Чу­жое бе­лье и муж под плин­ту­сом

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Же­ну свою я очень люб­лю, од­на­ко ино­гда по­ба­и­ва­юсь: нрав у нее буй­ный. — До­ро­гой, те­бе со мной по­вез­ло, — го­во­рит она по­сле оче­ред­но­го скан­да­ла с по­сле­ду­ю­щим при­ми­ре­ни­ем. — Я женщина тем­пе­ра­мент­ная! Ты рад? — Ко­неч­но, рад, Ле­роч­ка, — го­во­рю по­чти ис­кренне (от­ве­чать как-то ина­че сам се­бе не ре­ко­мен­дую). По­ми­мо взрыв­но­го тем­пе­ра­мен­та, у Ва­ле­рии име­ет­ся еще од­но яв­ное, на мой взгляд, до­сто­ин­ство — она слег­ка рас­се­ян­на, по­то­му бес­по­ряд­ка в мо­ем шка­фу и на доч­ки­ном пись­мен­ном сто­ле вполне мо­жет не за­ме­тить. Прав­да, у та­ко­го ее ка­че­ства есть и ми­нус: мы с Али­сой зна­ем, что за ма­мой нуж­но сле­дить, ко­гда она го­то­вит обед. По­ста­вит, на­при­мер, ка­стрю­лю на огонь и «на ми­нут­ку» от­хо­дит. На се­го­дняш­ний день у нас уже две сго­рев­шие ка­стрюли. — Ну и что? Это я так за­ду­мать­ся спо­соб­на, — оправ­ды­ва­ет­ся Ле­роч­ка. — У ме­ня мыс­ли в го­ло­ве! А у вас что? Лю­дей она ча­сто пу­та­ет, в ли­цо раз­ли­ча­ет толь­ко на­ших двух со­се­док и еще во­об­ра­жа­е­мых со­пер­ниц. Ес­ли лю­би­мая спро­сит, к при­ме­ру, во вре­мя про­смот­ра се­ри­а­ла: «Как те­бе эта женщина?» — я дол­жен с са­мым пре­не­бре­жи­тель­ным ви­дом ска­зать, что она про­сто уро­ди­на, да­же ес­ли это са­мая кра­си­вая ак­три­са стра­ны. При­чем от­ве­тить на­до быст­ро, не за­ду­мы­ва­ясь, ина­че нарвусь на вер­ную ссо­ру. Кон­флик­тов я не люб­лю, и уте­шаю се­бя тем, что же­на ме­ня то­же силь­но лю­бит... Впро­чем, мы с доч­кой при­вык­ли. Од­на­жды, ко­гда Ле­ра по­те­ря­ла лю- би­мое коль­цо, по­да­рен­ное ба­буш­кой, мы сра­зу по­ня­ли: на­до ис­кать до­ма. — Я все­гда кла­ду его на стул у кро­ва­ти! — при­чи­та­ла она. — Кто его пе­ре­став­лял, при­зна­вай­тесь! Стул су­пру­га яв­но пе­ре­ста­ви­ла са­ма, но кто же риск­нет ей та­кое ска­зать? Мы с Али­сой пе­ре­гля­ну­лись и тут же бро­си­лись на по­ис­ки. — Ах, мое счаст­ли­вое ко­леч­ко! — хны­ка­ла же­на, все рас­ха­жи­вая по квартире и да­же не пы­та­ясь нам помогать. Без это­го коль­ца она из до­му не вы­хо­дит, так как ре­ши­ла, буд­то оно — та­лис­ман. Без него небо упа­дет на зем­лю или не бу­дет в жиз­ни сча­стья. Мы все ящи­ки трю­мо пе­ре­ры­ли, по­том в склад­ках оде­я­ла по­смот­ре­ли. Али­са ска­за­ла: — Па­поч­ка, да­вай я со­став­лю план ком­на­ты, а по­том крас­ным фло­ма-

В ли­цо моя Ле­роч­ка раз­ли­ча­ет лишь двух со­се­док и еще сво­их во­об­ра­жа­е­мых со­пер­ниц – рев­ни­вая она у ме­ня очень...

сте­ром бу­ду от­ме­чать ме­ста, где мы уже ис­ка­ли. До­че­ри все­го-то один­на­дцать, а уже та­кая умная. На­вер­ное, учи­те­ля в шко­ле тол­ко­вые... — Мо­ло­дец, де­воч­ка, — кив­нул. — Толь­ко не ком­на­ты, а всей квар­ти­ры. По­ис­ко­вые ра­бо­ты бы­ли в раз­га­ре, ко­гда я вер­нул­ся мыс­лью к сту­лу у кро­ва­ти. А ес­ли коль­цо упа­ло? Крях­тя, по­лез под кро­вать с фо­на­ри­ком. Укра­ше­ния не бы­ло, но я че­ло­век упря­мый. Стал за­гля­ды­вать под плин­тус, в щель меж­ду ним и пар­ке­том. — Че­го ты там за­стрял? — недо­воль­ным то­ном спро­си­ла же­на. — Под плин­ту­сом смот­рю. — Вот еще, под плин­ту­сом! За­чем? — За­тем, до­ро­гая, что коль­ца са­ми по се­бе по ком­на­там не бе­га­ют и

