Они вез­де!

Ко­неч­но, про­фес­сия вра­ча пред­по­ла­га­ет го­тов­ность по­мо­гать страж­ду­щим, но име­ют­ся из­держ­ки...

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Сол­неч­ный луч, луч про­драв­шись сквозь лист­ву де­ре­вьев, скольз­нул меж за­на­вес­ка­ми и во­ткнул­ся пря­мо мне в нос. Я чих­ну­ла и от­кры­ла гла­за. За ок­ном — пе­ние птиц, за­пах утрен­них трав; од­ним сло­вом — бла­жен­ство! Вот ра­ди это­го и сто­ит ле­том жить на да­че. Ну и что, что до ра­бо­ты пол­то­ра ча­са пи­лить, за­то чи­стый воз­дух, ти­ши­на и — глав­ное — па­ци­ен­там тут до ме­ня ни за что не до­брать­ся. А то ведь в го­ро­де, по­ка с ра­бо­ты до до­ма до­та­щишь­ся, еще с де- ся­ток­ся кон­суль­та­ций по до­ро­ге про­ве­дешь. Я по­тя­ну­лась и по­ду­ма­ла, что непло­хо бы­ло бы успеть пе­ред ра­бо­той­ра вы­мыть го­ло­ву. Про­хлад­ные струи раз­бу­ди­ли буд ме­ня окон­ча­тель­но. Я обиль­но оби по­ли­ла се­бя шам­пу­нем, взби­ла взб на во­ло­сах пу­ши­стую пе­ну пен и — опань­ки-и! — вне­зап­но от­клю­чи­ли от­кл элек­три­че­ство. Все! Те­пе Те­перь ни чай­ник за­ки­пя­тить, ни в Ин­тер­не­те Ин по­бро­дить под утрен­ний к ко­фе, а са­мое глав­ное — во­ды нет! Ни­ка­кой! Ибо на­сос­ная стан­ция нераз­рыв­но свя­за­на с элек­три­че­ской це­пью. По­нят­но, что та­кое слу­ча­ет­ся, но по­че­му имен­но те­перь — ког- да я вся в мы­ле и спе­шу на ра­бо­ту! ! «Блин, при­дет­ся взять из ка­душ- шки», — по­ду­ма­ла и, об­мо­тав­шись по­ло­тен­цем, про­шле­па­ла во двор, где под гру­шей от­ста­и­ва­лась во­да для по­ли­ва. Но по пу­ти вспомнила, что еще ве­че­ром всю ее са­ма же вы­ли­ла на гряд­ки, а на­брать све­жей бы­ло об­лом. И тут ме­ня по­се­ти­ла шаль­ная мысль: до­бе­жать до ре­ки и ныр- рнуть. «За­од­но и Жвач­ка по­гу­ля­ет», т», — мыс­лен­но по­хва­ли­ла се­бя за на­ход­чи­вость. Жвач­ка — моя лаб­ра­до- до­ри­ха. Во­об­ще-то, по пас­пор­ту она на Жо­зе­фи­на, но в про­цес­се на­ших их неж­но­стей ста­ла Жвач­кой. — Гу­лять! — зо­ву я со­ба­ку, и трид­ца- ца­ти­ки­ло­грам­мо­вая туш­ка, по­виз­ги­вая, ку­ба­рем ска­ты­ва­ет­ся со вто­ро­го эта­жа и за­ми­ра­ет у мо­их ног. «До за­то­ки — мет­ров пять­сот, не боль­ше: смо­тать­ся ту­да-об­рат­но плюс по­лос­ка­ние в во­де — ми­нут за два­дцать успею», — рас­суж­даю про се­бя. Взгляд ло­вит на небе тя­же­лую ту­чу, ко­вар­но под­би­ра­ю­щу­ю­ся к солн­цу. Этим ме­ня не на­пу­гать! Я хва­таю по до­ро­ге зон­тик, и вме­сте со Жвач­кой впри­прыж­ку мчусь к спа­си­тель­ной во­де. По­ка до­бе­жа­ла до ре­ки, шам­пунь уже во­всю щи­пал гла­за. Сбро­сив на хо­ду ха­ла­тик, го-

