МА­РИО ЗАГАЛО: «ЕСТЬ И ОСОБЕННЫЙ!»

Football (Ukraine) - - ЗВЕЗДА - Ва­ле­рий ПРИГОРНИЦК­ИЙ

ЧЕ­ТЫ­РЕ ПО­БЕ­ДЫ, ПЯТЬ ФИНАЛОВ

Ма­рио Загало – эпо­ха в бра­зиль­ском фут­бо­ле и не толь­ко. Так или ина­че, он за­стал все ве­хи ис­то­рии, успе­хи и тра­ге­дии. Он был на «Ма­ра­кане» в 1950-м в ка­че­стве во­ен­но­слу­жа­ще­го, ко­гда уруг­ва­ец Ал­си­дес Ги­джа по­гру­зил в мол­ча­ние 200 ты­сяч че­ло­век, и был на «Ми­ней­рао» в 2014-м в ка­че­стве Вип-го­стя, ко­гда нем­цы устро­и­ли тот от­ча­ян­ный по­гром, сно­ва за­ста­вив бра­зиль­скую тор­си­ду ры­дать. Од­на­ко в двух са­мых тём­ных пе­ри­о­дах бра­зиль­ской фут­боль­ной ис­то­рии Загало был про­стым зри­те­лем.

С его име­нем непо­сред­ствен­но свя­за­ны ку­да бо­лее при­ят­ные ве­щи – а имен­но че­ты­ре из пя­ти три­ум­фов бра­зиль­цев на Куб­ках ми­ра.

На ЧМ-1958 Загало со­ста­вил удар­ную чет­вер­ку на­па­да­ю­щих с Ва­вой, Гар­рин­чей и Пе­ле, при­чем по­след­ние двое изна­чаль­но не бы­ли ос­нов­ны­ми фор­вар­да­ми, а во­шли в со­став по хо­ду тур­ни­ра. Бра­зиль­цы за­би­ва­ли мно­го, но в ос­нов­ном это де­ла­ли цен­траль­ные нападающие Пе­ле и Ва­ва, а Загало от­ме­тил­ся толь­ко в фи­на­ле со шве­да­ми. Гар­рин­ча во­об­ще не за­би­вал в Шве­ции.

Его, Мане, вре­мя при­шло че­ты­ре го­да спу­стя в Чи­ли, ко­гда трав­ми­ро­вал­ся Пе­ле – в 62-м Гар­рин­ча тво­рил ис­тин­ные чу­де­са про­тив ис­пан­цев и ан­гли­чан (те­перь он не толь­ко от­да­вал, как в 58-м, но и сам за­би­вал), но раз­го­вор сей­час не о нем. Ко­ман­да за че­ты­ре го­да прак­ти­че­ски со­хра­ни­ла свой чем­пи­он­ский со­став. Как и на ЧМ-1958, Ма­рио Загало про­вел все мат­чи на по­зи­ции ле­во­го на­па­да­ю­ще­го и от­ме­тил­ся го­лом в стар­то­вой иг­ре с мек­си­кан­ца­ми.

В 1970 го­ду Загало со­здал оча­ро­ва­тель­ную сбор­ную и стал пер­вым, ко­му удал­ся сво­е­го ро­да «дубль» на Куб­ках ми­ра, на­веч­но по­да­рив Бра­зи­лии «Зо­ло­тую Бо­ги­ню». Это до­сти­же­ние – стать луч­шим в ми­ре как иг­рок и как тре­нер – впо­след­ствии по­вто­рят немец Франц Бек­кен­бау­эр и фран­цуз Ди­дье Де­шам.

Та ве­ли­кая сбор­ная Загало иг­ра­ла в осле­пи­тель­ный фут­бол без сро­ка год­но­сти с рас­ста­нов­кой 4–3–3: с од­ним опор­ни­ком- раз­ру­ши­те­лем Кло­до­аль­до и пя­тер­кой «де­ся­ток» на по­ле, ко­то­рые вра­ща­лись во­круг чу­жих во­рот, как пла­не­ты во­круг Солн­ца. Каж­дый по сво­ей ор­би­те, и их тра­ек­то­рии не пе­ре­се­ка­лись))) Жер­сон вы­пол­нял роль плей­мей­ке­ра. Пе­ле от­тя­ги­вал за­щит­ни­ков со­пер­ни­ка за со­бой на фланг, ли­бо в глу­би­ну, от­кры­вая про­стран­ство пра­во­му фор­вар­ду Жа­ир­зи­ньо, ко­то­рый про­вел ура­ган­ный чем­пи­о­нат, за­би­вая в каж­дом мат­че. То­стао дей­ство­вал из глу­би­ны, ве­ли­ко­леп­но справ­ля­ясь с ро­лью от­тя­ну­то­го фор­вар­да. Ри­ве­ли­но от­да­вал ост­рые пе­ре­да­чи с ле­во­го флан­га, пе­ред тем лож­но от­кры­ва­ясь в цен­траль­ной зоне, ну и при ма­лей­шей воз­мож­но­сти пе­ре­да­вал при­ве­ты вра­та­рям сво­ей пуш­кой.

В чет­вер­тый раз Бра­зи­лия ста­ла чем­пи­о­ном ми­ра по­сле 24 лет ожи­да­ния на ЧМ-1994. Ма­рио Загало при­ло­жил ру­ку и к этой по­бе­де, бу­дучи по­мощ­ни­ком сво­е­го глав­но­го со­рат­ни­ка по жиз­ни Кар­ло­са Аль­бер­то Пар­рей­ры. По­сле зо­ло­то­го успе­ха в США Загало сно­ва по­лу­чил долж­ность глав­но­го тре­не­ра и под­го­то­вил еще од­ну ве­ли­ко­леп­ную сбор­ную. Он вполне мог при­не­сти Бра­зи­лии еще один ти­тул, ес­ли бы не за­га­доч­ный слу­чай, про­изо­шед­ший с Ро­нал­до на­ка­нуне фи­на­ла и, как при­ня­то счи­тать, пред­опре­де­лив­ший чем­пи­он­ство Фран­ции.

Пять финалов пер­венств ми­ра!!! Мог­ло быть и шесть, но в 1974 го­ду сбор­ная Бра­зи­лии на­рва­лась на то­таль­ный фут­бол Ри­ну­са Ми­хел­са и не вы­шла в фи­нал. Чет­вер­тое ме­сто на ше­сти пер­вен­ствах ми­ра – худ­ший ре­зуль­тат Загало со сбор­ной. До­бавь­те сю­да по­бе­ду на Ко­па Аме­ри­ка-1997 и се­реб­ро на Ко­па Аме­ри­ка-1995, три­умф на Куб­ке Кон­фе­де­ра­ций-1997. Бы­ло еще и тре­тье ме­сто на Олим­пий­ских Иг­рах 1996 го­да в Ат­лан­те.

Ни один че­ло­век в ми­ре не до­би­вал­ся столь­ких успе­хов со сбор­ной! Ма­рио Загало уже в пре­клон­ном воз­расте (87 лет) и ред­ко да­ет ин­тер­вью. Для нас он сде­лал ис­клю­че­ние – спа­си­бо огром­ное его сы­ну Ма­рио Се­за­ру, ко­то­рый по­мог в ор­га­ни­за­ции.

Ма­рио Загало – на­столь­ко мно­го­гран­ная лич­ность, что пи­сать о нем всё рав­но что пы­тать­ся пе­ре­сечь мо­ре вплавь. По­это­му луч­ше дать ему сло­во. Са­мо ин­тер­вью по­да­ем в ка­че­стве де­сер­та, как при­ят­ное до­пол­не­ние. И по­ка вы чи­та­е­те, я при­го­тов­лю кай­пи­ри­нью и по­сма­кую еще раз иг­ру вол­шеб­ной ко­ман­ды Загало на чем­пи­о­на­те ми­ра в 1970 го­ду. Ох уже этот «Ста­рый волк», уме­ет вы­ве­сти эмо­ции на око­ло­зем­ную ор­би­ту. Не каж­дый день вам же­ла­ет успе­хов, сча­стья и про­цве­та­ния 4-крат­ный чем­пи­он ми­ра!

ПРО­ФЕС­СИЯ ФУТ­БО­ЛИ­СТА СЧИ­ТА­ЛАСЬ ПОСТЫДНОЙ

«Я по­явил­ся на свет в Ма­сейо, сто­ли­це шта­та Ала­го­ас. Мне не бы­ло и го­да, ко­гда моя се­мья пе­ре­еха­ла в Рио-де-жа­ней­ро. Отец пе­ре­брал­ся ра­бо­тать в фир­му « Tecidos e toalhas Alexandria» («Сал­фет­ки и по­ло­тен­ца Алек­сан­дрии » . –

В. П.), ко­то­рой вла­дел брат его же­ны. Мы по­се­ли­лись на се­ве­ре Рио в рай­оне Ти­жу­ка, фак­ти­че­ски это при­го­род сто­ли­цы.

Мои ро­ди­те­ли стре­ми­лись, что­бы я по­лу­чил ка­кую угод­но про­фес­сию, толь­ко не фут­боль­ную. Бух­гал­те­ра или что­то в этом ро­де. Они бы­ли вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ны­ми людь­ми, а в те го­ды про­фес­сия фут­бо­ли­ста счи­та­лась плу­тов­ской. Вы­ру­чил стар­ший брат Фер­нан­до Эн­ри­ке. Он всту­пил­ся за ме­ня, и ро­ди­те­ли сда­лись.

В 1948 го­ду я стал иг­рать за лю­би­тель­скую ко­ман­ду «Аме­ри­ка» из Рио-де-жа­ней­ро. Уже то­гда я меч­тал о жел­то-зе­ле­ной фут­бол­ке «Ка­на­ри­ньи». Пред­став­лял, как я, на­па­да­ю­щий, вко­ла­чи­ваю мя­чи. Че­рез год я ока­зал­ся в уче­ни­ках «Фла­мен­го». Наста­ло вре­мя ар­мей­ской служ­бы. А «Фла­мен­го» был ар­мей­ской ко­ман­дой, на ба­зе ко­то­рой го­то­ви­лись по­ми­мо про­че­го и во­лей­бо­ли­сты, и бас­кет­бо­ли­сты.

