ВУДУ, ПЫТКИ И ЛЮ­БОВЬ К ФУТ­БО­ЛУ

Football (Ukraine) - - ИСТОРИЯ ОДНОЙ КОМАНДЫ - * - То­мас Майн (пра­виль­но Мейн, но так уж при­вык­ли) Рид – ан­глий­ский пи­са­тель шот­ланд­ско­го про­ис­хож­де­ния, ро­див­ший­ся в Ир­лан­дии, а пи­сав­ший в ос­нов­ном о Мек­си­ке и США. Как раз при нем Шта­ты при­хва­ти­зи­ро­ва­ли у со­се­дей Ка­ли­фор­нию и Те­хас.

Ис­то­рия чем­пи­о­на­тов ми­ра, не мно­го­том­ная, а еще по­кой­ным Кри­ку­но­вым рас­пи­сы­ва­е­мая в кон­це 90- х, пер­вый дис­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный за до­пинг фут­бо­лист – га­и­тя­нин Эр­нест ( Эрнст) Жан-жо­зеф, его пе­чаль­ная судь­ба – тон­тон-ма­ку­ты дик­та­то­ра Дю­ва­лье в на­ка­за­ние за под­ста­ву пы­та­ли его, пе­ре­ло­ма­ли ру­ки и во­об­ще сгно­и­ли где-то в за­стен­ках. Пом­ни­те? Лень про­ве­рять, но и по­том мы эту ис­то­рию по­мя­ну­ли, не мог­ли ее обой­ти… Так вот за­хо­те­лось по­смот­реть, где тут прав­да, а где и раз­лич­ные СМИ (не толь­ко и не столь­ко со­вет­ские!) при­укра­си­ли.

Ну, то, что Жан-жо­зеф по сей день жив-жи­вё­хо­нек и по­сле тех со­бы­тий еще семь лет вы­сту­пал за сбор­ную Га­и­ти, об­на­ру­жи­лось до­ста­точ­но быст­ро. Од­на­ко на­шел­ся и див­ный текст Джо­на Спёр­лин­га «Как кол­ду­ны вуду и ганг­сте­ры при­ве­ли Га­и­ти на чем­пи­о­нат ми­ра», ко­то­рый за­хва­тил без­от­рыв­но. Из него вы­яс­ни­лось, что, с од­ной сто­ро­ны, всё не так, ре­бя­та, с дру­гой – ды­ма без ог­ня не бы­ва­ет, и во­об­ще всё бы­ло на­столь­ко по­учи­тель­но и да­же на­по­ми­на­ло со­бы­тия в дру­гих ме­стах, что не мо­гу не по­де­лить­ся с ва­ми. Оно и для об­ще­го об­ра­зо­ва­ния по­лез­но, и для улуч­ше­ния зна­ния фут­бо­ла, и про­сто ду­шев­но. В об­щем, бе­ру Спёр­лин­га в ка­че­стве ба­зы и по хо­ду кое-что до­пол­няю.

КОЛЬ НЕ СЛЫХАЛИ О ГА­И­ТИ – ПРОЧТИТЕ, ИЛИ АНГЛИЙСКАЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ДИВЕРСИЯ

Что мы во­об­ще зна­ем о Га­и­ти? Это ост­ров где-то там в Ка­риб­ском мо­ре – ка­пи­тан Блад под­ска­жет нам, что от­крыт он был Ко­лум­бом, при­над­ле­жал ис­пан­цам, вла­чил тоск­ли­вое су­ще­ство­ва­ние и но­сил ко­ло­ни­аль­ное на­зва­ние Эс­па­ньо­ла.

Ав­тор бле­стя­щих и ис­кренне лю­би­мых ав­то­ром ро­ма­нов о Бла­де Ра­фа­эль Са­ба­ти­ни сде­лал всё, что­бы мак­си­маль­но вы­ва­лять в гря­зи Ис­па­нию. Этим же за­ни­ма­лась еще ту­ча ан­глий­ских пи­са­те­лей, преж­де все­го – Ген­ри Рай­дер Хаг­гард с его эпо­халь­ной «До­че­рью Мон­те­су­мы», Майн Рид* то­же при­ло­жил опре­де­лен­ные уси­лия, за­став за­кат Ис­пан- ской им­пе­рии («Бе­лый вождь» – ни­че­го не на­по­ми­на­ет?). При­чи­на то­му глав­ная и вполне до­ста­точ­ная – кон­ку­рен­ция! Хо­тя есть и вто­рая – при­крыть соб­ствен­ные пре­ступ­ле­ния. Де­ло в том, что ис­то­ри­че­ски англичане (они же, ес­ли угод­но, по­том­ки нор­ман­нов, во вся­ком слу­чае, их эли­та) – ку­да боль­шая сво­лочь, неже­ли оби­та­те­ли Пи­ре­не­ев. Ни­ка­кой спе­ци­фи­че­ской же­сто­ко­стью, ко­то­рая пре­взо­шла бы, к при­ме­ру, свин­ство Ген­ри Мор­га­на, ис­пан­цы не от­ли­ча­лись, на­про­тив – при всех кро­ва­вых де­лах они хо­тя бы ви­де­ли в по­ко­рен­ных на­ро­дах ЛЮ­ДЕЙ. Да-да, по это­му по­во­ду бы­ла се­рьез­ная дис­кус­сия – есть у вся­ких ин­дей­цев ду­ша? Ис­пан­цы по­ста­но­ви­ли, что немно­го не та­кая, но есть, сме­шан­ные бра­ки у них ес­ли не по­ощ­ря­лись, то встре­ча­лись вполне бла­го­склон­но; англичане же в мест­ных жи­те­лях лю­дей не ви­де­ли ВО­ВСЕ!

