Чу­до­ви­ще в мо­ем до­ме

Со­сед­ка рас­ска­за­ла мне, что в на­шем рай­оне ору­ду­ет ма­ньяк...

Istorii Iz Zhizni S Kriminalom Edition - - анонс юмор содержание -

Яот­кры­ла гла­за и слад­ко по­тя­ну­лась. Сквозь неплот­но за­дви­ну­тые што­ры про­би­вал­ся тон­кий сол­неч­ный лу­чик. Из кух­ни до­но­сил­ся за­пах ко­фе и звук лью­щей­ся во­ды. Зна­чит, Па­ша уже встал и го­то­вит зав­трак. Бы­ла суб­бо­та, и я вполне мог­ла еще немно­го по­не­жить­ся в по­сте­ли, тем бо­лее что в этот день мне как раз ис­пол­ня­лось трид­цать лет – юби­лей. Но я ре­ши­ла пой­ти на кух­ню и по­мочь му­жу. Еще раз по­тя­ну­лась, спу­сти­ла но­ги с кро­ва­ти и ста­ла на­щу­пы­вать та­поч­ки на по­лу. Дверь в спаль­ню рас­пах­ну­лась, и на по­ро­ге по­ка­зал­ся Па­вел, тол­кая пе­ред со­бой сер­ви­ро­воч­ный сто­лик, на ко­то­ром, кро­ме ко­фей­ни­ка и ча­шек, сто­я­ла ва­за с боль­шим бу­ке­том роз. Я оста­ви­ла та­поч­ки в по­кое и сно­ва лег­ла, при­няв со­блаз­ни­тель­ную по­зу. Па­ша, под­ка­тив сто­лик к кро­ва­ти, сел ря­дом со мной и, на­кло­нив­шись, креп­ко об­нял: – С днем рож­де­ния, ма­лыш­ка! «Гос­по­ди, чем я за­слу­жи­ла та­кое сча­стье? – в ты­сяч­ный раз за шесть лет сво­ей су­пру­же­ской жиз­ни спро­си­ла се­бя, мур­лы­ча от лас­ко­вых при­кос­но­ве­ний лю­би­мо­го. – Ведь есть столь­ко жен­щин кра­си­вее, ум­нее, об­ра­зо­ван­нее, а он по­че­му-то вы­брал имен­но ме­ня!» «Иде­аль­ных му­жей не бы­ва­ет!» – в один го­лос твер­ди­ли клас­си­че­ская ли­те­ра­ту­ра, жен­ские жур­на­лы и мои все­зна­ю­щие по­дру­ги. Но Пав­лу­ша был тем ис­клю­че­ни­ем, ко­то­рое толь­ко под­твер­жда­ет пра­ви­ло. Я очень его лю­би­ла, но не иде­а­ли­зи- ро­ва­ла. Про­сто за го­ды, про­ве­ден­ные вме­сте, мне не к че­му бы­ло при­драть­ся. Су­пруг хо­ро­шо за­ра­ба­ты­вал, зар­пла­ту при­но­сил до ко­пей­ки, был на­чи­сто ли­шен вред­ных при­вы­чек (раз­ве что ног­ти грызть я его так и не от­учи­ла), обо­жал на­шу че­ты­рех­лет­нюю доч­ку и на­ла­дил пре­крас­ные от­но­ше­ния с мо­ей ма­мой. Ино­гда я да­же в шут­ку щу­па­ла спи­ну лю­би­мо­го и удив­ля­лась, что там еще не вы­рос­ли кры­лыш­ки. Прав­да, в по­след­нее вре­мя по­яви­лась у Паш­ки од­на стран­ность, да­же не стран­ность – осо­бен­ность: при­мер­но раз в три-че­ты­ре ме­ся­ца он ста­но­вил­ся бес­по­кой­ным, су­ет­ли­вым, нерв­ным. Объ­яс­нял свою де­прес­сию на­ко­пив­шей­ся на ра­бо­те уста­ло­стью. Я не при­да­ва­ла это­му боль­шо- го зна­че­ния, тем бо­лее что у него бы­ло ра­ди­каль­ное сред­ство борь­бы с бо­лез­нен­ным со­сто­я­ни­ем. Брал удоч­ки и на па­ру дней уез­жал на ры­бал­ку. Воз­вра­щал­ся от­дох­нув­ший, спо­кой­ный, в от­лич­ном на­стро­е­нии. Улов ко­гда при­во­зил, ко­гда нет, но неиз­мен­но твер­дил, что об­ще­ние с при­ро­дой для него – луч­шее ле­кар­ство. – По­ни­ма­ешь, Ми­ла, –