Пер­вый про­фес­си­о­наль­ный кон­тракт я под­пи­сал в 20 лет. На то вре­мя в Бра­зи­лии су­ще­ство­вал по­то­лок зар­плат для иг­ро­ка – 7 ты­сяч ре­а­лов. Но это не озна­ча­ло, что фут­бо­лист за­ра­ба­ты­вал столь­ко. Ес­ли иг­рок под­пи­сы­вал кон­тракт с клу­бом, он ав­то­ма­ти­че­ски ста­но­вил­ся за­ви­си­мым от него. По­лу­чить сво­бо­ду об­рат­но мож­но бы­ло толь­ко в том слу­чае, ес­ли ка­кой-то клуб вы­пла­чи­вал 7 ты­сяч ре­а­лов. Поз­же сум­му уве­ли­чи­ли до 30 ты­сяч ре­а­лов.

Мне при­шлось лгать воз­люб­лен­ной, что я не фут­бо­лист. Как я уже го­во­рил, про­фес­сия фут­бо­ли­ста счи­та­лась постыдной. По­это­му для нее я ра­бо­тал у от­ца. Не знаю, сколь­ко бы еще про­дол­жал­ся этот те­атр, ес­ли б не один слу­чай. По вы­ход­ным мы при­выч­но хо­ди­ли в ки­но­те­атр. Неожи­дан­но на кас­се встре­ти­ли ее дру­га. «Бо­же, ты встре­ча­ешь­ся с этим пар­нем? Ты зна­ешь, что он фут­бо­лист?!» Этот па­рень был боль­шим по­клон­ни­ком «Фла­мен­го». Ка­рам­ба, луч­ше бы он гло­рил за «Бо­та­фо­го»!

Мне уда­лось хра­нить «тай­ну» шесть ме­ся­цев, и вот она рас­кры­та. Од­на­ко по­скан­да­ли­ли, успо­ко­и­лись и че­рез три го­да по­же­ни­лись. Толь­ко че­го мне это сто­и­ло… Убе­дить ее род­ных, что я из адек­ват­ных, бы­ло той еще за­дач­кой.

По­же­ни­лись мы в 1955 го­ду, ко­гда я уже три­жды ста­но­вил­ся чем­пи­о­ном шта­та Рио. Два по­след­них го­да я был ос­нов­ным иг­ро­ком «Фла­мен­го» и стал лю­бим­чи­ком тор­си­ды. За­тем «Фла­мен­го» при­нял па­раг­вай­ский спе­ци­а­лист Флей­тас Со­лиш, с ко­то­рым у ме­ня не сло­жи­лись от­но­ше­ния с пер­во­го дня. Он утвер­ждал, что я силь­но увле­ка­юсь дри­блин­гом, а это вре­дит ко­ман­де. «Ли­бо я уй­ду из «Фла­мен­го», ли­бо ты», – эти угро­зы я слы­шал очень ча­сто. Но в ито­ге ни­кто не ушел. Бла­го­да­ря Со­ли­шу у ме­ня что-то щёлк­ну­ло в со­зна­нии.

У ме­ня бы­ла от­лич­ная вы­нос­ли­вость, но я этим не поль­зо­вал­ся. Со­лиш – пер­вый из тех, ко­то­рый на­сто­ял, что­бы я от­ра­ба­ты­вал на­зад. Вот то­гда я по-на­сто­я­ще­му увлек­ся так­ти­кой. Я стал изу­чать со­пер­ни­ков. Ко­гда мои кол­ле­ги шли на пляж, я от­прав­лял­ся в ло­го­во со­пер­ни­ка и на­блю­дал за ни­ми. Я страш­но увлек­ся всем этим де­лом. Где-то в глу­бине я по­ни­мал, что бу­ду­щее фут­бо­ла за « мыс­лью » , а не т оль­ко дри­блин­гом и фин­та­ми.

В 1958 го­ду я при­со­еди­нил­ся к «Бо­та­фо­го», но это уже по­сле по­бе­ды на чем­пи­о­на­те ми­ра. В Шве­цию я ехал как иг­рок «Фла­мен­го». Как про­ис­хо­дил от­бор? Для под­го­тов­ки к пер­вен­ству на про­смотр при­гла­си­ли 40 че­ло­век. Пер­вен­ство Бра­зи­лии то­гда еще не про­во­ди­ли, разыг­ры­ва­ли толь­ко чем­пи­о­на­ты шта­тов.

О пер­вен­стве в Шве­ции от­дель­ный раз­го­вор. Чем­пи­о­на­ми ми­ра мы ста­ли 29 июня. Мой кон­тракт с «Фла­мен­го» ис­те­кал на сле­ду­ю­щий день. Я бы остал­ся во «Фла­мен­го», ес­ли б отец не взял кре­дит в бан­ке на 30 ты­сяч ре­а­лов и не вы­ку­пил ме­ня.

Я вы­би­рал меж­ду «Пор­ту­ге­зой», «Пал­мей­ра­сом» и «Бо­та­фо­го». Хо­тя вы­би­рал это гром­ко ска­за­но. Я хо­тел иг­рать в «Бо­та­фо­го»! Во-пер­вых, ко­стяк сбор­ной со­став­ля­ли иг­ро­ки «Бо­та­фо­го» – Гар­рин­ча, Ни­л­тон Сан­тос, Ди­ди, Ква­рен­ти­нья, Ама­рил­до, Па­у­ло Ва­лен­тин, а во-вто­рых, моя су­пру­га ра­бо­та­ла пре­по­да­ва­те­лем в од­ной из школ Рио, по­это­му пе­ре­езд в Сан-па­у­лу мы да­же не рас­смат­ри­ва­ли.

Мой вос­торг от пе­ре­хо­да в «Бо­та­фо­го» длил­ся недол­го. По иро­нии судь­бы, в иг­ре про­тив «Фла­мен­го» в ме­ня вка­тил­ся мой быв­ший то­ва­рищ Жа­дир. Фол был на­столь­ко гру­бый, что хруст слы­ша­ли на три­бу­нах. Это был все­го лишь мой пя­тый матч за «Бо­та­фо­го»!

На сле­ду­ю­щий день мне опе­ри­ро­ва­ли ко­ле­но. Обещали, что опе­ра­ция бу­дет неслож­ной, зай­мет от си­лы 10 ми­нут, но она за­тя­ну­лась на несколь­ко ча­сов. Всё ока­за­лось слож­нее, чем пред­по­ла­га­ли вра­чи. Во­семь ме­ся­цев вос­ста­нов­ле­ния. За­тем ме­ня по­ти­хонь­ку ста­ли под­клю­чать к иг­рам мо­ло­деж­ной ко­ман­ды. Я слов­но на­чи­нал ка­рье­ру с чи­сто­го ли­ста.

В первую ко­ман­ду «Бо­та­фо­го» вер­нул­ся толь­ко в 1961 го­ду и со­ста­вил ан­самбль на­па­да­ю­щих с Ди­ди и Гар­рин­чей. Мы лег­ко взя­ли два чем­пи­о­на­та шта­та Рио, и пять че­ло­век из «Бо­та­фо­го» со­ста­ви­ли ко­стяк сбор­ной на ЧМ-1962: Ни­л­тон Сан­тос, Гар­рин­ча, Ди­ди, Ама­рил­до и я. Ама­рил­до удач­но за­ме­нил сло­мав­ше­го­ся Пе­ле.

По­сле пер­вен­ства ми­ра в Чи­ли я еще два го­да по­пы­лил в «Бо­та­фо­го» и в 33 го­да при­нял ре­ше­ние, что по­ра. Од­на­ко тре­нер «Бо­та­фо­го» Да­ни­эл Пин­ту уго­во­рил еще по­иг­рать, и про­ща­ние за­тя­ну­лось на семь ме­ся­цев. Но я ни дня не от­дох­нул. За­вер­шив ка­рье­ру иг­ро­ка, я тут же воз­гла­вил мо­ло­дежь «Бо­та­фо­го».

ЧМ‑1958. ЧОКНУТЫЕ РУС­СКИЕ

«Я ба­ло­вень судь­бы. К пер­вен­ству в Шве­ции го­то­ви­лись 40 фут­бо­ли­стов. Мо­и­ми пря­мы­ми кон­ку­рен­та­ми бы­ли Ка­ньо­тей­ро и Пе­пе. Шла под­го­тов­ка к спар­рин­гу с Па­раг­ва­ем. И на­до же – у Пе­пе с Ка­ньо­тей­ро в тот день од­но­вре­мен­но за­бо­ле­ли зу­бы! Я вы­хо­жу в стар­те и за­би­ваю два мя­ча на 200-ты­сяч­ной «Ма­ра­кане», Бра­зи­лия по­беж­да­ет Па­раг­вай 5: 1.

Сле­ду­ю­щий матч на «Па­ка­эм­бу», но ме­ня нет в списке один­на­дца­ти. Я уже го­тов был па­ко­вать че­мо­да­ны и уби­рать­ся ку­да по­даль­ше из сбор­ной, но ме­ня оста­но­вил наш док­тор Ил­тон Го­слинг: «Ма­рио, уго­мо­нись! Ты уже в за­яв­ке. Фе­о­ла ре­ша­ет, ко­го от­це­пить – Пе­пе или Ка­ньо­тей­ро». Я вы­дох­нул, по­то­му что это был по­след­ний спар­ринг пе­ред вы­ле­том в Шве­цию. Ка­ньо­тей­ро вы­шел в пер­вом тай­ме, а Пе­пе – во вто

ром. И так как Пе­пе за­бил, убра­ли Ка­ньо­тей­ро.

