объ­ек­тив­но­сти ме­ша­ет, но я ста­рал­ся не рас­си­роп­ли­вать­ся. Уда­лось ли – вам су­дить.

Увы, во­прос ма­фии – бы­ла, не бы­ла, есть – остал­ся нерас­кры­тым… По­чти как все­гда. Гер­ман­ский фут­бол в ка­кой-то сте­пе­ни со­хра­нил ли­цо, вот с очи­ще­ни­ем по­лу­чи­лось по­ху­же. Пре­зи­дент ДФБ Гёсманн всю до­ро­гу по­том хва­стал­ся, что амнистия, ко­то­рую он ак­тив­но про­дав­ли­вал, это и есть луч­шее на­ка­за­ние. Его успеш­ные пе­ре­вы­бо­ры в 72-м на Кон­грес­се ДФБ, про­хо­див­шем в кай­зер­сла­у­терн­ском Фрух­те­хал­ле и вы­звав­шем мас­су шу­то­чек на­счет гни­лых пло­дов (фрух­те ж!), ста­ли по­зо­ром за­пад­но­гер­ман­ско­го фут­бо­ла, тем бо­лее о «Дер Скан­да­ле» ни­кто осо­бо и не за­го­ва­ри­вал – со­чли, что сде­ла­но уже до­ста­точ­но. На этот раз воз­му­ще­ние об­ще­ствен­но­сти уда­лось не то что­бы про­игно­ри­ро­вать, сколь­ко на­пра­вить в мир­ное и от­да­лен­ное рус­ло – фи­наль­ный этап под­го­тов­ки к ЧМ-74, ре­кон­струк­ция ста­ди­о­нов и про­чие по­дроб­но­сти вы­сту­пи­ли пре­крас­ным от­вле­ка­ю­щим фак­то­ром.

«Стран­ное де­ло, – поды­то­жил несколь­ко поз­же упо­ми­нав­ший­ся вы­ше ад­во­кат «Ар­ми­нии» Карл Лам­кер. – По все­му по­лу­ча­лось, что из про­фес­си­о­на­лов сле­до­ва­ло вы­швыр­нуть всех за­ме­шан­ных в до­го­вор­ных мат­чах, до­ка­за­тельств хва­та­ло. По­че­му же по­стра­да­ли толь­ко Би­ле­фельд и Оф­фен­бах? Зна­чит, так ко­му-то бы­ло нуж­но».

Ман­глиц, Пац­ке, Вильд

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.