го­во­рил муж, раз­би­рая рюк­зак. – Я все вре­мя на лю­дях, ино­гда хо­чет­ся уеди­не­ния. Под­чи­нен­ные – ле­ни­вые, на­чаль­ник – сам не зна­ет, че­го хо­чет. Про­бле­мы, про­бле­мы. А тут по­си­дишь с удоч­кой у ре­ки, и все мо­мен­таль­но как ру­кой сни­мет. «У мо­е­го Пав­ли­ка да­же хоб­би на­сто­я­щее, чи­сто муж­ское, – уми­ля­лась я. – Луч­ше пусть на ры­бал­ку ез­дит, чем в пре­фе­ранс иг­ра­ет или вод­ку пьет!» День рож­де­ния то­гда от­ме­ти­ли за­ме­ча­тель­но. Доч­ка го­сти­ла у мо­их ро­ди­те­лей, по­это­му мы с Па­шей ве­че­ром схо­ди­ли в ка­фе. Там ме­ня ждал еще один сюр­приз. Ко­гда по­сле тан­ца мы се­ли за сто­лик, в ма­лень­ком за­ле по­гас свет, по­вар тор­же­ствен­но вы­нес торт с го­ря­щи­ми трид­ца­тью све­ча­ми и по­ста­вил пе­ре­до мной. «Та­ко­го за­ме­ча­тель­но­го му­жа, как у ме­ня, нет ни у од­ной по­дру­ги!» – в ко­то­рый раз по­ду­ма­ла я. В по­не­дель­ник Па­ша при­шел до­мой устав­ший и раз­дра­жен­ный. – Опять на ра­бо­те непри­ят­но­сти? – с тре­во­гой спро­си­ла я. – Все хо­ро­шо, Люд, – от­ве­тил он. – Про­сто устал. Я не ста­ла го­во­рить, что се­го­дня на­ча­ло неде­ли и два преды­ду­щих дня мы толь­ко и де­ла­ли, что от­ды­ха­ли. Ма­ло ли ка­кие на него се­го­дня про­бле­мы на­ва­ли­лись! На сле­ду­ю­щий день ста­ло еще ху­же. Су­пруг нев­по­пад от­ве­чал на во­про­сы, ме­тал­ся по ком­на­те. В его гла­зах был нездо­ро­вый ли­хо­ра­доч­ный блеск. «Опять при­ступ де­прес­сии», – обес­по­ко­ен­но по­ду­ма­ла я и ска­за­ла: – Пе­ре­стань грызть ног­ти! – Что? – рас­се­ян­но спро­сил он. – Ног­ти не гры­зи, – по­вто­ри­ла и по­шла на кух­ню го­то­вить чай. – Как ты смот­ришь, ес­ли я возь­му от­гу­лы и на па­ру дней смо­та­юсь за го­род? – спро­сил Па­ша, вхо­дя на кух­ню сле­дом за мной. Рань­ше на ры­бал­ку он ез­дил толь­ко по вы­ход­ным. А се­го­дня – втор­ник. – Что, так при­пек­ло? – улыб­ну­лась я, еро­ша ему во­ло­сы. Су­пруг кив­нул и при­нял­ся за ука­за­тель­ный па­лец. – Я те­бе ско­ро бу­ду ног­ти гор­чи­цей ма­зать, – за­сме­я­лась и ста­ла со­би­рать про­дук­ты ему в до­ро­гу. В сре­ду утром ми­лый уехал на ры­бал­ку, а ве­че­ром за­шла