На по­след­ней тре­ни­ров­ке на «Ма­ра­ка­на» Бел­ли­ни уго­дил мя­чом мне в ру­ку и сломал три паль­ца. Мне на­ло­жи­ли три­на­дцать швов. Вро­де некри­тич­но, но я был тем, кто в слу­чае трав­мы вра­та­ря ста­но­вил­ся в во­ро­та. В то вре­мя за­мен еще не про­во­ди­ли. Мы ле­та­ли в Ми­лан на то­ва­ри­ще­ские встре­чи с «Ин­те­ром».

На чем­пи­о­на­тах ми­ра фун­да­мен­таль­ное зна­че­ние име­ет пер­вая иг­ра. В мо­раль­ном плане. Мы по­беж­да­ем Ав­стрию 3: 0. Эмо­ци­о­наль­ный кли­мат зна­чи­тель­но улуч­шил­ся. Один из мя­чей на сче­ту ле­во­го за­щит­ни­ка Ни­л­то­на Сан­то­са. Он лю­бил под­клю­чать­ся впе­ред, и я его стра­хо­вал. По соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве. Ви­сен­те Фе­о­ла не да­вал ни­ка­ких ди­рек­тив. Мне не нуж­но бы­ло воз­вра­щать­ся на­зад, ес­ли ко­ман­да те­ря­ла мяч, или ид­ти обя­за­тель­но впе­ред, ес­ли ко­ман­да пе­ре­хва­ты­ва­ла мяч. К сча­стью, бу­дучи иг­ро­ком «Фла­мен­го», я при­слу­шал­ся к Флей­та­су Со­ли­шу и вы­пол­нял двой­ную функ­цию на по­ле. Я от­тя­ги­вал­ся на­зад и по­мо­гал иг­ро­кам цен­тра по­ля. По фак­ту уже то­гда про­ис­хо­ди­ла транс­фор­ма­ция схе­мы 4–2–4 в 4–3– 3, но об этом еще ни­кто не го­во­рил. И в ро­ли это­го ре­фор­ма­то­ра вы­сту­пил я. Я был ле­вым ата­ку­ю­щим при ата­ке, но при по­те­ре мя­ча «са­дил­ся», и та­ким об­ра­зом на­ша схе­ма пре­вра­ща­лась в 4–3– 3.

За­тем мы сыг­ра­ли вни­чью с Ан­гли­ей 0: 0. То­гда та­кой счёт слу­чал­ся на­столь­ко ред­ко, что неко­то­рые на­ши иг­ро­ки по­ду­ма­ли – сей­час бу­дет до­пол­ни­тель­ное вре­мя. Но ре­гла­мент та­ко­го не преду­смат­ри­вал. Тре­тий матч с рус­ски­ми. Мы жи­ли в пя­ти­де­ся­ти мет­рах друг от дру­га. Из на­ше­го двух­этаж­но­го зда­ния мы име­ли воз­мож­ность на­блю­дать за ни­ми. И не по­ни­ма­ли, что про­ис­хо­дит. Они тре­ни­ро­ва­лись це­лый день, пред­став­ля­е­те? Чокнутые на всю го­ло­ву.

Точ­но так же они мог­ли смот­реть, как тре­ни­ру­ем­ся мы. Рус­ские тай­ком сни­ма­ли всё на плен­ку. И Фе­о­ла по­шел на хит­рость, рас­ста­вил иг­ро­ков абы как. Ме­ня сдви­нул в за­щи­ту, Гар­рин­чу пе­ре­вел на дру­гой фланг, в об­щем, ни­кто не иг­рал на сво­ей по­зи­ции.

Имен­но в мат­че с рус­ски­ми в со­став во­шли Пе­ле с Гар­рин­чей, что ста­ло опре­де­ля­ю­щим мо­мен­том все­го пер­вен­ства. У спортс­ме­нов, как и у ху­дож­ни­ков, ли­бо есть дар, ли­бо нет. Гар­рин­ча и Пе­ле об­ла­да­ли бо­жьим да­ром.

Есть вер­сия, что вы­ход Пе­ле и Гар­рин­чи спла­ни­ро­ва­ли Ди­ди и Ни­л­тон Сан­тос. Ну лад­но, Гар­рин­ча был од­но­клуб­ни­ком Ди­ди и Ни­л­то­на Сан­то­са, но Пе­ле же иг­рал в «Сан­то­се»! Точ­но я знаю од­но: бы­ло со­бра­ние, по ито­гам ко­то­ро­го при­ня­ли ре­ше­ние убрать из ос­но­вы Жо­э­ла. Но это бы­ло об­щее ре­ше­ние, а не по­то­му, что он ко­му-то пе­ре­шел до­ро­гу. Зна­е­те, мно­го неправ­ды и до­мыс­лов по­яв­ля­ет­ся, ко­гда про­ис­хо­дят ка­кие-то из­ме­не­ния. Я пе­ре­жил та­кое в 1970 го­ду, ко­гда за­ме­нил на по­сту Жоао Сал­да­нью. Го­во­ри­ли, что Да­да Ма­ра­ви­лья по­явил­ся в сбор­ной толь­ко бла­го­да­ря ука­за­нию Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Эми­лио Ме­ди­чи. Но то­гда по­че­му иг­рал То­стао, а не про­те­же Пре­зи­ден­та? Я ни­ко­му не поз­во­лял вме­ши­вать­ся в мою ра­бо­ту.

По по­во­ду Пе л е на ЧМ-1958. Ни­кто во­об­ще по­ня­тия не имел, что это за па­рень. Я впер­вые уви­дел его в сбор­ной и подумал: «Что это за ма­лый, ко­то­рый в 17 лет по­пал в сбор­ную? Кто ви­дел Гар­рин­чу в «Бо­та­фо­го», тот знал его по­тен­ци­ал. При­чём все зна­ли, что он бу­дет де­лать в сле­ду­ю­щий мо­мент, но ни­кто не имел про­ти­во­ядия про­тив Гар­рин­чи. Мне нра­ви­лось иг­рать с ним, по­то­му что он мог обез­ору­жить лю­бую так­ти­ку про­тив­ни­ка. Я ви­дел мас­су пре­крас­ных флан­го­вых ата­ку­ю­щих – Жа­ир­зи­ньо, Жо­э­ла, Жу­лио Бо­те­льо (бо­лее из­вест­ный как Жу­ли­ньо, звез­да «Пор­ту­ге­зы Дес­пор­тос», «Фи­о­рен­ти­ны» и «Пал­мей­ра­са». – Ред.), но Гар­рин­ча был осо­бен­ным!

В иг­ре с рус­ски­ми вы­стре­лил Гар­рин­ча. Он ор­га­ни­зо­вал оба мя­ча для Ва­вы. По­сле этой встре­чи боль­ше ни он, ни Пе­ле из со­ста­ва не вы­хо­ди­ли. В плей-офф наста­ло вре­мя Пе­ле. Он за­бил един­ствен­ный мяч в чет­верть­фи­на­ле с Уэль­сом, за­бил три мя­ча в по­лу­фи­на­ле фран­цу­зам и еще два шве­дам в фи­на­ле.

Бес­спор­но, Пе­ле – луч­ший фут­бо­лист в ис­то­рии. С кем его мож­но срав­нить? С Ма­ра­до­ной? Да ра­ди Бо­га, брось­те. Срав­ни­те ко­ли­че­ство мя­чей Пе­ле и Ма­ра­до­ны. Пе­ле за­бил 1281 мяч. Ес­ли вы по­ста­ви­те ви­део с мя­ча­ми Пе­ле, то уста­не­те их смот­реть. Смеш­но ста­вить Ма­ра­до­ну в один ряд с Пе­ле».

Имен­но в Шве­ции Загало за свою ра­бо­то­спо­соб­ность по­лу­чил про­зви­ще «Му­ра­вей». В от­ли­чие от Пе­ле и Гар­рин­чи, ко­то­рые бы­ли твер­до при­вя­за­ны к сво­ей по­зи­ции, Загало как фи­га­ро на­хо­дил­ся то тут, то там.

ЧМ‑1962. МА­РИО ЗАГАЛО КЛАДЕТ НА­ЧА­ЛО

На ЧМ-1962 бра­зиль­ская сбор­ная со­хра­ни­ла ко­стяк и иг­ра­ла прак­ти­че­ски тем же со­ста­вом, что и че­тырь­мя го­да­ми ра­нее. Глав­ное из­ме­не­ние про­изо­шло на тре­нер­ском мо­сти­ке. Настав­ник ко­ман­ды-чем­пи­о­на 1958 го­да Ви­сен­те Фе­о­ла тя­же­ло за­бо­лел и был вы­нуж­ден усту­пить свое ме­сто Ай­мо­ре Мор­рей­ре, у ко­то­ро­го бы­ли хо­ро­шие от­но­ше­ния с гла­вой бра­зиль­ской де­ле­га­ции Па­у­лу Ма­ша­до.

Сбор­ная Бра­зи­лии в 1958 го­ду бы­ла да­ле­ко не мо­ло­дой, что то­гда го­во­рить че­рез че­ты­ре го­да! Ни­л­то­ну Сан­то­су ис­пол­ни­лось 37, Джал­ме Сан­то­су 33, Ди­ди 32, ка­пи­та­ну Ма­у­ро Ра­мо­су и вра­та­рю Жил­ма­ру 31, Загало 30, Зи­то и Зо­зи­мо – по 29, Гар­рин­че – 28, Ва­ва – 27. Един­ствен­ным юн­цом был 21-лет­ний Пе­ле, но он трав­ми­ро­вал­ся, по­сле то­го как неудач­но уда­рил­ся о штан­гу во вто­ром мат­че с Че­хо­сло­ва­ки­ей и боль­ше не сыг­рал на тур­ни­ре. Его за­ме­нил 22-лет­ний Ама­рил­до, и за­ме­нил так удач­но, что стал ед­ва ли не глав­ной звез­дой пер­вен­ства.

