ОЛАФ ТОН: «Я ДЕЙ­СТВИ­ТЕЛЬ­НО БЫЛ ФАНАТОМ «БА­ВА­РИИ»!»

Football (Ukraine) - - ГЕРМАНИЯ ИСТОРИЯ - Пе­ре­вел Ар­тем ФРАН­КОВ

– Герр Тон, в 1984 го­ду вы в 18 лет за­би­ли три го­ла в по­лу­фи­на­ле Куб­ка бу­ду­ще­му по­бе­ди­те­лю – «Ба­ва­рии». Что вы ду­ма­е­те об этой иг­ре се­год­ня?

– Мне осо­бен­но при­ят­но вспо­ми­нать, что я за­би­вал с ле­вой, с пра­вой и го­ло­вой. А за­кон­чи­лось всё 6:6! Об этом мат­че мож­но кни­ги пи­сать. 4:4 по­сле ос­нов­но­го вре­ме­ни. В пер­вом тай­ме до­пол­ни­тель­но­го не бы­ло за­би­то ни од­но­го го­ла, толь­ко на 112-й ми­ну­те Ди­тер Хё­несс сде­лал счет 4:5. Мы сно­ва срав­ня­ли счет три ми­ну­ты спу­стя, за­бил Бер­нард Дитц. На 118-й ми­ну­те Хё­несс за­гнал мяч в во­ро­та по­сле ошиб­ки Юн­г­хан­са (Тон пу­та­ет пя­тый и ше­стой го­лы «Ба­ва­рии», но ре­пор­тер его не по­прав­ля­ет – не в те­ме? – А. Ф.)…

– По сло­вам ком­мен­та­то­ра ZDF Эбер­хар­да Фиг­ге­мей­е­ра, иг­ра бы­ла окон­че­на.

– Не знаю, ре­шал­ся ли с тех пор ка­кой-то те­ле­ви­зи­он­ный ком­мен­та­тор го­во­рить об окон­ча­тель­ном сче­те! (Ре­шал­ся-ре­шал­ся, Олаф… – А. Ф.) Ре­фе­ри по­да­рил нам несколь­ко ми­нут до­бав­лен­но­го вре­ме­ни. Мы на­ча­ли по­след­нюю ата­ку, я по­лу­чил мяч и во­гнал его в во­ро­та над ру­ка­ми Жа­наМа­ри Пфаф­фа. Этот за­вер­ша­ю­щий гол все­гда бу­дет жить в мо­ей па­мя­ти. Ес­ли кто-то се­год­ня про­из­но­сит при мне «6:6», в моз­гу сра­зу же что-то щел­ка­ет, и у ме­ня пе­ред гла­за­ми сно­ва воз­ни­ка­ет этот гол, а так­же то, как че­рез несколь­ко се­кунд все на­бро­си­лись на ме­ня, и я был по­хо­ро­нен под гру­дой то­ва­ри­щей.

«В ТА­КИХ МАТ­ЧАХ НИ­КТО НЕ УСТА­ЕТ»

– У вас дав­но долж­ны бы­ли ис­сяк­нуть си­лы.

– В ка­кой-то мо­мент в иг­ре по­яви­лась ди­на­ми­ка, при ко­то­рой да­же не за­ду­мы­ва­ешь­ся об уста­ло­сти. Всё про­шло пе­ред гла­за­ми слов­но фильм, как в тран­се. И ес­ли я вый­ду на по­ле про­тив ста­рых ге­ро­ев, про­тив Рум­ме­ниг­ге, про­тив Пфаф­фа или Лер­бю, мои но­ги опять есте­ствен­ным об­ра­зом по­бе­гут. В той иг­ре ни­кто не устал.

– «Шаль­ке-04» по­до­шел к мат­чу в ро­ли явного аут­сай­де­ра. Спу­стя две­на­дцать ми­нут по­сле стар­то­во­го свист­ка бы­ло уже 0:2. Обыч­но про­тив столь звезд­но­го ан­сам­бля это озна­ча­ет при­го­вор.

– Вер­но. Я то­же по­ду­мал бы­ло: при­плы­ли. Но мы быст­ро при­шли в се­бя и срав­ня­ли счет в те­че­ние се­ми ми­нут. Имен­но то­гда я уве­рил­ся: «Ба­ва­рия» се­год­ня вполне «по­бе­ди­ма». У нас ведь то­же бы­ла от­лич­ная ко­ман­да: Бер­нард Дитц, Клаус Той­бер, То­мас Кру­зе, Клаус Бер­ге – ка­кие име­на!