не пря­чут­ся, у них но­жек нет! И та­ки на­шел! Вот ра­до­сти бы­ло! Те­перь у нас по­яви­лась се­мей­ная шут­ка: как толь­ко что-то про­па­да­ет, сра­зу го­во­рим: «На­до по­ис­кать под плин­ту­сом». А недав­но я вер­нул­ся с ра­бо­ты и по­чу­ял: что-то бу­дет. Ле­ра встре­ти­ла ме­ня улыб­кой про­го­ло­дав­ше­го­ся лю­до­еда. Да­же, я бы ска­зал, не улыб­кой, а оска­лом. — Ты... в по­ряд­ке? — осто­рож­но по­ин­те­ре­со­вал­ся. — То­лик, ска­жи чест­но: те­бе со мной хо­ро­шо? — за­чем-то спро­си­ла нена­гляд­ная. — Хо­ро­шо, — чест­но ска­зал я. —И у те­бя ни­ко­го нет? — Ле­роч­ка, что за во­про­сы! Ко­неч­но, ни­ко­го. Толь­ко ты, — ска­зал, по­ни­мая, что се­год­ня ме­ня ждет нечто со­всем уж осо­бен­ное. — А это что? — рявк­ну­ла она, по­тря­сая бюст­галь­те­ром. — Лиф­чик, — уди­вил­ся я. — Си­ний! И тру­сы та­кие же сох­нут в ванной! У ме­ня ни­ко­гда та­ких не бы­ло, толь­ко бе­лые, ты раз­ве не знал?! Чест­но го­во­ря, я ма­ло об­ра­щал вни­ма­ния на Ле­ри­но бе­лье, но тут за­ду­мал­ся. Од­на­ко ни­че­го при­ду­мать не смог. А же­на про­дол­жа­ла во­пить, бе­гать по ком­на­те и раз­ма­хи­вать лиф­чи­ком. — Да еще и та­ко­го мерз­ко­го от­тен­ка! Я зна­ла, я по­до­зре­ва­ла, что у те­бя кто­то есть. Мер­за­вец! А еще клял­ся мне в люб­ви! — и всхлип­ну­ла. Я, ко­неч­но, был в пол­ном шо­ке: ка­кие оттенки, ка­кие тру­сы? Непо­нят­но... Но на­до бы­ло су­пру­гу остановить, об­нять и успо­ко­ить, раз­би­рать­ся бу­дем по­том. А Ле­ра с раз­ма­ху вле­пи­ла мне по­ще­чи­ну! — Развод! Я немед­лен­но уез­жаю к ма­ме! Я по­те­ря­ла му­жа! «По­и­щи его под плин­ту­сом», — про­си­лось на язык, но я бла­го­ра­зум­но про­мол­чал. Ва­ле­рия же все­рьез на­ча­ла со­би­рать че­мо­дан. «Лад­но, — по­ду­мал я, — пус­кай де­ла­ет что хо­чет. Ко­гда уго­мо­нит­ся, все и вы­яс­ним». Ко­гда че­мо­дан уже был за­пол­нен Ле­ри­ны­ми ве­ща­ми и не за­кры­вал­ся, а сле­зы все еще ли­лись ре­кой, вер­ну­лась Али­са (она по­сле шко­лы к ре­пе­ти­то­ру по ан­глий­ско­му язы­ку хо­дит). — Что про­ис­хо­дит? — ис­пу­га­лась она. — Ма­ма на­шла в ванной чу­жое бе­лье, — я уста­ло вздох­нул. — И те­перь хо­чет уй­ти. Ты не зна­ешь, в чем де­ло? А то я ни­че­го не со­об­ра­жаю... — Вот этот лиф­чик? — за­дум­чи­во пе­ре­спро­си­ла Али­са. — Го­лу­бень­кий та­кой, да? — И тру­сы та­кие же... Дочь неко­то­рое вре­мя изу­ча­ла «ули­ку», а по­том вдруг со­гну­лась по­по­лам от хо­хо­та. — По-тво­е­му, пре­да­тель­ство тво­е­го от­ца — это смеш­но? — зло­ве­ще по­ин­те­ре­со­ва­лась Ле­ра. — Мам, пап, про­сти­те! Это я ви­но­ва­та. Вче­ра по­сти­ра­ла свой си­ний сви­тер вме­сте с ма­ми­ным бе­льем. — Так вот в чем де­ло. Он по­ли­нял! — до­га­дал­ся я. — Ага. Я за­бы­ла, что раз­но­цвет­ное вме­сте нель­зя... Ко­ро­че, вско­ре Ва­ле­рия успо­ко­и­лась, и в се­мье уста­но­вил­ся от­но­си­тель­ный мир. Прав­да, она не упу­сти­ла шан­са ехид­но спро­сить: — Не­уже­ли ты мог ме­ня вот так от­пу­стить, да­же не оста­но­вил бы?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.