Ма­рио Загало за­бил пер­вый гол, от­крыв счет мя­чам бра­зиль­цев на тур­ни­ре: про­изо­шло это толь­ко на 11-й ми­ну­те вто­ро­го тай­ма встре­чи с Мек­си­кой – «ац­те­ки» уже то­гда стра­да­ли от ног бра­зиль­цев: на ЧМ-1950 от­хва­ти­ли – 4:0, на ЧМ-1954 в Же­не­ве – 5: 0. В этом слу­чае хоть раз­гро­ма уда­лось из­бе­жать. Немно­го поз­же мя­ча Загало Пе­ле убе­жал от че­ты­рех мек­си­кан­ских иг­ро­ков и за­бил свой пер­вый и по­след­ний мяч на Куб­ке Ми­ра-1962, уста­но­вив ито­го­вые 2: 0. Сно­ва да­дим сло­во Загало. «Пе­ред стар­том мун­ди­а­ля про­нес­ся слу­шок, что ме­ня в ос­но­ве за­ме­нит фор­вард «Сан­то­са» Пе­пе. Но на со­бра­нии пе­ред тур­ни­ром ре­ши­ли, что сыг­ра­ют те же, что и в 1958 го­ду. В со­ста­ве про­изо­шло толь­ко два из­ме­не­ния. Цен­траль­но­го за­щит­ни­ка Ор­лан­до за­ме­нил Зо­зи­мо (ко­то­рый иг­рал на Олим­пиа­де-1952 в Хель­син­ки. – В. П.). А ка­пи­та­на сбор­ной на ЧМ-1958 Лу­и­са Бел­ли­ни за­ме­нил Ма­у­ро Ра­мос, ко­то­ро­му пе­ре­да­ли и ка­пи­тан­скую по­вяз­ку. Сам Ма­у­ро по­ве­дал о за­бав­ном слу­чае. Как фут­бо­лист он очень нра­вил­ся Ай­мо­ру Мо­рей­ре. Од­на­ко Мо­рей­ра во вре­мя тра­пезы в сто­ло­вой по­до­шел к Ма­у­ро и, по­хло­пав то­го по пле­чу, ска­зал, что ос­нов­ным бу­дет Бел­ли­ни. Все­гда ти­хий Ма­рио не сдер­жал­ся: «Я не при­ни­маю ва­ше ре­ше­ние! Я не хо­чу си­деть вто­рой ЧМ на лав­ке. Это неспра­вед­ли­во. Я иг­рал во всех то­ва­ри­ще­ских иг­рах пе­ред мун­ди­а­лем, и вы мне го­во­ри­те, что я оста­юсь на бан­ке?!» – «Ти­ше, Ма­у­ро! Остынь! Я хо­тел про­ве­рить твое на­стро­е­ние. Вый­дешь ты, а не Бел­ли­ни», – от­ве­тил Мор­рей­ра.

В Чи­ли так по­лу­чи­лось, что груп­по­вой этап вы­шел слож­нее, чем ста­дия плей-офф. В мат­че с Че­хо­сло­ва­ки­ей, ко­то­рый за­вер­шил­ся 0:0, трав­ми­ро­вал­ся Пе­ле. В тре­тьем ту­ре мы иг­ра­ли с Ис­па­ни­ей, ко­то­рая на­ту­ра­ли­зо­ва­ла вен­гра Фе­рен­ца Пуш­ка­ша и ар­ген­тин­ца Аль­фре­до Ди Сте­фа­но (вы­шел толь­ко Пуш­каш. Ди Сте­фа­но остал­ся в за­па­се вместе с еще дву­мя на­ту­ра­ли­зо­ван­ны­ми иг­ро­ка­ми – па­раг­вай­цем Эу­ло­гио Мар­ти­не­сом и уруг­вай­цем Хо­се Сан­та­ма­ри­ей. – В. П.). До 72-й ми­ну­ты мы усту­па­ли ис­пан­цам и ви­се­ли на во­лос­ке, но тут на аван­сце­ну вы­шел смен­щик Пе­ле Ама­рил­до и дуб­лем по­да­рил нам пу­тев­ку в чет­верть­фи­нал.

Он и в фи­на­ле сде­лал ве­ли­кое де­ло. Мы сно­ва встре­ча­лись с че­хо­сло­ва­ка­ми и про­пу­сти­ли пер­вы­ми от Ма­со­пу­ста. Но, к сча­стью, тут же отыг­ра­лись. Ама­рил­до во­рвал­ся по ле­во­му флан­гу в штраф­ную и с остро­го уг­ла, вме­сто пе­ре­да­чи, ре­шил уда­рить в ближ­ний угол, за­став врас­плох вра­же­ско­го вра­та­ря. Ну не хит­рец, а?

Вто­рой мяч то­же пол­но­стью за­слу­га Ама­рил­до. Он на­ни­зал в штраф­ной за­щит­ни­ка и так по­дал, что Зи­то оста­ва­лось толь­ко не про­мах­нуть­ся по пу­стым во­ро­там. Ну а тре­тий мяч вы­шел ко­ми­че­ским. Наш ве­те­ран Джал­ма Сан­тос не знал, что де­лать с мя­чом и про­сто пуль­нул его па­ра­шю­том в штраф­ную. Све­ти­ло яр­кое солн­це, оно-то и осле­пи­ло че­хо­сло­вац­ко­го вра­та­ря. Он не удер­жал мяч в ру­ках, и Ва­ва за­ка­тил его в во­ро­та. (В фи­на­ле ни­как не про­явил се­бя луч­ший иг­рок тур­ни­ра Гар­рин­ча. Мо­жет, на него так по­вли­я­ло уда­ле­ние в по­лу­фи­на­ле? Вре­ме­на бы­ли та­кие, что на пра­ви­тель­ствен­ном уровне во­прос мог­ли ре­шить… – В. П.)

Так мы во вто­рой раз ста­ли чем­пи­о­на­ми ми­ра, и во вто­рой раз, как ни уди­ви­тель­но, ис­пол­ни­лось мое про­ро­че­ство. Пе­ред пер­вен­ством ми­ра в Шве­ции я бро­сил мо­нет­ку в фон­тан Тре­ви в Ри­ме и за­га­дал же­ла­ние.

В Чи­ли при­клю­чи­лась дру­гая исто­рия. У ме­ня был ме­да­льон Свя­то­го Ан­то­нио. Я все­гда но­сил его с со­бой. И на од­ной из тре­ни­ро­вок в Сантья­го я его по­те­рял. То­гда я ска­зал се­бе, что, ес­ли най­ду ме­да­льон, мы обя­за­тель­но ста­нем чем­пи­о­на­ми ми­ра во вто­рой раз. И что вы ду­ма­е­те? Я отыс­кал этот кро­хот­ный ме­да­льон на огром­ном по­ле!»

ЧМ‑1970. МА­ГИЯ СЛО­ВА ЗАГАЛО

«Я неод­но­крат­но слы­шал, что эту сбор­ную со­здал Жоао Сал­да­нья. Он был хо­рош. Но при нем сбор­ная иг­ра­ла 4–2– 4. Я не вы­иг­рал бы чем­пи­о­нат ми­ра-1970, ес­ли бы оста­вил схе­му 4–2– 4. Я из­ме­нил сбор­ную так­ти­че­ски. Еще при Фео­ле, мож­но ска­зать, на­ша схе­ма си­ту­а­тив­но мо­ди­фи­ци­ро­ва­лось по хо­ду иг­ры в 4–3–

3. Она мне ка­за­лась наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ной.

Вто­рой важ­ный мо­мент. Мне нуж­но бы­ло най­ти ме­сто на по­ле сра­зу пя­ти «де­сят­кам». Но это бы­ла при­ят­ная го­лов­ная боль. Я опре­де­лен­но знал, че­го хо­чу, по­то­му что сам был фут­бо­ли­стом. К сча­стью, нра­вит­ся вам это или нет, та­кая так­ти­ка сра­бо­та­ла. Про­изо­шло из­ме­не­ние, ко­то­рое при­нес­ло поль­зу все­му фут­бо­лу.

При Сал­да­нье в цен­тре иг­ра­ли Пи­ац­ца и Жер­сон. Ри­ве­ли­но и Кло­до­аль­до бы­ли за­пас­ны­ми. Я от­пра­вил Пи­ац­цу чет­вер­тым за­щит­ни­ком, а в се­ре­дине по­ля по­ста­вил Жер­со­на и Кло­до­аль­до. Ри­ве­ли­но сдви­нул на ле­вый фланг, хо­тя он при­рож­дён­ный иг­рок се­ре­ди­ны по­ля. То­стао стал иг­рать при мне не цен­траль­но­го ата­ку­ю­ще­го, а от­тя­ну­то­го фор­вар­да. Это ре­ше­ние бы­ло вы­нуж­ден­ным. К то­му вре­ме­ни у То­стао уже бы­ли се­рьез­ные про­бле­мы с сет­чат­кой гла­за, он прак­ти­че­ски не иг­рал го­ло­вой. Изна­чаль­но я во­об­ще не ви­дел его в со­ста­ве. Эту роль дол­жен был вы­пол­нять Пе­ле. Как и не дол­жен был быть в ос­но­ве Ри­ве­ли­но. Па­у­ло Се­зар по пра­ву счи­тал­ся луч­шим ле­вым по­лу­за­щит­ни­ком Бра­зи­лии, но он про­хо­дил че­рез тя­же­лый этап жиз­ни, а мне нуж­ны бы­ли пси­хо­ло­ги­че­ски устой­чи­вые фут­бо­ли­сты, ко­то­рые не под­ве­ли бы ме­ня. По­это­му эту по­зи­цию я отдал Ри­ве­ли­но.

