Ка­жет­ся, пом ога­ет...

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Братья Наши Меньшие -

Ес­ли че­ло­век ра­бо­та­ет до­ма, все по­че­му-то ду­ма­ют, что он без­дель­ник. А я, меж­ду про­чим, спи­ны не раз­ги­баю! Де­лаю сай­ты, за день устаю до непо­движ­но­сти. Од­на­ко мои ми­лые соседи это­го не по­ни­ма­ют. — Пе­теч­ка, сбе­гай в ап­те­ку, — про­сит по­жи­лая со­сед­ка спра­ва. Му­жи­чок сле­ва, ухо­дя на ра­бо­ту, до­ве­ри­тель­но со­об­ща­ет: — Мне тут во­ду в бу­ты­лях до­ста­вят, я по­про­сил, что­бы к те­бе. Ты же все­гда до­ма. Вот день­ги, вот ключ, за­ра­нее спа­си­бо! А недав­но се­мей­ство, чья квар­ти­ра в даль­нем кон­це ко­ри­до­ра, со­бра­лось в от­пуск.

— Пе­тю­ня, умо­ля­ем, по­мо­ги! Нам Це­за­ря не на ко­го оста­вить! Це­зарь, что­бы вы по­ни­ма­ли, — наг­лый ры­жий кот, гла­ва се­мей­ства. — Но я не мо­гу за­брать его к се­бе... — Ой, ты толь­ко при­хо­ди его по­кор­мить! Не успел я опом­нить­ся, как они уже су­ну­ли мне клю­чи и ис­чез­ли. Я не ко­шат­ник, но жи­вот­ные ме­ня ува­жа­ют. Сколь­ко раз бы­ло: от­ды­хаю в ка­фе, и по­че­му-то имен­но ко мне под­хо­дит кош­ка. Си­дит и жжет ме­ня взгля­дом: де­скать, по­кор­ми. Как буд­то не кош­ка, а со­весть ко­ша­чье­го пле­ме­ни. Од­на­ко Це­зарь как-то сра­зу все­рьез ме­ня не вос­при­нял. — При­вет, ко­тя­ра, — ска­зал ему на сле­ду­ю­щий день. — Я вре­мен­но за то­бой бу­ду уха­жи­вать. Он угрю­мо зырк­нул на ме­ня и от­вер­нул­ся. Ка­жет­ся, соседи за­бы­ли ему обо мне со­об­щить. Я по­ло­жил кор­ма в мис­ку, по­ме­нял на­пол­ни­тель в лот­ке и ушел к се­бе ра­бо­тать. Но­чью сквозь сон услы­шал гром­кий мяв из-за сте­ны. По­том соседи сту­ча­ли мне в сте­ну и кри­ча­ли: — По­кор­ми ко­ти­ка, жи­во­дер! Я кор­мил его в та­кую рань, ко­гда ни один жи­вой че­ло­век еще не про­сы­па­ет­ся, а так­же днем и ве­че­ром... Но зверь вел се­бя без­об­раз­но. У ме­ня есть зна­ко­мая де­вуш­ка с от­лич­ной фи­гу­рой (на­де­юсь, она ко­гда-ни­будь от­ве­тит мне вза­им­но­стью). Так вот, что бы она ни де­ла­ла, я мог смот­реть на нее ча­са­ми и счи­тал, что она — са­мое гип­но­ти­че­ское зре­ли­ще на све­те. По­ка не по­лу­чил со­мни­тель­ное удо­воль­ствие на­блю­дать за Це­за­рем. Усту­пая мо­ей де­вуш­ке в фи­гу­ре, кот за­во­ра­жи­вал твор­че­ской фан­та­зи­ей, дра­ма­тиз­мом и раз­но­об­ра­зи­ем сю­жет­ных хо­дов. Он драл обои, бил ва­зы, стас­ки­вал со сто­ла ска­терть вме­сте с по­су­дой, рас­пус­кал пле­ды на от­дель­ные по­лос­ки. Квар­ти­ра со­се­дей ста­ла на­по­ми­нать по­ле бит­вы. Од­на­жды кот сбро­сил на пол мик­ро­вол­нов­ку с хо­ло­диль­ни­ка, пы­та­ясь про­ник­нуть в него свер­ху. — Там пу­сто, — ска­зал я. — Зря те­бя хо­зя­е­ва Це­за­рем на­зва­ли, на­до бы­ло Пи­ра­том! Он по­смот­рел на ме­ня пре­зри­тель­но. «Не хо­зя­е­ва, а слу­ги! — про­чи­тал я в его гла­зах. — А ес­ли най­ду кол­ба­су?» По­том он вдруг на­чал ме­тить уг­лы. Я за­хо­дил в квар­ти­ру, огля­ды­вал­ся — не с лест­нич­ной ли клет­ки во­ня­ет? Но по мор­де Це­за­ря ви­дел: нет, точ­но не от­ту­да... Од­на ари­сто­кра­тич­но­го ви­да ста­ру­ха с веч­ной си­га­ре­той в ру­ке по­ин­те­ре­со­ва­лась, по­че­му я так по­дав­лен. А узнав, по­со­ве­то­ва­ла: — А вы его, Пе­тень­ка, ма­том. — За­чем? — Он вас не ува­жа­ет, по­то­му что вы, ми­лый мой, слиш­ком ин­тел­ли­гент­ный. Вот у нас на да­че... Она рас­ска­за­ла ис­то­рию про ко­шек и со­бак, а за­од­но коз и ин­дю­ков, ко­то­рые толь­ко с по­мо­щью ма­та слу­ша­лись ее со­се­дей. — Так что ре­ко­мен­дую, — поды­то­жи­ла она и ушла. — Что я вам, пья­ный са­пож­ник? — горь­ко спро­сил я в про­стран­ство. Од­на­ко, сты­дясь и за­пи­на­ясь, од­на­жды все-та­ки по­про­бо­вал: — Це­зарь, твою мать! Слезь со сто­ла! Ко­ти­ще уди­вил­ся, но со сто­ла спрыг­нул. Ка­жет­ся, по­мо­га­ет...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.