И просну­лась я в гро­бу

Istorii Iz Zhizni S Yumorom - - Cодержание -

Яте­бе б на ман­сар­де по­сте­лю. Не про­тив? — спро­си­ла На­таш­ка, ка­раб­ка­ясь на чер­дак по шат­кой лест­ни­це. Моя ба­бу­ля та­кие на­зы­ва­ет ис­клю­чи­тель­но по-укра­ин­ски: «дра­бы­на». Хо­ро­шее сло­во, ем­кое. — Не, в са­мый раз. Это ты чер­дак име­ешь в ви­ду? — Вся­кий чер­дак меч­та­ет стать ман­сар­дой, — глу­бо­ко­мыс­лен­но объ­яви­ла Нат­ка. — И мы ему в этом по­мо­га­ем. А по­ка что это ман­сар­дак. Да­чу по­дру­га ку­пи­ла недав­но. Од­но­вре­мен­но с шаш­лы­ка­ми на вы­ход­ные, ви­зи­та­ми всех род­ствен­ни­ков и дру­зей и са­до­во­ого­род­ны­ми ра­бо­та­ми в до­ме что-то до­стра­и­ва­лось, до­де­лы­ва­лось и пе­ре­де­лы­ва­лось. — А тут ми­лень­ко, — уди­ви­лась я. — Уют­но. Прак­ти­че­ски ман­сар­да. Часть чер­да­ка уже бы­ла от­де­ла­на де­ре­вом, меб­ли­ро­ва­на са­мо­дель­ны­ми де­ре­вян­ны­ми кро­ва­тя­ми. Я так по­дроб­но об этом го­во­рю,

по­то­му что от­дел­ка по­ме­ще­ния тес­но свя­за­на с по­сле­ду­ю­щи­ми со­бы­ти­я­ми. Шаш­лы­чок мы жа­ри­ли на им­про­ви­зи­ро­ван­ном ман­га­ле, а по­про­сту — на уло­жен­ных в стоп­ку на зем­ле кир­пи­чах. Тут же обу­стро­и­ли «сто­ло­вую» — во­круг боль­шо­го пня рас­ста­ви­ли пе­неч­ки по­мень­ше. А что еще нуж­но теп­лым лет­ним ве­че­ром? Ви­но, вкус­ное мя­со и ве­се­лая ком­па­ния. Тем­не­ло. Как-то сам со­бой раз­го­вор за­кру­тил­ся во­круг вся­че­ских стра­ши­лок. Ну, вы зна­е­те, о чем я: чер­ная ру­ка, про­кля­тая неве­ста, всад­ник без го­ло­вы... Нат­кин муж, ко­то­рый во все это не ве­рил, над на­ми под­шу­чи­вал, до­во­дил сво­и­ми ком­мен­та­ри­я­ми все ис­то­рии до аб­сур­да, и под­ли­вал нам до­маш­ний вкус­ный вин­чик. В об­щем, ко­гда при­шло вре­мя спать, ибо мя­со бы­ло

Зом­би лез­ли из всех ще­лей, при­чмо­ки­вая и по­хрю­ки­вая. Пы­та­лись рас­стег­нуть на мне пи­жа­му, по­хаб­ни­ки дох­лые!