со­сед­ка. Ко­гда ее бла­го­вер­ный уез­жа­ет в рейс, она ча­сто у ме­ня си­дит. – Я ви­де­ла, Па­вел твой на ры­бал­ку уехал. И мой Вик­тор то­же в рейс умо­тал. Дай, ду­маю, за­гля­ну. – Мо­лод­чи­на, что при­шла, – ска­за­ла я. – Про­хо­ди в ком­на­ту. Толь­ко по­до­жди немно­го: сей­час Кри­стин­ку уло­жу, а по­том бу­дем чай пить с кек­сом. – Я по­ка те­лек по­смот­рю, – крик­ну­ла мне вдо­гон­ку Ва­лен­ти­на. Я уло­жи­ла доч­ку и за­гля­ну­ла в го­сти­ную, где Ва­ля увле­чен­но смот­ре­ла ка­кой-то фильм. – По­шли ча­ев­ни­чать? – А здесь ни­как нель­зя? – не от­ры­ва­ясь от экра­на, спро­си­ла со­сед­ка. – «Мол­ча­ние яг­нят» по­ка­зы­ва­ют. Про ма­нья­ка! – Ва­лю­ха, ну за­чем те­бе эта дре­бе­день? Насмот­ришь­ся стра­ши­лок, а по­том из до­ма бу­дешь бо­ять­ся вы­хо­дить. Это же все вы­дум­ки! – Не ска­жи, – воз­ра­зи­ла она, неохот­но под­ни­ма­ясь с ди­ва­на, – вот мо­е­му Вик­то­ру зна­ко­мый коп го­во­рил, что в на­шем рай­оне уже два го­да ка­кой-то ма­ньяк ору­ду­ет. На­си­лу­ет жен­щин, и на воз­раст не смот­рит. Ему все рав­но – мо­ло­день­кая или ста­ру­ха! – Ужас ка­кой, – ска­за­ла я, раз­ме­ши­вая в чаш­ках са­хар. – Этот ма­ньяк их что, по­том уби­ва­ет? – Нет, жен­щи­ны жи­вы­ми оста­ют­ся. Но, го­во­рят, с ни­ми та­кое вы­тво­ря­ет! – округ­ли­ла гла­за Ва­лен­ти­на и по­тя­ну­лась за кек­сом. – А по­че­му его до сих пор не пой­ма­ли? – уди­ви­лась я. – Есть же вся­кие фо­то­ро­бо­ты. Ведь столь­ко сви­де­те­лей! – В том то и де­ло, что нет, – от­ве­ти­ла все­зна­ю­щая Ва­ля. – Он их в ле­су под­лав­ли­ва­ет, сза­ди под­кра­ды­ва­ет­ся и бьет паль­цем в шею. Жен­щи­ны, как трупы, ле­жат, а ма­ньяк в это вре­мя их на­си­лу­ет и из­де­ва­ет­ся по-вся­ко­му. А ко­гда жерт­вы в се­бя при­хо­дят, ря­дом уже ни­ко­го нет, так что опи­сать, как этот нелюдь вы­гля­дит, ни­кто не смог... Я зна­ла, что дей­стви­тель­но на те­ле есть точ­ки, по ко­то­рым ес­ли силь­но уда­рить, че­ло­век сра­зу те­ря­ет со­зна­ние. Па­ша в юно­сти за­ни­мал­ся во­сточ­ны­ми еди­но­бор­ства­ми, он та­кие точ­ки мне по­ка­зы­вал. – И за­чем эти ду­ры в оди­ноч­ку по ле­су бро­ди­ли? – за­дум­чи­во спро­си­ла я, на­хо­дясь под впе­чат­ле­ни­ем от ис­то­рии со­сед­ки. – По-раз­но­му мог­ло быть: кто гри­бы со­би­рал, кто в се­ло свое на­пря­мик шел. На это­го ма­нья­ка у всех мен­тов в рай­оне ори­ен­ти­ров­ки есть. Он, го­во­рят, сво­им жерт­вам... – и Ва­ля на­ча­ла рас­ска­зы­вать та­кие по­дроб­но­сти, что ме­ня ед­ва не