Ес­ли вер­нуть­ся еще немно­го на­зад, ме­ня силь­но уди­ви­ло на­зна­че­ние Сал­да­ньи глав­ным тре­не­ром сбор­ной Бра­зи­лии. Я вы­иг­рал с «Бо­та­фо­го» всё что толь­ко воз­мож­но. Пом­ню, был на экс­кур­сии в Мек­си­ке и там по­лу­чил те­ле­грам­му, в ко­то­рой го­во­ри­лось, что Сал­да­нью вы­бра­ли глав­ным тре­не­ром. Это бы­ло опро­мет­чи­вое ре­ше­ние. Сал­да­нья мог стать луч­шим ком­мен­та­то­ром, но не тре­не­ром. Но на­до от­дать ему долж­ное. Он про­де­лал хо­ро­шую ра­бо­ту со сбор­ной. Так что его за­слу­гу то­же нель­зя ис­клю­чать.

Ко­гда мы при­зем­ли­лись в Мек­си­ке, я окон­ча­тель­но опре­де­лил­ся с тем, что бу­ду иг­рать 4–3– 3. В ата­ке То­стао, Пе­ле и Жа­ир­зи­ньо, в се­ре­дине по­ля – Кло­до­аль­до, Жер­сон и Ри­ве­ли­но, в цен­тре за­щи­ты Бри­ту и Пи­ац­ца, справа Кар­лос Аль­бер­то Тор­рес, а слева Эве­рал­до, ко­то­рый за­ме­нил в со­ста­ве Мар­ко Ан­то­нио.

Опре­де­ля­ю­щи­ми иг­ра­ми на пер­вен­стве ми­ра ста­ли встре­чи с Ан­гли­ей и Уруг­ва­ем. По­бе­ду над Ан­гли­ей 1:0 счи­таю са­мой вы­да­ю­щей­ся по­бе­дой в ис­то­рии бра­зиль­ско­го фут­бо­ла. В том мат­че мог­ло про­изой­ти всё что угод­но. Мы мог­ли про­иг­рать. А ес­ли бы мы про­иг­ра­ли Ан­глии, риск невы­хо­да из груп­пы был очень ве­лик. (Ин­те­рес­но, ка­кой еще та­кой риск? Про­иг­рать Ру­мы­нии?! – Ред.)

По­лу­фи­нал с Уруг­ва­ем скла­ды­вал­ся непросто. Ку­би­лья от­крыл счет, и пе­ред мя­чом Кло­до­аль­до я уже раз­мыш­лял о за­мене. Не из-за то­го, что мы иг­ра­ли пло­хо, а по­то­му что к 43-й ми­ну­те усту­па­ли 0:1, и нуж­но бы­ло пред­при­ни­мать ка­кие-то ша­ги. Де­ло слу­чая, ибо я со­би­рал­ся ме­нять Кло­до­аль­до и вы­пус­кать вме­сто него флан­го­во­го ата­кую

ще­го Па­у­ло Се­за­ра. Жер­сон сме­щал­ся бы на по­зи­цию Кло­до­аль­до. Но фут­бол ди­на­мич­ная иг­ра, и в тот же миг Кло­до­аль­до срав­нял счёт. Я дал сиг­нал тре­не­ру по физо Ши­ро­лу ото­звать об­рат­но Па­у­ло Се­за­ра».

В ПОД­ДЕРЖ­КУ ЗАГАЛО ПРО­ТИВ САЛ­ДА­НЬИ

Ка­пи­тан Кар­лос Аль­бер­то Тор

рес от­ме­чал, что в пе­ре­ры­ве фи­наль­но­го мат­ча с Ита­ли­ей Ма­рио Загало сви­реп­ство­вал, как зверь. «Мы бы­ли на­столь­ко уве­ре­ны в по­бе­де над Ита­ли­ей, не­смот­ря на счет 1:1 по­сле пер­вых 45 ми­нут, что при­ня­лись шу­тить в пе­ре­ры­ве. Ин­тел­ли­гент­ный Загало, не поз­во­ля­ю­щий се­бе под­ни­мать го­лос, вски­пел – мол, фи­нал еще не вы­иг­ран, а вы уже празд­ну­е­те! Но в ту же се­кун­ду остыл и по­про­сил оста­вить шут­ки на по­том. Есть тре­не­ры, ко­то­рые мно­го го­во­рят, но не по су­ти. Загало об­ла­дал ма­ги­ей сло­ва.

Роль Загало в по­бе­де – фун­да­мен­таль­ная. Я не знаю и не бе­русь су­дить, взя­ли ли бы мы Ку­бок Ми­ра с Сал­да­ньей. Мо­жет быть. Но при­ход Загало из­ме­нил всё. Кол­лек­тив стал спо­кой­ным, ибо рань­ше мик­ро­кли­мат был тя­же­лым».

Вто­рит Кар­ло­су Аль­бер­то Тор­ре­су То­стао: «Загало пер­вым из тре­не­ров за­го­во­рил о так­ти­ке гло­баль­но. Все осталь­ные спе­ци­а­ли­сты го­во­ри­ли обоб­щен­но о ли­ни­ях. Он же изу­чал каж­до­го со­пер­ни­ка. То, что сей­час де­ла­ют все тре­не­ры. Он был впе­ре­ди вре­ме­ни, был пред­вест­ни­ком все­го это­го. Мно­гие лю­ди по сей день го­во­рят, что сбор­ную 1970 го­да да­же не нуж­но бы­ло тре­ни­ро­вать, всё рав­но бы по­бе­ди­ли. Но это не так. Загало де­таль­но оку­нул­ся в так­ти­че­ский мир фут­бо­ла, и это сыг­ра­ло важ­ную роль. В 58-м, ко­гда ко­ман­ды иг­ра­ли толь­ко с дву­мя иг­ро­ка­ми в се­ре­дине по­ля, Загало пер­вым смек­нул, что вско­ре это­го бу­дет недо­ста­точ­но, и из­ме­нил схе­му».

ЧМ‑1974 И ЧМ‑1994. ГОЛЛАНДСКА­Я ПАРАЛЛЕЛЬ

«На пер­вен­стве ми­ра в ФРГ я не мог рас­счи­ты­вать сра­зу на пя­те­рых ис­пол­ни­те­лей, ко­то­рые сыг­ра­ли важ­ную роль в по­бе­де че­ты­ре го­да на­зад – Пе­ле, Жер­сон, То­стао, Кло­до­аль­до и Кар­лос Аль­бер­то Тор­рес. Из клю­че­вых фи­гур оста­лись Ри­ве­ли­но и Жа­ир­зи­ньо.

Это был, ко­неч­но, чем­пи­о­нат двух ко­манд – ФРГ и Гол­лан­дии, ко­то­рые на­хо­ди­лись в зе­ни­те сво­ей си­лы. С точ­ки зре­ния тре­нер­ской мыс­ли я гор­жусь иг­рой с Во­сточ­ной Гер­ма­ни­ей. Они бы­ли пре­крас­но го­то­вы фи­зи­че­ски. Я ре­шил убрать из ос­но­вы Пи­ац­цу, и к Ри­ве­ли­но с Па­у­ло Кар­пе­джа­ни с пер­вых ми­нут при­кре­пил Па­у­ло Се­за­ра. Я по­ста­вил сра­зу чет­ве­рых тех­ни­че­ски силь­ных иг­ро­ков. Ри­ве­ли­но при­нес нам по­бе­ду 1: 0. За­тем мы обыг­ра­ли Ар­ген­ти­ну и столк­ну­лись с гол­ланд­ца­ми.

Я был удив­лен то­му, как иг­ра­ла сбор­ная Гол­лан­дии. Это бы­ла фан­та­сти­че­ская ко­ман­да с вы­со­чай­шим иг­ро­вым IQ. Я при­сут­ство­вал на мат­че Гол­лан­дия – Уруг­вай. И сост­рил, что нет в гол­ланд­цах ни­че­го осо­бен­но­го, кро­ме оран­же­вых фут­бо­лок. Я про­сто хо­тел при­дать уве­рен­но­сти сво­им ре­бя­там, при­умень­шив вос­тор­ги от иг­ры гол­ланд­ской сбор­ной.

Хо­тя мы не бы­ли луч­шей ко­ман­дой на пер­вен­стве, но иг­ра­ли на рав­ных с Гол­лан­ди­ей. Мы усту­пи­ли, но мог­ли по­бе­дить, ес­ли бы ис­поль­зо­ва­ли свои шан­сы в пер­вой по­ло­вине. Бес­спор­но, гол­ланд­цы иг­ра­ли в уни­каль­ной ма­не­ре, но она не при­нес­ла им же­лан­но­го.

Че­рез два­дцать лет мы ото­мсти­ли гол­ланд­цам. У них сно­ва по­яви­лось за­ме­ча­тель­ное по­ко­ле­ние. В 1994 го­ду по­бе­да над Гол­лан­ди­ей в чет­верть­фи­на­ле опре­де­ли­ла на­ше чем­пи­он­ство. По­сле нее я уже не со­мне­вал­ся, что мы ста­нем «тет­ра». Это бы­ла са­мая труд­ная иг­ра на аме­ри­кан­ском мун­ди­а­ле, где я ра­бо­тал в па­ре с Кар­ло­сом Аль­бер­то Пар­рей­рой. В этом слу­чае мы по­ме­ня­лись ро­ля­ми. Он по­мо­гал мне в 1970-м и 74-м, ра­бо­тал вместе со мной два го­да в Кувей­те, а здесь я был его по­мощ­ни­ком.

Во встре­че с гол­ланд­ца­ми мы по­ве­ли 2:0, и все вздох­ну­ли об­лег­чен­но, как вне­зап­но гол­ланд­цы за де­сять ми­нут за­би­ли два мя­ча и вер­ну­лись в иг­ру. Но, к сча­стью, Бран­ко удал­ся по­тря­са­ю­щий вы­стрел со штраф­но­го, и мы по­бе­ди­ли 3: 2.