ля­ком плюх­ну­лась в во­ду. «На­ко­нец­то...» — вы­дох­ну­ла с на­сла­жде­ни­ем: шам­пунь за­пу­зы­рил­ся во­круг ме­ня бе­лым пят­ном. Еще ра­зок по­гру­зив­шись с го­ло­вой, вы­ныр­ну­ла и со­бра­лась уже вы­хо­дить, как вдруг: — Здрав­ствуй­те, док­тор! Вот мы и встре­ти­лись! — мо­ло­дая ма­моч­ка ак­тив­но тол­ка­ла ко­ляс­ку по пес­ку. — А я вас дав­но за­при­ме­ти­ла: вы с со­бач­кой здесь ча­сто гу­ля­е­те, — она по­ко­си­лась на Жвач­ку. — А мы на со­сед­ней ули­це жи­вем. На­до же, сча­стье ка­кое!» Да уж! Боль­ше­го сча­стья, чем в шесть утра, бу­дучи со­вер­шен­но го­лой, встре­тить на бе­ре­гу свою па­ци­ент­ку — и пред­ста­вить се­бе невоз­мож­но! Я ныр­ну­ла, ли­хо­ра­доч­но со­об­ра­жая, как бы мне вый­ти из во­ды неза­ме­чен­ной. Ма­моч­ка, яв­но ис­пы­ты­вая де­фи­цит об­ще­ния, спу­сти­ла ко­ляс­ку по­бли­же к во­де и ста­ла при­зыв­но смот­реть в мою сто­ро­ну. — А вы, я ви­жу, спортс­мен­ка, — за­ма­ха­ла она для убе­ди­тель­но­сти ру­ка­ми, — так быст­ро пла­ва­е­те! Не бо­и­тесь, что вас дож­дик на­кро­ет? Моя со­бе­сед­ни­ца вы­ра­зи­тель­но по­смот­ре­ла на не­бо, где про­дол­жа­ли сгу­щать­ся ту­чи, за­тем до­ста­ла из ко­ляс­ки ка­кую-то тряп­ку и, под­сте­лив, рас­по­ло­жи­лась на пес­ке: — А я до бе­ре­мен­но­сти то­же спор­том за­ни­ма­лась. Вот за­кон­чу кор­мить — опять бе­гать нач­ну... Кста­ти, мо­ло­ко у ме­ня рас­це­ди­лось, и, как вы и обе­ща­ли, нас пу­чить сра­зу пе­ре­ста­ло... Спа­си­бо вам боль­шое! А еще у нас пер­вый зу­бик вы­лез... Я опять ныр­ну­ла и за­дви­га­ла но

га­ми ак­тив­нее, по­то­му как ес­ли в шесть утра в июнь­ской во­де дол­го не дви­гать­ся, то и око­леть недол­го — и то­гда уже неко­му бу­дет рас­ска­зы­вать про пу­ки и зуб­ки. По­ка я «гре­лась» в реч­ке, на бе­ре­гу уже шел рас­сказ про све­кровь- зло­дей­ку, про неадек­ват­ные дет­ские иг­руш­ки и вра­ча­нев­ро­па­то­ло­га, к ко­то­ро­му нуж­но за­пи­сы­вать­ся за две неде­ли. Сту­ча зу­ба­ми, я лег­ла на спи­ну и по­плы­ла, мо­ло­тя ру­ка­ми так, что по во­де по­шли вол­ны и по­слы­шал­ся шум при­боя. Жвач­ка, на­блю­дая за мо­ей по­до­зри­тель­ной ак­тив­но­стью, под­ня­ла уши и вы­тя­ну­ла хвост. Я по­ня­ла, что сей­час она бро­сит­ся ме­ня спа­сать. Для тех, кто не в кур­се: зна­е­те, как