О вполне со­ци­а­ли­сти­че­ских ком­му­нах в Па­раг­вае, впо­след­ствии пе­ре­ро­див­ших­ся в силь­ней­шую дер­жа­ву Юж­ной Аме­ри­ки 19 ве­ка (со­се­ди не стер­пе­ли и, на­усь­кан­ные Бри­та­ни­ей, за­би­ли ее как ма­мон­та в пе­ще­ре, вы­ре­зав муж­ское на­се­ле­ние стра­ны по­чти ПОГОЛОВНО) – слы­шал. О ка­ких-то со­ци­аль­ных экс­пе­ри­мен­тах с або­ри­ге­на­ми, ко­то­рые про­во­ди­ли бы ан­гло­сак­сы… Ну раз­ве что конц­ла­ге­ря, это ведь изоб­ре­те­ние ес­ли не ан­гли­чан (англо-бур­ская вой­на), то их по­том­ков (граж­дан­ская вой­на в США)!

Про­сти­те, от­влек­ся – эта те­ма и во­все необъ­ят­ная… Нет, я ис­пан­цев осо­бо не оправ­ды­ваю – то­же те еще бы­ли ве­сель­ча­ки, на­род ре­за­ли как се­лед­ку на за­кус­ку, но де­мо­ни­зи­ро­ва­ли их брит­ты ка­пи­таль­но, Ар­ту­ро Пе­ресРе­вер­те ро­дил­ся слиш­ком позд­но, сте­рео­тип сло­жил­ся до него.

Так вот в 1677 го­ду часть ост­ро­ва от­тя­па­ли фран­цу­зы, от­сю­да и два го­су­дар­ства на нем. Слав­ная ку­рор­та­ми, бо­га­тей­шая До­ми­ни­кан­ская рес­пуб­ли­ка – на­след­ник ис­пан­ско­го Сан­то- До­мин­го, Га­и­ти – фран­цуз­ской ко­ло­нии. По на­се­ле­нию они срав­ни­мы ( де­сять мил­ли­о­нов плюс-ми­нус ла­поть), а вот ВВП у До­ми­ни­кан­ской рес­пуб­ли­ки по­чти в 15 раз вы­ше. Так-то. И, как рас­ска­зы­вал мне не раз там бы­вав­ший и вам из­вест­ный как ми­ни­мум по па­ре идей­ных вста­вок Кон­стан­тин Ко­ва­лен­ко, от­но­сят­ся « псы г оспод­ни » (пря­мой пе­ре­вод вы­ра­же­ния domini canes с ла­ты­ни; хо­тя, ко­неч­но, стра­на на­зва­на в честь свя­то­го До­ми­ни­ка) в ней к га­и­тя­нам, мяг­ко го­во­ря, свы­со­ка. Ма­ло то­го, ис­поль­зу­ют мак­си­мум на под­соб­ных ра­бо­тах, так еще и за­кон у них есть – ес­ли га­и­тя­нин на те­бя на­пал и ты его при­стре­лил, да­же уго­лов­ное де­ло не за­во­дит­ся, необ­хо­ди­мая са­мо­обо­ро­на, и всё тут.

Ну а в Га­и­ти да­же ко­раб­ли с ту­ри­ста­ми при­ча­ли­ва­ют в спе­ци­аль­ном и плот­но охра­ня­е­мом ме­сте – вы­шли, по­гу­ля­ли по пе­соч­ку, штам­пик в пас­порт по­лу­чи­ли для кол­лек­ции сво­ей ту­ри­сти­че­ской и ай­да в бо­лее без­опас­ные и бла­го­по­луч­ные ме­ста.

Тут мыс­ли и со­об­ра­же­ния гро­зят при­ве­сти к со­вер­шен­но недо­пу­сти­мым по ны­неш­ним вре­ме­нам вы­во­дам – негры… ин­дей­цы…, и я рез­ко оста­нав­ли­ваю се­бя.

А ведь в Га­и­ти то­же лю­ди жи­вут… В или на? Ко­неч­но, «в», ес­ли о стране – не прав­да ли? Но как же они рань­ше­то… Со­всем тяж­ко. Но жи­ли! И тво­ри­ли!

Га­и­ти – мест­ное на­зва­ние, озна­ча­ю­щее «гор­ная стра­на»; те, кто его при­ду­мал – ин­дей­цы та­и­но – дав­ным­дав­но вы­ре­за­ны доб­ры­ми фран­цу­за­ми, ко­то­рые… Ну вы по­ня­ли. Доб­рые лю­ди, как го­во­рил бул­га­ков­ский Ие­шуа. Тра­ди­ции ра­сиз­ма и пре­вос­ход­ства бе­ло­го че­ло­ве­ка в за­пад­ном об­ще­стве чрез­вы­чай­но силь­ны, несмот­ря на се­го­дняш­ние то­ле­ра­сти­че­ские су­до­ро­ги.

На­зва­ние же Эс­па­ньо­ла за гра­ни­цей, в том чис­ле у до­ми­ни­кан­цев, и сей­час вполне в хо­ду, так на­мно­го удоб­нее раз­ли­чать стра­ну и ост­ров. У нас, ка­жет­ся, еще до ре­во­лю­ции за­да­ви­ли это на­зва­ние из нена­ви­сти к ко­ло­ни­а­лиз­му.

