Ва­ле­рий Ва­си­лье­вич, мы пом­ним… Спо­ты­ка­ясь и па­дая – го­лый лед, за­не­сен­ный непре­рыв­но ва­ля­щим сне­гом, скольз­кие ка­мен­ные сту­пень­ки, мы в ко­то­рый раз при­шли к вам, что­бы за­поз­да­ло объ­яс­нить­ся в люб­ви. Ах, ес­ли б вы… С дру­гой сто­ро­ны, к че­му то­гда бы­ли бы вс

К 80-ЛЕ­ТИЮ ВАСИЛЬИЧА, ТРЕ­НЕР ПО ИМЕ­НИ ПО­БЕ­ДА ИЛИ

Football (Ukraine) - - ПАМЯТЬ - Ар­тем ФРАНКОВ

Тот, кто впра­ве ска­зать, что у него име­ет­ся соб­ствен­ная ис­то­рия об­ще­ния с Ва­ле­ри­ем Ва­си­лье­ви­чем Ло­ба­нов­ским, и не од­но­сто­рон­не­за­оч­ная («ес­ли бы у ме­ня бы­ла воз­мож­ность, я б ему ска­зал!»), а ре­аль­ная, скак­нув­шая с ну­ля на неве­ро­ят­ную вы­со­ту доб­ро­душ­но­го об­ще­ния, а за­тем за­мо­ро­жен­ная на от­мет­ке «я те­бя не тро­ну, но ты по­нял » – счаст­ли­вый, мно­гое по­ви­дав­ший и мно­гое по­няв­ший в этой жиз­ни че­ло­век. Вот я, на­при­мер.

С вы­со­ты про­жи­тых лет, осо­бен­но те, что про­шли по­сле смер­ти Васильича и бы­ли от­ме­че­ны ак­тив­ны­ми по­пыт­ка­ми до­тя­нуть­ся зу­ба­ми до соб­ствен­ных лок­тей – «что ж ты, ду­рак, не поль­зо­вал­ся, ко­гда мог, что ж ты не слу­шал, не вни­мал?!», мо­гу ска­зать, что от­но­ше­ния Ло­ба­нов­ско­го с прес­сой пре­тер­пе­ли се­рьез­ную эво­лю­цию. Ум­ней­ший че­ло­век, он при всех сво­их взгля­дах и пред­рас­суд­ках, не мог не ви­деть, нас­коль­ко пе­ре­ме­ни­лась об­ста­нов­ка по­сле раз­ва­ла Со­ю­за и что с людь­ми, в том чис­ле и пи­шу­ще-сни­ма­ю­щи­ми, «нуж­но быть мяк­ше», что и ре­а­ли­зо­вал в кон­це 90-х. То, что но­вое по­ко­ле­ние возо­мнив­ших се­бя ра­бот­ни­ка­ми СМИ, с од­ной сто­ро­ны, вос­при­ни­ма­ло его как глы­бу и ле­ген­ду, а с дру­гой – ка­те­го­ри­че­ски не же­ла­ло вни­кать в его ло­ги­ку и про­сто не в со­сто­я­нии бы­ло по­нять ос­но­вы его ра­бо­ты (не го­во­ря уж о том, что­бы про­ник­нуть­ся его фа­на­тич­ным от­но­ше­ни­ем к про­фес­сии, к фут­бо­лу!), на опре­де­лен­ном эта­пе по­мо­га­ло… Увы, лю­ди не ме­ня­ют­ся, и пер­вые же, пусть неболь­шие, но уже до­сад­ные неуда­чи по­слу­жи­ли по­во­дом для рез­ко­го охла­жде­ния к Ло­ба­нов­ско­му.

Я сам про­шел че­рез всё это. На­ше оч­ное зна­ком­ство (до то­го он ме­ня про­сто ВИ­ДЕЛ, ну а я, ра­зу­ме­ет­ся, был зна­ком с Мэтром за­оч­но) за­вя­за­лось ле­том 1999 го­да, ко­гда Укра­и­на в тя­же­лей­шей борь­бе обыг­ра­ла на вы­ез­де Ислан­дию в от­бо­ре Ев- ро-2000–1:0. То­гда я поз­во­лил се­бе в гру­бой фор­ме на­пи­сать о том, что кри­ти­ка на­ших фут­бо­ли­стов неумест­на – про­сто по­то­му, что они вы­иг­ра­ли в Рейкья­ви­ке, а ни­ко­му из кон­ку­рен­тов это не уда­лось. На сле­ду­ю­щий день пресс-ат­та­ше «Ди­на­мо», ныне его ви­це-пре­зи­дент Алек­сей Се­ме­нен­ко пе­ре­дал мне ком­пли­мент от Ва­ле­рия Ва­си­лье­ви­ча, ко­то­рый за­ста­вил ме­ня не то что­бы пры­гать от ра­до­сти по съем­ной квар­ти­ре… Хо­тя, мо­жет, и ска­кал, с тех пор уж два де­сят­ка лет без ма­ло­го ми­ну­ло!