Нашлись и те, кто рас­кри­ти­ко­вал нас за обо­ро­ни­тель­ный фут­бол. Го­во­ри­ли, что Ко­лум­бия и Ар­ген­ти­на вы­гля­де­ли зре­лищ­нее, что они иг­ра­ли в бра­зиль­ский фут­бол, а не мы. Ну и где бы­ли Ко­лум­бия и Ар­ген­ти­на на ЧМ-1994? Мы же ста­ли тет­ра­кам­пео­на­ми. И я счи­таю, что мы про­де­ла­ли вы­да­ю­щу­ю­ся ра­бо­ту! Бра­зи­лия ста­ла «тет­ра» толь­ко по­то­му, что мы по­ста­ви­ли гра­мот­ную иг­ру в обо­роне, под­го­то­ви­ли ко­ман­ду фи­зи­че­ски и до­нес­ли так­ти­че­скую мысль иг­ро­кам. По­след­нее – са­мое важ­ное! Мож­но иметь оби­лие звезд, но ни­че­го не до­бить­ся. По­ми­мо тех­ни­че­ских ка­честв, фут­бо­ли­сты долж­ны уметь вы­пол­нять опре­де­лен­ный тип ра­бо­ты, по­то­му что у каж­до­го свои функ­ции. Фут­бо­лист мо­жет быть тысячу раз класс­ным ис­пол­ни­те­лем, но он мо­жет не вы­пол­нять ту ра­бо­ту, ко­то­рая от него тре­бу­ет­ся. Ино­гда слож­но по­нять, по­че­му иг­ра­ет ка­жу­щий­ся со сто­ро­ны бо­лее сла­бым тех­ни­че­ски иг­рок, а не бо­лее силь­ный. Вот по этой при­чине и иг­рал Кло­до­аль­до в 1970 го­ду, ко­то­рый тех­ни­че­ски ни­чем не вы­де­лял­ся, но вы­пол­нял то, че­го дру­гие, неве­ро­ят­но ода­рен­ные фут­бо­ли­сты ни за что не вы­пол­ни­ли бы! Мне очень не хва­та­ло Кло­до­аль­до в 74-м».

То­гда бра­зиль­цы да­же тре­тьи­ми не ста­ли, усту­пив «брон­зу» по­ля­кам (0:1). Ин­те­рес­но, что в той встре­че Ма­рио Загало дал сыг­рать вы­да­ю­ще­му­ся ата­ку­ю­ще­му ха­ву «Пал­мей­ра­са» Аде­ми­ру да Гия, ре­корд­сме­ну клу­ба по ко­ли­че­ству игр, но од­но­му из са­мых боль­ших неудач­ни­ков в сбор­ной. Аде­мир де­бю­ти­ро­вал за «се­ле­сао» еще в 1965 го­ду, но на ЧМ-1966 и ЧМ-1970 не по­ехал, про­иг­рав кон­ку­рен­цию Жер­со­ну. Аде­ми­ра хо­тел вклю­чить в мек­си­кан­ский со­став Сал­да­нья, но Загало его от­це­пил. На но­вость о вы­зо­ве на ЧМ-1974 Аде­мир ни­как не от­ре­а­ги­ро­вал, спо­кой­но про­дол­жив обед. Он был твер­дым за­пас­ным и да­же не рас­счи­ты­вал на то, что сыг­ра­ет. Пе­ред иг­рой с Поль­шей, ко­гда Аде­мир уми­нал чет­вер­тую гру­шу, к нему со спи­ны по­до­шел Загало и ска­зал го­то­вить­ся к иг­ре.

Но матч Аде­мир де Гия не до­иг­рал. Из-за то­го, что объ­ел­ся груш! Загало имел при­выч­ку в пе­ре­ры­ве спра­ши­вать фут­бо­ли­стов, не устал ли кто. И Аде­мир ока­зал­ся един­ствен­ным за два чем­пи­о­на­та ми­ра, кто под­нял ру­ку и ска­зал, что устал…

ЧМ‑1998. Я НЕ УБЕГАЛ ОТ ПРО­БЛЕ­МЫ, Я С НЕЙ СТОЛК­НУЛ­СЯ

«Са­мая боль­шая по­ле­ми­ка в мо­ей го­ло­ве раз­вер­ну­лась пе­ред фи­на­лом с Фран­ци­ей. В день иг­ры Ро­нал­до увез­ли в фран­цуз­скую кли­ни­ку, сде­ла­ли те­сты, по ре­зуль­та­там ка­ких мне ре­ко­мен­до­ва­ли его не вы­пус­кать. Ре­ше­ние бы­ло за мной, и я не знал, как по­сту­пить. Наш ме­дик Ли­дио ска­зал, что сни­ма­ет с се­бя от­вет­ствен­ность, ес­ли не дай Бог что­ни­будь слу­чит­ся с Ро­нал­до во вре­мя иг­ры.

Ро­нал­до умо­лял ме­ня вы­пу­стить его с пер­вых ми­нут. Вы толь­ко пред­ставь­те, ес­ли бы я не по­ста­вил Ро­нал­до, и Бра­зи­лия усту­пи­ла? Прес­са от­пра­ви­ла бы ме­ня на ги­льо­ти­ну. Они бы спро­си­ли Ро­нал­до, на что он от­ве­тил бы: «Я го­тов был иг­рать. Я рвал­ся в бой, но Загало ме­ня не вы­пу­стил». Вся ви­на лег­ла бы на ме­ня. Я не убегал от про­бле­мы, я с ней столк­нул­ся.

По­хо­жая си­ту­а­ция сло­жи­лась с Ро­ма­рио, толь­ко пе­ред са­мим стар­том ЧМ. Не я от­ве­чал за его фи­зи­че­ское со­сто­я­ние, но я дол­жен был при­нять окон­ча­тель­ное ре­ше­ние. Он не успе­вал вос­ста­но­вить­ся и в лю­бом слу­чае не был бы го­тов пол­но­стью. По­это­му я при­нял ре­ше­ние от­це­пить Ро­ма­рио. А вот в фи­на­ле Ко­па Аме­ри­ка-1997 в Ла-па­се он не сыг­рал по ре­ше­нию ме­ди­цин­ской служ­бы».

ОЛИМ­ПИЙ­СКИЕ ИГ­РЫ‑1996. СА­МОЕ БОЛЬ­ШОЕ РАЗО­ЧА­РО­ВА­НИЕ

«По­ра­же­ние от Ни­ге­рии в по­лу­фи­на­ле – са­мое горь­кое в мо­ей тре­нер­ской ка­рье­ре».

Лю­бо­пыт­но, что Загало мог при­нять уча­стие еще в Олим­пий­ских Иг­рах 1952 го­да в Хель­син­ки. В со­ста­ве «Фла­мен­го», чья ко­ман­да бы­ла ос­но­вой олим­пий­ской сбор­ной, он вы­иг­рал ама­тор­ский чем­пи­о­нат Бра­зи­лии. 20-лет­ний Загало был ос­нов­ным ле­вым на­па­да­ю­щим «Фла­мен­го» и по­ехал бы на ОИ, но пред­по­чел под­пи­сать про­фес­си­о­наль­ный кон­тракт с клу­бом (в от­ли­чие от Эди­ньо в 76-м, см. со­от­вет­ству­ю­щее ин­тер­вью).

Впро­чем, в Фин­лян­дии бра­зиль­цы ни­че­го осо­бо не по­ка­за­ли, усту­пив нем­цам в чет­верть­фи­на­ле 2:4 в до­пол­ни­тель­ное вре­мя. Нем­цы, в свою оче­редь, да­же в трой­ку при­зе­ров не по­па­ли. Зо­ло­тые ме­да­ли взя­ли ле­ген­дар­ные вен­гры с Пуш­ка­шем, Хи­дег­ку­ти, Ци­бо­ром, Ко­чи­шем, ко­то­рые че­рез два го­да усту­пят в фи­на­ле ЧМ-1954 как раз нем­цам, прав­да, со­вер­шен­но дру­гой ко­ман­де. Из бу­ду­щих бра­зиль­ских звезд в Хель­син­ки сыг­ра­ли толь­ко двое: Ва­ва и Зо­зи­мо.

МИНУС ОДИН ЧЕМ­ПИ­О­НАТ МИ­РА

В 1989 го­ду Ма­рио Загало при­нял сбор­ную ОАЭ и до­бил­ся с этой нефут­боль­ной сбор­ной небы­ва­ло­го про­грес­са. ОАЭ ни­ко­гда не вы­хо­ди­ли на ми­ро­вые пер­вен­ства, да и во­об­ще ни­чем не мог­ли по­хва­стать­ся да­же в Пер­сид­ском За­ли­ве. В ре­ша­ю­щей иг­ре от­бо­ра ара­бы грох­ну­ли ки­тай­цев, за что каж­дый иг­рок сбор­ной был на­граж­дён пре­ми­ей в 135 ты­сяч дол­ла­ров. Загало по­тре­бо­вал при­бав­ки, но ему ука­за­ли на дверь, не вы­пла­тив да­же эти 135 ты­сяч! У ру­ля Загало за­ме­нил по­ляк Бла­ут, при ко­то­ром ко­ман­да на Куб­ке Пер­сид­ско­го за­ли­ва по­тер­пе­ла три по­ра­же­ния. На чем­пи­о­нат ми­ра ОАЭ по­вез не кто иной, как Кар­лос Аль­бер­то Пар­рей­ра, с ко­то­рым Загало ра­бо­тал дол­гое вре­мя в связ­ке в сбор­ной Бра­зи­лии. На по­лях Ита­лии ара­бы ста­ли са­мой сла­бой сбор­ной на тур­ни­ре, усту­пив без шан­сов все три мат­ча в груп­пе ФРГ, Юго­сла­вии и Ко­лум­бии с об­щим счё­том 2:11.

МА­ГИЯ ЧИС­ЛА ЗАГАЛО

Ма­ло кто в фут­бо­ле, да и в спор­те во­об­ще, несуе­ве­рен. Од­на­ко Ма­рио Загало в этом плане уни­каль­ный эк­зем­пляр. Всю свою жизнь он свя­зы­ва­ет со счаст­ли­вым для се­бя чис­лом 13. (Так что ес­ли бо­язнь чис­ла 13 по-на­уч­но­му име­ну­ет­ся три­де­ка­фо­бия, то у Загало три­де­ка­фи­лия! – Ред.)