Так вот фран­цу­зы ста­ра­тель­но пе­ре­би­ли ин­дей­цев и за­ве­ли на Га­и­ти ра­бов из Аф­ри­ки. В 1791 го­ду ра­бы вос­ста­ли и по­сле мно­го­лет­ней вой­ны по­бе­ди­ли – с Фран­с­уа Тус­сен-лу­вер­тю­ром и его со­рат­ни­ка­ми не спра­ви­лись да­же по­бе­до­нос­ные на­по­лео­нов­ские вой­ска. Ну, тут та­кое де­ло – Бо­на­пар­тий был че­ло­век рас­чет­ли­вый и, ко­гда не ви­дел вы­го­ды что-то удер­жи­вать, ми­гом от это­го из­бав­лял­ся. Так про­изо­шло с Лу­и­зи­а­ной; так вы­шло и с Га­и­ти – в ито­ге мест­ные ра­бы ока­за­лись един­ствен­ны­ми ра­ба­ми в ис­то­рии, к т о ПО­БЕ­ДИЛ. Так об­ра­зо­ва­лась при­чуд­ли­вая негри­тян­ско-кре­оль­ская стра­на, ко­то­рая 170 лет спу­стя до­иг­ра­лась до чем­пи­о­на­та ми­ра. Сло­во Спёр­лин­гу.

Но пре­ду­пре­ждаю: ан­глий­ско­го чи­та­те­ля ужа­са­ми Га­и­ти вполне уда­ет­ся за­пу­гать, укра­ин­ско­го – вряд ли; за­то мы с ва­ми мо­жем со­сре­до­то­чить­ся на фут­бо­ле!

ВЫ НА ГА­И­ТИ? НО ПОЙМИТЕ…

По­сле несколь­ких ме­ся­цев безум­но­го, за­ча­стую бес­плод­но­го об­ме­на пись­ма­ми и з в о н к а ми н е к о т о р ые и з остав­ших­ся в жи­вых га­и­тян­ских участ­ни­ков ЧМ-74 – я на­деж­но ин­фор­ми­ро­ван! – го­то­вы впер­вые по­ве­дать свою за­ме­ча­тель­ную ис­то­рию. При­бы­тие в лю­бую но­вую стра­ну – по­чти все­гда до пре­де­ла за­гру­жа­ет ре­цеп­то­ры. По­сле спо­кой­ствия са­мо­ле­та вы по­па­да­ет в эпи­центр взры­ва све­та, зву­ков, незна­ко­мых за­па­хов, а еще – в слу­чае сто­ли­цы Га­и­ти, го­ро­да Порт-о-пренс – вас за­хле­сты­ва­ет вол­на тро­пи­че­ской жа­ры, слов­но кто-то лу­пит вас по ли­цу го­ря­чим влаж­ным по­ло­тен­цем. Невоз­мож­но не за­нерв­ни­чать, ко­гда по­сле двух ча­сов по­ле­та из Май­а­ми са­мо­лет на­чи­на­ет сни­же­ние к меж­ду­на­род­но­му аэро­пор­ту «Тус­сен-лу­вер­тюр», что на Эс­па­ньо­ле, ка­риб­ском ост­ро­ве, ко­то­рый Га­и­ти де­лит с со­сто­я­тель­ной со­сед­кой – До­ми­ни­кан­ской рес­пуб­ли­кой. Га­и­ти же в 2009 го­ду объ­яв­ле­на ООН бед­ней­шей стра­ной ре­ги­о­на. Бри­тан­ским пу­те­ше­ствен­ни­кам ре­ко­мен­ду­ет­ся по­се­щать Га­и­ти, толь­ко «ес­ли стро­го необ­хо­ди­мо».

На пер­вый взгляд, мое вол­ни­тель­ное Ка­риб­ское при­клю­че­ние ни­ко­му не нуж­но – стро­го го­во­ря. Звезд­ный на­па­да­ю­щий Ман­но Са­нон был вполне до­сту­пен в те­ле­фон­ном раз­го­во­ре за два го­да до сво­ей смер­ти в 2008 го­ду, за пол­то­ра го­да мне так­же уда­лось спи­сать­ся по е-мэй­лу с несколь­ки­ми дру­ги­ми иг­ро­ка­ми и офи­ци­аль­ны­ми ли­ца­ми. Од­на­ко Са­нон все­гда на­ста­и­вал: «По­бы­вай­те у нас, мой друг, ина­че вы ни­ко­гда не смо­же­те по­нять, как мно­го зна­чи­ло для Га­и­ти уча­стие в гер­ман­ском чем­пи­о­на­те ми­ра». За несколь­ко ме­ся­цев до то­го, как я по­сле­до­вал со­ве­ту Са­но­на, мой бу­ду­щий гид пре­ду­пре­ждал: «Не при­ез­жай­те сю­да, ес­ли вы брезг­ли­вы или ес­ли со­бра­лись про­сто от­дох­нуть на Ка­ри­бах». Встре­тив ме­ня в аэро­пор­ту, он бро­са­ет на ме­ня взгляд, на­смеш­ли­во фыр­ка­ет и со­об­ща­ет: «Вы тут вы­де­ля­е­тесь, слов­но боль­ной па­лец, и ес­ли не бу­де­те осто­рож­ны, вас непре­мен­но по­хи­тят». Да, это он так шу­тил, но ком­па­ния Trailfinders неде­лей ра­нее пре­ду­пре­ди­ла всех на­прав­ля­ю­щих­ся в Га­и­ти, что сле­ду­ет быть го­то­вым к «вне­зап­ным, кро­ва­вым вос­ста­ни­ям и неза­кон­ным оста­нов­кам на до­ро­гах».