спа­са­ют лаб­ра­до­ры? Они за­жи­ма­ют па­стью ру­ку и тя­нут к бе­ре­гу, не об­ра­щая вни­ма­ния на ко­ман­ды хо­зя­и­на. По­то­му что сра­ба­ты­ва­ет ин­стинкт: спа­сать! — А как вы от­но­си­тесь к ча­ям, по­вы­ша­ю­щим лак­та­цию? — про­дол­жа­ла де­лить­ся со­кро­вен­ным ма­моч­ка. — В Ин­тер­не­те про них вся­кое пи­шут... — Нель­зя! — за­ора­ла я по­си­нев­ши­ми гу­ба­ми. — Го­во­рю же: фу! Нель­зя! Ма­моч­ка нерв­но вздрог­ну­ла и вы­пу­чи­ла гла­за: — Что, со­всем нель­зя? Ду­ма­е­те, это опас­но? Ой, а я один по­про­бо­ва­ла, — по­блед­не­ла она. К сча­стью, Жвач­ка до­га­да­лась, к ко­му имен­но от­но­сил­ся мой ком­мен­та­рий. Оце­нив си­ту­а­цию, со­ба­ка по­до­шла к незна­ком­ке и, ткнув ее но­сом, негром­ко за­ры­ча­ла. Ма­маш­ка под­хва­ти­лась и, ко­сясь на мир­но ры­ча­щую Жвач­ку, ста­ла пя­тить­ся, та­ща за со­бой ко­ляс­ку. — Ну, до ско­рой встре­чи, док­тор! Те­перь я знаю, где вас ис­кать, — мах­ну­ла она ру­кой на про­ща­ние. Не успе­ла я вы­ско­чить из во­ды, как с неба упа­ли пер­вые ка­п­ли. — Мо­лод­чи­на, Жвач­ка, что бы я без те­бя де­ла­ла, — бла­го­дар­но по­тре­па­ла я по хол­ке со­ба­ку, пря­чась от про­лив­но­го до­ждя под зонт. — Па­ци­ен­ты — они ведь вез­де... па­ци­ен­ты. Од­но, ска­жу те­бе, сла­ва бо­гу: что мои — ис­клю­чи­тель­но жен­щи­ны! В тем­ном пе­ре­ул­ке жен­щи­ну оста­нав­ли­ва­ет ма­ньяк: – Раз­де­вай­тесь! – Я стес­ня­юсь... – Нече­го стес­нять­ся, я быв­ший врач! *** Врач – па­ци­ен­ту: – Или вы не­мед­лен­но бро­си­те пить, или ослеп­не­те! Вы­би­рай­те! – По­ни­ма­е­те, док­тор, я ста­рый че­ло­век, и мне ка­жет­ся, ви­дел в жиз­ни прак­ти­че­ски все... *** – Де­вуш­ка, что это вы се­бе поз­во­ля­е­те, на­день­те тру­сы не­мед­лен­но! – По-мо­е­му, ги­не­ко­лог вы так се­бе... *** Врач, рас­смат­ри­вая ана­ли­зы: – Ну что же, го­луб­чик, на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­дую вам при­об­ре­сти неболь­шой уча­сток. – При­ро­да, чи­стый воз­дух?.. – ...при­лич­ная оград­ка... *** Один пси­хо­те­ра­певт спра­ши­ва­ет дру­го­го: – По­слу­шай­те, ста­ри­на, за­чем вы по­сто­ян­но вы­яс­ня­е­те у па­ци­ен­тов, что они ели на обед? – По их ме­ню я ори­ен­ти­ру­юсь, сколь­ко за­про­сить за при­ем... *** Су­пру­га па­ци­ен­та го­во­рит вра­чу: – Ну, ра­зу­ме­ет­ся, док­тор, я не со­би­ра­юсь его вол­но­вать. Про­сто по­про­шу на­пи­сать за­ве­ща­ние...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.