«Я же­нил­ся 13-го чис­ла. По­че­му я со­би­рал­ся же­нить­ся 13 июня? По­то­му что моя воз­люб­лен­ная свя­то ве­ри­ла в Свя­то­го Ан­то­нио, чей день чтят 13 июня. Но из-за вне­зап­ной кон­чи­ны мо­е­го те­стя мы вы­нуж­де­ны бы­ли пе­ре­не­сти сва­дьбу – на 13 ян­ва­ря.

Идем даль­ше. Я ро­дил­ся в 1931 го­ду. Лег­ко за­ме­тить, что и здесь при­сут­ству­ет скры­тое чис­ло 13. Пер­вый мой ЧМ со­сто­ял­ся в 1958 го­ду: 5+8=13. «Тет­ра» я стал в 1994 го­ду: 9+4 = 13. В Рио я жил в мно­го­квар­тир­ном до­ме на 13-м эта­же; в но­мер­ном зна­ке мо­е­го ав­то­мо­би­ля зна­чи­лась циф­ра 13, я все­гда го­ло­со­вал на 13-м участ­ке.

Воз­вра­ща­ясь к те­ме фут­бо­ла. Ес­ли сло­жить ко­ли­че­ство букв в име­ни Ро­бер­то Ба­д­жо (Roberto Baggio), не за­бив­ше­го ре­ша­ю­щий пе­наль­ти в по­сле­мат­че­вой се­рии, то вый­дет 13. Есть еще це­лая че­ре­да сов­па­де­ний и со­бы­тий, свя­зан­ных с циф­рой 13. Я мо­гу про­дол­жать очень дол­го».

От его вни­ма­ния на­вер­ня­ка не ускольз­нул тот факт, что фи­наль­ная иг­ра чем­пи­о­на­та ми­ра 1998 го­да со­сто­я­лась 12 июля. Вот сыг­ра­ли бы 13-го, Ро­нал­до успел вос­ста­но­вить­ся от при­сту­па, и Бра­зи­лия ста­ла бы пен­та­кам­пе­о­ном на че­ты­ре го­да рань­ше! (С дру­гой сто­ро­ны, что ме­ша­ло при­сту­пу дол­ба­нуть «Фе­но­ме­на» имен­но 13-го?! – Ред.)

ОБЫГ­РА­ЛИ СССР И ПО­НЯ­ЛИ, ЧТО БУ­ДЕМ ЧЕМ­ПИ­О­НА­МИ

– Се­ньор Загало, у вас столь­ко тро­фе­ев. Но всё же есть один, особенный для вас?

– Есть. В ка­че­стве иг­ро­ка это за­во­е­ва­ние Куб­ка ми­ра в 1958 го­ду, в ка­че­стве тре­не­ра – тро­фей 1970 го­да. В эти мо­мен­ты я ис­пы­тал наи­боль­шую эй­фо­рию.

– До 1958 го­да Бра­зи­лия не по­беж­да­ла на ми­ро­вых пер­вен­ствах. В ка­кой мо­мент вы осо­зна­ли, что это на­ко­нец слу­чит­ся и Бра­зи­лия вы­иг­ра­ет впер­вые в ис­то­рии?

– На пер­вен­стве ми­ра в Шве­ции нас не вос­при­ни­ма­ли как фа­во­ри­тов. Фа­во­ри­та­ми мы бы­ли в 1950 го­ду, но усту­пи­ли в фи­на­ле Уруг­ваю. На ЧМ-1954 в Швей­ца­рии вы­сту­пи­ли бес­слав­но. На­ка­нуне вы­ле­та в Шве­цию мы круп­но обыг­ра­ли Па­раг­вай 5:1, я за­бил два мя­ча. Хо­ро­шо пом­ню, что мы очень труд­но до­би­ра­лись до Сток­голь­ма. Путь в Шве­цию про­ле­гал че­рез Ре­си­фи и Да­кар и за­нял 34 ча­са. Бы­ло важ­но удач­но сыг­рать в пер­вом мат­че, что­бы под­нять мо­раль­ный дух! Мы до­би­лись по­бе­ды над Ав­стри­ей 3:0, и это ста­ло им­пуль­сом. Клю­че­вым мо­мен­том все­го пер­вен­ства ста­ла иг­ра с рус­ски­ми, ко­гда в со­став во­шли Зи­то, Пе­ле и Гар­рин­ча. Мы по­бе­ди­ли Рос­сию (все бра­зиль­цы Со­вет­ский Со­юз вос­при­ни­ма­ют как Рос­сию, не ви­ни­те Загало. – В. П.) 2:0, и нас уже бы­ло не оста­но­вить!

– Что, да­же бы­ли уве­ре­ны в по­бе­де над хо­зя­е­ва­ми пер­вен­ства шве­да­ми в фи­на­ле еще до иг­ры?

– Аб­со­лют­но! Хо­тя в один мо­мент серд­це ёк­ну­ло и по­ду­ма­лось, что мо­жем про­иг­рать. Нильс Лид­хольм от­крыл счет, а вско­ре Лен­нарт Ско­глунд ед­ва не удво­ил пре­иму­ще­ство, но я при­бе­жал на по­мощь на­ше­му вра­та­рю Жил­ма­ру и вы­нес мяч из пу­стых во­рот. В ту се­кун­ду я вспом­нил гро­бо­вую ти­ши­ну на «Ма­ра­кане» по­сле то­го, как Уруг­вай за­бил ре­ша­ю­щий мяч в 50-м. Ста­ло не по се­бе. Но мы быст­ро при­шли в се­бя, и к се­ре­дине пер­во­го тай­ма уже ве­ли в сче­те.

– Пра­виль­но ли бу­дет ска­зать, что по­сле то­го три­ум­фа Бра­зи­лию узнал весь мир, а са­му Бра­зи­лию охва­ти­ло фут­боль­ное безу­мие?

– Это был как неждан­ный по­да­рок. Ни­кто не ду­мал, что Бра­зи­лия по­бе­дит. Для ме­ня то­же это был по­да­рок свы­ше. Я же до это­го ни­ко­гда не вы­зы­вал­ся в сбор­ную. Но – ока­зал­ся в нуж­ное вре­мя в нуж­ном ме­сте.

В гло­баль­ном смыс­ле эта по­бе­да при­да­ла узна­ва­е­мо­сти Бра­зи­лии как стране. До то­го в Ев­ро­пе ска­жи, что сто­ли­ца Бра­зи­лии Бу­энос-ай­рес, и все при­ня­ли бы за прав­ду!

В Шве­ции, в оте­ле, где про­жи­ва­ла бра­зиль­ская де­ле­га­ция, раз­ве­ва­лись все фла­ги, за ис­клю­че­ни­ем бра­зиль­ско­го. Как вет­ром сду­ло! Мы с Жо­э­лом по­шли к управ­ля­ю­ще­му оте­ля и ска­за­ли, что от­сут­ству­ет бра­зиль­ский стяг. Он за­ве­рил, что к ве­че­ру во­прос бу­дет ре­шен. И ре­шил. Толь­ко вме­сто бра­зиль­ско­го фла­га по­ве­сил пор­ту­галь­ский! Ан­глий­ско­го мы не зна­ли, не го­во­ря уже, что ни бель­ме­са по-швед­ски. Ну вот как ему объ­яс­нить? С го­рем по­по­лам отыс­ка­ли кни­гу с фла­га­ми и ткну­ли паль­цем… Вот по­че­му, счи­таю, фут­бол для Бра­зи­лии сде­лал боль­ше, чем лю­бое бра­зиль­ское по­соль­ство в ми­ре. – По­бе­да в 1962 го­ду да­лась труд­нее, чем в 1958-м?

– Со­вер­шен­но вер­но! Бра­зиль­ская ко­ман­да 1958 го­да иг­ра­ла луч­ше, она бы­ла на пи­ке. В Чи­ли мы ста­ли на че­ты­ре го­да стар­ше, у нас бы­ло несколь­ко иг­ро­ков стар­ше 30 лет, мне шёл 31-й.

Но уди­ви­тель­но дру­гое. Обе кам­па­нии вы­шли оди­на­ко­вы­ми. И в Шве­ции, и в Чи­ли мы одер­жа­ли по 5 по­бед и по ра­зу сыг­ра­ли вни­чью. И оба ра­за во вто­рой иг­ре груп­по­во­го эта­па. В 1958 го­ду – 0:0 с Ан­гли­ей, а в 1962-м – 0:0 с Че­хо­сло­ва­ки­ей. Од­на­ко в 1958 го­ду мы уве­рен­нее по­беж­да­ли в по­лу­фи­на­ле и фи­на­ле, раз­гро­мив Фран­цию и Шве­цию с оди­на­ко­вым счё­том 5: 2.

Не за­бы­вай­те, что в 1962 го­ду Бра­зи­лия по­те­ря­ла Пе­ле на ран­ней ста­дии. Ко­роль еще на груп­по­вой ста­дии по­лу­чил трав­му и боль­ше не иг­рал. Роль ли­де­ра на се­бя взял Гар­рин­ча. Это был его чем­пи­о­нат! Гар­рин­ча бук­валь­но ле­тал по по­лю, он рас­тер­зал Че­хо­сло­ва­кию в фи­на­ле. Пе­ле же удач­но за­ме­нил Ама­рил­до. Об этом то­же не сто­ит за­бы­вать!