Да­же про­вер­ка пас­пор­та пре­вра­ща­ет­ся в дра­му: «За­чем ты здесь, при­я­тель? Ты по­клон­ник Джейм­са Бон­да? У нас недав­но бы­ло несколь­ко та­ких из США и Ев­ро­пы». Порт-о-пренс, несмот­ря на вспыш­ку ти­фа и ди­зен­те­рии, очень вы­иг­рал эко­но­ми­че­ски бла­го­да­ря съем­кам «Кван­та ми­ло­сер­дия» – Да­ни­ла Кры­гин ска­кал здесь по по­лу­раз­ру­шен­ным до­кам (в 2007–08 гг. Вот толь­ко, су­дя по все­му, часть сю­же­та раз­во­ра­чи­ва­лась здесь, а о съем­ках на Га­и­ти я упо­ми­на­ний не встре­тил. Па­на­ма, Бо­ли­вия, Чи­ли, Мек­си­ка… – А. Ф.). Ко­гда я ска­зал о це­ли сво­е­го ви­зи­та – ин­тер­вью с участ­ни­ка­ми сбор­ной 1974 го­да, та­мо­жен­ник за­ржал еще ве­се­лее: «Ты ищешь вуду и Дю­ва­лье или му­зы­ку и солн­це?! Что ж, ве­ро­ят­но, по­лу­чишь всё, что ис­кал » . Мое двух­днев­ное пре­бы­ва­ние на Га­и­ти под­твер­дит сверхъ­есте­ствен­ную точ­ность его слов.

Со­глас­но недав­не­му от­че­ту, га­и­тян­ская эко­но­ми­ка оста­ет­ся на од­ном уровне доб­рый де­ся­ток лет. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство на­се­ле­ния за­ра­ба­ты­ва­ет свой хлеб на­сущ­ный в сель­ском хо­зяй­стве или пе­ре­ез­жа­ет в сто­ли­цу, что­бы по­про­бо­вать вы­жить в ма­лом биз­не­се. Сред­няя за­ра­бот­ная пла­та – 500 дол­ла­ров в год. А ведь так бы­ло не все­гда! Еще в 50-е го­ды ли­те­ра­то­ры из Ев­ро­пы, по­доб­но Но­э­лю Ка­у­ар­ду*, от­прав­ля­лись в Га­и­ти в по­ис­ках вдох­но­ве­ния и оча­ро­вы­ва­лись тро­пи­че­ским кли­ма­том, бо­га­той ис­то­ри­ей и вос­хи­ти­тель­ны­ми ви­да­ми на по­бе­ре­жье, а так­же ко­ло­ни­аль­ны­ми пря­нич­ны­ми до­ми­ка­ми, ко­то­рые

сей­час рас­по­ла­га­ют­ся в опас­ной бли­зо­сти от тру­щоб Порт-о-прен­са. Но в на­ши дни ту­ри­сти­че­ский биз­нес рух­нул из-за де­ся­ти­ле­тий по­ли­ти­че­ской тур­бу­лент­но­сти, а ту­ри­сты с бор­та огром­ных кру­из­ных лай­не­ров со­зер­ца­ют не пре­крас­ные на­бе­реж­ные, а ста­да сви­ней, ро­ю­щих­ся в по­ис­ках по­жрать в ку­чах му­со­ра, оста­ю­щих­ся на пля­жах по­сле от­ли­ва. 19 дол­ла­ров за ночь, и я по­се­ля­юсь в цен­тре го­ро­да (боль­шин­ство ту­ри­стов пред­по­чи­та­ет жить в рай­оне Петьон­виль на хол­мах над сто­ли­цей, с шо­па­ми, бу­ти­ка­ми и про­чи­ми недо­ра­зу­ме­ни­я­ми, но я пом­ню: Ман­но Са­нон ска­зал, что ес­ли я так по­ступ­лю, то это бу­дет нечест­но!) в но­ме­ре с клас­си­че­ски от­стой­ным ди­зай­ном – тем­но-ко­рич­не­вые обои и яр­ко-оран­же­вые ков­ры. И без кон­ди­ци­о­не­ра. Вла­де­лец, ко­то­рый вполне овла­дел ис­кус­ством иро­нии и сар­каз­ма, объ­яс­ня­ет по-ан­глий­ски: «Это ме­сто бы­ло мод­ным 30 лет на­зад. Но, как и всё во­круг, мы жи­вем вне вре­ме­ни. Ар­хи­тек­ту­ра, му­зы­ка, фут­бол… боль­шин­ство лю­дей так или ина­че воз­вра­ща­ет­ся к то­му, что про­ис­хо­ди­ло трид­цать лет на­зад. И не пей­те во­ду, а то боль­шую часть вре­ме­ни про­ве­де­те в туа­ле­те». Для на­ции, раз­ди­ра­е­мой по­ли­ти­че­ски­ми пе­ре­во­ро­та­ми, эко­но­ми­че­ски­ми подъ­ема­ми и (в ос­нов­ном) па­де­ни­я­ми, а так­же прав­ле­ни­ем весь­ма про­ти­во­ре­чи­вых пер­со­на­жей (са­мо­дер­жав­ных Дю­ва­лье, от­ца Фран­с­уа и сы­на ЖанК­ло­да, а так­же ря­да ма­ло­из­вест­ных), пять ми­нут фут­боль­ной сла­вы в 1974 го­ду яв­ля­ют со­бой ку­да боль­ше, чем чи­сто спор­тив­ное со­бы­тие. Чер­ная ма­гия, ча­стич­ное обо­жеств­ле­ние звезд­ных иг­ро­ков сбор­ной Га­и­ти, му­зы­ка и тай­ная по­ли­ция впле­те­ны в ис­то­рию клас­си­че­скую (те са­мые «де­сять строк в учеб­ни­ке» из «До­жи­вем до по­не­дель­ни­ка». Ах, учи­тель, учи­тель, неужто вы не зна­ли, что за де­я­тель был лей­те­нант Шмидт во всей кра­се… –