вы­рва­ло. – А ты ду­ма­ешь, гол­ли­вуд­ские вы­дум­ки... у нас не бы­ва­ет... Еще как бы­ва­ет! – за­кон­чи­ла по­дру­га рас­сказ. – Лад­но, Ва­лен­ти­на, да­вай те­му сме­ним, а то я спать не смо­гу, – по­про­си­ла я, и со­сед­ка, до­воль­ная про­из­ве­ден­ным эф­фек­том, на­ча­ла жа­ло­вать­ся на плохую уче­бу сы­на. В чет­верг вер­нул­ся Па­ша, по­сле ры­бал­ки, как все­гда, спо­кой­ный, уми­ро­тво­рен­ный и ве­се­лый. – Улов не­боль­шой, за­то от­дох­нул от­лич­но, – ска­зал он, до­ста­вая из рюк­за­ка связ­ку из несколь­ких

По­хо­же, у Па­ши опять на­чал­ся при­ступ де­прес­сии Я за­ме­ти­ла пят­но кро­ви на ру­ка­ве муж­ни­ной курт­ки

плот­ви­чек. – На уху не хва­тит, от­не­си Ва­лю­хе, устро­им ее ко­ту празд­ник. – Паш, ты что, по­ре­зал­ся? – спро­си­ла я, за­ме­тив на ру­ка­ве его свет­лой вет­ров­ки кровь. Су­пруг взгля­нул на ман­жет курт­ки и по­тер ла­до­нью бу­рое пят­но. – Да вро­де бы не ре­зал­ся, – за­дум­чи­во ска­зал он.

Опом­нив­шись, я ста­ла ду­мать, что пред­при­нять... Мой иде­аль­ный муж ока­зал­ся... на­силь­ни­ком!

– На­вер­но, ис­пач­кал­ся, ко­гда ле­щи­ка на уху по­тро­шил. Я по­це­ло­ва­ла его, от­нес­ла ко­ту ры­бу и по­шла сти­рать курт­ку. – Смот­ри, пят­но оста­лось, – рас­стро­ил­ся Па­ша на сле­ду­ю­щий день, сни­мая курт­ку с ве­рев­ки. – Не будь при­ве­ре­дой, его по­чти не вид­но. И по­том, ты в этой вет­ров­ке толь­ко на ры­бал­ку ез­дишь. Не вы­бра­сы­вать же вещь из-за та­кой ерун­ды! – посмот­рев на огор­чен­ное ли­цо су­пру­га, до­ба­ви­ла: – Лад­но, не пе­ре­жи­вай. Се­го­дня за­еду в хо­зяй­ствен­ный и куп­лю ка­кой­ни­будь пят­но­вы­во­ди­тель. Про­шло несколь­ко дней. Мы со­би­ра­лись на ра­бо­ту, ко­гда в дверь по­зво­ни­ли. – Кто там? – спро­си­ла я. – Хо­зяй­ка, от­крой. На­до про­ве­рить, на ка­ком эта­же сто­як за­бил­ся. Я по­смот­ре­ла в гла­зок и уви­де­ла опух­шую фи­зио­но­мию Сте­па­на, на­ше­го сан­тех­ни­ка. От­кры­ла дверь и... Вме­сто Сте­па­на в ко­ри­дор во­рва­лись несколь­ко муж­чин. Один из них рез­ко раз­вер­нул ме­ня к се­бе спи­ной и, жест­ко об­хва­тив ру­кой, при­пе­ча­тал мой рот ла­до­нью. Осталь­ные бес­шум­но мет­ну­лись по раз­ным ком­на­там. На­лет­чик мог и не за­жи­мать рот – страх на­столь­ко па­ра­ли­зо­вал ме­ня, что кри­чать я не мог­ла. «Пусть бе­рут что хо­тят, лишь бы не уби­ва­ли», – един­ствен­ная мысль би­лась у ме­ня в моз­гу. Вс­пом­нил­ся не­дав­ний рас­сказ Ва­лен­ти­ны о пыт­ках, ко­то­рым под­вер­гал от­мо­ро­зок без­за­щит­ных