ПЕП ГВАР­ДЬО­ЛА: «I WILL BE MANCUNIAN FOR THE REST OF MY LIFE»

Football (Ukraine) - - ТЕЛЕПРОГРАММА - Ар­тем ФРАНКОВ

В до­пол­не­ние к ре­дак­ци­он­ной ста­тье. Ка­та­лон­ский ге­ний по­ста­рал­ся!

– Я бу­ду ман­че­стер­цем всю остав­шу­ю­ся жизнь. Бу­ду бо­леть за «Ман­че­стер Си­ти», и со­вер­шен­но невоз­мож­но, что­бы я стал бо­леть за дру­гую ан­глий­скую ко­ман­ду, по­то­му я чув­ствую лю­бовь фа­на­тов «МС».

Ста­ти­сти­ка и циф­ры это хо­ро­шо, но они не за­ме­ня­ют страсть. Они не да­ют вам ни­че­го зна­чи­мо­го. Луч­ше ска­зать спу­стя 10 лет, что я пом­ню этот фи­нал и на­сколь­ко хо­ро­шо мы иг­ра­ли, чем то, как мы ре­аль­но это сде­ла­ли.

Мы, ме­не­дже­ры, при­ни­ма­ем мно­го ре­ше­ний, ру­ко­вод­ству­ясь чув­ства­ми. Есть мас­са ин­фор­ма­ции о со­пер­ни­ках, обо всем, вы за­кла­ды­ва­е­те это в мозг, но в ито­ге всё рав­но ре­ша­ют чув­ства.

Хо­ро­шо, ко­гда по-доб­ро­му встре­ча­ешь­ся со сво­и­ми быв­ши­ми иг­ро­ка­ми. Все тре­не­ры это лю­бят! Вот что во­об­ще нуж­но че­ло­ве­ку? Чтоб вас лю­би­ли. Ну и быть лю­би- мым, ко­неч­но. При­ят­но ком­форт­но чув­ство­вать се­бя с дру­ги­ми людь­ми.

Кру­ифф был по­хож на же­сто­ко­го от­ца. На­вяз­чи­вый, тре­бо­ва­тель­ный, нерв­ный. Он был настоль­ко груб и жё­сток, что вы пред­ста­вить се­бе не мо­же­те! Но он рас­ска­зал нам все сек­ре­ты этой иг­ры – то, че­го в ней ни­кто не ви­дел. В ито­ге он по­мог нам по- на­сто­я­ще­му по­лю­бить футбол.

Я не настоль­ко ре­ли­ги­о­зен, что­бы и сей­час раз­го­ва­ри­вать с ним, но я все­гда бу­ду его пом­нить. Мне да­же хотелось бы верить, что он на­блю­да­ет за на­ми.

(О бе­жен­цах из Аф­ри­ки и с Ближ­не­го Во­сто­ка.)

Это наш мир! Мы в нем жи­вем и долж­ны от­ве­чать за то, что в нем де­ла­ет­ся. По все­му Сре­ди­зем­но­мо­рью гиб­нут лю­ди, а пра­ви­тель­ства Ита­лии и Ис­па­нии не поз­во­ля­ют спа­сать уми­ра­ю­щих. Не знаю, ка­кое об­ще­ство мы со­зда­ем… Здесь ведь не о за­коне, а о че­ло­ве­че­ском со­стра­да­нии! Есть уми­ра­ю­щие, есть те, кто го­тов их спа­сать, и есть пра­ви­тель­ства, ко­то­рые оста­нав­ли­ва­ют ге­ро­ев. Это ужас­но, и я счи­таю, что пра­ви­тель­ства всех круп­ных стран – США, Рос­сии, ев­ро­пей­ское со­об­ще­ство долж­ны ре­шить эту про­бле­му. У ме­ня осо­бое чув­ство по это­му по­во­ду. Ко­гда в Ис­па­нии бы­ла граж­дан­ская вой­на и лю­ди вы­нуж­де­ны бы­ли бе­жать из стра­ны, нас при­ни­ма­ли Ан­глия, Мек­си­ка, Гол­лан­дия, Фран­ция, Гер­ма­ния (Пеп, вы се­рьез­но? – Так по­лу­чи­лось, и они при­ня­ли нас. По­че­му же мы не при­ни­ма­ем лю­дей сей­час?

(О сыне Да­ви­да Си­л­вы Ма­тео, который ро­дил­ся в 25 недель, и ме­ди­ки по­чти пол­го­да сра­жа­лись за его жизнь. В ито­ге Си­л­ва вы­вел сво­е­го сы­на на «Эти­хад» перед вы­но­сом «Хад­дер­с­фил­да» 6:1.)

Уди­ви­тель­ная часть на­шей сов­мест­ной жиз­ни, на­шей сов­мест­ной ра­бо­ты! Ма­тео бо­рол­ся за жизнь мно­го ме­ся­цев, и мы ска­за­ли Да­ви­ду – де­лай всё, что нуж­но, от­сут­ствуй, сколь­ко по­тре­бу­ет­ся.

Всё за­кон­чи­лось хо­ро­шо. Ду­маю, Да­вид стал бо­лее зре­лым. У ме­ня та­кое чув­ство, что он стал боль­ше сме­ять­ся, боль­ше го­во­рить. Ну до че­го же при­ят­но бы­ло ви­деть настоль­ко счаст­ли­вую раз­вяз­ку этой кол­ли­зии! Ду­маю, Ма­тео бу­дет очень силь­ным – по­то­му что он по-на­сто­я­ще­му бо­рол­ся за свою жизнь и по­бе­дил. Его отец Да­вид за­стен­чив, он не лю­бит раз­да­вать ин­тер­вью, но что бы лю­ди о нем ни го­во­ри­ли, он – на­сто­я­щий бо­ец. И Ма­тео та­ким бу­дет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.