А. Ф.). Хо­тя в фут­бол в Га­и­ти иг­ра­ли дав­ным-дав­но, имен­но при­ход Фран­с­уа «Па­пы До­ка» Дю­ва­лье к вла­сти по­слу­жил при­чи­ной зна­чи­тель­но­го подъ­ема и раз­ви­тия иг­ры в стране – он «все­го лишь» с се­ре­ди­ны 60-х на­чал вкла­ды­вать в фут­бол день­ги. Страст­ный фа­нат ита­льян­ско­го и юж­но­аме­ри­кан­ско­го фут­бо­ла Дю­ва­лье пре­крас­но осо­зна­вал, что в де­ле при­вле­че­ния на­ро­да на свою сто­ро­ну фут­бол, ве­ро­ят­но, был и оста­ет­ся са­мым мощ­ным ин­стру­мен­том, и ес­ли бы сбор­ная Га­и­ти про­би­лась на чем­пи­о­нат ми­ра, то при неко­то­рых про­чих усло­ви­ях ко­ман­да, на­ция и власть ста­ли бы еди­ным це­лым. До­по­топ­ная и ни­щая ме­ди­ци­на, негра­мот­ное на­се­ле­ние, го­лод­ная де­рев­ня – всё это от­сту­па­ло на вто­рой план, ко­гда иг­ра­ла – и по­беж­да­ла! – сбор­ная стра­ны, ста­но­вясь ис­тин­ным лу­чом на­деж­ды для за­би­то­го на­се­ле­ния Га­и­ти. Дю­ва­лье по­вез­ло, что юно­ше­ская сбор­ная хо­ро­шо вы­сту­пи­ла на Ка­риб­ских иг­рах 1965 го­да – это озна­ча­ло, что в стране слу­чай­но по­яви­лось по­ко­ле­ние до­ста­точ­но тол­ко­вых фут­бо­ли­стов. Неко­то­рые – на­па­да­ю­щий Роже Сен-виль, вра­тарь Ан­ри Фран­сий­он и бу­ду­щий ка­пи­тан пер­вой сбор­ной Фи­липп Ворб (Vorbe без вся­ких ак­сан­гра­фов и ак­сан­те­гю; здесь и да­лее Хёр­линг оши­боч­но име­ну­ет Вор­ба ка­пи­та­ном, но как ми­ни­мум на ЧМ-74 по­вяз­ку но­сил Виль­нер На­зер. См., к при­ме- ру, фо­то. – А. Ф.) уже при­влек­ли вни­ма­ние ев­ро­пей­ских ска­у­тов, а зна­чит, был смысл ин­ве­сти­ро­вать в фут­бол. Но для это­го нуж­но бы­ло со­хра­нить иг­ро­ков, и, опа­са­ясь, что мо­ло­дые фут­бо­ли­сты за­те­ря­ют­ся в раз­мно­жа­ю­щей­ся га­и­тян­ской диас­по­ре, Па­па Док за­пре­тил транс­фе­ры за гра­ни­цу.

Сен-виль, ныне оби­та­ю­щий в Нью-йор­ке, вспо­ми­на­ет: «Усло­вия для тре­ни­ро­вок, ин­фра­струк­ту­ра улуч­ши­лись ка­пи­таль­но, вся­кий раз, ко­гда мы иг­ра­ли на вы­ез­де, то оста­нав­ли­ва­лись в хо­ро­ших го­сти­ни­цах, нас хо­ро­шо кор­ми­ли. Вы долж­ны по­ни­мать всю подо­плё­ку. Мно­гие из нас ро­ди­лись и вы­рос­ли в бед­ных се­мьях, а Фран­с­уа Дю­ва­лье при­нес свет в на­ши жиз­ни. Для нас он был ис­точ­ни­ком жиз­ни, лу­чом на­деж­ды, и для него мы бы­ли го­то­вы на всё».