жен­щин, и тут же мое те­ло за­би­лось в кон­вуль­си­ях. Ме­ня за­тош­ни­ло. – Ви­тек, все в по­ряд­ке, – крик­нул кто-то из спаль­ни, и него­дяй ме­ня от­пу­стил. Это слу­чи­лось так не­ожи­дан­но, что я на­ча­ла па­дать. Он под­хва­тил ме­ня, от­вел (по­чти на ру­ках от­нес – но­ги со­всем не дер­жа­ли) на кух­ню, уса­дил на табурет, на­лил во­ды. Зу­бы вы­би­ва­ли дробь о край ста­ка­на, я ни­как не мог­ла сде­лать гло­ток. По ко­ри­до­ру мет­нул­ся невы­со­кий па­рень и ми­мо­хо­дом бро­сил: – Я за по­ня­ты­ми. По­чти сра­зу же в квар­ти­ре по­яви­лись Сте­пан и на­ша кон­сьерж­ка ба­ба Шу­ра. Двое муж­чин про­ве­ли ми­мо ме­ня му­жа, ру­ки ко­то­ро­го бы­ли за спи­ной ско­ва­ны на­руч­ни­ка­ми. – Па­ша, что про­ис­хо­дит?! – я бро­си­лась к нему, но один из на­па­дав­ших оста­но­вил ме­ня, схва­тив за ло­коть, а кон­во­и­ры гру­бо толк­ну­ли Павла к вы­хо­ду. – Лю­да, это недо­ра­зу­ме­ние, – крик­нул он уже с лест­нич­ной пло­щад­ки. По­том мне по­ка­за­ли ка­кой-то до­ку­мент, ко­то­рый я несколь­ко ми­нут без­успеш­но пы­та­лась про­честь, но так и не по­ня­ла ни сло­ва. Бе­з­участ­но смот­ре­ла, как непро­ше­ные го­сти рас­ха­жи­ва­ют по квар­ти­ре, ро­ют­ся в шка­фах и тум­боч­ках. Сте­пан с кон­сьерж­кой о чем-то ше­по­том пе­ре­го­ва­ри­ва­лись, си­дя на ди­ване. Ви­де­ла, как они под­пи­сы­ва­ли ка­кие-то бу­ма­ги, а по­том вдруг все ушли. Я оста­лась од­на. «На­до сроч­но что-то сде­лать», – за­ме­та­лась по ком­на­те. – Па­шу за­дер­жа­ли, ко­неч­но, по ошиб­ке, но по­ка раз­бе­рут­ся, что он ни в чем не ви­но­ват, столь­ко вре­ме­ни прой­дет... Что это? По­вест­ка? Ме­ня на зав­тра вы­зы­ва­ют. «Спо­кой­но. Возь­ми се­бя в ру­ки! Ду­май, Люд­ми­ла, ду­май! Ир­ка Кузь­мен­ко! Точ­но, она же вы­шла за- муж за Лень­ку Егор­це­ва из па­рал­лель­но­го клас­са, а тот вро­де сей­час стал ад­во­ка­том. Гос­по­ди, да где же этот про­кля­тый те­ле­фон­ный но­мер?» – я ли­хо­ра­доч­но ли­ста­ла стра­ни­цы за­пис­ной книж­ки. – Ага, вот он! – Ира, твой муж сей­час до­ма? У ме­ня тут та­кое... Ира с Лео­ни­дом при­е­ха­ли че­рез два ча­са. Не ду­маю, что я слиш­ком внят­но смог­ла все объ­яс­нить, но Ле­ня, вид­но, что-то су­мел по­нять из мо­е­го сум­бур­но­го рас­ска­за. – Лю­да, не вол­нуй­ся. Все ино­гда оши­ба­ют­ся. Я по­про­бую по сво­им ка­на­лам что-ни­будь раз­уз­нать... Лео­нид очень дол­го раз­го­ва­ри­вал по те­ле­фо­ну с раз­ны­ми людь­ми. Из од­но­слож­ных ре­плик я ни­че­го не мог­ла по­нять, но