По­том бы­ло мно­го­крат­ное об­ще­ние на ди­на­мов­ских вы­ез­дах – в аэро­пор­тах, на тре­ни­ров­ках на­ка­нуне мат­ча, а один раз я на­брал­ся наг­ло­сти, по­до­шел в са­мо­ле­те и за­вис у крес­ла Ло­ба­нов­ско­го на доб­рый час… Бы­ло, бы­ло, кол­ле­ги не да­дут со­врать. Был и тот са­мый ко­мич­ный эпи­зод, ко­гда на тре­ни­ро­воч­ном по­ле в Ми­лане я за­вис меж­ду Ло­ба­нов­ским и Шев­чен­ко, на­прочь ис­пор­тив те­ле­ви­зи­он­щи­кам съем­ки ис­то­ри­че­ской встре­чи Учи­те­ля и Уче­ни­ка.

За­кон­чи­лось всё пло­хо. В Дорт­мун­де, по­сле 1:4 от Гер­ма­нии в плей-офф от­бо­ра на ЧМ-2002, я в свои 32 не на­шел в се­бе ума и сил про­стить Ло­ба­нов­ско­му ман­ки­ро­ва­ние пресс-кон­фе­рен­ци­ей, ку­да он по­слал сво­е­го по­мощ­ни­ка Лео­ни­да Бу­ря­ка, по­ста­нов­ку в ос­но­ву Ти­мо­щу­ка вме­сто на­ка­зан­но­го за упу­щен­но­го в пер­вой иг­ре Бал­ла­ка Гу­си­на (Ти­мо­щу­ка при­шлось за­ме­нить по­сле трех го­лов в пер­вые 15 ми­нут), бес­по­мощ­ную фра­зу «Очень труд­но иг­рать, ко­гда на пер­вых ми­ну­тах те­бе за­би­ва­ют три­жды», а так­же то, что он не от­пу­стил Гу­си­на из сбор­ной в род­дом к жене и к но­во­рож­ден­но­му сы­ну… В то вре­мя мне это­го бы­ло бо­лее чем до­ста­точ­но, а уж ко­гда в на­ча­ле ян­ва­ря сле­ду­ю­ще­го го­да Ло­ба­нов­ский дал ред­кую боль­шую пресс-кон­фе­рен­цию, мы с Ан­дре­ем Ша­хо­вым раз­нес­ли ее в «Фут­бо­ле» от всей ду­ши. Ва­си­льич по­зво­нил мне сам – ка­жет­ся, впер­вые! – и мяг­ко вы­го­во­рил за то, что я сра­бо­тал на Моск­ву, ко­то­рая-де охот­но под­хва­тит лю­бую га­дость о нем…

По­том мы встре­ти­лись на «Ди­на­мо», еще не его име­ни, и дол­го го­во­ри­ли в ре­жи­ме мо­но­ло­га – ра­зу­ме­ет­ся, его. Ло­ба­нов­ский ча­сто по­вто­рял од­но и то же – не в од­ном раз­го­во­ре, но на раз­ных ме­ро­при­я­ти­ях («Че­го же но­вень­ко­го вы хо­ти­те в фут­бо­ле, Ар­тем?»), но не из-за то­го что стра­дал-де скле­ро­зом. Нет, он все­го лишь так и оста­вал­ся непо­ня­тым, по­то­му что по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство окру­жа­ю­щих недо­тя­ги­ва­ло до него по слиш­ком мно­гим па­ра­мет­рам. Увы, в чис­ле та­ко­вых ока­зал­ся и я, о чем безум­но со­жа­лею по сей день. Гре­шен. Но пусть кто-то бро­сит в ме­ня ка­мень…

С тех пор при­шлось про­чи­тать очень мно­го все­го, по­го­во­рить со мно­ги­ми из тех, кто рас­по­ла­гал­ся вы­ше или ни­же Ло­ба­нов­ско­го по ад­ми­ни­стра­тив­ной лест­ни­це, услы­шать ту­чу ба­ек (луч­шая – «Не­убе­ди­тель­но как-то!» Ну и парт­не­ры Фе­до­ро­ва, Мо­гиль­ный и Бу­ре – от­дель­ная и очень класс­ная пес­ня…), убе­дить­ся или опро­верг­нуть ты­ся­чу предубеж­де­ний. А в ито­ге всё рав­но, как ни кру­ти и как ни убеж­дай, по­лу­ча­ет­ся глав­ное: не бы­ва­ет ве­ли­ких, ко­то­рых по­ни­ма­ли бы пол­но­стью, не бы­ва­ет ве­ли­ких, ко­то­рые счи­та­ли бы, что их по­ня­ли… Та­ко­ва их судь­ба, и де­ло не в сред­не­ста­ти­сти­че­ском Ар­те­ме Фран­ко­ве или еще ком-то. Де­ло в том, что они са­ми вы­би­ра­ют та­кую участь и жерт­ву­ют со­бой, что­бы сде­лать луч­ше мир и Иг­ру.

Как жур­на­лист я безум­но ску­чаю по Тре­не­ру, каж­дое дей­ствие, каж­дое сло­во ко­то­ро­го ста­но­ви­лось неуби­ен­ным ин­фор­ма­ци­он­ным по­во­дом на гра­ни афо­ри­стич­но­сти. Как бо­лель­щи­ку мне долж­но по­ве­сить­ся, что наш фут­бол, и не толь­ко он, не рож­да­ет боль­ше лич­но­стей та­ко­го мас­шта­ба. Как че­ло­ве­ку… А вот это я, по­жа­луй, остав­лю при се­бе. Па­мять жи­ва. Та­кая па­мять не уми­ра­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.