Сбор­ная Га­и­ти очень се­рьез­но го­то­ви­лась к ква­ли­фи­ка­ции ЧМ-70 в Мек­си­ке, но ей немно­го не по­вез­ло. Честь пред­став­лять КОНКАКАФ на мун­ди­а­ле до­ста­лась Саль­ва­до­ру (ра­нее вы­бив­ше­му Гон­ду­рас – те мат­чи и по­ро­ди­ли пре­сло­ву­тую «фут­боль­ную вой­ну»), ко­то­рый обыг­рал Га­и­ти в рав­ном мат­че на ней­траль­ном по­ле (Ямай­ка) – 1: 0. Ра­нее га­и­тяне усту­пил саль­ва­дор­цам до­ма 1:2, но раз­гро­ми­ли их в го­стях неде­лей поз­же 3: 0. «Ка­кая тра­ге­дия! – вспо­ми­на­ет Джо Нам­фи, быв­ший ге­не­раль­ный сек­ре­тарь Фе­де­ра­ции фут­бо­ла Га­и­ти. – Ведь это был са­мый ко­нец эпо­хи, ко­гда не учи­ты­ва­лась раз­ни-

ца мя­чей! А так в Мек­си­ку по­еха­ли бы мы… Впро­чем, сей­час это вспо­ми­на­ет­ся по­лег­че – мы ведь уже зна­ем, что про­изо­шло че­ты­ре го­да спу­стя » . ( По­ка Саль­ва­дор дра­ма­ти­че­ски раз­би­рал­ся с Гон­ду­ра­сом, Га­и­ти без про­блем вы­нес/вы­нес­ла США – 2: 0 д, 1: 0 г, два мя­ча из трех на сче­ту Ги Сен-жи­ля, стар­ше­го бра­та Роже. Пред­ва­ри­тель­ная груп­па с Гва­те­ма­лой и Три­ни­да­дом да­лась ку­да тя­же­лее… А в фи­наль­ной се­рии для вы­яс­не­ния от­но­ше­ний и вправ­ду по­тре­бо­ва­лось три мат­ча, всё ре­шил гол саль­ва­дор­ца Мар­ти­не­са в Кинг­стоне. – А. Ф.)

Под ру­ко­вод­ством ум­но­го, то­же нема­ло и успеш­но по­иг­рав­ше­го за сбор­ную Ан­ту­а­на Тас­си (фо­р­вард, за Га­и­ти 8 мя­чей. Три­жды воз­глав­лял на­ци­о­наль­ную ко­ман­ду, счи­та­ет­ся на­ци­о­наль­ным ге­ро­ем, но… да­та его смер­ти неиз­вест­на. – А. Ф.) сбор­ная Га­и­ти по­ка­зы­ва­ла яр­кую ата­ку­ю­щую иг­ру, ко­то­рая при­влек­ла вни­ма­ние са­мо­го Брай­а­на Глен­вил­ла. Он от­ме­тил «от­мен­ное упор­ство и по­доб­ную жид­ко­сти по­движ­ность доб­лест­ных га­и­тян». Пра­ви­тель­ство Дю­ва­лье вы­сту­пи­ло с за­яв­ле­ни­ем: «Мы обе­ща­ем на­ше­му на­ро­ду, что фут­боль­ная ко­ман­да до­бьет­ся пра­ва вы­сту­пать в фи­наль­ной ча­сти чем­пи­о­на­та ми­ра 1974 го­да, и Пре­зи­дент Дю­ва­лье про­дол­жит сле­дить за про­грес­сом сво­ей ко­ман­ды, под­дер­жи­вать свою ко­ман­ду, иг­ро­ков и тре­не­ров, что­бы га­ран­ти­ро­вать пре­вра­ще­ние этой меч­ты в ре­аль­ность».

ТРАГИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ О ПЕР­ВОЙ ФУТ­БОЛЬ­НОЙ ЗВЕЗДЕ ГА­И­ТИ

Па­па Док уже вме­шал­ся в жизнь од­ной га­и­тян­ской звез­ды – с ка­та­стро­фи­че­ски­ми по­след­стви­я­ми. Пе­ред по­яв­ле­ни­ем зо­ло­то­го по­ко­ле­ния кон­ца 60-х – на­ча­ла 70-х са­мым из­вест­ным фут­бо­ли­стом Га­и­ти был Джо Гей­тьенс, ко­то­рый ре­шил вы­сту­пать за сбор­ную США, а не на ро­дине. Его ми­ну­та сла­вы на­ста­ла на ЧМ-50 в Бра­зи­лии, где его удар го­ло­вой в па­де­нии при­нес аме­ри­кан­цам сверх­сен­са­ци­он­ную по­бе­ду над сбор­ной Ан­глии – 1: 0. Гей­тьенс про­гре­мел и в Га­и­ти; за­кон­чив фут­боль­ную ка­рье­ру, он вер­нул­ся в Порт- о-пренс, где по-преж­не­му жи­ла его се­мья, и от­крыл хим­чист­ку. «Все обо­жа­ли Джо, – рас­ска­зы­ва­ет мест­ный жи­тель Роже Сен-вьер, оде­тый в кри­ча­щую га­вай­скую ру­баш­ку и вце­пив­ший­ся в пив­ной бо­кал обе­и­ми ру­ка­ми. – А он лю­бил се­мью и фут­бол. Его жизнь бы­ла бо­га­той и пол­но­кров­ной. Ма­ло что еще зна­чи­ло для него. Он был тем, ко­го мож­но бы­ло бы на­звать пу­пом зем­ли».

Гей­тьенс поз­же ор­га­ни­зо­вал мо­ло­деж­ную фут­боль­ную ли­гу и неко­то­рое вре­мя тре­ни­ро­вал сбор­ную, в ко­то­рой все на­зы­ва­ли его «Джентль­мен Джо». Ни­ко­гда, ни по од­но­му по­во­ду он не про­яв­лял ин­те­ре­са к по­ли­ти­ке, раз­ве что ми­мо­лет­но. Но, к со­жа­ле­нию, его бра­тья при­дер­жи­ва­лись дру­гих взгля­дов.