вы­ра­же­ние его ли­ца с каж­дым но­вым звон­ком ста­но­ви­лось все мрач­нее. – Что? Что? – те­ре­би­ла его каж­дый раз, ко­гда на­чи­нал на­би­рать сле­ду­ю­щий но­мер. – Об­ви­не­ние вы­дви­га­ют очень се­рьез­ное, – на­ко­нец ска­зал Ле­ня. –По­ка у ме­ня слиш­ком ма­ло ин­фор­ма­ции, что­бы ска­зать что-то опре­де­лен­ное, но ду­маю, все-та­ки здесь ка­кая-то ошиб­ка. – Лень, в чем его об­ви­ня­ют? – Зав­тра, Лю­да, зав­тра. Ири­на оста­лась со мной но­че­вать. Ме­ня бил озноб. По­дру­га за­ста­ви­ла вы­пить ка­кие-то ле­кар­ства, и я на­ко­нец-то про­ва­ли­лась в яму тя­же­ло­го сна. Лео­нид ошиб­ся. След­ствие предо­ста­ви­ло су­ду неопро­вер­жи­мые до­ка­за­тель­ства ви­нов­но­сти мо­е­го му­жа. Уго­лов­ное де­ло на­счи­ты­ва­ло че­ты­ре то­ма по де­вя­ти эпи­зо­дам. Во­семь по­стра­дав­ших жен­щин вы­сту­па­ли пе­ред су­дом, де­вя­тую жерт­ву – три­на­дца­ти­лет­нюю де­воч­ку – на­шли в ле­со­по­ло­се, за­сы­пан­ную ва­леж­ни­ком. Она умер­ла, не вы­дер­жав ис­тя­за­ний, в тот са­мый день, ко­гда Па­вел в по­след­ний раз ез­дил на ры­бал­ку. Ме­ди­цин­ская экс­пер­ти­за – вещь неумо­ли­мая. Ана­лиз кро­ви на ру­ка­ве вет­ров­ки пол­но­стью со­от­вет­ство­вал ха­рак­те­ри­сти­кам кро­ви уби­той де­воч­ки. Ана­лиз спер­мы неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ство­вал: мой иде­аль­ный муж – то са­мое чу­до­ви­ще, о ко­то­ром рас­ска­зы­ва­ла Ва­ля. Ко­гда я слу­ша­ла ле­де­ня­щие кровь по­ка­за­ния по­стра­дав­ших жен­щин, у ме­ня про­но­си­лись пе­ред гла­за­ми мир­ные кар­ти­ны на­шей се­мей­ной жиз­ни: вот по­вар вно­сит торт со све­ча­ми, вот Па­вел, иг­рая с Кри­стин­кой, под­бра­сы­ва­ет ее к по­тол­ку, и доч­ка за­ли­ви­сто хо­хо­чет. На по­след­нем су­деб­ном за­се­да­нии я не бы­ла. Ле­жа­ла в боль­ни­це с тя­же­лым пси­хи­че­ским рас­строй­ством. Вос­ста­нав­ли­ва­лась дол­го и тя­же­ло. Ко­гда вы­шла из боль­ни­цы, мы с дочкой пе­ре­еха­ли в дру­гой го­род. Я заочно раз­ве­лась, вер­ну­ла се­бе де­ви­чью фа­ми­лию, ко­то­рую те­перь но­сит и Кри­стин­ка. Сде­лать это бы­ло необ­хо­ди­мо, обе­ре­гая по­кой ре­бен­ка – о де­ле мо­е­го быв­ше­го му­жа пи­са­ли мно­гие га­зе­ты. С тех пор про­шло боль­ше де­ся­ти лет, но я толь­ко сей­час на­бра­лась ре­ши­мо­сти рас­ска­зать об этой тра­ге­дии. Да, и еще: суд при­го­во­рил экс-су­пру­га к мак­си­маль­но­му сроку, но он успел от­си­деть толь­ко два го­да, а по­том по­гиб от рук за­клю­чен­ных...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.