съе­де­но, ви­но вы­пи­то, а ко­ма­ры озве­ре­ли, я взо­бра­лась на ман­сар­дак по «дра­быне» с боль­шим тру­дом. Рух­ну­ла на по­стель. По­ня­ла, что зем­ля та­ки да, круг­лая. А ина­че с че­го бы ей так вер­теть­ся? Се­ла, что­бы дать воз­мож­ность пла­не­те уго­мо­нить­ся. Грох­ну­лась го­ло­вой о слиш­ком низ­кий де­ре­вян­ный по­то­лок. Пе­ред гла­за­ми за­кру­жи­лись яр­кие звез­доч­ки. В ушах сим­фо­ни­че­ский ор­кестр за­иг­рал вальс цве­тов из ба­ле­та Щел­кун­чик. Я осто­рож­но уло­жи­ла го­ло­ву на по­душ­ку. Мо­жет, пла­не­та за­ме­тит, что уже ле­жу, и пе­ре­ста­нет вра­щать­ся и рас­ка­чи­вать­ся? А ес­ли за­крыть гла­за, то ор­кестр за­мол­чит? За­чем на­пря­гать­ся, ес­ли весь зри­тель­ный зал в мо­ем оди­но­ком ли­це спит? Мо­мен­та, ко­гда усну­ла, я не уло­ви­ла. Это уже по­том мы все по­ня­ли, что я усну­ла. А то­гда... С ти­хим скри­пом под­ня­лась по­ло­ви­ца, и из-под нее по­лез­ли раз­но­ка­ли­бер­ные зом­би. Они крях­те­ли, сто­на­ли и тя­ну­ли ко мне скрю­чен­ные паль­цы. При­чем паль­цев бы­ло зна­чи­тель­но боль­ше, чем у жи­вых лю­дей. Я хо­те­ла за­кри­чать, но рот был за­бит пес­ком и из­да­вать зву­ки от­ка­зал­ся. Чу­ди­ща, скри­пя и чав­кая, ста­ли мо­стить­ся ко мне на кро­вать... И тут я просну­лась. Ка­кое сча­стье! Это все­го лишь сон! Но где я? По­че­му во­круг та­кая кро­ме­шая тьма? Ощу­па­ла про­стран­ство во­круг се­бя. Де­ре­во. Под­ня­ла ру­ку над го­ло­вой: де­ре­во. Меня осе­ни­ло: это же... гроб! Они по­ду­ма­ли, что я умер­ла, и за­ко­па­ли меня! На­таш­кин муж — вам­пир! Он же весь ве­чер ух­мы­лял­ся так мно­го­зна­чи­тель­но! И ви­но у них такое крас­ное, кро­ва­вое... На­ко­нец, я вы­плю­ну­ла пе­сок и за­ора­ла, но ни­кто не бро­сил­ся мне на по­мощь. Толь­ко зомба­ки че­са­ли мне в за­тыл­ке, по­хло­пы­ва­ли по спине и не толь­ко. А неко­то­рые осо­бо пред­при­им­чи­вые пы­та­лись рас­стег­нуть пу­го­ви­цы на пи­жа­ме. Стоп! Пи­жа­ма. Вряд ли без­утеш­ная На­таш­ка бы­ла на­столь­ко без­утеш­на, что от­пра­ви­ла меня в луч­ший мир в та­ком не луч­шем ви­де. Зна­чит, это сде­лал Го­га, ее му­же­нек. Он меня все­гда недо­люб­ли­вал, вам­пир из Бер­дян­ска. Бо­же! А На­таш­ка? Мо­жет, он и ее ... то­го? Я за­ко­ло­ти­ла ру­ка­ми и но­га­ми по дну гро­ба и за­ора­ла: — По­мо­ги­те! От­ко­пай­те! Отверз­лись небе­са и по­явил­ся ан­гел небес­ный. От него ис­хо­ди­ло си­я­ние, над го­ло­вой тре­пе­тал нимб. Зом­би с хлю­па­ньем и хрю­ка­ньем по­пря­та­лись в ще­ли в по­лу. То есть, в гро­бу. А по­хо­ду, вме­сти­тель­ное ме­сто по­след­не­го упо­ко­е­ния по­га­нец Го­га мне ор­га­ни­зо­вал. И зомба­кам ме­ста хва­ти­ло. Толь­ко на под­сти­лоч­ку из ат­ла­са по­ж­мот­ни­чал. Ан­гел небес­ный под­нял свой све­точ над го­ло­вой, взмах­нул дла­нью и спро­сил Нат­ки­ным го­ло­сом: — Валь­ка, че­го ты орешь и та­ра­ба­нишь? Все се­ло раз­бу­дишь, — на ман­сар­де вспых­нул свет. Пе­ре­до мной сто­я­ла На­та в ноч­ной со­роч­ке с фо­на­ри­ком в ру­ке. — Из­ви­ни, я за­бы­ла по­ка­зать, где вы­клю­ча­тель. И тут я на са­мом де­ле просну­лась. Жи­ва и здо­ро­ве­хонь­ка. На по­лу ман­сар­да­ка меж­ду двух кро­ва­тей. И ни­ка­ких зом­би в пи­жа­мах ря­дом!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.