Па­па Док вы­иг­рал пре­зи­дент­ские вы­бо­ры в 1957 го­ду и сно­ва по­вто­рил свой успех в 1961 го­ду – с под­ку- пом, за­пу­ги­ва­ни­ем из­би­ра­те­лей, под­та­сов­ка­ми и ма­хи­на­ци­я­ми. Бра­тья Гей­тьенс от­кры­то под­дер­жи­ва­ли про­тив­ни­ка Дю­ва­лье – про­мыш­лен­ни­ка Луи Де­жу, близ­ко­го дру­га се­мьи. Же­рар Гей­тьенс был од­ним из бли­жай­ших со­вет­ни­ков Де­жу. 8 июня 1963 го­да два тон­тон-ма­ку­та (по-кре­оль­ски – пу­га­ло) – так на­зы­ва­ли слу­жа­щих в тай­ной по­ли­ции Па­пы До­ка – во­рва­лись в се­мей­ную хим­чист­ку Гей­тьен­сов, за­ста­ви­ли хо­зя­и­на вый­ти, уса­ди­ли в соб­ствен­ное ав­то и уеха­ли. Три дня спу­стя си­ний «уни­вер­сал» Г е й т ь е н с а о б н а р у жи л с я воз­ле глав­ной штаб-квар­ти­ры по­ли­ции в Порт-о-прен­се, а сам Джо ис­чез навсегда. 12 лет спу­стя быв­ший г аитян­ский се­на­тор при­знал­ся, что он си­дел в од­ной ка­ме­ре с Джо в во­ен­ной т юрь­ме Форт- Ди­манш и впо­след­ствии Гей­тьен­са за­стре­ли­ли охран­ни­ки.

Во вре­мя мо­е­го пре­бы­ва­ния в Порт-о-пренс два пья­ных за­все­гда­тая ба­ра ска­за­ли мне, что они столк­ну­лись с пе­ре­пу­ган­ным Гей­тьен­сом в тюрь­ме неза­дол­го до его оче­вид­но­го убий­ства под­руч­ны­ми Па­пы До­ка. Мой гид пред­ло­жил мне от­но­сить­ся ко всем рос­сказ­ням та­ко­го ро­да как мож­но осто­рож­нее. «Все га­и­тяне стар­ше пя­ти­де­ся­ти, за­та­ив­шие зло­бу на Па­пу До­ка, утвер­жда­ют, что си­де­ли с Джо Гей­тьен­сом в од­ной ка­ме­ре в Форт-ди­манш, – объ­яс­ня­ет Роже Сен-вьер. – У Га­и­ти мно­го тем­ных тайн, и судь­ба Джо – од­на из них, хо­тя и, воз­мож­но, са­мая пе­чаль­ная. Мож­но быть уве­рен­ным, что еще жи­вы лю­ди, ко­то­рые пре­крас­но зна­ют, что с ним про­изо­шло на са­мом де­ле. Лю­ди Па­пы До­ка от­нюдь не ис­чез­ли, ко­гда Дю­ва­лье умер. Они, ко­неч­но, ста­ли стар­ше, но мно­гие из них до сих пор здесь. А в то вре­мя судь­бу Джо ни­кто не об­суж­дал, хо­тя, воз­мож­но, боль­шин­ство о ней до­га­ды­ва­лось. Про­из­не­сти фа­ми­лию «Гей­тьенс» мож­но бы­ло толь­ко пе­ред людь­ми, ко­то­рым вы бы­ли го­то­вы до­ве­рить свою жизнь. Ма­ло ли кто слу­ша­ет вас!» А. Ф. Жо­зеф Эду­ар (Джо­зеф Эд­вард) Гей­дженз (так пра­виль­но, с уда­ре­ни­ем на пер­вом сло­ге, но опять же при­выч­ка, тем бо­лее Гей­тьенс со­взвуч­но с Га­и­тьен – га­и­тя­нин! К то­му же не ис­клю­че­но, что это аме­ри­кан­ское ис­ка­же­ние из­на­чаль­но­го « Ге­тьенс » , э т а фа­ми­лия вполне рас­про­стра­не­на на се­вер­ной гра­ни­це Гер­ма­нии), од­на из 100 ле­генд чем­пи­о­на­тов ми­ра (1930–1990, вер­сия «Франс фут­бол») имел, как вы уже по­ня­ли, немец­кое про­ис­хож­де­ние. Его даль­ний пре­док То­мас, ро­див­ший­ся в Бре­мене, был при­слан на Га­и­ти в 1825 го­ду ко­ро­лем Прус­сии как тор­го­вый агент. То­мас же­нил­ся на Лео­ни Де­жу, ге­не­раль­ской до­че­ри – так что Де­жу и Гей­тьен­сы еще и род­ствен­ни­ки! Бо­лее то­го, оба се­мей­ства при­над­ле­жа­ли к мест­ной эли­те. Отец да­же за­ре­ги­стри­ро­вал Джо­зе­фа в немец­ком по­соль­стве – на слу­чай, ес­ли тот впо­след­ствии ре­шит при­нять гер­ман­ское под­дан­ство… тьфу, по­лу­чить гер­ман­ское граж­дан­ство. Но для пар­ня,

ро­див­ше­го­ся в 1924 го­ду во вре­мя аме­ри­кан­ской ок­ку­па­ции ост­ро­ва, это вско­ре ста­ло неак­ту­аль­ным – он сде­лал дру­гой вы­бор.