– Вы чув­ство­ва­ли, что звез­ды «Ба­ва­рии» ста­ли вы­со­ко­мер­ны­ми или небреж­ны­ми при сче­те 2:0 в их поль­зу?

– Немно­го. « Ба­ва р ия » сбро­си­ла обо­ро­ты, успо­ко­и­лась, ве­ро­ят­но, по­ла­гая про­сто до­иг­рать остав­ши­е­ся 78 ми­нут. Но по­сле 2:2 по­шла аб­со­лют­но непред­ска­зу­е­мая иг­ра, сю­жет ко­то­рой по­сто­ян­но ме­нял­ся.

– Вы ви­де­ли ли­ца иг­ро­ков «Ба­ва­рии» по­сле сво­е­го го­ла, сде­лав­ше­го счет 2–2?

– Ко­неч­но! На всех бы­ло на­пи­са­но по­тря­се­ние. И хо­тя Рум­ме­ниг­ге тут же сно­ва вы­вел «Ба­ва­рию» впе­ред, я был уве­рен, что они дей­стви­тель­но на­пу­га­ны и ко­лен­ки у них дро­жат.

– Мож­но ли на­звать ис­ход это­го мат­ча спра­вед­ли­вым?

– Не со­всем. Ду­маю, ес­ли бы би­ли 11-мет­ро­вые, мы бы ушли с по­ля по­бе­ди­те­ля­ми. По­верь­те, в тот ве­чер я был из­ряд­но огор­чен, что всё не ре­ши­лось сра­зу.

«НЕ ПРОМЕНЯЛ БЫ НА СКУЧНЫЕ 1:0»

– « Шаль­ке » про­иг­рал в Мюн­хене 2:3. Вы бы пред­по­чли вы­иг­рать пер­вый матч 1:0 или опыт этой эпо­халь­ной иг­ры был для вас важ­нее?

– Я уже по­ни­мал, что эта иг­ра, в кон­це кон­цов, ока­жет­ся на­мно­го важ­нее для ко­ман­ды и для ме­ня лич­но – как ес­ли бы мы вы­иг­ра­ли. Вот по­че­му я ни­ко­гда не променял бы матч 6:6 на скуч­ную по­бе­ду 1:0.

– Да­же ес­ли бы мог­ли вы­иг­рать Ку­бок?

– А ес­ли бы мы про­иг­ра­ли в фи­на­ле? Мне не нра­вят­ся по­доб­ные рас­кла­ды – слиш­ком всё ги­по­те­ти­че­ски. По сей день я про­сто хра­ню эти 6:6 в сво­ем серд­це и рад, что мо­гу фи­ло­соф­ство­вать об этом до кон­ца сво­ей жиз­ни. (Сме­ет­ся)

– В ва­шей ка­рье­ре бы­ли мат­чи, ко­то­рые хо­тя бы при­бли­жа­лись по дра­ма­тич­но­сти к это­му по­лу­фи­на­лу?

– Нет. Фи­нал Куб­ка УЕФА в Ми­лане в 1997 го­ду был, ко­неч­но, то­же за­хва­ты­ва­ю­щим (ко­гда «Шаль­ке» бук­валь­но вы­рвал Ку­бок у «Ин­те­ра». – А. Ф.). Но там не бы­ло та­ких дра­ма­тич­ных по­во­ро­тов и над­ры­вов, как в иг­ре про­тив «Ба­ва­рии». По­лу­фи­нал чем­пи­о­на­та ми­ра 1990 го­да стал для ме­ня та­ким же яр­ким со­бы­ти­ем, в том чис­ле и по­то­му, что я за­бил ре­ша­ю­щий 11-мет­ро­вый (ФРГ – Ан­глия, нем­цы про­шли в фи­нал в се­рии 11-мет­ро­вых. – А. Ф.).

«Я ВЛЮ­БИЛ­СЯ В ГЕРДА МЮЛЛЕРА»

– Вы про­сти­ли Роль­фа Тёп­пер­ве­на?

– За что?

– По­сле по­лу­фи­на­ла Тёп­пер­вен вы­ста­вил вас пе­ред те­ле­ка­ме­ра­ми фанатом «Ба­ва­рии».

– (Сме­ет­ся) А-а, вот о чем вы… Бы­ло та­кое! Тёп­пер­вен как-то узнал, что ма­лень­ким маль­чи­ком я спал в крас­но­бе­лой пи­жа­ме «Ба­ва­рии» – а ведь об этом зна­ли толь­ко мои ро­ди­те­ли. Вот он ис­про­сил ме­ня об этом – луч­ший мо­мент бы­ло про­сто не най­ти!