– Я имел честь раз­го­ва­ри­вать с Жа­ир­зи­ньо и Ри­ве­ли­но, и они утвер­жда­ли, что не име­ли ни грам­ма со­мне­ний в по­бе­де над Ита­ли­ей в фи­на­ле ЧМ-1970, на­столь­ко неудер­жи­мой бы­ла та ко­ман­да…

– Этот фи­нал с Ита­ли­ей – про­из­ве­де­ние ис­кус­ства в ис­пол­не­нии Пе­ле! Ка­кой же ше­девр он по­ло­жил го­ло­вой по­сле пе­ре­да­чи Ри­ве­ли­но! Нео­пи­су­е­мая кра­со­та! Этот мяч стал им­пуль­сом для бу­ду­щей уве­рен­ной по­бе­ды. И по­том, вспом­ни­те пас Пе­ле на ход Кар­ло­су Аль­бер­то, ко­то­рый уста­но­вил окон­ча­тель­ный счет 4: 1. По­сле иг­ры, ко­гда стра­сти уже немно­го при­утих­ли, Пе­ле по­до­шел и об­нял ме­ня: «Ма­рио, мы долж­ны бы­ли сде­лать это вместе. Ты и я»! В 1966 го­ду он про­дол­жил иг­рать в сбор­ной, а я уже про­стил­ся с ка­рье­рой иг­ро­ка. В 1970 го­ду мы вос­со­еди­ни­лись. Не­со­мнен­но, это са­мые за­по­ми­на­ю­щи­е­ся объ­я­тия в мо­ей жиз­ни! По­лу­чен­ные от са­мо­го вы­да­ю­ще­го­ся иг­ро­ка в ис­то­рии фут­бо­ла.

ВНЕЗАПНАЯ СМЕРТЬ НА ОЛИМ­ПИА­ДЕ

– В ЧМ-1974 Бра­зи­лия иг­ра­ла без Пе­ле и за­ня­ла чет­вер­тое ме­сто. Се­ньор Загало, по­ло­жа ру­ку на серд­це, ска­жи­те – вы до­пу­сти­ли ошиб­ки в иг­ре с Гол­лан­ди­ей?

– На том пер­вен­стве гол­ланд­цы внед­ри­ли ин­но­ва­цию в ми­ро­вой фут­бол, вне­ся но­вую так­ти­че­скую схе­му под на­зва­ни­ем «голландска­я ка­ру­сель». Во гла­ве с Кру­иф­фом иг­ро­ки по­сто­ян­но ме­ня­ли по­зи­ции, что ста­ви­ло всех в ту­пик. Тем не ме­нее, мы мог­ли вы­иг­рать эту иг­ру, ис­поль­зуй су­пер­шан­сы Жа­ир­зи­ньо и Па­у­ло Се­зар Ка­жу в пер­вом тай­ме.

– За­тем в 1994 го­ду вы еще раз вы­иг­ра­ли чем­пи­о­нат ми­ра как ас­си­стент Кар­ло­са

А Аль­бер­то б Пар­рей­ры. П й Для Д вас этот тро­фей не ме­нее зна­чим?

– Я оди­на­ко­во до­ро­жу все­ми ти­ту­ла­ми! Од­на­ко по­беж­дать как иг­рок и как тре­нер – со­вер­шен­но раз­ные ве­щи. Я за­стал мно­го из­ме­не­ний в фут­бо­ле и сам при­нял уча­стие в этих транс­фор­ма­ци­ях. Я за­стал вре­ме­на, ко­гда тре­не­ры, в том чис­ле Ви­сен­те Фе­о­ла, сле­по вы­стра­и­ва­ли ко­ман­ды по схе­ме 4–2– 4. И я был тем че­ло­ве­ком, ко­то­рый эту си­сте­му транс­фор­ми­ро­вал. В 1970 го­ду мне уда­лось сов­ме­стить на по­ле сра­зу пять «де­ся­ток»: Жа­ир­зи­ньо, То­стао, Жер­со­на, Пе­ле и Ри­ве­ли­но. Мне при­шлось из но­ми­наль­но­го опор­ни­ка Пи­ац­цы сде­лать чет­вер­то­го за­щит­ни­ка, Ри­ве­ли­но пе­ре­ве­сти на ле­вый фланг, а Кар­лос Аль­бер­то иг­рал пра­во­го ла­те­ра­ля. Это бы­ла фан­та­сти­че­ская ко­ман­да, ко­то­рую при­знал весь мир!

– ЧМ-1998, при­ступ Ро­нал­до пе­ред фи­на­лом. Мож­но ли его бы­ло из­бе­жать?

– Не ду­маю. Про­изо­шла на­сто­я­щая ка­та­стро­фа! Стран­но, что мно­гие утвер­жда­ют, буд­то ни­ка­ко­го при­сту­па не бы­ло. За­ве­ряю – был! У Ро­нал­до слу­чи­лась се­рьез­ная пробле­ма, ко­то­рую в то вре­мя опи­сы­ва­ли од­ним сло­вом – кон­вуль­сии. Ко­гда мы до­би­ра­лись на ав­то­бу­се на «Стад-де-франс», ка­за­лось, что едем на клад­би­ще. Все мыс­ли бы­ли толь­ко о Ро­нал­до, ко­то­рый в тот мо­мент еще на­хо­дил­ся в кли­ни­ке.

Ко­гда мы при­бы­ли на ста­ди­он, я тра­ди­ци­он­но про­чи­тал лек­цию, сде­лал рас­ста­нов­ку и ска­зал, что с пер­вых ми­нут Ро­нал­до за­ме­нит Эд­мун­до. В тот мо­мент вспом­нил, что в 1962 го­ду мы по­те­ря­ли Пе­ле, но всё рав­но ста­ли би­кам­пео­на­ми. Од­на­ко за час до иг­ры Ро­нал­до при­был на ста­ди­он и умо­лял дать ему сыг­рать. Я усту­пил. Но я не хо­чу, что­бы вы ду­ма­ли, что мы про­иг­ра­ли из-за Ро­нал­до. В лю­бом слу­чае я по­ста­вил бы Ро­нал­до. Да­же ес­ли бы при­шлось пе­ре­иг­рать тот матч.

– Это прав­да, что по­ра­же­ние от Ни­ге­рии на Олим­пий­ских Иг­рах-1996 в Ат­лан­те вы вос­при­ня­ли бо­лез­нен­нее, чем от Гол­лан­дии на ЧМ-1974?

– Так и есть. Гол­лан­дия бы­ла ве­ли­ко­леп­на и ее бы­ло слож­но обыг­рать, а Ни­ге­рию мы обя­за­ны бы­ли про­хо­дить при лю­бых рас­кла­дах. Ко­гда ве­дешь в сче­те 3:1, а в ито­ге усту­па­ешь 3:4 – это как внезапная смерть.

– Се­ньор Загало, на­по­сле­док на­зо­ви­те трех са­мых вы­да­ю­щих­ся фут­бо­ли­стов, с ко­то­ры­ми вам до­ве­лось по­ра­бо­тать, за ис­клю­че­ни­ем Пе­ле!

– Есте­ствен­но, Пе­ле вне вся­ких рей­тин­гов. Он тво­рил неве­ро­ят­ные, не под­да­ю­щи­е­ся объ­яс­не­нию ве­щи. Он луч­ший в ми­ре, с ко­то­рым у ме­ня бы­ла воз­мож­ность иг­рать, а за­тем тре­ни­ро­вать. Быть тре­не­ром и иметь в рас­по­ря­же­нии та­ко­го иг­ро­ка – боль­шая честь и при­ви­ле­гия! Гар­рин­ча и Ни­л­тон Сан­тос – два ис­клю­чи­тель­ных иг­ро­ка «Бо­та­фо­го» и бра­зиль­ской ко­ман­ды в 58-м и 62-м. Мане тво­рил на по­ле ше­дев­ры и то­же был укра­ше­ни­ем фут­бо­ла. Ни­л­тон Сан­тос, ко­то­рый всю ка­рье­ру про­вел в «Бо­та­фо­го», был фун­да­мен­том, на ко­то­ром дер­жа­лась сбор­ная в 58-м и 62-м.

Ну и, ко­неч­но, Ро­нал­до «Фе­но­мен». Он то­же об­ла­дал уни­каль­ным да­ром, умел на вы­со­чай­шей ско­ро­сти ме­нять на­прав­ле­ние дви­же­ния, что ста­ви­ло в ту­пик за­щит­ни­ков. Не го­во­ря уже о чув­стве го­ла, ин­стинк­те убий­цы… Вер­нуть­ся по­сле та­кой тя­же­лой трав­мы и при­не­сти пя­тую по­бе­ду Бра­зи­лии мог толь­ко ве­ли­чай­ший фут­бо­лист!

Ве­ли­ко­леп­ная бра­зиль­ская пя­тер­ка: Гар­рин­ча, Ди­ди, Пе­ле, Ва­ва и Загало

Сбор­ная Бра­зи­лии – 1962. Загало край­ний справа в ниж­нем ря­ду сре­ди фут­бо­ли­стов

Загало (21) на­ве­ши­ва­ет на Ама­рил­до, но тот, ка­жет­ся, не за­би­ва­ет в этом эпи­зо­де. Впро­чем, свое сло­во в мат­че с ис­па­ни­ей на ЧМ‑1962 Ама­рил­до обя­за­тель­но ска­жет

Ма­рио Загало в по­лу­фи­на­ле ЧМ‑1962 с чи­лий­ца­ми. на зад­нем плане ни­л­тон Сан­тос

Сим­во­ли­че­ское фо­то. Ста­рый Волк на Ко­па Аме­ри­ка‑1995 в Уруг­вае

Загало с куб­ком Жю­ля Римэ и ка­пи­та‑ ном Кар­ло­сом Аль­бер­то по­сле по­бе­ды на ЧМ‑1970

Сы­нок, не гру­сти, ты еще вы­иг­ра­ешь свой чем­пи­о­нат ми­ра!

У Загало бы­ли очень на­тя­ну­тые от­но­ше­ния с Ро­ма­рио. Ко­ро­тыш­ка бу­дет силь­но оби­жать­ся на Загало за то, что тот не взял его на ЧМ‑1998

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.