В 1947 го­ду Джо от­пра­вил­ся учить­ся в Ко­лум­бий­ский уни­вер­си­тет, по­пут­но иг­рал за «Нью-йорк Си­ти» и «Брук­хэт­тен», по­лу­чая по 25 дол­ла­ров за иг­ру и под­ра­ба­ты­вая мой­щи­ком по­су­ды в ре­сто­ране, при­над­ле­жа­щем хо­зя­и­ну клу­ба. Вер­нул­ся в Га­и­ти он не по­сле за­вер­ше­ния ка­рье­ры, а, так ска­зать, во вре­мя и до­иг­ры­вал в сво­ем пер­вом клу­бе « Эту­аль Га­и­тьен» – «Га­и­тян­ская Звез­да». По­пут­но ра­бо­тал пред­ста­ви­те­лем всем из­вест­ной фир­мы « Кол­гейт- Пал­мо­лив». На его сче­ту и один матч за Га­и­ти – про­тив Мек­си­ки в 1953-м.

Су­дя по все­му, млад­шие бра­тья Гей­тьен­са Жан-пьер и Фред дей­стви­тель­но участ­во­ва­ли в за­го­во­ре, со­би­ра­ясь под­нять мя­теж. Ко­гда 8 июля 1964 го­да Дю­ва­лье объ­явил се­бя по­жиз­нен­ным пре­зи­ден­том, се­мей­ство Гей­тьен­сов, пре­крас­но осо­зна­вая, чем всё это гро­зит, в пол­ном со­ста­ве немед­лен­но по­ки­ну­ло стра­ну, од­на­ко Джо остал­ся – он был убеж­ден, что его ре­пу­та­ция по­слу­жит за­щи­той и так или ина­че при­го­дит­ся Па­пе До­ку…

Те­ло Гей­тьен­са так и не бы­ло най­де­но, это прав­да. А еще он по­яв­ля­ет­ся как ми­ни- мум в двух филь­мах. В фут­боль­ном – «Иг­ра их жиз­ней» (США, 2005) – он… негр и прак­ти­ку­ет вуду, хо­тя был он та­ким се­бе брю­не­ти­стым бе­лым, к то­му же вос­пи­тан­ным в до­воль­но стро­гих ка­то­ли­че­ских тра­ди­ци­ях, имел весь­ма ин­тел­ли­гент­ную внеш­ность и под­твер­ждал ее, бле­стя­ще вла­дея фран­цуз­ским, ан­глий­ским и ис­пан­ским язы­ка­ми. Сест­ра Джо Ми­рей да­ла очень гнев­ную оцен­ку ву­ду­ист­ским сце­нам аме­ри­кан­ско­го тво­ре­ния, ко­то­рые, ко- неч­но же, бы­ли при­пле­те­ны по за­ко­нам жан­ра. Сын Гей­тьен­са Лес­ли в 2010 го­ду опуб­ли­ко­вал кни­гу об от­це, но Спёр­линг, по­хо­же, не мог быть с ней зна­ко­мым – он ра­бо­тал в Га­и­ти несколь­ко рань­ше, по­то­му и при­во­дит невер­ную да­ту аре­ста. Впро­чем, не суть важ­но. Но воз­вра­щаю сло­во.

…Ре­жим Дю­ва­лье все­гда от­ри­цал ка­кую бы то ни бы­ло о с в е дом­лен­ность нас­чет судь­бы Джо, и он всё так же чис­лит­ся про­пав­шим без вес- ти. Да­же ве­ли­кий Пе­ле в дни вы­ступ­ле­ний за ньюй­орк­ский «Кос­мос» ак­тив­но об­ра­щал­ся к пра­ви­тель­ству Га­и­ти с прось­бой от­крыть до­ку­мен­ты по Гей­тьен­су. В 1971 го­ду клуб ор­га­ни­зо­вал вы­ста­воч­ный матч на «Ян­ки Ст­э­ди­ум» с це­лью сбо­ра средств в по­мощь вдо­ве и трем сы­но­вьям Джо, про­зя­бав­шим в ни­ще­те по­сле его ис­чез­но­ве­ния и вы­нуж­ден­ным пе­ре­брать­ся в США.

Эр­нест Жан-жо­зеф – пер­вый фут­бо­лист, дис­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный за до­пинг Жан-клод Дю­ва­лье, он же Бэ­би Док – бог и дья­вол га­и­тян­ско­го фут­бо­ла и всей Га­и­ти

ЧМ-74, Ита­лия – Га­и­ти. Джа­чин­то Фак­кет­ти и Виль­мер на­зер, ка­пи­та­ны сбор­ных, об­ме­ни­ва­ют­ся вым­пе­ла­ми пе­ред мат­чем

Фран­с­уа До­ми­ник тус­сен-лу­вер­тюр – че­ло­век, ге­не­рал и аэро­порт

Эр­нест Жан-жо­зеф в иг­ре со сбор­ной Ита­лии. Ва­ля­ю­щий­ся №8 – Фа­био ка­пел­ло

Бэ­би и Па­па – Фран­с­уа Дю­ва­лье

Джо Гей­тьен­са че­ству­ют по­сле по­бе­ды над ан­гли­ей

Гол­ки­пер сбор­ной ан­глии Берт уи­льямс тоск­ли­во взи­ра­ет на мяч, ока­зав­ший­ся за его спи­ной уси­ли­я­ми вто­ро­го участ­ни­ка это­го фо­то Джо Гей­тьен­са

Сбор­ная 1974-го

Бо­лель­щи­ки Порт-о-прен­са во вре­мя кон­троль­но­го по­един­ка сбор­ной в фев­ра­ле 1974-го

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.