– Фа­ны «Шаль­ке» на вас разъ­яри­лись?

– Не тем ве­че­ром – ведь я всё-та­ки за­бил три го­ла! Но поз­же мне до­во­ди­лось ино­гда вы­слу­ши­вать. Од­на­ко я про­фес­си­о­нал, и о бяз а н справ­лять­ся с по­доб­ны­ми по­ме­ха­ми.

– Как вы ухит­ри­лись в Гель­зен­кир­хене стать фанатом «Ба­ва­рии»?

– В шесть лет я влю­бил­ся в Герда Мюллера. Всё очень про­сто: я обо­жал ата­ку­ю­щий фут­бол, я лю­бил го­лы, боль­шие мат­чи и кру­тые по­во­ро­ты. А Герд Мюл­лер все­гда был в цен­тре та­ких по­един­ков – в ос­нов­ном, как по­бе­ди­тель. В фи­на­ле чем­пи­о­на­та ми­ра 1974 го­да, в ко­то­ром Мюл­лер за­бил по­бед­ный гол Ни­дер­лан­дам, я окон­ча­тель­но убе­дил­ся: Герд – мой ге­рой, а «Ба­ва­рия» – мой клуб. На тот мо­мент.

– В «Шаль­ке» то­же бы­ли от­лич­ные на­па­да­ю­щие.

– Со­гла­сен. Клаус Фи­шер, на­при­мер. Се­год­ня он си­дит ря­дом со мной на домашних мат­чах и зна­ет, что он мой но­мер два. Но я до сих пор от­даю пер­вен­ство Гер­ду Мюл­ле­ру. (Сме­ет­ся)

«Я ОКА­ЗАЛ­СЯ ОТ­ЛИЧ­НЫМ БИЗ­НЕ­СОМ»

– В 1988 го­ду, че­рез че­ты­ре го­да по­сле ле­ген­дар­но­го мат­ч­ва 6:6, вы пе­ре­шли в «Ба­ва­рию». Меч­та­ли ли вы об этом уже в 84-м?

– В то вре­мя у ме­ня бы­ло боль­ше шан­сов уехать за гра­ни­цу. Ми­лан или Ма­д­рид, хо­тя я го­тов ска­зать вслед за Ан­ди Мёл­ле­ром: глав­ное – Ита­лия. (Сме­ет­ся) У ме­ня бы­ли пред­ло­же­ния от «Дже­ноа» и «Ат­ле­ти­ко» (Ма­д­рид). Од­ним из мо­их дав­них меч­та­ний бы­ло од­на­жды сыг­рать за «Ми­лан».

– Вы ра­ды бы­ли пе­ре­ехать в Мюн­хен?

– Ко­неч­но. Осо­бен­но ес­ли учесть, что в мо­ем дет­стве бы­ло ров­но два клу­ба, ко­то­ры­ми я бре­дил: «Шаль­ке-04» и «Ба­ва­рия». Кто се­год­ня мо­жет ска­зать, что он играл за клу­бы, фанатом ко­то­рых все­гда был? Я про­вел в Мюн­хене шесть се­зо­нов и вы­иг­рал три чем­пи­о­на­та Гер­ма­нии. Это был очень хо­ро­ший пе­ри­од, та­кой же кра­соч­ный, как и обе­щал мне Ули Хё­несс в на­шей пер­вой бе­се­де.

– Тре­нер «Ба­ва­рии» Удо Лат­тек хо­тел под­пи­сать вас сра­зу по­сле по­лу­фи­на­ла Куб­ка. Он под­хо­дил к вам по­сле иг­ры?

– Нет. Но то­гда ме­ня труд­но бы­ло най­ти, по­то­му что фа­на­ты по­чти не от­пус­ка­ли ме­ня со сво­их плеч. Я вер­хом на­ре­зал кру­ги по «Парк­шта­ди­о­ну» по­чти час. Иг­ро­ки же «Ба­ва­рии» бы­ли оше­лом­ле­ны и быст­ро ис­чез­ли под три­бу­на­ми. А Удо Лат­тек в ин­тер­вью про­из­нес нечто вро­де вро­де: «За это­го маль­чи­ка я бы с хо­ду от­дал де­сять мил­ли­о­нов ма­рок». Ко­гда я пе­ре­шел в Мюн­хен в 1988-м, они за­пла­ти­ли толь­ко че­ты­ре мил­ли­о­на. Так что я ока­зал­ся от­лич­ным биз­не­сом! (Сме­ет­ся)

«шаль­ке» – «Ба­ва­рия». Олаф тон – 3-3

тон про­тив Бай­ер­лор­це­ра

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.